Глава первая. Американский посол предупреждает
Ким Новак и ее секретарь Барбара Мельн вечером 5 марта 1962 года прибыли из Праги в Москву. Перелет прошел без всяких приключений.

Оказавшись в аэропорту Шереметьево, американская актриса вместе с другими пассажирами прошла в зал прибытия, где ее уже ожидал советник по культуре американского посольства в Москве господин Стэйнлс. Встреча была теплой и даже радостной. Советник был рад оказать помощь актрисе.

Начало нового года оказалось для Стэйнлса непривычно напряженным. В Москву зачастили именитые американские конгрессмены, представители бизнеса, журналисты, писатели и артисты. Возможно, это было связано с тем, что советское правительство 25 января освободило двух летчиков сбитого летом 1960 года над территорией СССР американского военного самолета РБ-47.

Завершив формальности в аэропорту, Новак и Стэйнлс сели в машину, которая через несколько минут двинулась в направлении Москвы.

Вечерело. За окном автомобиля мелькали какие-то редкие тусклые огни. Ким попыталась рассмотреть, что там за окном, но быстро поняв, что толком увидеть ей ничего не удастся, решила отложить знакомство с Россией на следующий день.

Советник сообщил актрисе название гостиницы, в которой она должна была проживать, а также то, что 6 марта в 14 часов посол господин Ллуэллин Томпсон пригласил ее посетить американское посольство.

Стэйнлс также проинформировал Новак о том, что компания «Совэкспортфильм», по приглашению которой она прибыла в Москву, будет оказывать ей помощь в организации встреч с известными русскими кинорежиссерами, актерами и журналистами.

Вскоре Ким Новак и Барбара Мельн оказались в гостинице «Россия». Ужин в ресторане, который организовал советник по культуре. Первый день в Москве завершился. Ярких впечатлений в душе у Новак он не оставил. Она летела в Москву не для отдыха или развлечений, а для поиска людей, которые могли бы помочь ей создать фильм.

На следующий день часов в десять в номере Ким Новак раздался телефонный звонок. Барбара Мельн подняла трубку. Звонил незнакомый ей мужчина, который назвался господином Добролюбовым и попросил пригласить к телефону Ким Новак.

Ким взяла трубку. Назвав свое имя, мужчина сказал, что по поручению «Совэкспортфильма» будет оказывать ей помощь в Москве и готов обсудить план мероприятий, который предлагает господин Герасимов. Он также напомнил актрисе, что имел возможность познакомиться с ней на кинофестивале в Каннах в 1960 году.

Ким вспомнила, что она действительно в 1960 году была 8 Каннах. Там она встретила этого русского, представителя компании «Совэкспортфильм», предложившего ей посетить
Москву.

Добролюбов звонил из холла гостиницы. Ким Новак пригласила его подняться к ней в номер, находившийся на седьмом этаже.

Пока гость поднимался на лифте и шел по длинному коридору, актриса припомнила события Каннского кинофестиваля 1960 года. Тот фестиваль произвел на нее двоякое впечатление. С одной стороны, это впечатление было вполне положительным. Она добилась очередного успеха и благодарила бога за то, что он подарил ей такую судьбу. С другой стороны, она была разочарована тем, что карьерные успехи не позволяли ей обрести семью, о которой, пожалуй, больше мечтали ее родители, считавшие, что она обязательно должна выйти замуж за красивого парня из Чехии или Словакии. Но такой парень, на которого она могла бы обратить внимание, пока не встретился на ее пути.

Добролюбов постучал в дверь номера, Барбара Мельн пригласила гостя войти. Ким сразу же узнала его.

Вначале разговор шел обо всем: о перелете из Нью-Йорка до Праги, о встречах в Чехословакии, о посадке лайнера в аэропорту в Шереметьево. Вспомнили и Канны. Добролюбов прекрасно владел английским языком, умел вести светскую беседу, работал в 1959 году в Нью-Йорке в департаменте ООН, производившем научные и учебные документальные кинофильмы.
Нашлись и общие знакомые. Добролюбов рассказал актрисе о том, что имел возможность в сентябре 1960 года познакомиться в Нью-Йорке с президентом корпорации «XX век Фокс» господином Спиросом Скарусом. В те дни в США с успехом шла премьера советского фильма « Идиот», а в Москве должен был состояться показ ленты «Все о Еве». Скарус похвалил русский фильм, сказал, что сотрудничество в области кино развивается быстрее, чем в политике.

