1618 год
В апреле 1618 г. состоялось решение о сборе пятой «пятины». В грамоте в Тотьму от 11 апреля сказано, что произвести этот сбор «по нашему (царскому. - Л. Ч.) указу бояре наши приговорили»916. Но как можно видеть на примере «пятины» предшествующего года, отсутствие прямой ссылки на сословных представителей еще не доказывает, что дело обошлось без их участия. Вряд ли правительство отказалось от содействия земского собора (или хотя бы «третьего сословия») в таком сложном деле, как налоговая политика917.

В разрядах имеется материал о земском соборе 9 сентября 1618 г. в связи с наступлением войск польского королевича Владислава918. Организовав поход на Москву, он обратился с посланием к сословиям Русского государства, указывая на то, что они его якобы «сами доброволне похотели и обрали» царем и что он желает править «по приговору» вместе с боярами и «зо всею землею»919. В Москве стало известно о наступлении Владислава 8 сентября из отписки можайского воеводы, и на следующий день уже заседал земский собор920. Ясно, что он мог собраться только из числа тех, кто был в это время в Москве. Вызвать представителей из других мест за сутки было невозможно. Речь, очевидно, идет о том же соборе, который действовал в 1616-1617 гг. и сохранил свои полномочия921.

Точно воспроизвести картину деятельности собора не легко, потому что до нас не дошел его подлинный акт. Мы располагаем лишь записью об этом акте в разрядных книгах, именно она и напечатана в «Собрании государственных грамот и договоров»922. Эта запись не во всем ясная и неизвестно, сколь полная. Собор открылся речью царя, в которой он «обещался стоять» против неприятеля, «на Москве в осаде сидеть и с королевичем и с польскими и с литовскими людьми битися», призывая к этому присутствующих. Те обещали последовать призыву. Вряд ли вопрос обсуждался. Решение, видимо, было принято единодушно. Это было нечто вроде присяги или политической демонстрации. Последовала и деловая часть заседания. «Приговорил государь, - читаем в описании собора, - со властьми, и с бояры, и всяких чинов с людьми Московского государства быти на Москве в осаде боярам, и окольничим и думным людям». И далее идет именной список 30 думных чинов923. Очевидно, их имена были объявлены. Возможно, этим и окончилось совещание.

Вслед за соборным приговором в тексте изложены государевы указы о посылке бояр и воевод кн. И. Б. Черкасского и кн. Б. М. Лыкова «с товарищи» в Ярославль и Нижний Новгород с целью сбора войск «для помочи Московского государства»; о назначении «осадных воевод» и о росписи по их полкам ратных людей. Здесь мы встречаемся с формулой: «государь указал», без упоминания о соборе. Это - подробный документ с указанием представителей разных чинов господствующего класса, категорий московского населения, иногородцев и определением форм их участия в защите столицы.

Н. П. Загоскин считает, что данный документ был разработан на соборе. «Соборные люди вместе с царем... распределяют оставленных для осады людей по Московским укрепленьям и воротам, для защиты последних, определяют вооружение, в котором должны стать на посты свои те или другие люди, и т. п.»924 По-моему, скорее всем этим практически занималась царская военная и приказная администрация, а земский собор лишь санкционировал ее действия, вынеся решение об организации сопротивления врагу. Мы не знаем, был ли план обороны Москвы заготовлен до собора 9 сентября и принят его участниками или (что, на мой взгляд, вероятнее) составлен в связи с соборным решением. Но, во всяком случае, и в день 9 сентября и после земский собор не выпускал из поля своего зрения вопросы обороны. Так, 17 сентября были разосланы грамоты по городам о принятии мер против новой польской агрессии. До нас дошли две грамоты во Владимир: одна - от царского имени, другая - от имени земского собора, с рукоприкладствами «людей всяких чинов». Их тексты в основном совпадают925. Очевидно, обращение к населению от лица сословных представителей должно было подкрепить царские указы. Так же обстояло дело и с указами о сборе пятинных денег.

Состав собора 1618 г. установить невозможно, но сказать по этому поводу несколько слов следует. В списке тех, кому надлежало оставаться во время осады в Москве, детально перечислены представители разных слоев населения, в том числе много дворян и детей боярских из различных городов. Загоскин считает, что это были члены собора и что «в Москве действительно находилось в это время представительство всей русской земли». Ясно, говорит Загоскин, что принимавшие участие в соборе 9 сентября 1618 г. чины не были созваны из городов именно с этой целью, они жили в Москве как участники «второй сессии», созванной еще в конце 1615 г.926

Мне думается (вопреки мнению Н. П. Загоскина), нет оснований видеть в перечне ратных людей, расписанных по «осадным полкам», точный список депутатов земского собора. О некоторых воинских людях прямо сказано, что они только сейчас пришли в Москву, спасаясь от польской армии. Показательно, однако, что в перечне ратных людей, помимо феодалов «московских чинов» и служилых людей дворцовых ведомств, перечислены дворяне почти от 60 уездов. В ряде случаев численность этих дворян вполне соответствует обычным нормам представительства уездных служилых людей на земские соборы. Все это позволяет думать, что среди городовых дворян и детей боярских «осадного перечня» были и члены собора (а может быть, прежде всего члены собора).



916 Веселовский С. Б. Указ. соч., с. 179, № 66.
917 Утверждение А. И. Заозерского, что «не было земских выборных в Москве в апреле 1618 г. при назначении 5-го сбора» (Заозерский А. И. Указ. соч., с. 329), еще может не подтвердиться.
918 В разрядных книгах есть запись 1618 г. (в одних списках - 26 июля, в других - 27 июля) о приостановке на два года местнических счетов. Сохранились разные ее редакции. В одной говорится о приговоре царя с боярской думой, в другой - о «соборе» с участием дворян из городов. Неясно, какой редакции верить (ЦГАДА, ф. 210, Московский стол, кн. 7, лл. 1-6; Дворцовые разряды, т. I, стб. 340-342; Книги разрядные, т. I, стб. 559-560).
919 СГГД, т. 3, с. 167-169, № 39.
920 В качестве участников собора названы: митрополиты, архиепископы, игумены, епископы, «весь освященный собор», бояре, окольничие, думные люди (дворяне), стольники, стряпчие, дворяне московские, дьяки, жильцы, дворяне и дети боярские из городов, «всяких чинов люди» (там же, с. 169-177, № 40; см. также: Книги разрядные, т. I, стб. 561-577; Дворцовые разряды, т. I, стб. 353-363).
921 Это отметил Н. П. Загоскин (Загоскин Н. П. История права Московского государства, т. I. Казань, 1877, с. 251).
922 СГГД, т. 3, с. 170-177, № 40. См. характеристику этого соборного акта, данную Н. ГТ. Загоскиным (указ. соч., т. I, с. 251) и В. Н. Латкиным (указ. соч., с. 159).
923 СГГД, т. 3, с. 170, № 40.
924 Загоскин Н. П. Указ. соч., т. I, с. 251.
925 Книги разрядные, т. I, стб. 588-592 (царская грамота; она перепечатана и в СГГД, т. 3, с. 182-184, № 42); стб. 592-597 (грамота от имени земского собора). 17-м же сентября датируются наказы в Нижний Новгород Б. М. Лыкову и И. А. Колтовскому (СГГД, т. 3, с. 177-181, № 41; Книги разрядные, т. I, стб. 585-588 - опубликован частично) и в Ярославль И. Б. Черкасскому с товарищами (Книги разрядные, т. I, стб. 577-585).
926 Загоскин Н. П. Указ. соч., т. I, с. 251-252.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4448