№ 47. 1857 г. июня 24. — Из журнала № 536 Морского ученого комитета — о рассмотрении записки штабс-капитана В. Г. Сергеева о подводном минном искусстве

Состоящий при Техническом гальваническом заведении корпуса военных инженеров, Гренадерского саперного батальона штабс-капитан Сергеев представил в Морской ученый комитет соображения свои относительно подводного минного искусства. Из записки его по этому предмету видно:

1. Что подводное минное искусство, получившее свое начало по Бремени приложения гальванизма к воспламенению пороха, с 1836 г. постоянно обращало на себя особенное внимание правительства...

2. Что на развитие и усовершенствование подводных гальванических мин в применении оных к военному морскому делу посвящен был период времени с 1839 по 1853 год с представлением всех по сему предмету средств исключительно академику Якоби.

3. Что пиротехнические мины, предложенные в 1840 г. иностранцем Нобелем и подвергнутые испытанию с 1840 по 1846 г., хотя и доказали возможность устройства этого рода мин, но, не удовлетворяя современным требованиям искусства, зависимости мин от воли минера, не могли быть приняты правительством, как не обеспечивающие уверенности в безопасности для самих себя.

...5. Что подводные минные работы в Балтике в минувшую кампанию России против соединенных сил англо-французского флота далеко не оправдали ожиданий правительства и что причина неудач этих работ заключалась главнейше по новости предмета, в недостатке специалистов в этом деле и в односторонности предшествовавших исследовании и опытов, имевших основанием единственно доказать только возможность воспламенения пороха под водой, упуская вовсе из виду условия, которые должны были выполнять подводные мины для осуществления своего назначения при наивыгоднейшем сочетании между собой всех составных частей этой операции применять к потребностям и местным обстоятельствам.

6. Что подводное минное искусство, несмотря на обширность и значительную ценность работ минувшей кампании, в настоящем своем положении еще далеко не удовлетворительно, чему служат доказательством последние приготовления минной обороны, соединявшей в себе и гальванические и пиротехнические мины, хотя невыгода последних явно подтверждалась фактами — повреждением транспорта Або, гибелью парохода Медведь и многими другими несчастиями. Почему предмет этот для доведения его до соответствующей настоящему состоянию морского искусства степени совершенства требует строгих во всех отношениях исследований и опытов.

7. Что преимущество остается на стороне гальванических подводных мин, как по безопасности для самих себя, так и по отчетливости и верности воспламенения их гальваническим путем, но они требуют главнейше исследовании степени возможности осуществления условий, от них требуемых, при наивыгоднейшем между собой сочетании всех составных частей этой операции, применяясь к потребностям местным и другим обстоятельствам.

8. Что подводные мины в применении оных к военному морскому делу, имея предназначение собственно для поражения неприятельских судов и по существу самой операции этого рода работ находясь в тесной зависимости от морского искусства, могут совершенствоваться и развиваться только в морском ведомстве и потому должны составлять непосредственное его достояние и тем более, что усвоение сего предмета морскому ведомству важно не только в отношении оборонительном — собственно минерном, — но и в контрминном искусстве, т. е. в противодействии неприятельским минам изысканием способов к открытию и уничтожению их для отвращения гибельных последствий для собственных судов.

По соображении всего вышеизложенного штабс-капитан Сергеев предлагает ныне же начать опыты на Кронштадтском рейде или в другом по указанию высшего морского начальства месте, на следующем основании:

1. Все материальные потребности, до опытов над подводными минами относящиеся и имеющиеся в наличности в запасах морского ведомства, как то: мины, батареи, проводники, разные приборы, цепи, балласт, тросы и проч., отпускать по мере надобности согласно требованиям по распоряжению местного морского начальства в Кронштадте.

2. При этих исследованиях встречается надобность в подручной мастерской. Во избежание значительных на сие расходов штабс-капитан Сергеев предлагает собственную свою мастерскую, с отводом от морского ведомства удобной для нее квартиры и с назначением хорошо знающих свое дело и вполне благонадежных мастеров: токарного металлического цеха — 1, слесарного — 1 и столярного — 1, всего трех.

3. На время производства опытов и исследований отрядить особый небольшой пароход или паровую канонерскую лодку, один барказ и одну шлюпку, вооруженные с соответствующим числом гребцов, кои могут заменять также и рабочих.

4. Собственно для гальванических операций назначить кондукторов и нижних чинов в числе шести человек из числа тех, кои находились при академике Якоби и участвовали в минных работах.

5. Для исправления повреждений, кои окажутся в необходимых для опытов и исследований минных запасах морского ведомства, а также для заказа новых предметов и на материальные потребности для мастерской и для гальванических операций вообще, ассигновать сумму 500 руб. сер.

6. Для ознакомления с подводной гальванической минной частью гг. офицеров морского ведомства назначить, по усмотрению и выбору начальства, некоторых из них в числе не менее трех к участию в сих занятиях — из наиболее способнейших к практическим операциям, вполне ревностных и благонадежных.

7. Гг. офицерам и нижним чинам, к производству опытов предназначенным, для поощрения их к занятиям и во внимание необходимости большую часть времени проводить на море, определить законом положенное морское довольствие на все время опытов.

8. На берегу для жительства офицеров и нижних чинов и для занятий с ними назначить особое помещение, ближайшее к месту опытов, или в зданиях, морскому ведомству принадлежащих, или за неимением таковых по найму.

9. Наблюдение за соответствующими цели опытов и исследований занятиями, во все время производства оных, поручать членам Морского ученого комитета или доверенным от него лицам. Они обязаны по возможности чаще, в неопределенное время, посещать эти занятия, чтобы тем короче ознакомиться с ходом дела и иметь возможность впоследствии вернее судить об отчете о сих занятиях.

10. В конце навигации, смотря по ходу исследований и обстоятельствам, могут быть произведены опытные взрывы в присутствии морского начальства и членов Ученого комитета.

11. Потребный для опытных взрывов порох, смотря по надобности, может быть отпущен из морских артиллерийских складов от 3 до 6 или более пудов.

12. По закрытии навигации с окончанием опытов должен быть представлен подробный отчет в Морской ученый комитет за все время произведенных исследований.

13. Дальнейшие занятия по сему предмету, относительно усвоения оного морскому ведомству, будут зависеть от результатов опытов и исследований и от соображений по оным морского начальства.

Находя суждение штабс-капитана Сергеева заслуживающим внимания, комитет считает продолжение опытов необходимым с тем даже, чтоб в случае, ежели оные будут так же неудачны, как и предшествовавшие, не ограничиваться в столь важном и полезном деле одним годом, но производить их в течение нескольких лет, хотя бы и с большими против предполагаемых г. Сергеевым издержками (500 руб. сер. в год).

Положив представить заключение это на благоусмотрение г. временно управляющего Морским министерством, Комитет считает долгом испросить, благоугодно ли будет в случае разрешения приступить к этим опытам, назначить для ближайшего наблюдения за ними особую комиссию (подобно тому, как назначены в минувшем году для испытания... подводных мин поручика Давыдова) с предоставлением членам Комитета по возможности принимать участие в этих занятиях, по окончании которых производители их должны представить комитету подробный отчет.

Ф. МУК, 1857 г., д. 839, лл. 16–22. Подлинник.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2676

X