№ 32. (1851 г.). — Из доклада академика Б. С. Якоби в Комитет о подводных опытах — о минных опытах, произведенных в 1849–1850 гг.

Произведенные в 1849 г. опыты над подводными минами, о результатах которых я имел честь донести Комитету о подводных опытах от 9 февраля 1850 г. за № 231, показали необходимость принять меры к беспрепятственному и скорому погружению мин на определенную глубину в воду и к надежному утверждению их на месте. На эти меры я в нынешнем году сперва обратил мое внимание и относительно таких предметов, которые более касались морского дела, предварительно советовался с гг. членами Пароходного комитета...

Для лучшего обзора хода всего этого дела и чтобы иметь возможность надлежащим образом судить об улучшениях, которые постепенно были сделаны, считаю необходимым обратиться к устройству мин, испытанных ь 1849 г. на Северном фарватере близ г. Кронштадта, и к способу, употребленному для погружения их в воду с утверждением на месте.

На листе I, фиг. 1 (рис. 6) изображает такую мину в разрезе, фиг. 3 (рис. 7) — поднятие ее краном, устроенным на судне; фиг. 4 — погруженную в воде мину (рис. 8), а в изъяснении к листу I описаны действия, которые соблюдались при погружении мин в воду и при вынимании их из воды.

В продолжение лета 1849 г. произведены были многочисленные опыты над погружением в воду и выниманием подобного устройства мин, что и помещено в отчете, представленном мной в Комитет за 1849 г. Опыты эти, произведенные в большом резервуаре с приспособленным к нему краном, устроенном на дворе дома, занимаемого Учебным гальваническим заведением, имели целью упражнять нижних чинов в этих работах и сопровождались успехом, будучи повторяемы в присутствии некоторых из гг. членов Комитетов о подводных опытах и о пароходах. Но когда осенью того же года приступлено было к действительному выполнению этого проекта на Северном фарватере, встретились затруднения, о которых здесь необходимо должно будет упомянуть.

Первое и главное затруднение состояло в том, что опыты эти, для производства которых следовало бы упражняться при тихой погоде, отложены были до 7 октября и производились при северном ветре и сильном волнении. Притом не было времени сделать необходимые для этой цели приготовления на пароходе Усердный, только что назначенном морским начальством для этих опытов, и, наконец, куплены были для опытов совершенно новые веревки, которые или тотчас при опускании балласта, или впоследствии крутились. В первом из этих случаев веревка не имела над блоком свободного движения, а во втором — погрузились мины от кручения веревки на глубину, гораздо большую первоначальной, или даже до самого грунта фарватера. Обстоятельство это, что новые веревки крутятся в воде, конечно, известно всякому моряку, но для меня оно было ново, и я здесь в первый раз имел случай заметить. А потому на время надобно было отказаться от предположения установить мины на всякую произвольную глубину под поверхность воды, и были принуждены вымеривать глубину в тех местах, где предполагалось ставить мины, изготовить одинаковые веревки и привязывать их одним концом к балласту, а другим к мине, и потом как-нибудь опустить все в воду. Между тем обнаружилось теперь, при прохождении парохода по положенным таким образом минам, что минные корпуса сделаны были слишком слабыми, чтобы выдержать удар проходящего чрез них большого парохода38. Некоторые мины были разрушены и потонули, а другие более или менее повреждены, так что сделались негодными к употреблению.

Итак, этими опытами некоторым образом определена была прочность материала, из которого впредь следовало установить минные корпуса, потому что при всех прежде производимых опытах как у Петровского острова, так и у г. Ораниенбаума проходили одни только гребные суда по минам, которые при несравненно слабейшей конструкции вполне выдерживали удар подобных судов. Надобно сожалеть, что по случаю повреждения мин невозможно было испытать действие соединительных приборов, которые в самом деле были придуманы весьма замысловато.

Между тем стало очевидно, что вообще было бы трудно употребить такого рода соединительные приборы, которые находятся снаружи мины, предохраняя их в то же время от повреждения при прохождении судов. А потому казалось лучшим пока оставить устройство подобных приборов и опять приняться за прежние со ртутью, которые помещаются внутри мины, стараясь устранить все недостатки, которым они подвержены, и в отвращении коих придумано было новое устройство приборов.

Считаю нужным повторить при этом случае, что наибольшее затруднение при устройстве подводных мин не состоит в взрывании неприятельского судна, но в предохранении мин от повреждения при прохождении наших разных рангов судов.

