Глава III. Людские потери Красной Армии за время Гражданской войны и иностранной военной интервенции (1918-1922 гг.)

Гражданская война в нашей стране началась вскоре после победы Великой Октябрьской социалистической революции и представляла собой вооруженную борьбу сторонников новой власти с антисоветскими силами. Продолжалась она фактически пять лет (с октября 1917 г. по октябрь 1922 г.).

Длительный и напряженный характер гражданской войны, причинившей стране и миллионам людей огромные бедствия, усугубился иностранным военным вмешательством, которое вылилось в интервенцию.

Однако военные вопросы являлись главными и стояли на первом месте в жизни республики лишь в период с мая 1918 г. (начало мятежа чехословацкого корпуса) до октября 1920 г. (разгром армии Врангеля в Крыму). На этом отрезке времени, продолжительностью в два с половиной года, судьба страны решалась исключительно на фронтах гражданской войны. В те годы были созданы регулярные Советские Вооруженные Силы, состоящие из Красной Армии и Красного Флота, достигнута их максимальная численность (5 427 273 чел. на 1 ноября 1920 г.) [ 197 ], осуществлены все важнейшие операции по разгрому интервентов и белогвардейцев, освобождена большая часть территории страны.

Победа молодой Красной Армии над объединенными силами интервентов и белогвардейцев позволили Советской республике в конце 1920 г. начать переход от войны к миру. К этому времени было ликвидировано большинство фронтов гражданской войны. И хотя в ряде мест еще оставались отдельные очаги военного противоборства (в Закавказье, Средней Азии и на Дальнем Востоке), не они уже определяли основные направления в политике Советского государства. Решение военных задач отошло на второй план.

Рассмотренные особенности периодизации гражданской войны получили отражение и в данной книге, где весь статистический материал о потерях Красной Армии [ 198 ] разделен, по сути дела, на две части: потери за период с 1918 г. по 1920 г., на который пришлась основная тяжесть вооруженной борьбы, и потери за 1921- 1922 гг., когда Красная Армия вела военные действия в основном против отдельных бандформирований, засылаемых из-за рубежа, а также против локальных антисоветских выступлений и басмачества.

Потери Красной Армии в 1918-1920 гг.

Гражданская война и военная интервенция принесли нашей стране огромные разрушения и потери. Ущерб, причиненный ее хозяйству, составил в стоимостном выражении около 50 млрд. золотых рублей. Промышленное производство упало в результате войны до 4-20 % от уровня дореволюционной России (применительно к 1913 г.). Примерно вдвое сократилась численность рабочих, во столько же раз уменьшилось сельскохозяйственное производство.

Общие демографические потери населения на фронтах и в тылу воевавшихсторон (в боях, от голода, эпидемий и Террора) достигли 8 млн. чел. [ 199 ] В это число входят также потери личного состава Красной Армии убитыми и умершими от ран и болезней за 1918 1922 гг.

В определении числа потерь среди бойцов и командиров РККА в гражданской войне имеются большие расхождения в разных литературных источниках. Так, в современных энциклопедических изданиях (“Большая Советская Энциклопедия”, “Советская историческая энциклопедия”, энциклопедия “Гражданская война и военная интервенция в СССР”) приводится одно и то же число погибших военнослужащих - около одного миллиона человек [ 200 ].

Известный советский исследователь Б. Ц. Урланис в книге “Войны и народонаселение Европы” называет другие цифры: убито на фронте примерно 125 тыс. чел., умерло в действующей армии и в военных округах примерно 300 тыс. чел. [ 201 ] Общее же число убитых и умерших составило в итоге 425 тыс. чел. Это примерно в два раза меньше той цифры потерь, которая приводится в упомянутых выше энциклопедиях.

Немало противоречий содержится также в статистических материалах центральных органов РККА, обобщавших данные о боевых потерях личного состава в гражданскую войну. Например, по подсчетам Мобилизационного управления Полевого штаба РВСР количество убитых бойцов и командиров на декабрь 1920 г. составило 85 343 чел., раненых - 502 016 чел. [ 202 ]

Схема VIII. Советская республика в кольце фронтов
Схема VIII. Советская республика в кольце фронтов

В справке отчетно-статистического отдела Главного управления РККА от 26 июля 1924 г. приводятся другие данные о потерях личного состава Красной Армии за период 1918-1920 гг. [ 203 ]:

Безвозвратные потери

  • Убито и умерло 96 000 чел.
  • Попало в плен 24 000 чел.
  • Дезертировало 20 000 чел.

Санитарные потери

  • Ранено и контужено 360 000 чел.
  • Заболело 1 040 000 чел.
  • Все потери 1 580 000 чел.

При этом общее количество безвозвратных потерь согласно подсчетам составило 180 000 чел., санитарных - 1 млн. 400 тыс. чел.

На следующий год это же Главное управление РККА в письме в Бюджетное управление Наркомата финансов РСФСР от 11 июня 1925 г. сведения о потерях представило в несколько измененном виде:

Безвозвратные потери

  • Убито и умерло 60 000 чел.
  • Пропало без вести 150 000 чел.

Санитарные потери

  • Ранено и контужено 260 000 чел.
  • Заболело 1 000 000 чел.
  • Все потери 1 470 000 чел. [ 204 ]

При сравнении этих данных видно, что общие потери личного состава по убитым и умершим даются в 1925 г. на 20 тыс. чел. больше, а по раненым и контуженым, наоборот, на 100 тыс. чел. меньше. Тогда же были опубликованы сведения о потерях Красной Армии в 1918-1922 гг. в книге “Народное хозйство СССР в цифрах” по данным статистического отдела Главного управления РККА (без разбивки по категориям потерь). Сведены они в таблицу, которая публикуется ниже. [ 205 ]

Таблица 57

Виды потерь 1918 г. 1919 г. 1920 г. 1921 г. 1922 г. Всего
Боевые 8292 131396 300059 171185 20826 631758
Санитарные (с эвакуацией) 5127 150324 212580 194758 18277 581066
Всего 13419 281720 512639 365943 39103 1212824

Приведенная таблица является очень важным военно-статистическим документом, который заслуживает особого внимания при исследовании вопроса о людских потерях в гражданскую войну. Но в связи с тем, что составители данной таблицы не разъяснили, что ими подразумевалось под боевыми и санитарными потерями, в печати появились разноречивые толкования этого документа. Так, в уже упомянутой нами книге Б. Ц. Урланиса “Войны и народонаселение Европы” почему-то берутся из данной таблицы и анализируются лишь цифры боевых потерь. При этом говорится, что “сопоставление и абсолютная величина цифр дают основание предполагать, что к боевым потерям отнесены убитые и раненые” [ 206 ] (подчеркнуто нами. - Авт.). В книге Ю.А. Полякова “Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население” высказывается несогласие с версией Б.Ц.Урланиса и дается другая трактовка боевых и санитарных потерь Красной Армии в рассматриваемой нами таблице [ 207 ].

“Логично допустить, - читаем мы у Ю. А. Полякова, - что и в том и в другом случае речь идет о летальных исходах, ведь говорится о санитарных потерях, а не о числе заболевших” [ 208 ] (т. е., по мнению автора, под боевыми и санитарными потерями, показанными в таблице, следует понимать количество убитых и умерших военнослужащих). И далее предлагается принять эти данные за основу, а их суммарную величину в 1 212 824 чел. считать итоговым числом всех погибших военнослужащих РККА в 1918-1922 гг. [ 209 ]

Разнобой и несовпадение опубликованных данных по одним и тем же видам потерь в гражданскую войну объясняется прежде всего недостаточной полнотой или даже отсутствием сведений по этим вопросам во многих отчетных документах, поступавших из войск в вышестоящие и центральные военные органы. Нередкими были также случаи, когда войсковые штабы не придавали должного значения учету и статистике людских потерь, или же не имели возможности заниматься этим важным делом в силу непредвиденных резких осложнений оперативной обстановки. В результате архивные фонды по гражданской войне страдают нехваткой многих первичных документов, необходимых для разработки статистических данных, в том числе по потерям. Особенно часто такие пробелы встречаются в архивных делах за 1918-1919 гг.

Положение в данной области стало несколько улучшаться лишь после того, как был создан в сентябре 1919 г. Справочный учетно-статистический отдел, входивший в состав Всероссийского Главного штаба [ 210 ].

Проводимая им работа способствовала упорядочению учета и отчетности по всем видам потерь начиная с 1920 г. На основе собранных отделом сведений о боевых потерях за 1918-1920 гг. составлен в 1926 г. Управлением устройства и службы войск Главного управления РККА “Именной список потерь на фронтах в Рабоче-Крестьянской Красной Армии за время гражданской войны” (М., 1926). В нем значится около 51 тыс. фамилий военнослужащих, погибших на фронтах (убитых и умерших на этапах санитарной звакуации), а также небольшое число умерших от болезней.

Несмотря на то, что список этот далеко не полный и содержит лишь меньшую часть фамилий погибших военнослужащих, он и сегодня представляет большую ценность как исторический документ и как своеобразный мемориал, увековечивающий память павших воинов.

Авторский коллектив книги, учитывая опыт своих предшественников по выявлению потерь в гражданской войне и решая фактически ту же задачу в новых условиях, опирался в работе преимущественно на архивные документы. К примеру, число убитых, пропавших без вести и попавших в плен определялось на основании документальных данных Оперативного управления Полевого штаба Реввоенсовета Республики, которое в соответствии с Табелем срочных донесений сведения о потерях получало от фронтовых и армейских штабов [ 211 ]. Число раненых и заболевших - по данным Главного военно-санитарного управления, куда поступали от санитарных частей армий и фронтов сведения о раненых, контуженых, больных и обмороженных. Использовались также документы других военных ведомств.

К сожалению, и в названных архивных фондах недостает многих донесений из войск о числе потерь за большие промежутки времени, что несомненно сказалось на полноте приводимых статистических данных. Конкретно обо всех этих случаях говорится в примечаниях к таблицам.

Важное значение для оценки потерь в рассматриваемый период имеет статистический материал о среднемесячной численности личного состава как действующих войск, так и в целом Красной Армии за каждый год войны. Эти данные, сведенные в две таблицы (58 и 59), использовались для расчета относительных значений потерь (в процентах).

Сравнивая между собой данные таблиц, мы видим, что общая численность Красной Армии, взятая на середину каждого года войны, значительно превосходила (в 1,6-2,3 раза) численность действующих войск на то же самое время. Это превышение объясняется тем, что в общую численность армии и флота входило большое количество тыловых, резервных и вспомогательных формирований, военных учреждений и заведений (запасные, резервные и учебные части, окружные и местные военные управления, военно-учебные заведения, а также войска охраны железных дорог и другие вспомогательные войска, окружные военные госпитали с большим количеством раненых и больных военнослужащих и другие). В 1919-1920 гг. к войскам, располагавшимся в тылу РККА, добавились еще такие крупные войсковые объединения, как запасная армия республики и запасные армии ряда фронтов, а также трудовые армии, подчинявшиеся РВСР.

Таблица 58

Среднемесячная численность войск действующей армии в 1918-1920 гг. [ 212 ]

Год Месяц Численность личного состава
1918 Июль 225000
1919 Июль 1307376
1920 на 1 июня 1539667
Среднегодовая численность 1024014

Структурные элементы тыла Красной Армии в ходе войны и военного строительства непрерывно развивались, наращивалась их численность. В то же время во фронтовых частях и соединениях на протяжении почти всего рассматриваемого периода испытывалась острая нехватка бойцов и командиров. Например, в начале 1919 г. действующим войскам Красной Армии недоставало, как минимум, 280 тыс. штыков и сабель [ 213 ]. Предполагалось этот некомплект восполнить за 2-3 месяца. В действительности Всероссийский Главный штаб за указанное время смог выделить из имеющихся резервов не более 157 тыс. чел. Фактически же фронт получил только 111 тыс. 900 чел., то есть 71 % от предусмотренной численности.

В результате положение еще более усугубилось. Пополнения, даваемые армиям, как отмечалось в докладе Главного командования от 9 мая 1919 г., “не могли даже пополнить естественную убыль людей на фронтах и убыль от развивающегося чрезмерного дезертирства, и в настоящее время число штыков и сабель как в действующей армии, так и в частях внутренних округов уменьшилось на 85 тыс. т. е. на 20 процентов” [ 214 ].

В справке Главного командования от 26 мая 1919 г. о некомплекте людей в действующих войсках говорилось следующее: “В армиях и на фронтах недостает до штата только штыков и сабель около 400 тыс., особенно обессилен в постоянных боях Южный фронт, насчитывающий в некоторых армиях до 10 тыс. штыков. Пополнения прибывают крайне медленно и в большом некомплекте, сравнительно с числом наряженных пополнений на фронт” [ 215 ].

Таблица 59

Среднемесячная численность Вооруженных Сил Советской Республики за 1918-1920 гг. [ 216 ]

На какое время
дается численность
Общая численность
личного состава
В том числе по видам ВС и родам войск
Сухопутные войска ВМФ Части служб тыла Строительные части
1.6.1918 г. 374551 326335 48216 - -
1.7.1919 г. 2320542 [ 217 ] 2212047 [ 218 ] 33520 [ 219 ] 60808 [ 220 ] 14167 [ 221 ]
1.6.1920 г. 4424317 [ 222 ] 3875257 [ 223 ] 46405 261415 241240 [ 224 ]
Среднегодовая 2373137 2137880 42714 161112 127704

В соответствии с организационно-штатной структурой войск Красной Армии, установленной приказом Народного комиссариата по военным делам 20 апреля 1918 г., основной боевой единицей был узаконен стрелковый полк, состоявший из трех батальонов. Каждый батальон имел три роты, а рота - три взвода. Низшим тактическим соединением являлась бригада 2-3 полкового состава. 2-3 бригады составляли стрелковую дивизию, штатная численность которой была установлена в 26972 чел. [ 225 ] Однако укомплектовать соединения и части действующих войск РККА до их полной штатной численности почти никогда не удавалось, особенно в 1918-1919 гг.

