№ 35. 1855 г. декабря 19. — Из отчета академика Б. С. Якоби генерал-адмиралу о произведенных работах по устройству подводно-оборонительных минных линий на Кронштадтском рейде

Приступая к изложению... краткого отчета о произведенных в нынешнем году работах по устройству подводно-оборонительных минных линий на Кронштадтских рейдах, я беру себе смелость заметить, что настоящие занятия значительно подвинули нас вперед на пути к предполагаемой мною цели, которая, как я уже имел случай несколько раз объяснять, заключается в том, чтобы довести подводные гальванические мины в отношении действительности их и легкости погружения и вынимания до того совершенства, которое бы доказало на самом деле всю неоспоримую важность этого способа обороны. Что касается до их действительности, то, представляя наибольшие затруднения, она могла быть достигнута только внимательным наблюдением всех явлений и знанием вспомогательных средств, которые представляет наука в связи с практическим ее приложением; а напряженное внимание всех занимавшихся этим делом на устранение недостатков положило прочное основание дальнейшему ходу этого способа. На этом основании я вменял в особенную обязанность всем состоявшим при мне офицерам никогда не скрывать от меня ни одной происшедшей ошибки, хотя бы я сам или кто другой были ее причиною.

В отношении приготовительных работ можно сказать, что во всех приготовлявшихся минах были предварительно испытаны не только пороховые котлы41, но и самые минные корпуса после их сборки подвергались самому строгому испытанию в отношении непроницаемости их водой, частью посредством давящего насоса с пружинным манометром, частью же давлением столба воды от 10 до 12 футов. Обнаруживавшиеся недостатки тотчас исправлялись и минные корпуса снова подвергались пробе. В первых 30 минах найдено было за нужное разобрать их снова, дабы дно пороховых камор снабдить особенными скреплениями. Эти скрепления были приняты и для последующих мин.

Лучшим доказательством той строгости и старания, с которыми производились все эти пробы, может служить то обстоятельство, что порох отсырел в одной только мине, тогда как во всех 300 остальных, пролежавших почти 5 месяцев в воде, заряд был найден в таком положении, как будто он был сохраняем в лучших пороховых погребах.

Испытание гальванических проводников представляло очень тягостную работу. Оно производилось посредством весьма сильной батареи в 96 элементов и чувствительного мультипликатора42, на котором малейшее отклонение стрелки наблюдалось помощью микроскопа, что давало возможность открыть и тотчас исправить самые незначительные погрешности. Случалось, что полные отпуски с фабрики были отправляемы назад за их негодностью. И чем более улучшалась работа, тем наши требования возрастали. Если в начале принимались проводники, показывавшие на бусоли от 1,5° до 2° отклонения, то впоследствии допускались лишь те, которые заставляли стрелку отклоняться не более (чем) на 2/3 градуса.

Нельзя умолчать, что в настоящее время эти испытания производятся еще с большей строгостью благодаря устроенной в Адмиралтействе новой бусоли, стрелка которой привешена на шелковой нити.

Не одни магистральные проводники, но и все отдельные ветви в числе 900 или 1000 штук подвергались тому же строгому испытанию.

Проба соединительных приборов производилась без затруднений, тогда как испытание угольковых запалов представляло большие трудности. По причинам, изложение которых повлекло бы далеко за пределы предположенной статьи, было решено ввести в последние 150 мин, кроме уголькового запала, еще по одному запалу особого устройства, что сделало мины хотя не так чувствительными, но зато доставляло им большую надежность.

К приготовительным работам можно отнести и приготовление осмоленного каната длиною в 1 версту из 10 соединенных клетневкою отдельных проводников, из коих каждый предварительно обвит был пенькою и осмолен; необходимость его оказалась впоследствии на каменистой отмели, окружающей Кронштадтскую косу. Замечательно, что этот канат весьма хорошо сохранился. Подобный малоценный способ предохранения проводников от порчи может быть введен в употребление при расположении подводных телеграфических сообщений.

По определении высшим начальством места и способа расположения подводных мин и составлении точных промеров для каждой мины мы занялись определением длины цепей и приваркою одного конца их к каркасу, а другого — к стержню балласта.