Неудача произведенных опытов и позднее время года требовали больших усилий, чтобы продолжать опыты в 1849 г., дабы достигнуть такого результата, который при опытах 1850 года маг бы служить руководством.

Вновь сделаны были три телеграфические мины в виде обыкновенной бочки, потому что этот вид представляет больше устойчивости в воде и лучше сопротивляется удару. Чертеж и описание, этих мин, которые состояли из медных бочек, вмещающих 6–7 пудов пороха и окруженных двойными деревянными бочками в 2 дюйма толщиной, представлены на листе I, фиг. 5 и 8 (рис. 9 и 10), где также показаны соединительные приборы, подробно изображенные и описанные на... фиг. 11 (рис. 16).

Над этими минами произведены опыты на Неве против Нового Адмиралтейства в начале ноября 1849 года. Мины эти были погружены в воду и закреплены веревками, отмеренными по предварительно определенной глубине. Ось каждой мины принимала сама собой направление, перпендикулярное к течению, которое в этом месте, и в особенности в продолжение опытов, было весьма быстро и относило мины вниз по реке, так что они не стояли отвесно, но вместе с укрепленной к балласту веревкой находились в весьма наклонном положении. Несмотря, однако, на это, минный корпус по причине подвижности его вокруг оси постоянно сохранял свое положение и центр тяжести его оставался над горизонтальной, осью, так что соединительные приборы были в надлежащем положении. Из этого можно заключить, что подобное устройство в особенности полезно для подводных мин, которые должны быть установлены в реках или близ устьев рек в быстром течении. Совершенно круглый вид минного корпуса оказался, однако, не совсем удобным, потому что при особенном устройстве киля судна мины при прохождении оного судна скорей погружаются вертикально или принимают другое косвенное положение, чем вращаются на оси. А потому было необходимо со всей поспешностью и в ежедневном ожидании, что на реке покажется лед, окружить минный корпус деревянной рамой, как показано на листе II, фиг. 1 и 2 (рис. 11), которая представляет удару такой значительный рычаг, что, несмотря на большую устойчивость минных корпусов, они с легкостью вращались вокруг оси при прохождении над ними парохода Усердный.

Теперь представилась возможность испытать действие соединительных приборов, что и было сделано посредством поставленного на набережной телеграфа с колокольчиком, который показал совершенно правильное действие приборов.

В предшествующем отчете было уже упомянуто, что опыты эти прекратились 12 ноября при 10° мороза и за несколько часов до появления льда на реке.

Так как последние эти опыты показали главные правила, которыми на будущее время следовало руководствоваться при устройстве минных корпусов, то в продолжение зимы отчасти занимались упражнением нижних чинов для предстоящих работ, отчасти же улучшением соединительных приборов и способа погружения мин в воду на определенную глубину.

Последнее обстоятельство в особенности важно в том случае, когда предстоит надобность установить подводные мины на таком фарватере, которого глубина или мало или вовсе неизвестна. Если в этом случае, перед самым опусканием мин, начали бы вымеривать глубину, изготовлять веревки, укреплять их к минам и якорям, располагать проводники и т. д., то не только бы потеряли много времени, но пришлось бы в одно и то же время заняться многими делами, из которых каждое требует полного внимания, так что, наконец, как по опыту известно, ни одного не было сделано порядочно и как следует. При свежей погоде в особенности случаются подобные невыгодные обстоятельства. Положим, например, что мины должны быть установлены на глубине 5 фут., глубина, при которой действие волны не слишком ощутительно и вместе с тем соответствует ватерлинии назначенного для прохождения по минам судна. Но во время вымеривания глубины и других необходимых действий переменяется положение стоящего на якоре судна, то от этого нередко случается, что мины будут погружены не на вымеренном месте, от чего расстояние от поверхности воды будет более или менее надлежащего, и в таком случае или не могут касаться судна, или слишком будут подвержены волнению. Тогда не остается другого средства, как вынуть мины и снова приступить к установке их. Иначе бывает, когда мины должны быть установлены в местах, заблаговременно назначенных на фарватере нумерованными буями и определенных общим планом обороны. В этом случае все может быть предуготовлено заранее надлежащим образом, так что снаряженные мины прямо из депо могут быть доставлены на места и в непродолжительное время погружены в воду.