Главными причинами неудовлетворительного положения дел с укомплектованием боевых войск фронтов являлись далеко несовершенная организация призыва военнообязанных, их подготовки и отправки по назначению, дезертирство призывников, принявшее массовый характер, нехватка вооружения, прежде всего винтовок, которыми должны были обеспечиваться отправляемые на фронт формирования, плохая работа железнодорожного транспорта, а также отрыв многих государственных и военных органов от нужд и потребностей действующих войск. Обо всем этом не раз говорилось в докладах Главкома в Совет обороны о положении на фронтах. Вот некоторые выдержки из них. “До настоящего времени, - говорилось в одном из документов, - мы не имеем еще права утверждать, что наша республика отдавала должное внимание вооруженной силе. До настоящего времени выходило по-старинному, когда военное ведомство воевало, а остальные ведомства жили себе по-своему” [ 226 ].

В результате “нередки были случаи... когда призываемые на военную службу граждане бунтовали и расходились по домам только потому, что не было для них отведено казарменных помещений, якобы за неимением таковых. Такие случаи бывали почти повсюду, а мест не оказывалось потому, что помещения, даже и казармы старой армии, помещения кадетских корпусов, помещения духовных семинарий оказывались заняты другими комиссариатами. Часто приходилось отказываться от призыва граждан потому, что не было сапог, не было одежды. Часто приходилось быть свидетелем мятежей и недовольства среди красноармейских частей потому,что интересы граждан, сражающихся за благо революции и социалистической республики, игнорировались властью на местах” [ 227 ].

С большой тревогой говорилось в одном из документов Главкома в мае 1919 г. о катастрофической нехватке винтовок и патронов в действующей армии, об оторванности общегосударственного и военного тыла от нужд фронта: “Вопросы снабжения обстоят особенно остро с винтовками и патронами...Через два-три месяца при решительных действиях на фронтах в нашем распоряжении как в тылу, так и на фронтах может не оказаться ни одного патрона” [ 228 ]. И далее: “...Невыполнение за минувшие 2,5 месяца нарядов Главного командования (на пополнение войск личным составом. - Авт.) произошло не только от общих условий, сложившихся в республике, но отчасти также и оттого, что наша система страдает оторванностью тыла от фронта не только в общегосударственном масштабе, но также... в рамках военного ведомства” [ 229 ].

Проблема укомплектования действующих войск и восполнения их потерь в личном составе оставалась до конца не решенной почти на всем протяжении гражданской войны, поэтому непосредственно боевой состав войск фронтовых объединений Красной Армии в большинстве случаев уступал противнику в численности штыков и сабель. И только к середине 1920 г. положение стало меняться в лучшую сторону, о чем свидетельствуют данные о соотношении и численности боевого состава действующих войск сторон за 1918-1920 гг. (см. таблицу 60) [ 230 ].

В таблице дается численность только боевых войск Красной Армии, действовавших на фронтах гражданской войны, поэтому ее итоговые данные меньше общей численности действующих войск, показанной в таблице 58.

При анализе цифровых данных о численности боевых войск (таблица 60) и небоевых (две последние графы таблицы 59), бросается в глаза более устойчивая тенденция роста численности войск небоевых (тыловых, внутренних, вспомогательных, резервных, запасных и других).

Это свидетельствует, с одной стороны, о закономерном возрастании роли тылового обеспечения фронтов, с другой - о чрезмерном расширении и росте числа тыловых структур и организмов в ущерб фронтовым, так как первые “поглощали” большое количество призванного и мобилизованного личного состава.

Таблица 60

Численность боевых войск Красной Армии и противостоящих войск противника, действующих на фронтах гражданской войны в 1918-1920 гг. [ 231 ]

Годы Дата, на которую взята численность Фронты (отдельные армии) Численность
Красной Армии Противника Соотношение
1918 1-10 декабря [ 232 ] Северный фронт 20010 34053 1:1,7
Отд.Западная армия (16-я армия) 7840 93350 1:11,9
Южный фронт 105910 220000 1:2,1
Восточный фронт 86850 118662 1:1,4
Итого 220610 466065 1:2,1
1919 Вторая половина июня [ 233 ] 6-я Отдельная армия (бывш. Сев. фронт) 13820 39500 1:2,9
Западный фронт 139595 378600 1:2,7
Южный фронт 76194 109500 1:1,4
Восточный фронт 125240 129000 1:1
Итого 354849 656600 1:1,85
1920 Первая половина мая [ 234 ] 7-я Отдельная армия 21986 114090 1:5,2
Западный фронт 88952 74850 1,2:1
Юго-Зап. фронт 42877 97360 1:2,3
Кавказский фронт 66448 63800 1:1
Туркестанский фр. 30685 10900 2,8:1
Итого 250948 361000 1:1,4
1920 1 ноября [ 235 ] 7-я Отдельная армия 33934 102900 1:3
Западный фронт 86726 87000 1:1
Юго.-Зап. фронт 72192 45500 1,6:1
Южный фронт (против Врангеля) 186068 до 41000 4,5:1
Кавказский фронт 85902 28400 3:1
Туркестанский фр. 34069 до 13000 2,6:1
Итого 498891 317800 1,6:1

В свою очередь, в самой действующей армии тоже имелись как боевые войска, находящиеся непосредственно на передовой линии, так и штабы, учреждения и части тыла, резервные и запасные войска. Количественное соотношение между ними можно увидеть на примере списочной численности личного состава войск фронтов и действующей армии в целом, взятой на 15 октября 1920 г. (см. таблицу 61).

Таблица 61

Состав войск действующей армии и их численность на 15 октября 1920 г. [ 236 ]

Оперативно-стратегические и оперативные объединения Общая численность действующих войск В том числе
Боевые войска Резервные и запасные части Штабы, тыловые учрежд. и части
число человек % к общ. числен. число человек % к общ. числен. число человек % к общ. числен.
7-я Отд. армия 117282 72432 61,8 - - 44850 38,2
Западный фронт 431591 151399 35,1 146864 34,0 133328 30,9
Юго-Зап. фронт 296713 110429 37,2 18513 6,3 167771 56,5
Южный фронт 468472 290738 62,1 43601 9,3 134133 28,6
1-я Конная армия 49822 33898 68,0 - - 15924 32,0
Кавказский фронт 304437 158961 52,2 43393 14,3 102083 33,5
Туркестанский фр. 73470 46511 63,3 - - 26959 36,7
Войска помглавкома по Сибири 124526 55158 44,3 - - 69368 55,7
Итого 1866313 919526 49,3 252371 13,5 694416 37,2

В составе действующей армии уже с лета 1918 г. начали создаваться высшие оперативно-стратегические объединения (фронты), которые образовывались по решению ЦК РКП(б) и Советского правительства, по постановлению Совета обороны и оформлялись приказом РВСР. Такие фронты считались основными [ 237 ]. Хронологическая последовательность их создания и время существования показаны в таблице 62.

В таблице 63 приводятся статистические данные о среднемесячной численности войск каждого фронта (отдельной армии) за 1920 г., а в таблице 64 - данные об их потерях в личном составе за тот же год. Аналогичные сведения о потерях фронтов (отдельных армий) за 1918 и 1919 гг. обнаружить не удалось.

Особый интерес представляют итоговые данные об общем количестве безвозвратных и санитарных потерь личного состава Красной Армии за 1918-1920 гг. (см. таблицу 65), которые складываются из числа потерь действующей армии и потерь военных округов. Последние включают в основном сведения о количестве больных, находившихся на госпитальном лечении, и количество умерших от ран и болезней в окружных госпиталях.

Таблица 62

Периоды существования фронтов (отдельных армий, районов обороны) в Гражданскую войну (1918-1922 гг.)

Периоды существования фронтов в Гражданскую войну

Таблица 63

Среднемесячная численность войск фронтов (отдельных армий) за 1920 г.

Наименование фронтов (отдельньи армий) Численность
Комсостав Мл. к-ры и бойцы Всего За какие м-цы взята
7-я Отдельная армия 13583 141070 154653 Июль - август
Западный фронт 26272 355799 382071 Июль - август
Юго-Западный фронт 17231 265276 282507 Июль - август
Южный фронт (против Врангеля) 26576 395731 422307 Октябрь
Кавказский фронт 32336 307862 340198 Июль - август
Туркестанский фронт 10688 150167 160855 Июль - август
5-я Отдельная армия 9432 104778 114210 Июль - август

Примечание. В таблице показана общая среднемесячная численность действующих соединений фронтов (отдельных армий) вместе с их штабами, тыловыми и резервными частями. Однако бойцов и командиров, непосредственно выполнявших боевые задачи, среди них было значительно меньше, в частности численность фронтов и отдельных армий на 1 августа 1920 г. составляла:

  • Отдельная армия 49 188
  • Западный фронт 136 292
  • Юго-Западный фронт 147 875
  • Кавказский фронт 76 563
  • Туркестанский фронт 29 758
  • Южный фронт (на 15 октября 1920 г.) 114 787
  • 5-я отдельная армия 42 187

Таблица 64

Потери личного состава фронтов гражданской войны за 1920 г.

Виды потерь

7-я Отдельн. армия (бывший Северный фронт) Западный фронт Юго-Западный фронт Южный фронт Кавказский фронт Туркестанский фронт 5-я Отдельн. армия (бывший Восточный фронт Общее число потерь
Всею В т. ч. к-ры Всего Вт. ч. к-ры Всего Вт. ч. к-ры Всего Вт. ч. к-ры Всего Вт. ч. к-ры Всего В т. ч. к-ры Всего В т. ч. к-ры Всего Вт. ч. к-ры
Убито и умерло на этапах сан. эвакуации Количество 245 23  6989  763  10653 1292  811  115 3139  245  333 15  218 14 22388  2467
% к потерям 3,1 7 4,8 10,2 12,2 16,9 3,4 9,2 8,8 14,1 22,2 23,4 1,1 2,4 7 12,9
Пропало без вести, попало в плен Количество 1155 43  53805 1864  41075  1905  14819  562 9576  423  97  - 1588  - 122115 4797 
% к потерям 14,5 13,1 37,3 24,8 46,9 24,8 62,3 44,8 26,9 24,4 6,5 - 7,8 - 38 25,1
Небоевые потери Количество 1065 31 11597  381 5949 135 599  32 657  12  - - 151  3 20018  594 
% к потерям 13,4 9,4 8 5,1 6,8 1,8 2,5 2,6 1,9 0,7 - - 0,7 0,5 6,2 3,1
Итого безвозвратных потерь Количество 2465   97   72391 3008 57677 3332 16229 709 13372 680 430 15  1957 17 164521 7858
% к потерям 31 29,5 50,1 40,1 65,9 43,5 68,2 56,6 37,6 39,2  28,7 23,4 9,6 2,9 51,2 41,1
% к среднемес. числен. 1,6 0,7 18,9 11,5 20,4 19,3 3,8 2,7 3.9 2,1 0,3 0,1 1,7 0,2 8,9 5,8
Ранено, контужено, обожжено Количество 608  52 38861 3203  6653  3237  3548  340 6846 642  292  667  65  57475  7544 
% к потерям 7,6 15,8 26,9 42,7 7,6 42,2 14,9 27,1 19,3 37,0 19,5 7,8 3,3 11,3 17,9 39,4
Заболело Количество 4878  180 33171  1296 23234  1100  4019 204 15318 413  777  44  17698  494  99095  3731 
% к потерям 61,4 54,7 23 17,2 26,5 14,3 16,9 16,3 43,1 23,8 51,8 68,8 87,1 85,8 30,9 19,5
Итого санитарных потерь Количество 5486  232 72032  4499 29887 4337 7567 544 22164 1055  1069 49  18365   559  156570  11275
% к потерям 69 70,5 49,9 59,9  34,1 56,5 31,8 43,4 62,4 60,8 71,3 76,6 90,4 97,1 48,8 58,9
% к среднемес. числен. 3,6 1,7 18,9 17,1 10,6 25,2 1,8 2 6,5 3,3 0,6 0,5 16,1 5,9 8,4 8,3
Всего потерь Количество  7951   329 144423 7507  87564   7669   23796 1253  35536 1735 1499 64 20322 576  321091 19133 
% к потерям 100 100 100  100 100 100 100 100 100 100 100 100 100  100 100 100
% к среднемес. числен. 5,2 2,4 37,8 28,6 31 44,5 5,6 4,7 10,4 5,4 0,9 0,6 17,8 6.1 17,3 14,1

Примечание. Сведения за 1920 г. неполные. В них не включены, в частности, потери фронтов за январь (РГВА. Ф.7, оп. 6, д. 802, л. 86, 86а, 99). Потери отдельных фронтов за январь 1920 г. составили: Западного - 174 чел. убитыми, 1094 чел. умершими от ран и болезней, 952 чел. ранеными и 19 772 заболевшими; Юго-Западного - 15 чел. убитыми, 1053 чел. умершими от ран и болезней, 1768 чел. ранеными и 37 022 заболевшими; 6-я отдельная армия - 3 чел. убитыми, 278 чел. умершими от ран и болезней, 40 чел. ранеными и 2860 чел. заболевшими. Сведений по другим фронтам найти не удалось (РГВА. Ф. 6, оп. 6, д. 308, л. 65, 66, 84.).