Добролюбов тепло отозвался о Скарусе, с которым Ким Новак тоже была хорошо знакома. Он рассказал о беседе, состоявшейся в офисе Скаруса, расположенном в здании на 5б-й стрит в Нью-Йорке. Тогда Добролюбов сообщил, что его работа в качестве режиссера по монтажу кинофильмов департамента общественной информации ООН завершается из-за сокращения сотрудников. Скарус предложил Добролюбову должность режиссера в его кинокомпании и солидный годовой оклад. Добролюбов отказался от выгодного предложения и возможности повторить путь, по которому ранее прошли знаменитые советские режиссеры Эйзенштейн, Александров, Тисе, Калатозов, работавшие в Голливуде.

Ким Новак удивленно поинтересовалась, почему Юрий не принял выгодное предложение президента американской кинокомпании. Добролюбов ответил, что его сдержали трудности оформления документов в Госдепартаменте США и в советском Министерстве иностранных дел.

Тема для дискуссии была исчерпана, и Добролюбов предложил обсудить план мероприятий, которые предлагает организовать для нее руководство «Совэкспортфильма».

Новак с явным удовольствием приняла предложение встретиться с советским министром культуры Екатериной Фурцевой, с кинорежиссером Сергеем Герасимовым, с известными журналистами Юрием Жуковым и зятем Никиты Хрущева Алексеем Аджубеем. Оказалось, что Добролюбов уже предварительно договорился с ними о визите американской актрисы.

Ким согласилась со всеми предложениями. Они устраивали ее. Она помнила рекомендацию Роберта Кеннеди, который советовал ей провести как можно больше встреч с русскими работниками культуры.

Вскоре официальная часть визита и культурная программа были согласованы. Ким Новак предлагалось посетить один из спектаклей в Большом театре, посмотреть в кинозале «Совэкспортфильма» новый фильм и встретиться с известными актерами. Несколько дней выделялось для посещения северной столицы.


Новак, довольная предложенной ей программой, поблагодарила за беспокойство и, сославшись на необходимость отправиться в американское посольство для встречи с Ллуэллином Томпсоном, завершила беседу с Добролюбовым.

Встреча с послом длилась около часа. Посол явно хотел показать, что он отвечает за безопасное пребывание актрисы в России, и пытался выразить свое восхищение ее талантом.

Томпсон выслушал замысел кинопроекта Ким Новак Узнав, что министр юстиции США Роберт Кеннеди одобрил его, он тоже положительно оценил идею актрисы стать и продюсером, и режиссером нового фильма.

Посол был больше обеспокоен безопасностью Ким Новак во время ее пребывания в Москве. Он сказал актрисе, что в номерах московских и ленинградских гостиниц советский КГБ установил подслушивающие устройства и скрытое видеонаблюдение, попросил не совершать необдуманных поступков и думать, прежде чем что-либо говорить.

Завершая беседу, посол сказал:

— Обращайтесь в посольство при возникновении любых проблем.

И добавил:

— Мы всегда готовы вам помочь...

Поблагодарив за советы и проявленную заботу, Ким Новак поспешила покинуть посольство. Она не любила такие беседы, но отнеслась с вниманием к советам посла, помня о том, что ее друг Роберт Кеннеди высоко оценил опыт работы Томпсона в Москве и назвал его одним из лучших американских специалистов по Советской России.

На следующий день состоялась встреча Новак с известным советским кинорежиссером Сергеем Герасимовым. Ужин проходил в одном из лучших московских ресторанов. Актриса была наслышана о Герасимове, который в советском киноискусстве занимал высокое положение благодаря своим кинофильмам «Люблю ли тебя», «Непобедимые», «Большая земля», «Молодая гвардия». В Советском Союзе не было звезд шоу-бизнеса, как в Америке, но то, что Герасимову было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств РСФСР, говорило, что 0н вполне достоин глубокого уважения не только своих соотечественников.

В задушевной беседе кроме Новак и Герасимова принимали участие Юрий Добролюбов и американский писатель Митчелл Уилсон, автор сценария советско-американского фильма «Встреча на дальнем меридиане».

Митчелл завершил свои дела в Москве и собирался вылетать в Париж. Он с интересом познакомился с идеей фильма и обещал оказать, если потребуется, любую помощь. Сергей Герасимов тоже предложил ей свою поддержку. Узнав, что она собирается посетить Ленинград, он сказал, что когда-то руководил актерской мастерской на киностудии «Ленфильм» и согласился уведомить своих друзей о ее прибытии.

Кинозамысел Ким Новак, получивший одобрение в Вашингтоне, обретал сторонников и в Москве.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1958

X