Земские соборы и самодержавие
История земских соборов - история централизованного государства в сословно-представительной форме. Это процесс не однолинейный, а сложный и противоречивый, ибо государственная централизации может проходить в разных формах. Централизация и самодержавие - не синонимы. Противоречия общественно-политического бытия проявились на первом же этапе истории земских соборов, во времена Грозного. В конечном итоге они были связаны с процессами социально-экономического развития и расстановкой классовых сил.

Первые земские соборы (1549 и 1566 гг.) органически входят в систему институтов сословно-представительной монархии, сложившейся к середине XVI в., когда был проведен ряд политических реформ. Но собор 1565 г., утвердивший опричнину, узаконил режим дворянской военной диктатуры и деспотизма, хотя и не убил сословное представительство. Законодательство 90-х годов XVI в. укрепило этот режим нормами крепостного права. Противоречия общественно-политической действительности раскрывались в обстановке классовой борьбы и надвигающейся иностранной интервенции.

Одним из проявлений политического кризиса была смена форм монархии, которая после смерти Ивана Грозного превратилась на ряд лет из наследственной в избирательную. Функцию избрания царя на престол выполнял земский собор, которому уже в 1565 г. приходилось думать о судьбах монархии в связи с посланием Грозного об оставлении им царства. В годы «междуцарствия» роль земских соборов повысилась. Присяжная запись Василия Шуйского «всей земле» была показателем ослабления самодержавия. От имени земского собора в 1607 г. была проведена церемония освобождения народа от присяги Лжедмитрию I и прощения клятвопреступления в отношении Бориса Годунова и его семьи, в 1610 г. - оформлен переход государства на время «междуцарствия» под верховьую власть боярской комиссии («семибоярщины») во главе с боярином кн. Ф. И. Мстиславским.

Земский собор использовался русскими феодальными партиями и иностранными интервентами в качестве орудия борьбы за власть. Он фигурирует как институт сословно-представительной монархии в проектах государственного устройства России во главе с польским королевичем Владиславом (1610 г.). Здесь впервые определены полномочия «всей земли». Очевидно, наряду с обращением к отечественной традиции были приняты во внимание и правовые понятия, заимствованные из Речи Посполитой.

Широкое народно-освободительное движение против польских интервентов, развернувшееся в стране, усилило значение земских соборов, подняло их роль в общественной жизни, активизировало деятельность. Эти черты проявились в ярком документе, принятом на земском соборе при первом ополчении («приговоре» 30 июня 1611 г.). Это акт государственного устройства, укрепляющий сословный строй и определяющий значение земского собора как постоянного верховного государственного органа (с законодательными и исполнительными прерогативами). Ни в одном из документов ни более раннего, ни более позднего времени земскому собору столь видного места не отводилось. Суверенитет земского собора по взятии ополчением Москвы признали находившиеся там бояре и польские захватчики (1612 г.).

Избирательный собор 1613 г. был более широким и демократическим по составу представительства, чем предшествующие. Но восстановление государственного единства было произведено в прежней форме феодальной монархии с сословным представительством. Положение земского собора в государстве было, по-видимому, закреплено в не дошедшей до нас записи, принятой Михаилом Романовым. Если это и не было ограничением царской власти, то во всяком случае обставляло ее какими-то гарантиями.

Некоторое время уже после избрания на царство Михаила Федоровича земский собор не распускался и действовал в качестве верховного органа при царе, а затем на протяжении 10 лет (по 1622 г.) часто созывался царем, и хотя не имел письменно зафиксированной конституции, привлекался к рассмотрению ряда государственных дел. Это - период в истории государства, который можно было бы назвать феодальной монархией с боярской думой и земскими соборами.

Десятилетний период в деятельности земских соборов (с 1622 по 1632 г.) является показателем развития государства в направлении от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Земские соборы остаются действующим органом, но созываются значительно реже. Исполнявшаяся ими вплоть до 1613 г. избирательная функция теперь принимает форму утверждения на престоле главы государства, имеющего на это династические права: в такой форме произошло в 1645 г. воцарение Алексея Михайловича. Но уже в преддверии абсолютизма выступления господствующих сословий на земских соборах оказывают воздействие на пути и характер эволюции аппарата самодержавия. Это можно сказать о соборе относительно Азова 1642 г. и особенно об «уложенном» соборе 1648—1649 гг., на котором был издан при участии сословных представителей правовой кодекс, определивший облик централизованной абсолютной монархии. Провозглашая неограниченную власть царя, Соборное уложение учло требования и запросы дворян и посадских людей.

Думаю, что роль земского собора 1648-1649 гг. в эволюции самодержавия столь же значительна, что и собора 1549 г. Последний стоит у ее начальной стадии, первый знаменует завершающиеся формы централизации.

Изучение истории земских соборов в связи с эволюцией самодержавия подводит исследователя непосредственно к предпосылкам государственных преобразований времени Петра I: при участии соборов были проведены реформы в царствование Федора Алексеевича, на земских соборах решался вопрос о престолонаследии после его смерти.

Земские соборы были не случайным для России, наносным, заимствованным институтом. Это было органическое явление русской жизни. Когда правительство во второй половине XVII в. от «совета» с соборами стало переходить к совещаниям с комиссиями сословий, это вызывало неодобрение. И в XVIII столетии, при Петре, в век абсолютизма, о соборах еще вспоминала общественно-политическая мысль (Посошков).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 7431