При таком предуготовлении, при достаточных средствах, при строгом порядке в исполнении и при благоприятной погоде не было бы затруднительно в продолжение двух летних дней привести Кронштадтский рейд в оборонительное положение и сделать его недоступным для неприятельских судов. Впоследствии будет упомянуто о способе погружения мин на фарватере, когда глубина его не определена заранее, который на деле оказался превосходным и совершенно соответствующим всем требованиям практики.

На листе III (рис. 4) представлен чертеж 18 весельного десантного катера, нарочно приспособленного для перевозки мин и погружения их в воду. Из предполагаемых двух кранов впоследствии только один находился в употреблении, и оказалось необходимо прибавить еще брашпиль, как показано на листе III (рис. 4). При рассмотрении последующих чертежей надобно припомнить, что кран и брашпиль находятся на катере.

Таким образом, устроено было 10 телеграфических мин, с которыми и отправились 27 июля на Северный Кронштадтский фарватер, чтобы произвести там... опыты, о которых я уже имел честь донести Комитету от 29 июля. Эти испытания сопровождались желаемым успехом как в отношении скорости и удобства погружения мин, так и в отношении исправности действия соединительных приборов, но под конец испытания случилась небольшая неудача, которая обратила на себя мое внимание. После прохождения по минной линии парохода Александрия одна из мин оставалась несколько времени наклоненной, тогда как она должна бы была тотчас же принять свое первоначальное горизонтальное положение. Так как по вынутии этой мины ничего поврежденного в ней не оказалось, то надобно предполагать, что это произошло от того, что при наклонении мины угол рамы зацепился за брусок, находившийся снизу ее. Впрочем, эти опыты доказали, что для верности действия вовсе не нужно, чтобы минные бочки имели вращательное движение около оси, потому что от прохождения по ним парохода Александрия и тендера Павлин мины не только получили надлежащее наклонение для приведения в действие соединительных приборов, но даже опрокидывались, принимая на время перпендикулярное положение первоначальному, а потому в этом случае можно делать мины без оси, чем устройство их упростится, но в местах, где есть течение, необходимо строить их с осями.

Этим способом были построены мины, показанные в различных положениях на листе VII (рис. 13)... Позже я велел приготовить 5 минных бочек такой формы, как представлено на листе VII (рис. 13), способ установки которых на место ничем не разнится от предыдущего, но они имели перед тем то преимущество, что представляли еще более удобства, твердости, силы сопротивления и устойчивости и не имели выдающихся плоскостей, углов или краев, в которых бы могли получить повреждения от проходящего по ним судна. Так как эти мины были приготовлены в конце наших замятий, то, несмотря на довольно удовлетворительные опыты, произведенные над ними, нельзя оказать положительно, какому роду мин нужно отдать преимущество; в нем нет прямой надобности, имея в своем распоряжении различной конструкции мины, представляющие одно или другое удобство.

После опытов, произведенных 27 июля на Северном фарватере, г. генерал-адъютант граф Гейден39 приказал отложить продолжение их до начала сентября месяца. Этим свободным временем я старался воспользоваться для восстановления моего здоровья и отправился на несколько недель в г. Гельсингфорс.

Между тем, во время моего отсутствия г. поручик Чечель и Патрик и подпоручик Егоров при помощи механика Яхтмана постоянно упражняли людей в различных работах, относящихся к подводным опытам, которые могли быть произведены в реке Неве. Также занимались окончанием некоторых построек, как например, приготовили 8 пороховых бочек, выложенных внутри медью, с проводниками и запалами, которые бы могли служить впоследствии для предполагаемых взрывов.

Наконец, после того как весь необходимый материал был перевезен в форт «Рисбанк», было положено приступить 2 сентября к практическим занятиям с морской учебной гальванической командой... состоящею из трех поименованных офицеров, двух мастеровых и механика Яхтмана, 9 матросов (ныне кондукторов 3 класса морской артиллерии) и 1 кондуктора Учебного морского экипажа, и назначенных на время производства опытов 18 матросов и 2 унтер-офицеров 10-го флотского экипажа.

Слишком пространно было бы подробное описание всех опытов, произведенных с неутомимым рвением и при самых неблагоприятных обстоятельствах в продолжение времени от 2 сентября до 13 октября, опытов, которые еще никогда не были так продолжительны и выполнены в таком огромном размере, с полной и непрерывной физической и умственной деятельностью всех, принимавших в них участие, и которые в то же время по тем препятствиям, которые представлялись им со всех сторон и превозможенных только постоянством и твердостью, принадлежат к самым интересным и полезнейшим в этом роде.

