Введение
В этом году страна отмечает столетие Великой Октябрьской революции. Вопреки кажущейся исторической отдаленности, в научной и публицистической литературе по-прежнему не утихают дискуссии о причинах и значении событий, произошедших в октябре 1917 г. И дискуссии эти не носят сугубо академический характер. Спустя сто лет Россия вновь находится перед лицом международных вызовов и внутренних противоречий, что заставляет вновь и вновь обращаться к опыту прошлого.

На фоне роста мировой экономики российская экономика погрузилась в рецессию1; реальные доходы населения сократились более, чем на 10 % по сравнению с октябрем 2014 г., когда в последний раз был зафиксирован их рост; профицит торгового баланса по итогам 2016 г. составил 90,4 млрд долл. США, что означает сокращение более, чем в два раза по сравнению с 2014 г.; ВВП на душу населения, выраженный в текущих долларах США, опустился ниже среднемирового2. Это сопровождается обострением отношений с Западом, невиданным со времен «холодной войны», прямым и косвенным участием страны вооруженных конфликтах.

Даже «обывателю» становится все более очевидным, что структурные и институциональные проблемы российской экономики не только не были решены в так называемые «тучные годы», но стали преградой на пути дальнейшего развития страны и угрозой благосостояния ее граждан. Россия остается сильно коррумпированной страной: по данным Transparency International в 2016 г. она занимала 134 место из 176. При этом она имеет высокое неравенство доходов населения: по данным ГКС в 2015 г. доходы 10 % наиболее обеспеченного населения в 15,7 раза превышали доходы 10 % населения с наименьшими доходами. Конечно, по мировым меркам это не такое уж сильное расслоение: по данным ООН, в Боливии, выступающей лидером по этому показателю, этот разрыв составляет 168,1 раза. Однако, если взять лидирующие в экономическом отношении страны Запада, то окажется, что чуть большее неравенство в доходах наблюдается только в США, где составляет 15,9 раза, в то время как соотношение доходов 10 %-х групп с наибольшими и наименьшими доходами составляет 13,8 раза в Великобритании, 9,1 раза во Франции, 6,9 раза в Германии. При этом следует иметь в виду, что эти страны не переживали в недавнем прошлом опыта столь масштабной приватизации государственной собственности как Россия, - приватизации, которая большинством населения воспринимается, мягко говоря, как несправедливая, - что позволяет оценивать один и тот же уровень расслоения в западных странах, как более объективный.

Российская экономика продолжает сидеть на «нефтяной игле». В структуре ВДС добывающие отрасли в последние годы занимают почти 10 %, в то время как все обрабатывающие производства, взятые вместе, производят всего на 3-5 % больше. И если может показаться, что роль добывающих отраслей в производстве не так уж велика (торговля и операции с недвижимостью создают более 15 % ВДС каждая), в структуре доходов федерального бюджета и в структуре экспорта РФ, добывающая отрасль играет определяющую роль. При этом, несмотря на заклинания о необходимости модернизации, инновационное развитие идет очень медленными темпами. Достаточно сказать, что в 2014 г. удельный вес организаций, осуществляющих инновации, в промышленности и сфере услуг в общем числе организаций составлял всего 9,9 %. Этот же показатель в Германии составляет 66,9 %, во Франции - 53,7 %, в Великобритании - 50,3 %3.

Эти проблемы накладываются на проблемы социальной сферы. Несмотря на довольно низкий, по меркам развитых стран, размер пенсий, пенсионная система России вот уже несколько лет балансирует на грани коллапса. Россия занимает 110 место в мире по ожидаемой продолжительности жизни при рождении, а болезни системы кровообращения, по-прежнему, выступают основной причиной смерти. Образование вот уже более 10 лет пребывает в состоянии перманентной реформы.

Эти и другие проблемы приводят к падению доверия населения к государственным институтам (кроме президента) и протестам. В начале 2017 г. по стране прокатились антикоррупционные митинги, собравшие рекордное количество молодежи. Протестные митинги во многих регионах проводят дальнобойщики (в некоторых регионах их протест сдерживается силами недавно образованной национальной гвардии) и фермеры в южных регионах. Примечательно, что митинги проходят, по существу, в отсутствии оппозиционного лидера4, что говорит о степени накопившегося недовольства, недовольства, которое власть предпочитает не замечать и демонстративно игнорировать.

Сложно не поддаться искушению и не начать искать «магию чисел» в том, что ровно через сто лет страна вновь подошла к видимому кризису выбранной модели развития! И, действительно, поверхностный взгляд может обнаружить все те же противоречия, которые одолевали страну в 1917 г.: неравенство, коррупцию, оторванность властей от населения, напряженную геополитическую обстановку. Однако за общим есть и различия: тогда страна имела другую классовую структуру, да и сам политический строй был иным, тогда страна стояла на пороге индустриализации, сейчас же обсуждаются перспективы постиндустриального развития, тогда население было преимущественно неграмотным, сейчас большинство имеет высшее образование, иными были демографические тенденции, иным был уровень жизни и т.д. Да и человечество в своем развитии ушло за столетие довольно далеко вперед, - во всяком случае, если иметь в виду научно-технический прогресс, с одной стороны, и наколенный опыт потрясений и их преодоления, который принес ХХ в., - с другой.

