Вместо заключения

Тема начала Руси практически неисчерпаема, и знания наши в этой области все еще весьма ограниченны. Достаточно сказать, что и ныне споры идут в основном вокруг тех же фактов и аргументов, что и почти три столетия назад, а «авторитетные» мнения часто заменяют и факты, и научные концепции.

Тема чрезвычайно трудна для исследования, потому что в рамках любой отдельной науки она заведомо не может быть решена. Между тем пока преобладает этакий регионально-отраслевой подход. Каждая наука пытается решить сложнейшие проблемы собственными средствами, причем в этом часто видят критерий объективности. Редко объясняется и выбор исходных данных (в том числе территориальных) для построения претендующей на решение вопроса концепции.

В решении проблем становления народов и государств участвуют археология, антропология, филология со многими ее подразделениями, этнография, включая этногенетические предания и эпические сказания. Исчерпывающее историческое знание предполагает использование всех этих данных как для уяснения глубинного содержания непосредственных письменных источников, так и для понимания социально-этнической психологии народа и изменения ее в пространстве и времени. В прошлом исследователи редко ставили перед собой такую всеохватывающую задачу, и настоящее не приносит кардинальных изменений в способах обработки получаемого материала. И хронологическая глубина, и содержание исторической памяти воспринимаются чаще всего без попыток выявить какие-то закономерности зарождения и развития улавливаемых специалистами явлений. В итоге проблемы этно- и политогенеза пока разработаны не настолько, чтобы выводы и концепции авторов, занимающихся данными вопросами, могли использоваться в качестве более или менее надежных посылок в специальных работах о том или ином народе.

Недостаточно изучена и этническая карта Европы от эпохи бронзы к ранне- и среднежелезному веку. Показательно, что в нашей современной литературе практически нет работ о кельтах, венетах и иллирийцах, без чего «зависает» и норманская, и варяжская проблема.

Для истории Руси эти проблемы имеют тем большее значение, что значительная часть личных имен в договорах с греками восходит именно к кельтским и иллиро-венетским. Не уделено должного внимания и иранскому этническому компоненту в Европе, в частности, аланам, оставившим весьма заметные следы в этом регионе, в том числе и на территории, где образовалось Древнерусское государство.

Великое переселение народов и развал Гуннской державы привели к исчезновению многих племен и рассеянию сравнительно небольшими группами остатков народов, некогда сотрясавших Европу. Своеобразный демографический взрыв и бурное расселение славян в VI–VII веках чуть ли не по всему европейскому континенту — факт, также заслуживающий особого осмысления: славян вроде бы не видно в «битвах народов» IV–V веков, но расселяются они в основном с той территории, на которой всего за несколько поколений исчезали целые народы. Видимо, первостепенную роль в том и другом случае играла специфика социальной организации. У славян всюду преобладала территориальная община, которая предполагала равенство всех ее членов, в том числе и недавних военнопленных-рабов. Эта особенность облегчала ассимиляцию славянами остатков многих раздираемых внутренними противоречиями племен и народов. Но сама ассимиляция также что-то привносила из опыта и культуры ассимилированных, постепенно обособляя друг от друга и разные славянские племена. Это неизбежно проявляется, например, в домостроительстве, в ряде ремесел, а иногда и во всей хозяйственной структуре.

Вытеснение кровно-родственных отношений территориальными обычно рассматривается как общая закономерность этнического развития. Между тем гораздо важнее было бы остановиться на их сосуществовании и борьбе в течение веков и даже тысячелетий. Они противостоят и борются уже как несовместимые принципы. Эта борьба обостряется в эпоху возникновения ранних государств и может проявляться (как и в нынешнем мире) вроде бы и в бескризисные эпохи. В литературе обращалось внимание на то, что для германских племен исторического времени характерны наименования, свойственные кровно-родственным общностям, у кельтов же и славян преобладают территориальные. Факт сам по себе огромной важности как раз для осмысления процесса этногенеза. В «Великом переселении народов», захватившем почти все европейские народы, многие племена оказались просто стертыми с лица земли, в большинстве случаев в результате внутренних усобиц, борьбы кровно-родственных общин и родов за господство (в том числе в рамках своих племен). В кровавых усобицах IV–V в. славяне вроде бы вообще не участвовали, хотя события происходили именно на тех территориях, где они жили. А в VI в. они заселяют огромные пространства от Атлантики до Кавказа, от Балтики до Средиземноморья. Именно территориальная община позволяет объяснить этот феномен, и вытеснила она кровно-родственные начала у славян значительно раньше, чем разразилась кровавая вакханалия в Центральной Европе.

Показательна и еще одна деталь. В племенах с кровно-родственной общиной огромную роль придавали генеалогиям и этногенетическим преданиям. У славян практически не было ни того, ни другого. Даже личные имена у них появятся очень поздно — это тоже признак территориальной общины, сохранявшейся кое-где в Европе и за пределами славянского мира. И конечно, именно территориальная община славян способна объяснить, как они легко ассимилировали другие племена — часто более многочисленные. Знаменитый альтруизм славян также может быть объяснен территориальной общиной.

И формы политической организации различались в зависимости от этого основополагающего принципа. В кровно-родственной общине, уже в рамках большой семьи, существовала резкая иерархия с подчинением младших членов рода старшим. Здесь обычно велика роль вождей (что не исключает, а предполагает их бескомпромиссную борьбу между собой). В общностях, основанных на территориальных принципах, большую роль играет общественное самоуправление, и вся система власти выстраивается не сверху вниз, а снизу вверх. Цивилизация Древней Руси как особый хозяйственно-культурный тип и социально-политическая организация появилась в результате смешения традиций различных этносов. Данная книга не претендует на всеохватывающее освещение всех факторов становления древнерусского этноса и государства. В ней лишь намечены основные пути изучения этой проблемы, которые еще ждут своих исследователей.



<< Назад  

Просмотров: 5056

X