Таблица 65

Общие потери личного состава Вооруженных Сил Советской республики в гражданскую войну (1918-1920 гг.) [ 238 ]

Виды потерь

Число потерь по годам

1918 1919 1920 Общее число потерь за 1918-1920 гг.
Потери за год % к среднемес. числ.л/с %к потерям Потери за год % к среднемес. числ. л/с % к потерям Потери за год % к среднемес. числ. л/с % к потерям
Безвозвратные
Действующих войск (сил флота)
Убито и умерло от ран 1662
[ 239 ]
0,7 1,1 22569
[ 240 ]
1,7 1,7 122257
[ 241 ]
7,9 3,8 146488
[ 242 ]
14,3 3,1
Пропало без вести, попало в плен 2060
[ 243 ]
0,9 1,5 37839
[ 244 ]
2,9 2,8 122130
[ 245 ]
7,9 3,8 162029
[ 246 ]
15,8 3,4
Погибло в результате происшествий, осуждено, дезертировало, покончило жизнь самоубийством 199
[ 247 ]
0,1 0,1 7343
[ 248 ]
0,6 0,4 20018
[ 249 ]
1,3 0,6 27560
[ 250 ]
2,7 0,6
Военных округов
Умерло от ран и болезней 4258
[ 251 ]
- 2,9 18395
[ 252 ]
- 1,4 17539
[ 253 ]
- 0,6 40192
[ 254 ]
- 0,9
Итого безвозвратных потерь 8179 - 5,6 86146 - 6,3 281944 - 8,8 376269 - 8
Санитарные
Действующих войск (сил флота)
Ранено, контужено, обожжено, обморожено 15335
[ 255 ]
6,9 10,5 202293
[ 256 ]
15,5 14,9 319097
[ 257 ]
20,7 10 536725 52,4 11,4
Заболело 45542
[ 258 ]
20,2 31,1 819617
[ 259 ]
62,7 60,2 2203078
[ 260 ]
143,1 69,1 3068237 299,6 65,3
Военных округов
Заболело 77322
[ 261 ]
- 52,8 253502
[ 262 ]
- 18,6 386455
[ 263 ]
- 12,1 717279 - 15,3
Итого санитарных потерь 138199 - 94,4 1275412 - 93,7 2908630 - 91,2 4322241 - 92
Всего потерь 146378 - 100 1361558 - 100 3190574 - 100 4698510 - 100

Приведенный в таблице статистический материал свидетельствует о постоянном росте всех видов потерь по годам войны, что являлось одной из причин нехватки личного состава в действующих войсках. Обращает на себя внимание прежде всего большое число санитарных потерь, особенно в 1919 и 1920 гг. Для сравнения отметим: если в 1918 г. они составляли (округленно) 138 тыс. чел., то уже в 1919 г. выросли до 1 млн. 275 тыс., а в 1920 г. - до 2 млн. 908 тыс. человек. Такие масштабы санитарных потерь объясняются широким распространением на фронте и в тыловых войсках эпидемических болезней (тифа 3-4 видов, холеры, дизентерии, оспы и других). Ими было поражено в 1918-1920 гг. более половины всех заболевших военнослужащих. Таким образом, эпидемии, особенно тифозные, являлись самым тяжелым бедствием для Красной Армии во время гражданской войны. Одной из главных причин массовых заболеваний личного состава тифом и другими острозаразными болезнями явилось тяжелое санитарное состояние войск, когда повсюду не хватало медперсонала, медикаментов, медицинских инструментов и т. д. А если учесть, что в ряде районов, по которым прокатывались фронты гражданской войны, еще в дореволюционное время существовали очаги тифа, холеры, чумы, натуральной оспы, малярии и других опасных инфекций, то станет понятен и главный источник распространения эпидемий, в том числе сыпнотифозных. Еще в 1912 году в России состояло на учете 13 млн. инфекционных больных. Первая мировая война, голод, разруха, гражданская война и интервенция намного ухудшили санитарное состояние страны, поэтому в 1918-1923 гг. было зарегистрировано только заболеваний сыпным тифом свыше 7,5 млн. случаев. Умерло от него более 700 тыс. чел. Но и эти данные не являются полными, так как невозможно было учесть всех заболевших.

Другим источником эпидемических заболеваний среди личного состава РККА являлись войска противника. Известно, например, что в связи с очень плохой постановкой военно-санитарного дела в белогвардейских армиях они почти сплошь были заражены сыпняком, который через пленных и перебежчиков распространялся и в Красной Армии. Особенно характерным это было для фронтов, действовавших против армий Деникина и Колчака.

Вот одно из свидетельств того времени, взятое из записок Наркома здравоохранения Н.А. Семашко. “Когда наши войска, - писал Н.А. Семашко, - вступили за Урал и в Туркестан, громадная лавина эпидемических болезней (тифов всех трех сортов) двинулась на нашу армию из колчаковских и дутовских войск. Достаточно упомянуть, что из 60-тысячной армии противника, перешедшей на нашу сторону в первые же дни после разгрома Колчака и Дутова, 80% оказались зараженными тифом. Сыпной тиф на Восточном, возвратный, главным образом, на Юго-Восточном фронте, бурным потоком устремились на нас. И даже брюшной тиф, этот верный признак отсутствия элементарных санитарных мероприятий - хотя бы прививок, широкой волной разливался по дутовской армии и перекинулся к нам” [ 264 ].

Положение усугублялось еще и непрерывными тяготами военного времени, острой нехваткой продовольствия. Все это приводило к ослаблению человеческого организма, который становился менее устойчивым к инфекциям. Оценивая создавшуюся ситуацию в стране и армии, В.И. Ленин в своем выступлении на VII Всероссийском съезде Советов (декабрь 1919 г.) говорил: “И третий бич на нас надвигается - вошь, сыпной тиф, который косит наши войска. И здесь, товарищи, нельзя представить себе того ужаса, который происходит в местах, пораженных сыпным тифом, когда население обессилено, ослаблено, нет материальных средств, - всякая жизнь, всякая общественность исчезает. Тут мы говорим: “Товарищи, все внимание этому вопросу. Или вши победят социализм, или социализм победит вшей!” [ 265 ].

Борьба с эпидемиями, охватившими армию и гражданское население, проводилась в общегосударственном масштабе. Для этого были созданы полномочные комиссии и в центре, и в районах распространения эпидемий, и на фронтах, в том числе Чрезвычайная военно-санитарная комиссия. Совет народных комиссаров (СНК) издал ряд декретов, направленных на борьбу с эпидемиями: “О мероприятиях по борьбе с сыпным тифом” (28.01.1919), “О мерах борьбы с эпидемиями” (10.04.1919) и другие.

Руководство медико-санитарным делом в Красной Армии осуществлял Военно-санитарный отдел, созданный в структуре Наркомздрава. По его представлению уже 29 июня 1919 г. был издан декрет о мобилизации медперсонала, исполнение которого способствовало сокращению дефицита медицинских кадров в Красной Армии с 40-50% в 1919 г. до 20-22% в 1920 г.

Экстренные противоэпидемические мероприятия проводились в войсках. Там была создана сеть карантинов, изоляционно-пропускных пунктов, фронтовых госпитальных учреждений для инфекционных больных. По нициативе Военно-санитарного отдела началась массовая вакцинация личного состава армии и флота. О ее масштабах свидетельствует следующий факт: на одну тысячу военнослужащих в 1918 г. было иммунизировано 140 чел., в 1920 - 700, в 1921 - 847, а в 1922 г. соответствующими прививками был охвачен почти весь личный состав фронтовых и тыловых войск.

Сведения о количестве инфекционных больных в Красной Армии за 1918-1920 гг. показаны в таблице 66, составленной на основе документальных и расчетных данных Главного военно-санитарного управления Советских Вооруженных Сил.

Таблица 66

Количество инфекционных больных в Красной Армии в 1918-1920 гг. [ 266 ]

Годы

Виды инфекций и количество заболевших (чел.)

Всего инфекционных
больных

Сыпной тиф Возвр. тиф Неопредел. тиф Брюшн. тиф Холера Дизентерия Малярия Цинга Оспа
1918* 2022 225 - 3296 176** 90 - 49*** 82 5940
1919 319765 182391 - 25990 1392 10581 39773 4154 3434 587480
1920 512776 787083 92910 46455 4336 67780 78910 66187 3548 1659985
Итого 834563 969699 92910 75741 5904 78451 118683 70390 7064 2253405

* Данные о количестве инфекционных заболеваний (за исключением холерных) учтены с июля 1918 г.
** Холера в 1918 г. учтена с апреля.
*** Цинга в 1918 г. учтена только по фронтам.

Из таблицы видно, что инфекционные заболевания в армии и на флоте в 1918-1920 гг. (2 253 405 чел.) составляли больше половины всех санитарных потерь Красной Армии за тот же период (4 322 241 чел. - таблица 65).

В таблице 67 представлены данные о количестве умершего от инфекционных болезней личного состава РККА [ 267 ].

Таблица 67

Личный состав РККА По годам войны
1918 1919 1920 Всего
Количество инфекционных больных 5940 587480 1659985 2253405
Из них умерло 756 73804 208519 283079

В результате проведенного большого комплекса мероприятий по борьбе с инфекционными заболеваниями в Красной Армии они после 1922 г. заметно пошли на спад. Если в 1920 г. насчитывалось 1659985 инфекционных больных, то в 1921 г. их было 580548, а в 1922 (с января по октябрь) 164973, то есть во много раз меньше. Окончательно инфекционные заболевания были ликвидированы в 1926 г.

А теперь возвратимся к таблице 65, которая является основным статистическим документом о людских потерях Красной Армии за 1918-1920 гг. Из содержащихся в ней итоговых данных видно, что наибольшее число санитарных потерь относится к 1920 г. (2 908 630 чел.). По сравнению с 1919 г. их количество возросло более чем в два раза, в основном за счет роста эпидемических заболеваний. В связи с этим коечный фонд военно-медицинских учреждений был увеличен в 1920 г. со 158 тыс. до 397 тыс. коек [ 268 ].

Произведенные расчеты, исходящие из госпитальной емкости, показывают, что средняя продолжительность лечения каждого госпитализированного военнослужащего составляла от одного до полутора месяцев. При этом умерло в госпиталях за 1918-1920 гг. 407 209 чел. или 9,4 % от общего числа всех раненых и больных [ 269 ]. Уволено из Красной Армии по инвалидности, а также в отпуск до окончательного выздоравливания 537 482 чел. [ 270 ] или 12,4 %. Возвратилось в строй после лечения за три года в общей сложности 3 377 550 чел. или 78,2 %.

Приведенный здесь довольно высокий процент возвращения личного состава в строй после его госпитализации, связанной в большинстве случаев с тифозными и другими инфекционными заболеваниями, свидетельствует об эффективности принимаемых мер по борьбе с эпидемиями в Красной Армии и успешности госпитального лечения всех раненых и заболевших. Оценивая проделанную работу в области медицины на фронтах гражданской войны, первый советский Нарком здравоохранения Н. А. Семашко в 1920 г. писал: “Мерзость и запустение в военно-санитарной организации получила советская власть в наследие от прежнего режима... Мы имеем теперь 397 496 военно-санитарных коек, имеем 242 вполне оборудованных санитарных поезда, восстановили такие учреждения, как поезда бани-прачечные, поезда врачебно-питательные, могущие составить гордость любой европейской военно-санитарной организации, а главное, имеем громадный, строго оформленный, разветвленный и централизованный орган обслуживания нужд Красной Армии” [ 271 ].

Среди всех видов безвозвратных потерь, показанных в таблице 65, особое внимание следует обратить на так называемые “небоевые потери”. К ним относятся все случаи гибели военнослужащих от небоевых травм и происшествий, случаи самоубийства и убийства, а также расстрелянные по приговорам военных трибуналов и дезертиры. В наших статистических данных в число небоевых потерь за 1918-1920 гг. включены только дезертиры. Сведения об остальных видах небоевых потерь не найдены, так как их включали, по всей видимости, в число убитых и умерших от ран. Данные о числе дезертиров, приведенные в таблице, не отражают полной картины в этом вопросе, так как в отчетные документы включались только злостные случаи дезертирства непосредственно из боевых частей. Сказывалась специфика гражданской войны, о чем требуется сказать подробнее.

Дезертирство [ 272 ] в Красной Армии появилось вскоре после того, как Советское правительство вынуждено было перейти в мае-июне 1918 г. от добровольческого принципа комплектования Вооруженных Сил к системе всеобщей воинской повинности. При этом основную массу дезертиров в то время составляли зажиточные крестьяне и середняки в силу их политических колебаний и недовольства политикой военного коммунизма, особенно продразверсткой.

Наиболее характерным это было для районов Украины, Северного Кавказа, Тамбовщины и других. Уклоняющихся от службы в Красной Армии крестьян нередко использовали буржуазные националисты (например петлюровцы) и контрреволюционные мелкобуржуазные партии (эсеры, меньшевики, анархисты). В результате эта категория дезертиров являлась одним из источников пополнения антисоветских банд (махновщина, антоновщина, петлюровские банды на Украине и др.).

На расширении масштабов дезертирства сказывалось также заметное нарастание общей усталости народа от войны и ее неисчислимых тягот. Этот момент был особо подчеркнут в письме В. И. Ленина петроградским организациям в апреле 1919 г., где говорилось, что “признаки усталости масс (100 000 дезертиров) все учащаются” [ 273 ].