Но, как и тогда, существует неопределенность траектории дальнейшего развития. Уйдя ценой тяжелейших реформ от «перегибов» позднесоветской системы с ее плановой экономикой, доминирующей идеологией, однопартийной системой и пр., страна не смогла построить ни более справедливого общества, ни передовой экономики, ни стать полноценным членом сообщества «цивилизованных» стран.

Тем важнее еще раз обратиться к революционным событиям 1917 г., проанализировать силы, ведущие к столь радикальному изменению общественного устройства, которое было осуществлено партией большевиков, а также оценить значение и потенциал марксистско-ленинских идей с позиций современных вызовов.

Предлагаемая монография состоит из двух частей. Первая часть посвящена историческому контексту Октябрьской революции. Как эпохальное историческое событие, революция была как результатом действия объективных исторических процессов, так и следствием специфических условий, сложившихся в Российской империи в начале ХХ в. Параграф 1.1 показывает закономерный характер революции, как результата решения противоречий, характерных для капитализма. В параграфе 1.2 подробно анализируются социально-экономические предпосылки революции, сформировавшиеся в царской России. Уникальной чертой Октябрьской революции стало то, что она выступила не просто «взрывом» общественного недовольства, победой одного класса над другим, но реализацией известной научной концепции. Теоретическая разработка вопросов, связанных с революционной борьбой и образом нового социального порядка, сыграла беспрецедентную роль. Ленинизму, как развитию и реализации марксизма посвящен параграф 1.3. Одна из принципиальных задач, которые были поставлены перед революцией - построение бесклассового общества. Опыт такого построения анализируется в параграфе 1.4. В последние десятилетия в экономической науке развивается институциональный подход к интерпретации исторических изменений. Рассмотрению Октября с позиций этого направления посвящен заключительный параграф первой части.

Конец ХХ в. обозначился «реваншем» капитализма в большинстве стран, пошедших по пути построения коммунизма. Однако нельзя не заметить, что сама возможность существования систем, альтернативных классическому капитализму, изменила некоторые черты этой общественно-экономической формации. Идеи, легшие в основу «коммунистического эксперимента», продолжают вдохновлять критиков капиталистической системы. Роль, которую исторический опыт Октября продолжает играть в условиях современного капиталистического общества, освещается во второй части монографии. Вторую часть открывает параграф, посвященный фигуре В.И. Ленина, остающейся для многих символом борьбы человечества за более справедливое устройство общества. В параграфе 2.2 исследуются перспективы борьбы капитализма и коммунизма на современном этапе исторического развития. В параграфе 2.3 обосновывается тезис о том, что дальнейшее технологическое развитие общества будет во все большей степени требовать коллективных усилий всего общества, что актуализирует опыт Советского Союза. Наконец, Октябрь привел к существенному изменению положения рабочего класса, в частности - к сокращению рабочего дня. В последних двух параграфах монографии анализируются перспективы дальнейшего сокращения рабочего дня (параграф 2.4) и предложен новый подход к изучению проблем сокращения рабочего дня (параграф 2.5).

Работа над монографией была начата доктором экономических наук, профессором кафедры экономической теории Национального минерально-сырьевого университета «Горный», действительным членом Петровской академии наук и искусств Василием Николаевичем Воловичем. Василий Николаевич выступил вдохновителем целого ряда монографий, посвященных животрепещущим социально-экономическим проблемам, подготовленных коллективом авторов, состоящим ученых Петровской академии и их коллег. В своих работах он был непримиримым обличителем пороков социально-экономической системы, пришедшей в нашей стране на смену советской. Монография, посвященная столетию Великого Октября, имела, поэтому особое значение в его работе. К несчастью, Василию Николаевичу не довелось завершить начатое.




1 По данным Всемирного Банка в 2014-2015 гг. темпы роста мировой экономики превышали 2,5 %, в то время, как экономика России дала в 2014 г. прирост в 0,7 % и упала на 3,7 % в 2015 г. (data.worldbank.org). По данным Росстата только в четвертом квартале 2016 г. был зафиксирован небольшой экономический рост, что позволяет надеяться на прекращения спада. Однако предпосылок быстрого восстановления российской экономики не наблюдается.
2 Источники всех данных – Госкомстат РФ и Всемирный Банк. Последний раз ВВП на душу населения России был ниже среднемирового в 2006 г. Следует отметит, что при сравнении по ППС российские показатели по-прежнему лучше мировых, однако, если в 2014 г. российский ВВП на душу населения был в 1,65 выше мирового, то в 2015 г. он был больше только в 1,56 раза.
3 Источник всех данных – Госкомстат РФ (www.gks.ru)
4 Так многие участники заявляют о нейтральном отношении к фигуре А. Навального, который выступил организатором митингов против коррупции и был задержан в самом начале митинга, прошедшего в Москве.

Вперёд>>  

Просмотров: 27