I Какому роду мин, гальванических или пиротехнических, следует отдать предпочтение в применении их в морской войне?

...На этот вопрос нижеподписавшийся имеет честь ответить, что отдавание предпочтения тому или другому роду мин зависит от обстоятельств. Их нельзя сравнивать между собою, достаточно определить способ действия каждого из них.

Прежде всего следует заметить, что термин «пиротехнические мины» неправилен и плохо подобран. Однако за последнее время условились понимать под этим термином все пловучие или якорные мины, взрыв которых происходит при столкновении с любым сопротивляющимся телом и которые действуют при помощи особого механизма, применяемого к этим минам. Этот механизм в свою очередь вызывает воспламенение запала, который помещен таким образом, что может передать огонь в пороховую камеру.

Эти мины допускают большое разнообразие в конструкции, но как только они предоставляются самим себе, над ними теряется власть и невозможно подавить их взрыв и его разрушительную силу. В конечном счете их принцип не представляет ничего нового...

Несмотря на усовершенствования, достигнутые в процессе развития прикладных наук, сделавших немало в этой области, торпедо61 за истекшие 50 лет нигде не принимались серьезно в расчет ни как средство нападения, ни как средство обороны. Причину этого легко понять. В наступательной морской войне применение пловучих мин было бы связано с бесчисленными трудностями, даже если бы они были направлены только против парусных судов. С применением пара и именно к военным винтовым кораблям эти трудности настолько возросли, что применение подобного средства атаки сделалось почти невозможным.

В обороне морских районов Торпедо могут быть применены только с чрезвычайной осмотрительностью, с тем чтобы они не оказались более опасными для обороняющегося, чем для нападающего. Выйдя из-под контроля человеческого разума и воли, торпедо, как мы уже упоминали, поражают без разбора все, с чем они приходят в соприкосновение. Одним словом, устанавливая Торпедо, мы сознательно создаем у себя неприступные фарватеры и береговые полосы, своего рода блокаду, но более узкую, более опасную и страшную и, во всяком случае, еще более длительную, чем блокада противника. В самом деле, после того как снимается блокада, нужны время и благоприятные обстоятельства для того, чтобы извлечь из воды торпедо и разоружить их.

Случаи, когда торпедо, тем не менее, могут быть использованы, может быть для обороны берегов против вражеского десанта, определяются (как мы только что указывали) принципом их действия, который следует принять в соображение, если дело касается использования в морской тактике каких бы то ни было аппаратов самопроизвольного взрыва.

...Мы не можем обойти молчанием необходимость принимать во внимание ту опасность, которой сопровождаются не только постановка, но и удаление пиротехнических мин или торпедо. Это такие опасности, которых нет возможности избегнуть полностью, но были приложены старания к тому, чтобы по возможности уменьшить их, создав такую конструкцию пиротехнических мин, которая послужила моделью для тех 300 экземпляров, которые были сконструированы... в 1856 г.62.

Гальванические мины снабжены, как известно, запалом, накаливающимся гальваническим током и сообщающим огонь в пороховую камеру. Будучи помешенными в месте, по желанию достаточно удаленном, гальванические мины сохраняют, благодаря своему проводу, непрекращающуюся связь с гальванической батареей или с каким-либо другим источником электричества. Они безвредны на то время, когда прерывается гальванический ток. Взрыв происходит только в тот момент, когда имеется замыкание цепи. Таким образом, их действие всегда подчиняется нашей воле. Однако использование гальванических мин было бы довольно ограничено, если бы нужно было замыкать цепь как раз в тот момент, когда двигающееся вражеское судно будет находиться точно над ними или в очень небольшой сфере их действия. В действительности становится понятным, что даже на незначительных дистанциях необходимо было бы для того, чтобы ухватить благоприятный момент для взрыва, наличие двух или нескольких наблюдателей, которые располагали бы очень сильными зрительными трубами и очень точными средствами наблюдения.

По счастливому стечению обстоятельств мы были в силах избежать этих трудностей. В самом деле, допустим, что гальваническая цепь прерывается в двух точках: у батареи и в самой мине возле запала. Само собой понятно, что ток сможет действовать только в том случае, если замыкание цепи будет установлено в обеих точках контакта. Для того, чтобы выполнить эти условия, гальванические мины, помещенные, само собой разумеется, на определенную глубину под водой, снабжены механизмом, посредством которого действует замыкание цепи или, что сводится к тому же, когда две металлические поверхности сталкиваются в тот момент, когда движущийся над минами корабль заставляет испытывать их удар или заставляет их отклониться от вертикального положения. Однако никакого взрыва не произойдет, если только во второй точке перерыва цепи не произошло замыкания заранее, т. е. если ток не был связан с батареей. Таким образом, во время ожидания вражеского нападения, даже в ночное время, эта связь будет всегда восстанавливаться и будет нарушаться только поскольку речь будет итти о предоставлении свободного прохода нашим собственным судам.

Таким образом, у нас не будет неприступных для противника вод, но будут такие, которые не представят никакого препятствия, никакой трудности для выходов или для маневров наших собственных кораблей.

Это является той проблемой морской тактики, разрешение которой, несомненно, является весьма существенным и значимость которой еще полностью не оценена. Преимущества гальванических мин с замыкателем, которым мы предлагаем дать наименование «гальванические Торпедо», слишком очевидны для того, чтобы нужно было распространяться по этому поводу; добавим, однако, что они не представляют никакого риска, ни опасности для постановки или удаления их из воды и что обе эти операции могут быть выполнены в самый короткий срок и даже в ночное (не слишком темное) время, если все будет подготовлено заранее надлежащим образом. Эти испытания мы проводили несколько раз на рейде в Кронштадте в 1855 г.

Желательно уменьшить, по возможности, количество подводных проводов, которые принимаются в расчет при постановке гальванических торпедо. Строго говоря, каждая из этих торпедо должна была бы иметь свой самостоятельный провод. С другой стороны, все мины также смогут быть скомбинированы таким образом, чтобы создать только ответвления одного главного проводника.

Соображения, которые нижеподписавшийся предлагает развить в следующий раз, заставили его избрать некую среднюю между двумя крайностями, из которых последняя модель, как это можно понять, является более выгодной с точки зрения экономии. Итак, он разделил общее число мин на группы по 20 мин в каждой. Каждая мина имеет главный проводник, который примыкает к батарее. Тем не менее, имеется надежда еще значительнее уменьшить число этих проводников... Наконец, она основывается на благоприятных результатах некоторых опытов, которые могли быть поставлены только в конце кампании 1855 г. и которые упоминаются в отчете нежеподписавшегося... Возобновление этих опытов в более широком масштабе и в разнообразных условиях совершенно необходимо.

Мы не можем обойти молчанием то, что применение многочисленных проводников, к которым мы были вынуждены прибегать, не вызвало, как этого можно было бы опасаться, ни беспорядка, ни спутывания проводов, а был строжайше соблюден предписанный заранее порядок, в котором должны были быть размещены эти проводники.


61 Под торпедо Якоби подразумевал ударные (пиротехнические) мины, не связанные проводами с установленными на берегу батареями и могущие быть использованными как на якорях в виде стационарного минного заграждения, так и в виде плавающих мин.
62 См. документ № 46 — Описание мины Яхтмана.


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4169