К этому следует добавить, что военные призывы и мобилизации населения в 1918-1919 гг., как уже отмечалось, были зачастую организованы плохо, проводились при отсутствии сколько-нибудь точных данных о количестве военнообязанных. На местах не хватало четкого руководства этим важным делом. В результате часто проявлялись несогласованность и неразбериха в приеме людей на призывных пунктах, в подготовке, распределении и отправке маршевых пополнений, в контроле за их прибытием к месту назначения. Серьезной помехой дела являлось и плохое оповещение населения о предстоящих мобилизациях и призывах.

Да и сама Красная Армия на первых порах еще не являлась единым четко работающим военным организмом, что отрицательно сказывалось на деятельности всех военных органов снизу до верху. “...Сотни и тысячи отрядов самой разнообразной численности, физиономии, дисциплины и боеспособности - вот внешний вид нашей Красной Армии до осени 1918 года, - писал позднее в своих воспоминаниях М. Н. Тухачевский. - Только с этого момента начинается перелом. Отряды переформируются в полки, полки начинают сводиться в бригады и дивизии” [ 274 ].

В связи с создавшимся положением органы Советской власти и военные ведомства уже в 1918 г. стали принимать более решительные меры против дезертирства. Так, в декабре 1918 г. была создана Центральная временная комиссия по борьбе с дезертирством из представителей Всероглавштаба, Всероссийского бюро военных комиссаров и НКВД. На местах образовывались губернские комиссии, которым 29 марта 1919 г. было предоставлено право рассматривать дела о дезертирствах с наложением взысканий. Были установлены меры наказания за дезертирство (от условного лишения свободы до расстрела). Ревтрибуналам и губернским комиссиям предоставлялось право применять в качестве меры наказания также конфискацию имущества дезертиров и лишение их земельного надела (полностью или частично). Однако основными средствами борьбы с дезертирством были политико-воспитательные и организационные мероприятия.

Повсеместно усилилась проверка всех военнообязанных, особенно на железнодорожных узлах и путях сообщения. В результате было выявлено и возвращено на службу за период с 1 января 1919 г. по 1 декабря 1920 г. 2 млн. 846 тыс. чел., из них 1 млн. 543 тыс. чел. явились добровольно, а 837 тыс. чел. задержаны при облавах [ 275 ].

О злостном дезертирстве непосредственно из боевых войск действующей армии имеются следующие данные: 1918 г. - 199 чел., 1919г. - 7 343 чел., 1920 г. - 20 018 чел. (из них 59 командиров).

Дезертирство из действующей армии продолжалось и после 1920 г. Так, в 1921 г. дезертировало около 231 тыс. чел [ 276 ], в том числе из частей, которые вели борьбу с антисоветскими выступлениями, - 32 773 чел. (из них 1 704 чел. из комсостава), В 1922 г. дезертировало 112 224 чел. (в том числе 3 763 чел. из комсостава) [ 277 ].

Поскольку среди дезертиров процент “злостных” был относительно невелик для того времени (побеги сразу же после приема на военную службу составили 18-20 %, побеги из войсковых частей - 5-7 процентов), меры уголовного наказания в борьбе с дезертирством играли не главную роль. Об этом свидетельствует тот факт, что из общего количества задержанных за семь месяцев 1919 г. (1 млн. 500 тыс. чел.) было признано злостными лишь 95 тыс. чел. Из них направлено в штрафные части 55 тыс. чел., приговорено к лишению свободы (условно и безусловно) 6 тыс. чел., к расстрелу - 4 000 чел., (в подавляющем большинстве - условно), а фактически расстреляно 600 чел. [ 278 ]

Так довольно непросто складывалась ситуация с дезертирством как с одним из видов войсковых потерь в гражданскую войну. В наших статистических таблицах мы отнесли к числу безвозвратных потерь только ту часть учтенных дезертиров, которая так и не возвратилась в ряды Красной Армии ни в добровольном, ни в административном порядке.

По ходу изложения материала уже говорилось, что использованные нами документальные сведения о людских потерях советских войск за 1918-1920 гг. являются неполными. Поэтому мы сделали уточнения итоговых данных о потерях расчетным способом. В откорректированном виде они представлены в таблице 68, которая сопровождается необходимыми пояснениями.

Таблица 68

Уточненные данные о людских потерях Красной Армии за 1918-1920 гг.

Виды потерь Общее количество потерь В % к среднегодовой численности В % к потерям
I. Безвозвратные потери
а) Действующих войск (сил флота: - убито и умерло на этапах санитарной эвакуации 249294 * 10,5 4,9
- пропало без вести, не вернулось из плена. 86330 ** 3,6 1,7
- небоевые потери *** - - -
б) Действующих войск (сил флота) и военных округов: - умерло от ран и болезней 407209 **** _ 8,0
II. Санитарные потери
а) Действующих войск (сил флота): - ранено, контужено, обожжено, обморожено 536725 22,6 10,6
- заболело 3068237 129,3 60,6
б) Военных округов: - заболело 717279 - 14,2
Итого санитарных потерь 4322241 - 85,4
Всего потерь 5065074 - 100,0

* Получено следующим образом: исходя из общего количества раненых, показанных в таблице (536 725 чел.), и рассчитанного для гражданской войны соотношения между численностью убитых и раненых (один к четырем) было определено число убитых за 1918-1920 гг. (134 181 чел.). После суммирования его с числом умерших в действующих войсках (115 113 чел.), взятым из архивных источников, был получен конечный результат, показанный в таблице (249294 чел.).
** Из общего количества пропавших без вести и попавших в плен в 1918- 1920 гг. в таблице приводится только число не вернувшихся из плена и погибших 86 330 чел., т. е. чисто демографические потери.
*** Среди небоевых потерь за 1918-1920 гг. по документам значится только 27 560 чел. дезертиров (из действующих войск), которые в число безвозвратных демографических потерь не включены.
**** Получено расчетным способом.

Из таблицы видно, что уточнению подверглись лишь данные по некоторым видам безвозвратных потерь: более точно определено количество убитых и умерших на этапах санитарной эвакуации; из общего числа пропавших без вести и попавших в плен (162 029 чел.) в таблице приводится только количество погибших и умерших, то есть чисто демографические потери; из безвозвратных потерь исключены небоевые потери (27 560 военнослужащих), поскольку их составили в данном случае одни дезертиры, которые к демографическим потерям не относятся. Санитарные же потери, несмотря на ранее отмечавшуюся их неполноту, корректировке не подвергались. Да и осуществить ее на основе имеющихся архивных материалов не представляется возможным. К тому же недостающее число санитарных потерь практически компенсируется за счет излишков так называемого “повторного счета” в медицинской статистике, когда некоторое количество одних и тех же военнослужащих из-за повторных ранений или заболеваний поступали на лечение в военно-медицинские учреждения по два и более раза и всякий раз учитывались как новые случаи. Следовательно, цифровые показатели санитарных потерь, взятые из соответствующих документов и включенные в итоговую таблицу, несколько завышены из-за “повторного счета”. Все это позволяет нам без больших погрешностей принять имеющиеся данные о санитарных потерях за истинные.

Уточненные итоги потерь за 1918-20 гг., а также имеющиеся данные по общей численности людского контингента, мобилизованного в Красную Армию за те же годы, позволили нам подсчитать “приход” и “расход” личного состава Вооруженных Сил за указанный период гражданской войны. Цифровые данные, характеризующие поступление и убыль военнослужащих, представлены в таблице 69.

В ней показано, что в добровольческий период строительства Советских Вооруженных Сил их численность к началу июня 1918 г. составляла 374 551 чел. Но этого оказалось недостаточно для отражения натиска внешней и внутренней контрреволюции, войска которой насчитывали уже в то время около 700 тыс. чел. Интервентам и белогвардейцам, имевшим почти двойное превосходство в силах, удалось окружить Республику Советов кольцом фронтов и навязать ей войну (см. схему VIII). В создавшейся обстановке Советское правительство во главе с В.И. Лениным вынуждено было перейти к комплектованию армии и флота путем всеобщей мобилизации трудящихся, в первую очередь рабочих и крестьян. В связи с этим 29 мая 1918 г. было объявлено Постановление ВЦИК об обязательном наборе в армию, с чего и начался новый этап военного строительства. Набор в Красную Армию проводился путем призывов граждан определенных возрастов, при этом право защищать революцию с оружием в руках получили только трудящиеся массы. Нетрудовые элементы привлекались для выполнения различных вспомогательных обязанностей (хозяйственные работы, строительство инженерных сооружений, ремонт техники и т. д.).

V Всероссийский съезд Советов, состоявшийся в июле 1918 г., одобрил мероприятия по созданию регулярной Красной Армии. Съезд установил всеобщую воинскую повинность граждан в возрасте от 18 до 40 лет, отменил выборность командного состава, а также подтвердил необходимость привлечения для службы в армии и на флоте военных специалистов из числа бывших генералов и офицеров.

В постановлении съезда Советов особо подчеркивалось, что каждый боец, получивший в руки оружие, обязан был беспрекословно подчиняться командирам и начальникам.

Таблица 69

Баланс численности Красной Армии за 1918-1920 гг.

Виды пополнения и убыли личного состава Количество
Состояло по списку на 1 июня 1918 г. ( конец добровольческого периода и начало перехода ко всеобщей воинской повинности) 374551 [ 279 ]
Мобилизовано в Красную Армию: а) граждан 1879-1901 гг. рождения 4449383 [ 280 ]
б) по особым распоряжениям (военных специалистов, партийных и др. работников) 1 883654 [ 281 ]
Всего привлечено в Красную Армию за три года (вместе с находившимися в армии на 1 июня 1918 г.) 6707588
Убыло из Красной Армии (всего) 1280315 [ 282 ]
в том числе: - безвозвратные потери 742833 [ 283 ]
- уволено по инвалидности и в отпуск по состоянию здоровья 537482 [ 284 ]
Состояло по списку на 1 ноября 1920 г. 5427273 [ 285 ]

В августе 1918 г. специальным Декретом СНК в ведение Наркомата по военным делам были переданы все войска, сформированные различными наркоматами: путей сообщения (железнодорожная охрана), торговли и промышленности (погранохрана), Наркоматом продовольствия (реквизиционно-продовольственные отряды). Несколько позднее действие Декрета СНК было распространено и на войска ВЧК. Тогда же по решению правительства все действующие войска, состоявшие из отдельных отрядов и частей, стали сводиться в армии и фронты. Все эти меры были направлены на дальнейшую централизацию управления Вооруженными Силами и на упорядочение мобилизационной работы, повышение ее эффективности.

Из таблицы 69 видно, что в ходе претворения в жизнь Закона о всеобщей воинской повинности было призвано в Красную Армию за три года войны 4 449 383 чел. (из состава 22-х возрастов, подлежащих мобилизации). Однако указанное выше количество призванных по возрастам не охватило все категории граждан, привлекаемых к службе в Красной Армии. Поэтому остатки названных возрастов были мобилизованы по особым распоряжениям, например в ходе поверочных сборов, прифронтовых и местных мобилизаций и т. д. Кроме того, был дополнительно привлечен в РККА командный, административно-хозяйственный и медицинский состав, а также значительное количество граждан, поступивших по партийным, профсоюзным, комсомольским мобилизациям. Сюда же вошли добровольцы, переосвидетельствованные, бывшие военнопленные, беженцы и другие.

Число упомянутых категорий граждан, которых призвали распорядительным порядком, составило в общей сложности 1 883 654 чел. В таблице 69 показано также, что всего за 1918-1920 гг. было мобилизовано и призвано в Красную Армию 6 707 588 чел., а убыль военнослужащих за счет безвозвратных потерь, а также за счет уволенных из армии и флота по инвалидности и в отпуск по состоянию здоровья составила 1 280 315 чел. или 19% от общего числа всего мобилизованного людского контингента. Таков главный итог поступления и расхода личного состава за рассматриваемый период.

Потери Красной Армии при ликвидации последних очагов контрреволюции и интервенции (1921-1922 гг.)

С разгромом войск Врангеля осенью 1920 г. закончился основной период гражданской войны, что позволило ликвидировать большинство ее фронтов. Военный вопрос перестал быть главным в политике и хозяйственной деятельности Советского государства. Начался постепенный переход к мирному социалистическому строительству. Осуществлялся он в сложной экономической и политической обстановке. В ряде мест начались вооруженные выступления против нового строя, как одна из форм борьбы контрреволюции с Советской властью.

Империалисты многих стран поддерживали оставшиеся очаги сопротивления белогвардейщины, политический бандитизм, кулацкие восстания и контрреволюционные мятежи. Они создавали напряженность на наших границах посредством различных провокаций и засылки на территорию Советской Республики вооруженных банд, состоявших в основном из белоэмигрантов.

Тогда же активизировали антисоветскую деятельность эсеры и меньшевики, ставшие фактически “авангардом всей реакции” [ 286 ] Они являлись выразителями мелкобуржуазной стихии, которая вылилась в 1921 г. в целый ряд вооруженных мятежей на Тамбовщине, в Сибири, на Северном Кавказе, Украине, в Белоруссии и других местах. Способствовали этому жесточайшая хозяйственная разруха, голод (в связи с неурожаем 1920 г.) и начавшаяся демобилизация армии, в результате чего создалась безработица. Трудности и лишения, переносившиеся во время войны как нечто должное, теперь вызывали недовольство не только среди крестьянства, но и части рабочего класса. Возникшие новые массовые колебания крестьян-середняков отрицательно сказались на настроении личного состава некоторых частей армии и флота, чем не преминули воспользоваться империалистическая агентура, эсеры, анархисты и другие контрреволюционные элементы.