Окончив таким образом все приуготовления... (4 мая) приступлено было к погружению мин, но поднявшийся ураган скоро прекратил работу, не причинив к счастию никакого вреда постановленным минам, подобные же обстоятельства и на следующие дни мешали успеху работы, так что лишь к раннему утру 9 мая подводная минная линия была устроена, за исключением 4-й группы, место которой по приказанию г. главного командира шириною в 50 или 60 саж. и обозначенное вехами образовало как бы ворота для свободного прохода проходящим судам.

Так как все люди команды занимались постановкою мин, то изготовление проводникового каната было приостановлено, и только 13 мая канат был окончен, а 14 уложен на место. По приблизительному исчислению вес его простирается до 150 пуд.

15 мая в 6 час. пополудни получил я приказание главного командира минами 4-й группы запереть вышеописанные ворота... но по причине сильной зыби, противной течению, только в 10 час. вечера можно было приступить к работе и продолжать ее с большим напряжением до 2 час. следующего утра. В продолжение этого времени были устроены только две передовые линии из 10 мин и таким образом загражден был свободный проход, хотя не во всю его глубину. После необходимого краткого отдыха продолжали работу, и в ночь с 16 на 17 число она была окончена.

При этом нужно заметить, что тотчас по получении приказания г. главного командира перенесены были батареи и принадлежности с форта Павел в нарочно устроенный для них блиндаж в фланкирующем эполементе43 за батарею «Адмирал Литке». Несмотря на трудность переноски во время ночи и осторожное обращение с значительным числом вещей, гальваническая батарея в 300 элементов была установлена и заряжена к 6 час. утра, и все приведено в оборонительное состояние. Неприятельские суда скрылись из виду.

С этого дня начинается постоянная служба при минной линии, расположенной в 4 ряда на Большом рейде в 400 саж. впереди линии фортов и состоявшей из 200 мин в 10 группах (рис. 17). Эта служба заключалась главным образом в постоянном и исправном содержании заряженной батареи из 25 ящиков по 12 элементов, всего из 300 пар, которой отдельные ящики должно было несколько раз на дню подвергать испытанию и заменять новыми в случае, если замечалось малейшее уменьшение силы гальванического тока, которое узнавалось по изменению искры Между оконечностями угольков. Впоследствии в конце лета найдено было достаточным содержать батарею в 150 элементов, а другую часть иметь наготове. Замечательно, что сила батареи оставалась часто постоянною дольше недели, тогда как встречались случаи, что по прошествии 2 или 3 дней она заметно ослабевала. Причины тому мне до сих пор не удалось еще определить, и потому я в настоящее время постараюсь заняться этим предметом. Кроме того, положено было три раза в день, утром, в полдень и вечером, а часто и ночью безотлагательно наблюдать по бусоли за состоянием каждой отдельной группы. Я вменил гг. офицерам в обязанность уведомлять меня о всех необыкновенных явлениях на бусоли и тотчас же посылать людей на шлюпки для того, чтобы иметь возможность в случае надобности осмотреть самую линию мин. По нескольку раз в неделю при тихой погоде производился на шлюпке объезд минной линии и поверялось расстояние мин от горизонта воды.

Во время одного из подобных осмотров усмотрели мы к удивлению, что 8 мин из различных групп оторвались от цепей и всплыли на поверхность воды, удерживаясь на проводниках. Их тотчас же вынули вместе с цепями, отделили от проводников и, заизолировав их концы, привели линию опять в прежнее нормальное состояние, нисколько не ослабив тем оборонительной силы, как это видно из прилагаемого чертежа (рис. 17). При пересмотре цепей оказалось, что они были как бы перерезаны как раз над самым балластом. Хотя несколько дней перед тем дул весьма свежий ветер и развел по рейду большое волнение, несмотря, однако, на то, причиною этого обстоятельства можно скорее считать неудачную сварку цепей, произведенную по необходимости в кузнице форта Павел. Во избежание подобного случая нужно обращать особенное внимание как на отличную сварку, так и на правильное расположение звеньев при опускании мины на место. Впрочем, подобного случая во все продолжение лета более не встречалось. Незначительные повреждения проводников об острые камни происходили раз 5 или 6; повреждения эти тотчас исправлялись. 19 июля проходившие канонерские лодки повредили винтами 3 мины в 4-й и 5-й группах. Проводники же от них были тотчас закрыты и вся линия приведена в надлежащее состояние.