Все доселе произведенные опыты, несмотря на их вообще довольно удовлетворительные результаты, оставили вопрос о практическом применении подводных мин далеко неразрешенным; посредством прошлогодних шестинедельных опытов и наблюдений вопрос этот может считаться совершенно определенным.

Вот почему я осмеливаюсь в этом моем донесении Комитету о подводных опытах распространиться более о тех (умалчивая обо всех удачных опытах), которые имели менее благоприятные последствия и сопровождались неудачами, которых иногда нельзя было тотчас исправить и из которых, однако, выведены весьма поучительные заключения для будущего.

Главная цель опытов, произведенных при форте «Рисбанк», состояла в том, чтобы узнать, не проходит ли соединение в ртутном приборе, помещенном внутри мины, от одного только сильного волнения, независимо от удара проходящего поверх мин судна.

Для этого мины были разделены на 2 группы, каждая состояла из 5 мин... При довольно свежем ветре мины 1-й группы были опущены на предварительно назначенных местах на глубину от 3 до 4 фут., а мины 2-й группы — на глубину от 5 до 6 фут. от поверхности воды.

Все соединительные приборы имели такое устройство, что при наклонении их на 30° должно было произойти сомкнутие цепи и тем привести в действие телеграфические мины.

Обе группы мин были соединены посредством главных проводников с гальванической батареей и телеграфом с колокольчиком, который был так устроен, что колокольчик действовал во все время, пока цепь оставалась сомкнутой.

При этих опытах оказалось, что от сильных ударов волн колокол(ьчик), соединенный с группой мин, лежащих ближе к поверхности воды, довольно часто издавал звуки, тогда как колокол(ьчик), соединенный с минами, более погруженными в воду, только весьма редко. После этого вынули мины 1-й группы и опустили их на глубину, одинаковую с минами 2-й группы, которые остались на своих первоначальных местах, между тем соединительные приборы последних были так установлены, чтобы они могли оказывать действие только от наклонения под углом в 45°. Но тут, хотя весьма редко, колокол(ьчик) 1-й группы приходил в действие от сильных ударов волн, тогда как у 2-й группы в продолжение всего времени, пока мины находились в воде, слышны были при самом высоком волнении только два коротких колокольных удара, которые могли также произойти и от других случайных обстоятельств.

Из конструкции позже употребленных соединительных приборов ясно видно, что деятельность их может быть возбуждена либо сильным ударом, от которого ртуть прибора брызнет в высоту, либо от наклонения по крайней мере на 45° или, наконец, от правильного и сильного колебания. Ясно, что в последних двух случаях сомкнутие должно продолжаться некоторое время или повторяться чрез равномерные промежутки. Но оба эти обстоятельства не были замечены при тщательном наблюдении колокольных сигналов, которые заключались только в коротких моментальных ударах. Частые удары волн, которые должны были быть довольно сильны, чтобы поколебать целую мину, и были причиной мгновенных соединений, которые, как было замечено, происходили тем реже, чем менее находилось ртути в приборе и чем более был угол наклонения, необходимый для сомкнутия цепи.

При прохождении парохода Усердный поверх цепи мин не произошло никакой разницы между действиями колокольных телеграфов при соединительных приборах, установленных под углом наклонения в 50 и 45°. Кроме того, некоторые предварительные наблюдения и замеченные признаки показывают, что мины от прохождения по ним парохода получают наклонение, перпендикулярное своему первоначальному положению. И потому можно смело принять, что мины, опущенные в воду на глубину от 7 до 8 фут. и при установлении соединительных приборов под углом наклонения от 50 до 60°, даже от самого сильного волнения не могут претерпевать повреждения и действительность их от прохождения по ним судна не может уменьшиться.