Самым резким выражением всех этих дестабилизирующих явлений был Кронштадский антисоветский мятеж в марте 1921 г. В ряде районов неустойчивость среднего крестьянства вылилась в длительные процессы политического бандитизма: петлюровские банды - на Правобережной Украине, казачьи выступления - на Дону и Северном Кавказе, антоновщина - в Тамбовской губернии, басмачество - в Туркестане и др.

Борьба с мятежами и бандитизмом была трудной и затяжной. В ней участвовали значительные силы Красной Армии, а также войска внутренней службы [ 287 ] и ВЧК, отряды ЧОН [ 288 ] и другие формирования, которые в конечном итоге сломили сопротивление мятежников. Решающие же мероприятия, лишившие бандитизм массовой базы на местах, были проведены коммунистической партией и Советским правительством в экономической области. Решение о замене продразверстки продналогом, принятое в марте 1921 г. десятым съездом РКП(б), положило начало экономическому союзу рабочего класса и крестьянства. С переходом к новой экономической политике (НЭП) повстанчество всюду резко пошло на убыль. Покончено с ним было на Украине и в центральных районах РСФСР в основном к весне 1922 г. В Средней Азии в связи с особыми условиями (национальными, религиозными, бытовыми, политическими, географическими) и наличием связей руководителей банд с иностранными государствами, борьба с басмачеством затянулась до 1925-1926 гг. Отдельные басмаческие банды действовали до середины 30-х годов XX в.

Полным крахом окончились также расчеты международного империализма удержать в своих руках некоторые окраинные районы страны - Закавказье, Среднюю Азию, Дальний Восток как плацдармы для организации новой интервенции.

Следует заметить, что одновременно с ликвидацией последних очагов контрреволюции и окончательным изгнанием интервентов осуществлялось крупное сокращение Красной Армии. Ее изменившаяся среднемесячная и среднегодовая численность за 1921-1922 гг. показаны в таблице 70.

Боевые действия по разгрому контрреволюционных сил и подавлению антисоветских выступлений были связаны со значительными людскими потерями советских войск. Сведения об этом приведены в таблицах 71 и 72. В них показаны потери действующих войск фронтов, военных округов и оперативных групп, а также данные по всем видам потерь.

Особо следует рассматривать борьбу с интервентами и белогвардейцами на Дальнем Востоке в 1921-1922 гг., так как здесь, в силу сложившейся военно-политической обстановки, была образована в апреле 1920 года Дальневосточная республика (ДВР) - буржуазно-демократическое по форме государственное образование (на территории Забайкальской, Амурской и Приморской областей). ДВР располагала Народно-революционной армией (НРА) [ 289 ].

НРА была создана в марте-октябре 1920 г. на базе партизанских соединений и повстанческих отрядов. Она по существу с самого начала являлась составной частью Красной Армии и руководствовалась директивами РВСР, Главкома и помглавкома по Сибири. В рядах НРА состояло на июль 1922 г. 45 594 чел. [ 290 ], (командиров - 6832, бойцов - 38 762).

Боевые действия НРА ДВР начались с изгнания белогвардейцев-семеновцев и японских оккупантов из Читы и Забайкалья в апреле-ноябре 1920 г. Все это позволило объединить в одно целое Забайкальскую и Амурскую области. К лету 1921 г. оккупированным оставалось Приморье, где 26 мая власть захватили белогвардейцы - ставленники японских оккупантов. Их белоповстанческая армия попыталась перейти в наступление против НРА ДВР, но была остановлена, а затем отброшена в феврале 1922 г.

В сентябре 1922 г. войска НРА остановили продвижение белогвардейской “земской рати” из Приморья в сторону Хабаровска, а затем в октябре 1922 г. осуществили Приморскую наступательную операцию, завершившуюся освобождением Дальнего Востока. С вхождением ДВР в состав РСФСР 15 ноября 1922 г. Народно-революционная армия была переименована в 5-ю армию РККА.

Сведения о потерях личного состава НРА удалось выявить только за период с 1 января по 15 июня 1922 г. [ 291 ] (см. таблицу 73). Составили они 7791 чел., из них 2 888 чел. - безвозвратные потери, 4903 - санитарные.

Наиболее кровопролитными были бои в ходе проведения Читинских операций (1-13 апреля, 25 апреля - 5 мая, 1-31 октября 1920 г.), Волочаевской (1-12 февраля 1922 г.) и Приморской (4-25 октября 1922 г.). При этом в рамках Приморской операции выделяется обычно Спасская операция (8-9 октября 1922 г.), которая отличалась особым упорством противодействующих сил. Противник в ней потерял свыше 1000 чел. убитыми и ранеными, около 280 чел. пленными [ 292 ]. Потери войск НРА были тоже, по всей видимости, значительными, однако сведений о них по документам не обнаружено. То же самое можно сказать о потерях НРА в других операциях.

Итоговые данные о людских потерях за 1921-1922 гг. приведены в таблице 74, где дается число потерь раздельно по РККА и НРА, затем в суммарном исчислении с разбивкой по их видам.

Общее число потерь личного состава Красной Армии за период гражданской войны (1918-1922 гг.) приводится в таблице 75. Из нее видно, что безвозвратные демографические потери за всю войну составили 980741 чел. (убитые, умершие от ран и болезней, пропавшие без вести, умершие в плену и при других обстоятельствах).

При оценке количества санитарных потерь за войну (6 791 783 чел.) следует учитывать, что приведенное здесь итоговое число раненых, контуженых и заболевших неизбежно включает в себя так называемый “повторный счет”, то есть когда значительная часть военнослужащих поступала на лечение в госпитали и другие медицинские учреждения по два и более раза и всякий раз учитывались заново. Кроме того, известное число раненых и заболевших, учтенных в санитарных потерях, оказалось потом в числе умерших и прошло также по учету безвозвратных потерь.

Таблица 70

Среднемесячная численность Вооруженных Сил Советской Республики за 1921-1922 гг. [ 293 ]

По состоянию на Общая численность л/с В том числе по видам Вооруженных Сил и родам войск
Сухопутные войска ВМФ ВВС Частитыла Строит. части Части, не входившие в виды
1.7.1921 г. 2009321 1571856 67273 24251 272507 [ 294 ] 73434 [ 295 ] -
1.1.1922 г. 1354516 1195945 47238 12904 [ 296 ] 97868 [ 297 ] - 561 [ 298 ]
Среднегодовая численность 1681918 1383400 57255 18577 185187 73434 561

Таблица 71

Людские потери фронтов, военных округов и отдельных армий (оперативных групп) за время боевых действий по разгрому контрреволюционных сил и подавлению антисоветских выступлений в 1921-1922гг. [ 299 ]

Фронты и военные округа Число потерь
Безвозврат. Санитарн. Всего
Западный фронт [ 300 ] 14602 26372 40974
Кавказский фронт [ 301 ] 9338 29617 38955
Туркестанский фронт (борьба с басмачами с 1.921г. по 7.1922 г.) [ 302 ] 926 867 1793
Вооруженные Силы Украины и Крыма [ 303 ] 14935 37860 52795
Заволжский военный округ [ 304 ] 4164 3192 7356
Орловский военный округ (подавление антисоветского мятежа в Тамбовской губернии в 1921 г.) [ 305 ] 6096 4142 10238
Петроградский военный округ (подавление Кронштадтского антисоветского мятежа в 1921 г.) [ 306 ] 1912 1208 3120
Войска, подчиненные помощнику Главкома по Сибири [ 307 ] 3485 11295 14780
Приуральский военный округ [ 308 ] 259 156 415
Отдельная Краснознаменная Кавказская армия [ 309 ] 2328 8206 10534
Оперативная группа войск в Карелии (разгром белофинских вооруженных банд,
вторгшихся в Советскую Карелию в 1921-1922 гг.)
[ 310 ]
352 1042 1394
Всего 58397* 123957 182354**

* В том числе 32773 дезертира.
** Данные о потерях неполные.

Таблица 72

Потери войск Красной Армии, участвовавших в вооруженной борьбе с контрреволюционными бандами и антисоветскими выступлениями в 1921-1922 гг.

Виды потерь Количество потерь
Всего В % к потерям В т. ч. командный состав * В % к потерям
I. Безвозвратные потери
Убито и умерло от ран и болезней 9454 6.? 926 9,1
Пропало без вести, попало в плен 14481 9,7 473 4,6
Небоевые потери ** 1689 1,1 1733 17.1
Итого безвозвратных потерь 25624 17,1 3132 30,8
II. Санитарные потери
Ранено, контужено, обожжено, обморожено 1071 1 7,2 956 9.4
Заболело 113246 75,7 6091 59,8
Итого санитарных потерь 123957 82.9 7047 69,2
Всего потерь 149581 100,0 10179 100,0

* Потери комсостава от командира взвода, ему равных и выше. - РГВА. Ф.7, оп.6, д.802, л.71, 101, 120, 183, 256; д.803, л.60, 103, 238, 266.
** В число небоевых потерь не включены 32 773 дезертира (из действующих частей), которые к безвозвратным демографическим потерям не относятся.

Таблица 73

Потери Народно-революционной армии Дальневосточной Республики в боях с белогвардейцами и японскими оккупантами (с 1.1 по 15.6.1922 г.)

Виды потерь Командиры Бойцы Всего
I. Безвозвратные потери
Убито и умерло Количество 74 391 465
% к потерям 13,6 5,4 6,0
Пропало без вести Количество 3 230 233
% к потерям 0,6 3,2 3,0
Попало в плен Количество 1   1
% к потерям 0,1    
Небоевые потери Количество 43 2146 2189
% к потерям 7,9 29,6 28,1
Итого безвозвратных потерь Количество 121 2767 2888
% к потерям 22,2 38,2 37,1
% всех потерь к численности личного состава 1,8 7,1 6,3
% среднемесячных потерь к числен. л/с 0,27 1,1 0,97
II. Санитарные потери
Ранено, контужено, обожженно Количество 145 1276 1421
% к потерям 26,7 17,6 18,2
Заболело Количество 278 3204 3482
% к потерям 51,1 44,2 44,7
Итого санитарных потерь Количество 423 4480 4903
% к потерям 77,8 61,8 62,9
% всех потерь к численности личного сост. 6,2 11,6 10,8
% среднемесячных потерь к числен, л/с 0,95 1,78 1,66
Всего потерь Количество 544 7247 7791
% к потерям 100 100 100
% всех потерь к численности личного сост. 8 18,7 17,1
% среднемесячных потерь к числен, л/с 1,22 2,88 2,63

Таблица 74

Общие потери личного состава Красной Армии и Народно-революционной армии Дальневосточной Республики в завершающий период гражданской войны
(1921-1922 гг.)

Виды потерь Потери личного состава Всего
В РККА В НРА ДВР
Количество Проценты Количество Проценты Количество Проценты
К среднегодовой численности К потерям К среднегодовой численности К потерям К среднегодовой численности [ 311 ] К потерям
I. Безвозвратные потери
Действующих войск
Убито и умерло на этапах сан. эвакуации 9454 0,6 0,3 465 1 6 9919 0,6 0,4
Пропало без вести, не вернулось из плена 14481 0,8 0,5 234 0,5 3 14715 0,8 0,5
Погибло в результате происшествий и несчастных случаев, покончило жизнь самоуб. 1689 [ 312 ] 0,1 0,1 2189 4,8 28,1 3878 0,2 0,1
Действующих и недействующих войск
Умерло от ран и болезней в госпиталях 209396
[ 313 ]
12,5 7,8 - - - 209396 12,1 7,8
Итого безвозвратных потерь 235020 14 8,7 2888 6.3 37,1 237908 13,7 8,8
II. Санитарные потери
Ранено, контужено, обожжено 10711 0,6 0,4 1421 3,1 18,2 12132 0,7 0,5
Заболело в действующих войсках 113246 6,7 4,2 3482 7,6 44,7 116728 6,8 4,3
Заболело в недействующих войсках 2340682
[ 314 ]
139,2 86,7 - - - 2340682 135,5 86,4
Итого санитарных потерь 2464639 146,5 91,3 4903 10,7 62,9 2469542 143 91,2
Всего потерь 2699659 160,5 100 7791 17 100 2707450 156,7 100

Таблица 75

Общее число людских потерь Красной Армии за весь период гражданской войны (1918-1922 гг.)

Виды потерь Общее число потерь В гом числе по периодам
1918-1920 гг. 1921-1922 гг
I. Безвозвратные потери
Убито и умерло на этапах санитарной эвакуации 259213 249294 9919
Пропало без вести, не вернулось из плена 101045 86330 [ 315 ] 14715 [ 316 ]
Погибло в результате происшествий, осуждено, покончило жизнь самоубийством 3878 - 3878
Умерло от ран и болезней в лечебных учреждениях 616605 407209 209396
Итого безвозвратных потерь 980741 742833 237908
II. Санитарные потери
Ранено, контужено, обожжено 548857 536725 12132
Заболело 6242926 3785516 2457410
Итого санитарных потерь 6791783 4322241 2469542

* * *

В этой главе представлены результаты комплексного исследования людских потерь Красной Армии в гражданской войне и дано их итоговое количество, в том числе по годам войны (1918, 1919, 1920) и ее главным периодам (1918-1920 гг. и 1921-1922 гг.). Из-за недостаточности или отсутствия необходимых сведений не удалось показать потери советских войск в проведенных ими оборонительных и наступательных операциях. Отсутствуют также данные о людских потерях Красной Гвардии, которая после победы Великой Октябрьской социалистической революции являлась главным орудием защиты Советской Республики. Известно, что отряды Красной Гвардии сыграли решающую роль при ликвидации контрреволюционных выступлений на Дону, Южном Урале, на Украине и на Дальнем Востоке в конце 1917 г. Вместе с первыми частями Красной Армии красногвардейские отряды участвовали в боях с германскими захватчиками под Псковом и Нарвой, успешно сражались против германских и австро-венгерских войск на Украине.

