В. Г. Брюсова. Метрологическая достоверность «Меры Спасову образу»
Древнерусская письменность сохранила ряд произведений, содержащих в себе промеры отдельных памятников и сооружений: длину городских стен, размеры зданий, «чудотворных» икон и т. п. Эти промеры дают ценный материал для воссоздания древней системы мер длины, для изучения архитектурно-строительной математики. К числу таких статей относится «Мера Спасову образу» — составная часть «Сказания о святой Софии Новгородской», одного из наиболее распространенных в рукописном наследии Новгорода1.

В своем полном виде Сказание состоит из трех основных частей. В первой содержатся исторические сведения о построении Новгородской Софии и о росписи ее главы. Вторая часть заключает в себе легенду о Спасовом образе и о «сжатой деснице». Третья часть, с собственным подзаголовком «Мера Спасову образу», приводит размеры купольной фрески с образом Вседержителя, размеры изображений архангелов и пророков в барабане, а также диаметр трибуна («внутри около шеи») и расстояние от пола до скуфьи купола. Приведем в качестве образца один из списков «Сказания о святой Софии Новгородской» в составе так называемого «Летописца новгородского церквам божиим»:

«В лето 6553 [1045]. Заложи великий князь Владимир Ярославичь, а внук великаго князя Владимира Киевского и всея России, крестившаго Русскую землю, в Великом Новеграде церковь каменную святыя Софии, при втором епископе Луки, а делали ю 7 лет, и устроиша вельми прекрасну и превелику; а в то время служили во храме святых праведных богоотец Иоакима и Анны. И устроив церковь ириведоша иконных писцов из Царяграда, и начата иодписывати во главе, и написаша образ господа бога и Спаса нашего Иисуса Христа со благословящей рукою, иконописцы же писаша по три утра, и на четвертое утро глас бысть от образа господня иконным писцом глаголющ: писари, писари, о писари! не пишите Мя с благословящею рукою, напишите мя сжатою рукою, аз бо в сей руце моей сей Великий Новград держу, а когда сия рука моя распространится, тогда будет граду сему скончание. Мера тому Спасову образу: от венца до пояса пол-четыре сажени, а около венца 43 пяди, носу длина пол-4 пяди, устие полторы пяди, очи по-2 пяди, рука зжатая длань шесть пядей, а простертая длань 8 пядей, подпись «Иисус Христос» по 14 пядей, архангели и херувимы над окпы паписаны стоящие по 16 пядей мерных, а внутри главы кругом, где окна, 12 сажеп; а от Спасова образа ото лбу до мосту церковнаго 15 сажен мерных. А писали Спасова образа годишное время и боле»2.

Каждая из трех частей Сказания, которые могут быть названы как «историческая» часть, «легенда» и собственно «мера образу», встречается иногда самостоятельно, независимо от других, но большинство списков представлено вариантами, в которых соединены вместе две первые части или все три. И хотя каждая из частей имеет свою особую тему, представляющую собственный интерес: первая — преимущественно для историков и искусствоведов, вторая, легенда,— для литературоведов, а третья — для изучения древнерусской метрологии,— при всей кажущейся самостоятельности и независимости друг от друга, эти три части по своему внутреннему смыслу между собой теснейшим образом связаны.

Рассмотрим в настоящем кратком сообщении три вопроса: 1) о дате появления «Меры Спасову образу» и принятой в ней системе измерения; 2) о датировке Сказания в целом; 3) о подлинном содержании, заключенном в «Мере Спасову образу» как составном элементе «Сказания о святой Софии Новгородской».

Исследование списков «Меры Спасову образу» показывает наличие нескольких вариантов текста, которые различаются между собою в следующих частностях: в последовательности промеров разных величин, в их наименовании, а в ряде случаев и в самих размерах.

Наиболее постоянным оказывается размер барабана по внутренней и наружной окружности. Внутренний размер — «около шеи» — по всем спискам равен 12 саженям, а по промерам его в натуре дает цифру 19 м, что составляет размер сажени 152 см, т. е. как раз ту самую тмутараканскую сажень, размер которой был установлен для домонгольского периода Б. А. Рыбаковым3, а впоследствии был принят и другими авторами4. Размер расстояния «ото лба Спасова образа до мосту церковнаго» встречается в двух вариантах: в одной группе списков указана цифра 18 саженей мерных, а в другой группе — 15 саженей. Этот второй размер и был принят Б. А. Рыбаковым, что при просчете дает другую величину сажени — 158 см5. Появление двух размеров сажени потребовало признания возможности применения разных по величине саженей для горизонтальных и вертикальных промеров, что иногда встречается в практике древнерусского зодчества. Однако более точный промер высоты купола с учетом позднейшего повышения уровня пола дает другую величину — не 30,8 м и не 26.4 м высоты подкупольного пространства, но 27.36, и, таким образом, правильной является цифра не 15, но 18 саженей, которая как раз и присутствует в более ранних списках «Меры Спасову образу». В таком случае мы получаем и здесь ту же самую тмутаракапскую сажень в 152 см, как и в промере внутренней окружности барабана.