Но между тем, я не хотел удовольствоваться принятием этого правила, и потому, хоть уже в последнем периоде наших практических занятий, мне удалось придумать соединительным приборам такое устройство, как показано и объяснено на листе VII, фиг. 8 (рис. 15) и которое имеет целью сделать воспламенение мины совершенно невозможным от одних ударов волн, но мгновенно проходящим в таком только случае, когда от прохождения по ней назначенного судна прибор примет определенный угол наклонения. Это устройство имеет еще и ту важную выгоду, что может быть с большой пользой применено к воспламенению подземных мин. Если бы действительно в соединительных приборах оказывалось со временем промежуточное сообщение, которое можно предупредить употреблением сильных гальванических батарей, которыми обыкновенно и пользуются для взрывания мин, то это промежуточное сообщение, даже при самых неблагоприятных обстоятельствах, не может произвести воспламенения мины, если употребить придуманный мной аппарат. Этот прибор, которому можно придавать различные формы, я назвал предохранительной трубкою. Не могу умолчать о некоторых неудачных случаях, повстречавшихся во время наших продолжительных опытов. Эти случаи поучительны в том отношении, что несмотря на то, что в настоящее время они повлекли за собой много потери труда и времени и не менее утраты материала, тогда как в будущем весьма легко могут быть предупреждены.

Для погружения мин и для удержания их на известной глубине, вместо балласта, употреблены были большие чугунные блоки весом от 4 пуд. 20 фунт. до 4 пуд. 30 фунт., оставшиеся от прежних опытов, и эти блоки были весьма неудобны для предназначенной цели, потому что укрепление веревки к ним было затруднительно и сверх того от качательного движения мин веревки протирались и мины всплывали на поверхность воды и, увлекаясь течением, разрывали проводники, или только держались на них, пока успевали поспешить к ним на помощь. Восстановление и исправление подобных повреждений требовало тем более трудов и времени, что они случались всегда во время бурной погоды. При подобных обстоятельствах утеряны 2 телеграфические мины, что может быть впредь легко устранено.

Из числа вышеупомянутых блоков, которые изображены на различных... чертежах, сначала употребили для балласта только 2 блока, весом от 9 до 9 1/2 пуда. Но эта тяжесть оказалась недостаточной в сравнении с величиной мин и силой сопротивления, представляемой водой погружению их, которые от того не только увлекались волнами, но даже от прохождения по ним парохода весьма часто переменяли свое положение и тем расстраивали общий порядок. 3 блока вместе или балласта в 14 пуд. нельзя было также употребить по причине весьма неудобной их формы, а 4 блока нельзя было взять потому, что число их было недостаточно. Вот для чего положено было прикрепить к балласту особые веревки, несколько их связать вместе и укрепить особенным якорем.

На способ укрепления мин якорями необходимо впоследствии обратить особенное внимание. Достаточно опытные моряки могли бы оказать большую услугу, передав нам свои знания по этому важному делу.

После погружения мин к свободному концу веревки, нарочно привязанной к балласту, были прикреплены пустые бочонки, выкрашенные белой краской и имевшие 20 дюйм, высоты и 13 дюйм, в поперечнике. Они должны были обозначать место мин и показывать направление пути парохода. Само собой разумеется, что эти бочонки вовсе не нужны в настоящем деле. Несмотря на свое маловажное назначение, бочонки эти, однако, были причиной весьма многих неприятных обстоятельств, потому что колеса проходившего парохода задевали за них и сдвигали с мест погруженные мины. Однажды, 12 сентября, когда я по окончании опытов отправлялся на пароходе Усердный в С.-Петербург, предварительно проехав по месту расположения телеграфических мин, заметил на половине дороги, что одна мина вместе с балластом волоклась за пароходом. Это произошло от того, что бочонок, попав между лопатками колеса, оторвал минный проводник от магистрального и потащил мину за собой. Вынутая из воды мина оказалась вместе с соединительным прибором нисколько не повреждению. По этому случаю бочонки были заменены деревянными буйками. Но и здесь случилось подобное же неудобство; пароход, проходивший поздно вечером, увлек за собой одну из мин, которая впоследствии не могла быть отыскана. Я велел потом эти буйки прикрепить к балласту одной тонкой бечевкой, чтобы в подобном случае она могла бы скорее оторваться и не потянула бы за собой мины. Наконец, я совершенно уничтожил буйки, обозначив только концы цепи мин посредством сигнальных бочонков, укрепленных якорями. Эти случайности, несмотря на свои ничтожные причины, произвели много неудовольствия, напрасной работы и потери материала. Впрочем во все время опытов ни одна проволока и ни особоустроенное сообщение между ними... не было испорчено, хотя проводники несколько раз разрывались, но только во время их вынимания, потому что нужно было употребить весьма много усилия, чтобы вытянуть их со дна моря из-под толстого слоя ила и песка. На будущее время полезно принять за правило привязывать проволоку по всей ее длине к особенному канату, чтобы можно было тянуть за него во время опускания и вынимания проводников.