Вследствие приказания г. главного командира устроена была 4 и 5 июля на Северном фарватере близ Лисьего Носа, против редута, подводная минная линия из 7 групп. Она состояла из 97 мин и занимала около 900 саж. протяжения. Не имея времени к изготовлению проволочного каната, магистральные проводники проходили на отмели по деревянному желобу длиною 45 саж., зарытому в землю, в нарочно устроенный блиндаж в редуте Лисьего Носа, где помещалась и гальваническая батарея под надзором корпуса морской артиллерии поручика Егорова, снабженного надлежащими инструкциями, подобно тем, на основании которых наблюдалось за минною линиею, устроенною на Большом рейде. Проводники этой линии нередко подвергались некоторым повреждениям от острых камней, но они тотчас же исправлялись.

25 июня получил я уведомление с Лисьего Носа, что 24 числа во время сильной грозы замечено было несколько минных взрывов. Я немедленно отправился на Лисий Нос для сделания нужных распоряжений к поверке и исправлению линий; но не ранее 28 июня имел возможность отправить туда необходимое число людей для ускорения этой работы. Впоследствии дальнейшие испытания каждой группы отдельно показали, что 21 мина была взорвана одновременно или последовательно, быстро одна за другой. Никак нельзя предполагать, чтобы воспламенение этих мин, находившихся от 5 до 6 фут. ниже поверхности воды, могло произойти от непосредственного удара в них молнии; но основываясь на явлениях, наблюдаемых над длинными, хорошо изолированными телеграфическими линиями, можно смело предположить, что высокое напряжение атмосферного электричества произвело в отлично изолированных проводникам особенное распределение натурального электричества и таким образом послужило причиною образования искры в месте прервания тока. В телеграфических линиях не только во время грозы, но даже при ее приближении замечаются искры в местах перерыва и даже произвольное, но, разумеется, неправильное движение в телеграфическом аппарате. Подобные случаи нужно испытать самому, чтобы найти способ устранить их на будущее время. Для доставления беспрепятственного естественного отвода атмосферному электричеству я почел достаточным распорядиться, чтобы впоследствии при приближении грозы концы всех магистральных проводников непосредственно соединялись с металлическим листом, погруженным в воду, заменяющим второй проводник. При этом должно заметить одно благоприятное обстоятельство, что все без исключения ветви проводников взорванных мин были как бы перерублены, и нигде не было заметно другого повреждения изолировки; то же самое оказалось впоследствии и при воспламенениях мин для опыта. В противном случае, если бы проволока проводника обнажалась более, то и при действии гальванического тока нельзя было бы ожидать воспламенения большего числа мин без предварительного исправления обнаженных концов проводников.

Имея четыре лишние мины и 8 всплывших, поименованных выше, найденных в совершенной исправности, я предложил начальству разрешить нам устроить отдельную линию из 12 мин.

21 июня... главный командир Кронштадтского порта сообщил мне... дозволение... погрузить эти мины на Большом рейде, как можно далее линии фортов и вне выстрелов батареи «Адмирал Литке». Для этой линии был тотчас же заказан особый магистральный проводник, по которому на расстоянии 40 саж. одна от другой могли быть приращены мины. По определению г. главным командиром на карте места погрузки мин в 4 1/2 версты впереди линии фортов, 23 июня предпринята была рекогносцировка для определения с помощью корпуса флотских штурманов подпоручика Блока положения линии на самом месте и обозначения ее направления тремя буйками. По окончании всех приготовлений и по поверке самим г. главным командиром с косы избранной линии расположений мин, его высокопревосходительство передал свои наставления касательно предстоящего предприятия, которое для того, чтобы не возбудить внимания неприятеля ночными сигналами, необходимыми для обозначения направления, по которому должно было вести проводник, решено было за лучшее произвести до захождения солнца. Эта операция поручена была лейб-гвардии саперного батальона поручику Шталю, который, отправясь в 6 час. пополудни, успел к 9 час. благополучно уложить проводник от северной оконечности линии до батареи «Адмирал Литке» и явился на сборный пункт на пароход Владимир для объяснения пути, по которому должно было следовать для достижения крайнего пункта линии. Хотя проводник уже находился близ косы, но оставалось еще, уложив его вдоль по берегу, довести до блиндажа, где была поставлена гальваническая батарея, дабы иметь возможность тотчас по погрузке мин привести подводную минную линию в действие на случай, если бы неприятелю, наблюдавшему за нашим движением, вздумалось подойти ближе. Для выполнения этого отправлен был немедленно поручик Шталь.