Численность Красной Гвардии в послеоктябрьский период (до создания Красной Армии) достигала 253 тыс. чел.

Открытым остается также вопрос о потерях партизан, которые на протяжении всей гражданской войны 1918-1922 гг. с оружием в руках действовали в тылу белогвардейцев и интервентов.

Наибольшего размаха партизанское движение достигло в Сибири, Забайкалье, Приамурье, на Дальнем Востоке. По неполным данным, только в партизанских отрядах Сибири насчитывалось 140-150 тыс. чел., а партизанские отряды Амурской области “выросли в настоящую партизанскую армию, насчитывавшую к весне 1919 г. свыше 100 тыс. активных бойцов и имевшую единое командование. Партизаны нанесли интервентам и белогвардейцам значительные потери, истребив 17 600 чел. ” [ 317 ].

О потерях партизан имеются только отдельные отрывочные сведения. Известно, например, что из числа амурских партизан в боях, стычках, засадах и набегах погибло около 4300 чел. [ 318 ]

Потери противника (белогвардейцев, интервентов и других антисоветских сил) нами не исследовались из-за отсутствия необходимых сведений. Представление о численности указанных потерь можно составить лишь по тем ориентировочным данным, которые содержатся в ряде трудов по истории гражданской войны, в отдельных изданиях по проблемам демографии и народонаселения.

Так, в уже упоминавшейся нами книге Б. Ц. Урланиса фронтовые потери белых в гражданской войне (убитыми и умершими от ран на этапах санитарной эвакуации) определены в 175 тыс. чел. [ 319 ], а их потери умершими от болезней - 150 тыс. чел. [ 320 ]

В монографии Ю.А.Полякова отмечается, что потери воюющих сторон в 1918-1922 гг. были примерно одинаковыми и составили в общей сложности около 2,5 млн. чел. [ 321 ]

Однако следует сказать, что приведенные выше сведения о потерях белых армий носят в обоих случаях предположительный характер, так как не имеют под собой строгой документальной основы. Согласиться можно только с тем, что людские потери у противника во время гражданской войны были не меньше, чем в Красной Армии.

В заключение следует подчеркнуть, что содержащийся в данной главе статистический материал о людских потерях советских войск в гражданской войне имеет достаточно высокую степень достоверности. Он поможет впредь избегать ошибок и неточностей в этой области, будет способствовать более полному освещению многих событий гражданской войны.




ПРИМЕЧАНИЯ:

[ 197 ] Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.). - М., 1978. Т. 4, с. .227.

[ 198 ] Здесь и в дальнейшем под термином “потери” подразумеваются только потери в личном составе.

[ 199 ] Гражданская война в СССР: В 2 т. - М., 1986. Т. 2, с. 406

[ 200 ] БСЭ. 3-е изд. - М., 1972. Т. 7, с. 234; Советская историческая энциклопедия. - М., 1965. Т. 6, с. 79; Гражданская война и иностранная военная интервенция в СССР: Энциклопедия. - М., 1983, с. 14.

[ 201 ] Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. - М., 1960. с.183, 305.

[ 202 ] Доклад Мобуправления Полевого штаба РВСР в комиссию заместителя Председателя РВСР по вопросу о численности и возрастном составе Красной Армии от 14.12.1920 г. - РГВА. Ф. 7, оп. 7, д. 1158, л. 14.

[ 203 ] РГВА. Ф. 54/36, оп. 5, д. 8, л. 13.

[ 204 ] РГВА. Ф. 54. оп. 6, д. 493, л.3-4.

[ 205 ] Народное хозяйство СССР в цифрах. - М., 1925, с. 110.

[ 206 ] Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. - М., 1960, с. 181.

[ 207 ] Поляков Ю. А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. - М., 1986.

[ 208 ] Там же. С. 102.

[ 209 ] Там же. С. 103.

[ 210 ] В составе Управления по командному составу Всероссийского Главного штаба приказом РВСР от 17.09.1919 г. № 1488 был сформирован Справочный учетно-статистический отдел о потерях на фронте с задачей вести учет и регистрацию всех видов потерь Красной Армии на фронтах гражданской войны, а также осуществить такой учет потерь русской армии за период первой мировой войны 1914-1918 гг. На указанный отдел возлагалась также задача научно-статистической обработки материалов о боевых потерях и удовлетворении поступавших запросов статистического характера по этим данным.

[ 211 ] Отчетность введена Табелем срочных донесений в мае 1919 г. - Приказ РВСР № 909 от 22 мая 1919 г.

[ 212 ] В связи с невозможностью исчисления среднемесячной численности личного состава действующей армии (из-за отсутствия полных данных) вместо нее приведена общая численность армии за июль (применительно к 1918 и 1919 гг.) и на 1 июня (применительно к 1920 г.)

[ 213 ] Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920 гг.). Сб. документов. - М., 1969, с. 164.

[ 214 ] Там же. С. 319.

[ 215 ] Там же. С. 423.

[ 216 ] В связи с невозможностью исчисления среднемесячной численности Вооруженных Сил за 1918-1920 гг. вместо нее приведена в таблице общая численность личного состава на 1 июня (1 июля) каждого года войны.

[ 217 ] Кроме того, на довольствии в Красной Армии состояло 112 тыс. рабочих оборонных заводов.

[ 218 ] В приведенной численности сухопутных войск учтены 187 тыс. чел. больных, раненых и находящихся на пересыльных пунктах.

[ 219 ] Уменьшение численности личного состава ВМФ по сравнению с 1918 г. на 14 696 чел. произошло в результате отправки почти третьей части командиров и краснофлотцев на сухопутные фронты гражданской войны.

[ 220 ] В графу “части служб тыла” включена численность следующих учреждений сухопутных войск: снабжения, ВОСО (военных сообщений), медицинских (санитарных) и ветеринарных, а также гужетранспортных частей, подчиненных непосредственно фронтам, военным округам и центру.

[ 221 ] Приведена численность частей военно-полевого строительства центрального подчинения.

[ 222 ] Кроме того, на довольствии Красной Армии к этому времени состояло 189 801 рабочий оборонных заводов и 12 090 крестьян, привлеченных к выполнению перевозок воинских грузов, а также некоторое количество артистов фронтовых культучреждений и других лиц, получавших армейские продпайки.

[ 223 ] В том числе 201 282 чел. переменного состава лечебных учреждений, 343 365 военнослужащих, находившихся в пути (на эвакуационных, этапных, распределительных, питательных пунктах) и 222 328 чел. личного состава войск внутренней охраны (ВОХР).

[ 224 ] В состав строительных частей включены трудовые армии, части военнополевого строительства и различные строительные и лесозаготовительные отряды. Формирование трудовых армий производилось в соответствии с декретом СНК от 15 января 1920 г. в связи с тяжелым экономическим положением страны и невозможностью демобилизации Красной Армии ввиду непрекращающихся военных угроз со стороны империалистических держав. Согласно декрету трудовые армии могли в любое время влиться в регулярную действующую армию.

[ 225 ] Шатагин Н. И. Организация и строительство Советской Армии в период иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918-1920 гг.). - М., 1954, с. 62.

[ 226 ] Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920 гг.). Сб. документов. - М., 1969, с. 171.

[ 227 ] Там же.

[ 228 ] Там же. С. 322.

[ 229 ] Там же. С. 323.

[ 230 ] Численность боевого состава действующих войск - это фактическая численность штыков и сабель частей, соединений и объединений, предназначенных для непосредственного выполнения боевой задачи.

[ 231 ] Данные о численности войск Красной Армии и противника, приведенные в таблице, включают только количество штыков и сабель боевых войск (без учета численности штабов, частей тыла и резерва фронтов и армий). Взяты они из сборников документов по гражданской войне: “Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920). - М.: 1969; Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.): В 4-х тт. - М., 1971-1978.

[ 232 ] Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920 гг.): Сб. докуменов. - М.: 1969, с. 132; Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.): Сб. документов. - М., 1978. Т. IV, с. 51, 468-473.

[ 233 ] Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.). Сб. документов. М., 1978. T.IV с.70-71, 480-482.

[ 234 ] Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920 гг.). Сб. документов. - М.: 1969, с. 327; Директивы командования фронтов Красной Армии. Сб. документов. - М., 1978. Т. IV, с. 142-149, 160, 510-514.

[ 235 ] Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.). Сб. документов. - М., 1971-1978. Т. IV, с. 220-227, 525-526.

[ 236 ] Таблица составлена по статистическим материалам о боевом и численном составе войск действующей армии на 15 октября 1920 г. - Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.). - М., 1978. Т. 4, с. 200-217.

[ 237 ] Кроме основных фронтов существовали местные фронты, которые создавались по решению местных партийных, советских и военных органов. Комплектовались они за счет местных людских ресурсов. Конкретно речь идет о Семиреченском, Закаспийском, Ферганском, Актюбинском и других местных фронтах. Фронтами иногда неофициально назывались также отдельные боевые участки и районы боевых действий советских войск, входивших в состав основных фронтов или отдельных армий (например, Георгиевский, Кубано-Черноморский, Царицынский, Степной, Камышинский, Урало-Оренбургский, Северо-Сибирский, Архангельский, Петроградский и др.).

[ 238 ] Потери показаны без разбивки по категориям военнослужащих, так как полных и достоверных сведений об этом разыскать не удалось. При вычислении процентных показателей безвозвратных и санитарных потерь использовалась среднемесячная численность действующих войск (таблица 58).

[ 239 ] В том числе 962 чел. убитыми (РГВА. Ф. 6, оп. 4, д. 739, л. 369), 681 чел. умершими от ран и болезней (только по 6 А за август-декабрь 1918 г., 8 и 9 А- за ноябрь декабрь 1918 г. - РГВА. Ф. 6, оп. 6, д. 308, л. 65, 66) и 19 чел. потери ВМФ (РГА ВМФ. Ф. Р-715, оп. 1, д. 137, л. 229). Сведения неполные.

[ 240 ] В том числе: 7 311 чел. убитыми (РГВА. Ф.6, оп.4, д.739, л.369), 898 чел. умершими от ран и 13 387 чел. умершими от болезней - потери фронтов (РГВА. Ф.6, оп.4, д.739, л.383); 757 чел. убитыми и 216 чел. умершими от болезней - потери ВМФ (ссылки на источники см. в пункте 14 настоящих примечаний).

[ 241 ] В том числе: 192 чел. убитыми в январе 1920 г. - только за войска Западного и Юго-Западного фронтов и 6 А (РГВА. Ф.6, д. 308, л. 65 - 66,84); 21 965 чел. (из них 2 334 командира) убитыми в феврале-декабре 1920 г. (РГВА. Ф. 7, оп. 6, д. 802, л. 99) и 99 522 чел. умершими от ран и болезней (РГВА, ф.6, оп.4, д.739, л.383; ф.4, оп.8, д. 177 и 387) - потери фронтов; 578 чел. убитыми и умершими от ран и болезней - потери ВМФ (ссылки на источники см. в 21 примечании).

[ 242 ] Дано суммарное количество убитых и умерших на этапах санитарной эвакуации, в том числе 31 375 чел. убитых и 115 113 чел. умерших в действующей армии от ран и болезней. Данные о числе убитых за три года войны неполные. Даже в далеко неполном “именном списке потерь на фронтах в личном составе РККА за время гражданской войны”, куда включены в основном только убитые на поле боя, содержится 51 тыс. погибших за три года войны. То есть почти на 20 тыс. больше. По справке Мобуправления РККА от 14.12.1920 г. потери за годы гражданской войны убитыми и умершими от ран и болезней ориентировочно составили 159858 чел. (или на 13 370 чел.больше, чем показано в таблице) и, кроме того, в военных округах умерло от ран и болезней 48 896 чел. (или на 8 704 чел. больше, чем показано в таблице). Разницу документальными данными подтвердить не удалось (РГВА. Ф.7, оп.7, д. 1158, л. 14).

[ 243 ] В том числе 1 479 чел. пропавших без вести, 181 чел. попавших в плен (РГВА. Ф. 6, оп. 4, д. 739, л. 369) и 400 чел. - потери ВМФ, попавшими в плен 25.12.1918 г. на эсминцах “Спартак” и “Автроил” (РГА ВМФ. Ф. р-55, оп.1, д.18, л.63).

[ 244 ] В том числе: 30 799 чел. пропавшими без вести и 6 830 чел. попавшими в плен - потери фронтов (РГВА, ф.6, оп.4, д.739, лл.367-369). Сведения неполные, поскольку неизвестно точное число попавших в польский плен в 1919 г. 101 чел. пропавший без вести и 109 чел. попавшие в плен - потери ВМФ (ссылки на источники см. в пункте 14 настоящих примечаний).

[ 245 ] В том числе 4 797 чел. командиров (РГВА. Ф.8, оп.6, д.802, л.99); 15 чел. - потери ВМФ (ссылки на источники см. в 21-м примечании).

[ 246 ] Данные в таблице неполные, поскольку неизвестно точное число красноармейцев и командиров, попавших в плен во время польско-советской войны 1919-1920 гг. Хотя именно они составили большую часть всех попавших в плен и пропавших без вести за этот год. Имеются сведения о том, что после провала наступательной операции Красной Армии в Польше в 1920 г. многие военнослужащие старших возрастов из-за нежелания дальше воевать добровольно сдались в плен. А на Юго-Западном фронте в ряде соединений “уроженцы Дона и Кубани все без исключения добровольно перешли на сторону противника” (телеграмма председателя Особой Комиссии Штаюгзапа. РГВА. Ф.6,оп.2, д. 17, л. 16).