Хотя при прежних опытах весьма часто употребляли одну только проволоку, принимая воду за другой проводник, но тут случались во время практических занятий отказы, вероятно по причине большого содержания в воде солей, тогда как те же самые мины, только с двумя металлическими проводниками, воспламенялись мгновенно. Для верности нужно в будущем придерживаться второго способа. Во всяком случае нужно обратить особенное внимание на изолировку проволоки, что и было сделано во время прошлогодних занятий. Выгода заменения одной проволоки водой так велика как в экономическом, так и во многих других практических отношениях, что этот способ нельзя оставить без дальнейшего исследования.

После многих отлично удавшихся опытов, произведенных 12 сентября, ...в продолжение которых от прохождения по нескольку раз парохода Усердный по цепи мин происходило всегда правильное действие колокольных телеграфов, и после подобных же опытов, совершенных 29 сентября, ...я должен был, наконец, по причине позднего времени, приступить к производству окончательных испытаний. Но, несмотря на все мои старания, я не мог достать от морского ведомства негодного для службы судна для взорвания его, как назначено было в программе, а потому производство окончательных опытов должен был отложить до 11 октября.

При этих опытах, при которых из всего Комитета участвовал я один, присутствовали по моему приглашению гг. адмирал Рикорд, генерал-адъютант Литке, исправляющий должность начальника штаба инспектора инженеров генерал-майор Политковский и некоторые офицеры Особой.... учебной команды, для которых эти опыты были весьма поучительны...

На листе XII (рис. 5) показан перспективный вид погруженных в воду мин.

Сначала пароход Усердный несколько раз прошел поверх мин по всем направлениям, и, таким образом, испытано было отличное действие соединительных приборов посредством колокольных телеграфов, помешенных на берегу у форта «Рисбанк». Потом ввели в цепь один за другим проводники от 6 пороховых мин, положенных за несколько дней пред тем в воду. Воспламенение происходило в тот самый момент, когда пароход задевал за одну или несколько мин вдруг. Все эти опыты удались вполне, кроме одной невоспламенившейся мины. Этот отказ, как оказалось впоследствии, произошел от недосмотра во время установки угольков в запалы, который на будущее время будет устранен и мог быть извинен ненастной и холодной погодой, бывшей во время производства этих работ. Весьма приятно было видеть, что порох сохранился совершенно сухим не только в тех минах, которые погружены были за несколько дней, но даже и в той, которая находилась в воде во все продолжение опытов, т. е. около 6 недель.

По окончании вышеизложенных испытаний мины и проволоки вместе со всем материалом были отправлены 13 октября в С.-Петербург, но по причине мелководия не могли прибыть раньше 15 октября.

Что далее нужно будет предпринять в этом отношении, зависит от решения... Комитета о подводных опытах, я только смею надеяться, что из этого донесения Комитету он усмотрит, что с моей стороны ничего не было упущено для того, чтобы... сделать подводные мины практически удобными для применения их к обороне гаваней и рейдов.

Но как все дела человеческие совершенствуются мало-помалу, и встречающиеся затруднения отстраняются не вдруг, а понемногу, то и здесь, чтобы довести этот предмет до надлежащей степени совершенства, нужны постоянные правильные, ежегодные упражнения. Эти занятия, подобно сухопутным минным работам, необходимы уже для того, чтобы познакомить людей с этим важным и верным средством обороны и не оставить его в пренебрежении. Хотя достоинства этого оборонительного способа не были еще доказаны в деле против неприятельского флота, но я убежден, что распределение и устройство подводных оборонительных мин может быть произведено гораздо легче и вернее в настоящем деле, нежели тогда, когда они должны служить для одних практических занятий. В первом случае шансы тем выгоднее, что (тут) представляется гораздо более средств для диспозиции, имея, кроме того, как в местном, так и во многих других практических отношениях более данных; предложенная для решения задача является несравненно яснее и определительнее. Уже одно то обстоятельство, что при опытных взрывах опасение какого-нибудь несчастия заставляет располагать ложные и настоящие мины на довольно большом расстоянии, тогда как во время действия они составляют одно целое, что чрезвычайно затрудняет опытные взрывы. И что при малоценности их и при огромном моральном влиянии, которое они производят на неприятеля, подводные мины принадлежат к самому действительному и вернейшему средству обороны.

Академик, статский советник Якоби.

ЦГВИА, ф. КОПО, д. 566, лл. 180–198. Копия.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4123