По предварительном самом внимательном пересмотре всех мелочей отправлен был в 10 час. и 40 мин. невский пароход Рюрик, нагруженный минами и аппаратами, вооруженный несколькими стрелками, имея на буксире на всякий случай шлюпку. Несмотря на потерю времени для отыскания места бочонка, обозначавшего начальную точку линии, постановка; 12 мин, к удивлению моему, была окончена в 40 минут благодаря благоразумной распорядительности руководившего ею корпуса морской артиллерии штабс-капитана Чечеля, и ровно в 12 час. суда вернулись обратно с работы. В эту же самую ночь я имел честь донести г. главному командиру об успешном окончании предпринятого дела, но он не нуждался в моем донесении, потому что лично наблюдал за ходом его, находясь в продолжение всей операции на батарее «Адмирал Литке». Полагая неудобным иметь проводник этой линии постоянно приращенным к батарее, положено было обращаться за советом к командиру батареи «Адмирал Литке», в случае приближения неприятельских известного размера судов на пересечение линии, положение которой определялось по компасу у одной из амбразур батареи.

Проводник этой системы подвергался также некоторым повреждениям в тех местах, где он проходил по каменистой отмели, но их скоро отыскивали и исправляли; 13 же июля усмотрено было по бусоли неисправное состояние проводника, и в самом деле оказалось, что проводник был перерезан в двух местах и конец его длиною от 50 до 60 сажен был похищен. Хотя произведенные следствия по этому делу не обнаружили виновника, но можно смело предполагать, что этот проступок был учинен одним из большего числа рыбаков, постоянно удивших в том месте рыбу.

Здесь я считаю уместным упомянуть об одном весьма важном улучшении, введенном мною в продолжение этой кампании, улучшении, удесятерившем действительность гальванической батареи, а следовательно, и самой минной линии. До того времени обыкновенно прикладывались проводники вместе всех групп к одному полюсу батареи, а к другому приращивался конец проводника, прикрепленного к металлическому листу, погруженному в воду. Следовательно, гальванический ток должен был одновременно разделяться по всем 10 группам и от того претерпевал значительное уменьшение силы. Посредством же особо устроенного аппарата, названного мною распределителем тока, приводимого в движение тяжестью гири, полный ток батареи действует попеременно на 1 проводник, и, как это соединение продолжается не более 1/5 или ¼ секунды, времени вполне достаточного по опыту для воспламенения мины, то при 10 проводниках каждая группа будет в прикосновении с батареею через каждые 2 или 2 1/2 секунды, так что неприятельские суда, не имея возможности в такое короткое время пройти через всю линию, непременно будут повреждены одною из мин. Разумеется, что при длинных линиях, из большего числа групп состоящих, подобный аппарат может принести еще большую пользу, потому что даст возможность направить полный гальванический ток всей батареи на те исключительно группы, к которым повидимому будут приближаться неприятельские суда.

Главный командир сообщил мне 16 августа... о дозволении приступить к выниманию заложенных мин, подвергнув их предварительному строгому испытанию. Не желая жертвовать для опыта каким-либо судном, решено было избрать по плану произвольные мины и, посредством привязанного к каркасу шнура дав им надлежащий уклон, по сигналу произвесть взрыв с батареи. Получив дозволение его высокопревосходительства, я произвел 18 августа предварительный опыт над двумя минами под № 140 и 163. Опыт вполне удался при действии батареи в 120 элементов. На следующий день назначено было испытание в присутствии г. адмирала Литке, начальника штаба Кронштадтского военного генерал-губернатора и других офицеров. Для взрыва назначены были мины № 1 первой группы и № 160 восьмой группы и по данному сигналу воспламенены с батареи. Этот удачный опыт вполне доказал то отличное состояние, в котором сохранились все мины, несмотря на продолжительное нахождение их в воде. Много рыбы было убито от взрыва и вода сделалась мутною от поднявшегося со дна песку.

После того приступили к выниманию мин, которое, несмотря на весьма неблагоприятную погоду, было окончено в двое суток.

На вынимание мин у Лисьего Носа при самых неблагоприятных обстоятельствах потребовался один только день.