По уточненным данным за время польско-советской войны 1919-1920 гг. всего попало в плен 165 550 чел. советских военнослужащих (см. “Новая и новейшая история”, 1995, № 3, с. 66). Неизвестно пока точное число умерших и погибших красноармейцев и командиров в польском плену. Между тем смертность там была чрезвычайно высокой в связи с бесчеловечными условиями содержания советских военнопленных, варварским обращением с ними лагерной администрации вплоть до самочинных расстрелов военнопленных.

По сведениям Мобуправления штаба РККА на 21.11.1921 г., из Польши было возвращено 75699 чел. (РГВА. Ф. 7, оп. 7, д. 89, л. 287; д. 1158, л. 14).

В указанное в таблице итоговое число пропавших без вести и попавших в плен не включены интернированные в Германии военнослужащие Красной Армии (около 43 000 чел.) из состава Западного фронта (войска 4-й армии вместе с входившим туда 3-м конным корпусом и две дивизии 15-й армии). После поражения войск фронта в районе Вислы в конце августа 1920 г. пути отступления указанных соединений на восток были заблокированы противником. Поэтому они вынуждены были (с целью избежания польского плена) организованно отойти на территорию Восточной Пруссии, где их германские власти интернировали с размещением в 12-14 лагерях для интернированных (РГВА. Ф.31674, оп.1, д.7, л.4-62; оп.2, д.1, л.3-6). Об этом сразу же было извещено правительство РСФСР (через российское представительство в Берлине). В середине 1921 г. интернированные советские военнослужащие в количестве 40 986 чел. были возвращены из Германии на Родину (РГВА. Ф..7, оп.7, д.89, л.287, 288; д.1158, л.14). Некоторая их часть возвратилась раньше: в конце 1920 - начале 1921 г. Из 162 029 чел. пропавших без вести и попавших в плен, показанных в таблице, погибшими и умершими считаются 86 330 чел. (безвозвратные демографические потери).

[ 247 ] РГВА. Ф.6, оп.4, д.739, л.369.

[ 248 ] РГВА. Ф.6, оп.4, д.739, лл.367-369.

[ 249 ] Показаны небоевые потери (число дезертиров) за период с 15.2. по 31.12.1920 г. (РГВА. Ф. 6, оп. 4, д. 739, л. 159-162, 303, 354, 355, 377, 378; д. 824). Сведения неполные.

[ 250 ] В небоевые потери за 1918-1920гг. (27560 чел.) включены только дезертиры из действующих войск, которые в последующем в число безвозвратных демографических) потерь включаться не будут.

[ 251 ] Здесь приведено число умерших от ран и болезней в Московском, Орловском и Приволжском военных округах за период май-декабрь 1918 г. (РГВА. Ф. 6, ол. 6, д. 308, л. 57, 63, 73).

[ 252 ] Показано число умершего личного состава от ран и болезней в военных округах (Московском и Приволжском - с 01.01.1919 по 01.1.1920 г. Орловском - с 01.01.1919 по 01.7.1919 г.) (РГВА. Ф. 6, д. 308, л. 57, 63, 73).

[ 253 ] Дано количество умерших от ран и болезней за 1920 год во всех военных округах ( РГВА, ф. 4, оп. 8, дд. 177, 387).

Сведения неполные. За весь 1920 г. на фронте и в тылу умерло только от болезней 174 тыс. чел. - Большая медицинская энциклопедия, 1-е изд. Т. V, с. 450.

[ 254 ] Дано суммарное количество умерших военнослужащих от ран и болезней в военных округах за 1918-1920 гг. Данные неполные, так как в архивных делах о количестве умерших военнослужащих в военных округах за 1918-1920 гг. недостает многих докладов и донесений из войск по этому вопросу.

[ 255 ] В том числе: в войсках Восточного фронта за сентябрь-ноябрь 1918 г. - 8 470 чел., Юго-Западного за ноябрь-декабрь 1918 г. - 5 334 чел., 6 А за август-ноябрь 1918 г. - 1439 чел. (РГВА. Ф. 6, оп.6, д. 308, л. 65 - 66,82) и 92 чел. Потери - ВМФ ( РГА ВМФ. Ф. р-715, оп.1, д. 137, л.229). Сведения неполные.

[ 256 ] В том числе 201 269 чел. - потери фронтов (РГВА. Ф. 6, оп. 4, д. 739, л. 383) и 1 024 чел. потери ВМФ (ссылка на источники см. в пункте 14 настоящих примечаний).

[ 257 ] Потери ранеными приведены с добавлением к ним 290 чел. потерь ВМФ. - Энциклопедический словарь. - М., 1947. Т. 2, с. 228.

[ 258 ] В том числе: в войсках Восточного фронта за сентябрь 1918 г. - 3 394 чел., 6 А за август - сентябрь 1918 г. - 1536 чел. (РГВА, ф.6, оп.6, д.308, л.57, 82), в войсках фронтов и отдельных армий за 2-ю половину 1918 г. - 40 585 чел. (РГВА. Ф.6, оп.4, д.739, л.383) и 27 чел. - потери ВМФ (острозаразные больные Балтийского флота) (РГА ВМФ. Ф.Р-588, оп. 1, д. 263, л. 1).

[ 259 ] В том числе 818 244 чел. потери фронтов (РГВА. Ф.6, оп.4, д.739, л.383) и 1 373 чел. потери ВМФ (острозаразные больные, лечившиеся в Кронштадтском и Петроградском военно-морских госпиталях Балтийского флота и в госпитале Астрахано-Каспийской флотилии). Согласно справке начальника Главного управления личного состава Морских Сил потери ВМФ за 1919 г. составили около 4 000 чел. (РГА ВМФ. Ф.Р-1, оп. 1, д. 288, л. 18-19), однако подтвердить их документальными данными и разбить по видам потерь не представилось возможным. Документально удалось подтвердить лишь 3 580 чел. (из них 757 чел. убитыми, 216 чел. умершими от болезней, 1024 ранеными, 210 чел. пропавшими без вести и 1373 чел. заболевшими острозаразными болезнями). Эти подтвержденные данные и были включены в настоящий труд.

Документальные источники потерь ВМФ:
по Балтийскому флоту; РГА ВМФ. Ф.Р-1, оп. 1, д. 604, л. 25-67; ф. Р-55, оп. 1, д. 23; ф. Р-187, п. 1, д. 324,343; ф. Р-307. оп. 1, д. 10, д. 11, л. 12 -13, 26; д.13; д.16, л.24; ф. Р-588, оп. 1, д. 263, 271, 273, 283;
по Астрахано-Каспийской военной флотилии: РГА ВМФ. Ф. Р-1, оп.1, д. 203; ф. Р-55, оп. 1, д. 26; ф. Р-562, оп. 2, д. 316, л. 18; д. 345; ф.Р-588, оп.1, д. 273, лл. 112-113;
по Днепровской военной флотилии: РГА ВМФ. Ф. Р-1, д. 208, л. 29,32; оп.З, д. 396, л. 19,25; ф. Р-139, оп. 1, д. 42, л. 41; ф. Р-187, оп. 1, д.343;
по Онежской военной флотилии: РГА ВМФ. Ф. Р-55, оп. 1, д.26, л. 95; ф. Р-124, оп. 1, д. 141, л. 303; ф. Р-342, оп. 1, д.776, л. 9;
по Северо-Двинской военной флотилии: РГА ВМФ. Ф. Р-1, оп. 3, д. 55, л. 6-9;
по Чудской военной флотилии: РГА ВМФ. Ф.Р-1, оп. 3, д. 196, л. 81; ф. Р-187, оп. 1, д. 138, л. 20.

[ 260 ] В том числе 1 454 чел. потери ВМФ острозаразными больными - данные по Петроградскому военно-морскому госпиталю Балтийского флота за 1920 г. и Волжско-Каспийской военной флотилии за январь-март и ноябрь-декабрь 1920 г. (РГВА, ф.6, оп. 4, д. 739. л. 383).

В графу потерь за 1920 г. включены потери ВМФ, которые составили 2337 чел., из них: 169 чел. убитыми, 409 чел. умершими от болезней, 15 чел. пропавшими без вести, 290 чел. ранеными и 1 454 чел. заболевшими.

Документальные источники потерь ВМФ:
по Балтийскому флоту: РГА ВМФ, ф. Р-1, оп. 1, д. 245; д. 604, лл. 25-67; ф.Р-641, оп. 1, дд. 195, 212, 213;
по Аму-Дарьинской речной флотилии: ЦГА ВМФ, ф. Р-1, оп. 1, д. 183, л. 12;
по Аральской. Азовской и Сибирской военным флотилиям: РГА ВМФ, ф. Р-55, оп. 1, д. 69.
по Волжско-Каспийской военной флотилии: РГА ВМФ, ф.Р-1, оп.3, д.574; ф. Р-562, оп.3, д. 139, л. 104; д. 380, лл.1-12, оп. 2, д. 604;
по Днепровской военной флотилии: РГА ВМФ, ф.Р-1, оп. 1, д. 137, л. 39; оп. 3, д. 704.
по Западно-Двинской военной флотилии: РГА ВМФ,ф. Р-187, оп. 1, д.343;
по Северо-Двинской военной флотилии: РГА ВМФ, ф. Р-1, оп. 1, д. 241, л35.
по Онежской военной флотилии: РГА ВМФ, ф. Р-1, оп. 1, д. 141.

[ 261 ] Включено число заболевших в Московском военном округе за март-июнь 1918 г. (24 174 чел.) и Орловском (5 951 за майиюнь), а также количество заболевших за вторую половину года во всех военных округах (РГВА. Ф.6, оп, 6, д. 308, л. 73; оп. 4, д. 739, л. 383).

[ 262 ] Включено число заболевших в Московском военном округе за март-июнь 1918 г. (24 174 чел.) и Орловском (5 951 за майиюнь), а также количество заболевших за вторую половину года во всех военных округах (РГВА. Ф.6, оп, 6, д. 308, л. 73; оп. 4, д. 739, л. 383).

[ 263 ] Показано общее число заболевшего личного состава военных округов за 1920 г. (РГВА, ф. 4, оп. 8, дд. 177,387).

[ 264 ] Семашко Н. А. Политика и санитария. - Известия народного комиссариата здравоохранения, 1920, № 1-2, с. 11.

[ 265 ] Ленин В. И. ПСС: В 55 т. Т. 39, с. 410.

[ 266 ] РГВА. Ф. 4, оп. 5, д. 19, л. 140.

[ 267 ] Определены расчетным способом на основе имеющихся частичных сведений о количестве умерших инфекционных больных за 1919, 1920, 1921, и 1922 гг. с применением исчисленных коэффициентов летальности для эпидемий тифа (13%-усредненный), холеры (28%), дизентерии (14%) и других инфекционных болезней. - РГВА, ф. 6, оп. 6, д. 294; ф. 5, оп. 1, д. 36; ф. 4, оп. 8, д. 177, 387; оп. 5, д. 19,77; оп. 8, д. 476, 528.

[ 268 ] Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. - М., 1983, с.341.

[ 269 ] Итоговое число умершего личного состава получено расчетным способом: к 283 079 умершим инфекционным больных (таблица 67), приплюсовано 124 130 чел., умерших из оставшегося числа санитарных потерь (2 068 836). При этом второе слагаемое получено с применением коэффициента летальности (6 %), рассчитанного для раненых и обычных больных применительно к гражданской войне. - Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. М., 1960, с. 170, 189, 305-306.

[ 270 ] Число уволенных по инвалидности и в отпуск получено как разность между общей убылью личного состава Красной Армии за 1918-1920 гг. (1 280 315 чел.) и числом безвозвратных потерь за тот же период (742 833 чел. - Таблица 69).

[ 271 ] Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. - М., 1983, с. 345.

[ 272 ] Во время гражданской войны понятие “дезертирство” толковалось расширительно и охватывало все формы уклонения от службы в Красной Армии: самовольное оставление военнослужащим своей части или места службы с целью уклонения от военной службы, или от участия в боевых действиях; уклонение военнообязанных от явки на призывные пункты или к месту службы по мобилизации или призыву.

[ 273 ] Ленин В. И. ПСС: В 55-ти т. - Т. 50, с. 295-296.

[ 274 ] Тухачевский М. Н. Избранные произведения. - М., 1957. Т. 1, с. 73

[ 275 ] Гражданская война 1918-1921 гг. - М., 1928, с. 83.

[ 276 ] Получено расчетным способом. За 5 месяцев 1921 г. (август-декабрь) дезертировало 96 255 чел. или в среднем 19 251 чел. в месяц, значит, за год будет (округленно) 231 000 чел. - РГВА. Ф. 7, оп. 7, д. 285, л. 254-259.

[ 277 ] РГВА. Ф. 7, оп. 7, д. 285, л. 246 - 248.

[ 278 ] Гражданская война 1918-1921 гг. - М., 1928. Т. 2, с. 84.

[ 279 ] Общая численность личного состава РККА на 1 июня 1918 г. - таблица 59.

[ 280 ] Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.). - М., 1978. Т. IV, с. 275-276.