Имея в виду произвесть несколько весьма полезных опытов, я приказал отложить вынимание мин 9-й группы на несколько времени. Хотя по причине постоянно дурной погоды и других встречавшихся затруднений эти опыты были произведены не вполне, но во всяком случае из них можно вывести то важное следствие, что из каждой группы может быть взорвано по крайней мере от 8 до 10 мин до тех пор, пока обнаженные концы проволок не ослабят гальванического тока в такой степени, что он уже будет не в состоянии действовать на остальные мины.

После вынутая всех мин и очищения от покрывавшей их тины, которой было значительно больше на минах, стоявших на Большом рейде, приступлено было к их испытанию посредством бусоли. Эта работа была весьма тягостна и требовала большого внимания и осторожности, но по важности своей не могла быть оставлена. Этим-то средством мы убедились, что порох, как выше сказано, отсырел в одной только мине. В то же время замечено было весьма интересное обстоятельство, состоявшее в том, что у многих мин без введения в цепь гальванической пары происходило малое отклонение стрелки, когда один конец мультипликатора соединяли с наружным котлом, а другой конец с проводником, идущим от запала. Этот слабый самостоятельный ток, производивший, однако, в целой группе некоторое ослабляющее действие, может быть только приписан влиянию пороха на медь, которая от того, вероятно, меняла свое электровозбудительное свойство, заставляя наружный котел действовать как медь, а внутренний — как цинк батареи.

У 63 мин показались нам их запалы как бы подозрительными (я нарочно употребляю это выражение), хотя мы все были уверены, что действие каждого из них было бы наверное надежно. Не имея другого средства убедиться в их исправности, решено было с общего согласия разрядить эти мины, отправить их в Петербург и, отпаяв воронки, вложить еще по запалу, как это сделано было в последних 150 минах. К несчастию, это предположение не могло быть приведено в исполнение. Оставшаяся в каморе пороховая пыль и приставшие к стенам приборов, предварительно залитых смолою с воском, частицы пороха от упавшего расплавленного олова воспламенились при распаивании 8-й мины и произвели небольшой взрыв, который... не причинил большого вреда. Вот почему для избежания подобного случая решено было выполоскать мины водою, от чего, разумеется, повредились соединительный прибор и запал; потам распаять их совершенно и, собрав снова, дать им такое устройство, как предложено для мин предстоящего года. По окончании этой переделки 30 октября отправлены были 62 мины в Кронштадт и, зарядив старым порохом, установили их в отведенном на то помещении, в арсенале. Таким образом, все бывшие уже в употреблении мины находятся теперь в таком положении, что могут быть немедленно употреблены в настоящее дело.

Принятая доселе конструкция мин имела следующие недостатки: во-первых, порох в каморе принимал некоторое участие в гальваническом действии и, во-вторых, исправление незначительных повреждений, могущих произойти в запале или соединительном приборе, помещенных внутри пороховой каморы, требовало большой работы и совершенного распаивания всего корпуса мины. Оба эти недостатка можно устранить в том случае, если придать минам такое устройство, чтобы соединительный прибор и запал находились внаруже.

Опыты, произведенные 7 сентября в Военной Кронштадтской гавани в присутствии г. главного командира, вполне доказали возможность подобной конструкции. Предположим, что фиг. 4... (рис. 18) изображает медный сосуд, наполненный порохом; а есть плотно закрытый патрон с гальваническим запалом, находящийся в трубке, впаянной в медный цилиндр. От взрыва патрона пробивалось дно трубки и огонь сообщался пороховому заряду. Это случалось даже и тогда, когда патрон был сделан только из осмоленной папки, а тем более если бы он был приготовлен из прочного материала.

Вследствие этих опытов заготовленным минам для предстоящей кампании будет дана такая конструкция, как это показано на прилагаемом при сем чертеже (рис. 18).

Главнейшие выгоды подобной конструкции заключаются в том, что:

1) пороховой заряд уединен совершенно, и только во время самой постановки мины вкладываются соединительный прибор и патрон;

2) в случае повреждения этих приборов легко заменить их новыми;

3) все непроницаемые соединения магистральных проводников с ветвями могут быть сделаны на берегу со всевозможною тщательностию и, наконец, что

4) погружение мин может быть произведено еще легче, нежели это было доселе.

Ф. кн. А. С. Меншикова, Кронштадтский отд., п. 5, лл. 3–24. Копия без подписи.


41 Зарядные камеры.
42 Прибор для измерения очень слабых электрических токов.
43 Эполемент — земляное укрытие, предназначавшееся для обеспечения фланговых орудий батареи.


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2533

X