[ 281 ] В приведенную численность мобилизованных по особым распоряжениям вошли следующие категории граждан, принятых в Красную Армию с 12 июня 1918 г. по 15 июня 1920 г.:

  • бывшие офицеры и генералы - 35 502; бывшие военные чиновники - 3441;
  • бывшие унтер-офицеры и подпрапорщики - 178 139;
  • бывшие врачи (медицинские и ветеринарные) - 3494;
  • бывший низший медицинский и ветеринарный персонал - 13 481;
  • граждане разных возрастов, привлеченные к службе в РККА
  • по прифронтовым и местным мобилизациям - 366 718; специалисты - 71 599;
  • волостники (по 10-20 чел. с волости) - 24 364;
  • признанные ранее неспособными к строевой (походной) службе - 63 334;
  • железнодорожники - 47 287; члены РКП(б) - 26 780;
  • члены профсоюзов - 12 573;
  • почтовые работники - 2355;
  • рабочие и служащие торговли, промышленности и транспорта - 40 024;
  • студенты и учащиеся - 5528; переосвидетельствованные - 32 671;
  • солдаты старой армии, вернувшиеся из плена - 39 407;
  • бывшие военнопленные 1898-1899 годов рождения - 37 530;
  • по поверочному сбору (постановление Совета обороны от 27.08.1919 г.) - 502 873;
  • мобилизованные на Украине в 1919-1920 гг. - 214 387;
  • беженцы из Литвы, Латвии, Белоруссии, Украины - 2648;
  • остатки по законченным призывам - 101 831;
  • тыловое ополчение - 16 790.
  • В с е г о - 1 883 654 чел.

Эти данные взяты из документа № 67 “Количество граждан, призванных в Красную Армию с 12 июня 1918 г. по 15 июня 1920 г.” При этом использовались только данные на 15 июня 1920 г., а при их отсутствии - данные на 1 сентября 1919 г. Сведения о призванных по годам рождения, имеющиеся в указанном документе, нами опущены, т.к. они уже учтены в нашей таблице (Пункт “Мобилизовано в Красную Армию: граждан 1879-1901 годов рождения”). - Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.). - М., 1978. Т. IV, с. 274.

[ 282 ] Убыль личного состава Красной Армии за 1918-1920 гг. получена как разность между общей численностью всего людского контингента, поступившего в РККА по призывам, мобилизациям и добровольно за указанный период (6 707 588 чел.) и общей списочной численностью личного состава на конец 1920г. (5427 273 чел.)

[ 283 ] Число безвозвратных потерь (см. таблицу 68).

[ 284 ] Число уволенных из Красной Армии за три года войны по инвалидности и в отпуск по состоянию здоровья получено как разность между общей убылью личного состава (1 280 315 чел.) и количеством безвозвратных потерь (742 833 чел.).

[ 285 ] Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг). М., 1978. Т. IV, с. 227.

[ 286 ] Ленин В.И. ПСС: В 55 т. - Т. 44, с. 53.

[ 287 ] Войска внутренней службы (ВНУС) - специальные военные формирования, выполнявшие задачи по охране тыла Советского государства. На них была возложена также охрана государственной границы. Созданы постановлением СТО от 1 сентября 1920 г. В их состав вошли войска внутренней охраны Республики (ВОХР), караульные части, войска обороны железных дорог прифронтовой полосы, транспортная милиция (железнодорожная, водная). Находились они в подчинении НКВД и Главкома. К концу 1920 г. насчитывали 360 тыс. чел. (14 дивизий и 18 бригад). Постановлением СТО от 19 января 1921 г. войска ВНУС, из состава которых были выведены войска ВЧК, железнодорожная и водная милиция, были переданы в военное ведомство.

[ 288 ] Части особого назначения (ЧОН) - военно-партийные отряды. Создавались при заводских партячейках, райкомах, горкомах, укомах и губкомах партии на основании постановления ЦК РКП(б) от 17 апреля 1919 г. для оказания помощи органам советской власти в борьбе с контрреволюцией, для поддержания порядка и охраны государственных объектов. Чоновцы проходили обучение во Всевобуче, а с июля 1921 г. - в системе военно-учебных заведений и курсов РККА. В марте 1921 г. отряды ЧОН были переданы в состав милиционных частей Красной Армии. В декабре 1921 г. в ЧОН числилось кадрового состава 39673 чел., переменного - 323 373 чел.

[ 289 ] Здесь и далее под наименованием “Народно-революционная армия ДВР” подразумевается также и Народно-революционный флот (НРФ) ДВР.

[ 290 ] Приведенная численность принята за среднемесячную и среднегодовую численность личного состава НРА ДВР за 1921-1922 гг.

[ 291 ] РГВА. Ф.7, оп. 6, д. 991, л. 15, 38.

[ 292 ] Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. - М., 1983, с. 565.

[ 293 ] В связи с отсутствием необходимых данных для подсчета среднемесячной численности Вооруженных Сил за 1921-1922 гг. вместо нее приведена в таблице их численность на 1 июля (для 1921 г.) и на 1 января (для 1922 г).

[ 294 ] В состав частей служб тыла включены железнодорожные войска, численность которых вместе с органами военных сообщений составляла 57 870 чел.

[ 295 ] Показана только численность строительных частей. Трудовые армии, ранее входившие в состав строительных формирований, в соответствии с постановлением СТО от 30.03.1921 г. (приказ РВСР от 18.4.1921 г. № 864 ) и в связи с начавшейся демобилизацией Красной Армии, были переданы в ведение Наркомата по труду, а к 1 февраля 1922 г. расформированы (Постановление СТО от 02.12.1921 г.).

[ 296 ] Численность ВВС приведена без военно-учебных заведений, которые учитывались в составе Сухопутных войск.

[ 297 ] С учетом численности железнодорожных войск, которая вместе с органами военных сообщений составляла 23 753 чел.

[ 298 ] В графе “Части, не входившие в виды Вооруженных Сил” показана численность личного состава частей и учреждений военно-топографической службы.

[ 299 ] При исчислении людских потерь были использованы следующие архивные источники:

а) Боевые действия против контрреволюционных банд и антисоветских выступлений на Украине, в Белоруссии, Поволжье, Сибири и др. районах - РГВА. Ф.7, оп.6, д.802, л.71, 101, 120, 183, 256; д. 803, л. 60, 103, 194, 238, 266.
б) Ликвидация Кронштадтского мятежа. - РГВА, ф.263, оп.1, д.27, л.49; д.51, л.56-60; ф.264, оп.1, д.28, л.31; д.29, л.48, 66.
в) Ликвидация антисоветского кулацко-эсеровского мятежа в Тамбовской губернии. - РГВА. Ф.5, оп.1, д.176; ф.7, оп.6, д.802, л. 120; ф.235, оп.2, д.254, л.87, 182, 334, 523, 644, 695; д.567, л.15.
г) Освобождение Грузии и Армении. - РГВА, ф. 6, оп. 4, д. 641; ф. 7, оп. 6, д. 802, л. 71, 101, 120, 183.
д) Боевые действия против белофинских войск, вторгшихся в Советскую Карелию. - РГВА. Ф.7, оп.2, д.837, л. 17.
е) Потери войск Туркестанского фронта, участвовавших в борьбе с басмачами в 1921-1922 гг. - РГВАА. Ф.110, оп.4, д.605, л.3-5.

[ 300 ] Войска Западного фронта в 1921-1922 гг. принимали участие (наряду с частями ВЧК, отрядами ЧОН, милицией и др.) в боевых действиях против многочисленных контрреволюционных банд, засылаемых из Польши на территорию Белоруссии и западных областей России (банды Булак-Балаховича, Павловского, Прудникова, Пименова и др.).

[ 301 ] Войска 9-й и 11-й армий Кавказского фронта в феврале-марте 1921 г. по просьбе Ревкома Грузии участвовали в освобождении ее от контрреволюционного правления меньшевиков и их иностранных покровителей. Одновременно войска 11-й армии совместно с армянскими революционными отрядами в феврале-июле 1921 г. разгромили дашнакские контрреволюционные силы на всей территории Армении.

[ 302 ] Стрелковые и кавалерийские части ТуркВО (Бухарская группа войск) совместно с частями Бухарской Красной Армии в 1921-1922 гг. вели борьбу с крупными бандами басмачей на территории Бухарской народной советской республики.

[ 303 ] Значительная часть Вооруженных Сил Украины и Крыма вели боевые действия против многочисленных петлюровских банд, засылаемых на территорию Украины из Польши. Наиболее крупные из них (банды Нельговского, Палия-Черного, Тютюнника) были разгромлены к концу 1922 г. А в 1921 г. завершился разгром махновских банд.

[ 304 ] Войска Заволжского ВО, располагавшегося на территории Самарской, Царицынской. Астраханской, Оренбургской, Саратовской губерний, Трудовой коммуны немцев Поволжья и территориях Уральской и Тургайской областей, вели в 1921 г. боевые действия против мятежников, возглавляемых Сапожниковым.

[ 305 ] Войска Орловского ВО в январе-июле 1921 г. вели боевые действия на территории Тамбовской и частично Воронежской губерний по подавлению антисоветского кулацко-эсеровского мятежа, возглавляемого Антоновым. С февраля 1921 г. войска были подчинены непосредственно Главкому. В марте 1922 г. Орловский военный округ расформирован.

[ 306 ] В марте 1921 г. войска 7-й армии Петроградского ВО под командованием М.Н. Тухачевского осуществляли подавление Кронштадтского антисоветского мятежа, охватившего гарнизон Кронштадта и экипажи ряда кораблей (всего участвовало в мятеже около 27 тыс. матросов и солдат). Мятеж был организован эсерами, меньшевиками, анархистами и белогвардейцами. Ликвидировали его 18 марта 1921 г.

[ 307 ] Войска, подчиненные помощнику Главкома по Сибири, в феврале-июне 1921 г. осуществляли подавление антисоветского Западно-Сибирского мятежа.

[ 308 ] Войска Приуральского ВО, включавшего территории Челябинской, Вятской, Северо-Двинской. Тюменской губерний и Башкирской АССР, участвовали в подавлении Западно-Сибирского кулацкого мятежа (февральиюнь 1921 г.).

[ 309 ] Отдельная Краснознаменная Кавказская армия была создана в мае 1921 г. в результате переформирования 11-й армии Кавказского фронта, который был упразднен 29 мая 1921 г. Войска Кавказской армии принимали участие в ликвидации бандитизма и контрреволюционных выступлений на Северном Кавказе в 1921-1922 гг.

[ 310 ] Оперативная группа войск в Карелии была создана в ноябре 1921 г. для пресечения так называемой “Карельской авантюры” (вторжения белофинских вооруженных банд в Советскую Карелию в октябре 1921 г. - феврале 1922 г.). Организаторами этой военной акции являлись империалистические круги США и Великобритании, использовавшие кулацкий политический бандитизм в Карелии и захватнические устремления финской буржуазии против Советской России. Оперативной группой советских войск, осуществлявшей разгром котрреволюционных сил в Карелии, руководили Главком Вооруженных Сил Республики С. С. Каменев и командующий группой войск А. И. Седякин.

[ 311 ] Среднегодовая численность личного состава для определения процентного соотношения людских потерь за 1921-1922 гг. складывается из среднегодовой численности РККА (1 681 918 чел. - см. таблицу 70) и среднемесячной (среднегодовой) численности НРА ДВР (45 594 чел.) и составляет 1 727 512 чел.

[ 312 ] В число небоевых потерь не включены 230 000 дезертиров за 1921 г. (в том числе 32773 дезертира из действующих войск) и 112224 дезертира за 1922 г., поскольку они не относятся к категории безвозвратных демографических потерь.

[ 313 ] Число умерших в госпиталях от ран и болезней определено расчетным способом, исходя из следующего: за 1921 г. учтено 580 548 инфекционных больных, из них 77 901 чел. умер. - РГВА. Ф.4, оп.5, д. 19, л. 122; д.63, л. 105; оп.8, д.528, л. 18; д.479, л.81. За 1922 г. (с 1 января по 1 октября) учтено 164 973 инфекционных больных, из них умерло 28 368 чел. - РГВА. Ф.4, оп.5, д.77, л.33. Вычтя из общего количества санитарных потерь за 1921 - 1922 гг. (1 464 639 чел.) число инфекционных больных за те же годы (745 521 чел.), получим число раненых и заболевших неинфекционными болезнями (1 719 118 чел.). С помощью коэффициента летальности (6%) и указанного выше числа потерь получаем расчетное количество умерших из числа раненых и неинфекционных больных (103 147 чел.). Суммируя эту цифру с названным выше количеством умерших инфекционных больных (106 249 чел.), получим расчетное число умерших в госпиталях от ран и болезни (209 396 чел.), которое показано в таблице.

[ 314 ] В число заболевшего личного состава недействующих войск Красной Армии за 1921-1922 гг.(2 340 682 чел.) включены госпитализированные за 1921 г. (1822832 чел) - РГВА. Ф.4, оп.5, д.19, л.122 и за 1922 г. (517 850 чел., получено расчетным способом).

[ 315 ] РГВА. Ф.7, д.89, л.287-288.

[ 316 ] РГВА. Ф.7, оп.6, д.802, л.71, 101, 120, 183, 256; д.805, л.60, 103, 194, 238, 266; оп.2, д.527, л.6; Ф.235, оп.2, д.564, л.87, 182, 334, 523, 644, 695; ф.263, оп.1, д.51, л.55-60; ф.264, оп.1, д.29, л.48, 66.

[ 317 ] Шишкин С. Н. Гражданская война на Дальнем Востоке. - М., 1957, с. 66.

[ 318 ] Кургузов С. Амурские партизаны. - Хабаровск, 1929, с. 55.

[ 319 ] Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. - М., 1960, с. 188.

[ 320 ] Там же. С. 188, 307.

[ 321 ] Поляков Ю. А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. - М., 1986, с. 104.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 12222

X