Имеются разночтения и в промерах изображения Спаса и других фигур. Некоторые из них явились, несомненно, вследствие ошибок и описок, закрепившихся при переписке.

Фигуры архангелов и пророков в барабане Софийского собора сохранились7, и их размер дает нам твердые величины. Для архангелов это 3,7 м; разделив эту цифру на 17,5 пядей «меры», получим размер пяди в 20 см. Высота изображения пророков — 3,2 м, тогда как, согласно «меры», их размер указан в 15,5 пядей, что опять-таки дает пядь в 20 см. Этот размер приближается к малой пяди, установленной Б. А. Рыбаковым как равной 19 см из расчета, что промер производился большим и указательным пальцами; по на практике для промера пользуются большим и безымянным пальцами, что и дает пядь в 20 см8.

При установлении даты первоначального промера образа Спаса следует учитывать следующие обстоятельства. Промер был произведен в тот момент, когда в храме стояли леса, т. е. в момент создания фрески или ее реставрации. Натурное изучение памятника в процессе проведения реставрационных работ показало, что наиболее раннее «поновление» купольной росписи произведено в XVII в., когда штукатурное основание местами было починено и прописаны фона. В это время и Сказание и «Мера Спасову образу» были уже широко распространены в письменности. Что касается древнейшего периода, в Софийском соборе, как ныне установлено, работы производились в главном помещении храма в два приема: в 1051 — 1052 гг., когда появились купольная роспись и отдельные композиции в нижней части храма, и в 1108— 1112 гг., когда был расписан главный храм и его приделы9. Но если центральная глава к началу XII в. была уже расписана, тогда не было надобности возводить при работах 1108—1112 гг. леса в центральном барабане. Остается признать, что знаменитая фреска была промерена сразу после ее появления, т. е. в 1052 г.

Подтверждением этому служит приписка, имеющаяся в ряде списков «меры». При указании высоты «ото лба до мосту церковного», т.е. до пола, имеется заметка: «доколе подымут мост»10, а в одном из списков добросовестный переписчик указал: «доколе подымут мост было»11, т. е. такая запись была первоначально, до поднятия уровня пола, а во время переписки текста «меры» пол уже был поднят, о чем переписчику было известно. Но первое повышение уровня пола было произведено уже в 1151 г., когда появился мозаичный пол с инкрустацией смальтой12, и, следовательно, промер произведен до этой даты. Мы получаем новое доказательство в пользу того, что фреска была промерена сразу после ее написания.

В этом убеждает также то обстоятельство, что оказались промеренными не только образ Спаса, но и сопутствующие ему фигуры, в том числе архангелы и пророки, т. е. все изображения, появившиеся на первом этапе росписи13. В то же время отсутствует промер фигуры Богоматери в конце алтаря, которая написана позднее, в начале XII в., тогда как в иерархии образов она занимает особо высокое положение.

Вывод о древнем происхождении «Меры Спасову образу» находит подтверждение и при анализе других частей «Сказания о св. Софии». Вопреки высказывавшемуся в литературе мнению о позднем происхождении Сказания в XV или даже XVII в.14 мы обнаруживаем более длительную и сложную историю развития текста. Уже в XVI в. имелось шесть основных редакций Сказания, а всего их существует восемь, не считая литературных переработок или свободных пересказов, что имело место в XV-XVIII вв.

Не имея возможности в пределах краткой статьи дать характеристику всех основных редакций Сказания, приведем наиболее существенные выводы, полученные в итоге классификации его списков.

Сказание встречается в составе летописей и сборников. Различие редакций состоит в основном в разночтениях первой части, исторической. Эта часть предлагает разные даты построения Софии, различные имена князей — Владимира Ярославича или Ярослава, есть и другие чтения. Комплекс исторических сведений имеет прямые аналогии в текстах того или иного летописного свода. Есть редакции, включающие в себя двойную «шапку» с историческими сведениями о построении Софии, с разными датами, именами и титулатурой15. Присутствие двойного комплекса сведений говорит о том, что Сказание дважды включалось в состав летописного свода и затем переходило отсюда в сборники, увлекая за собой сведения о построении Софии. Теснейшая связь произведения с летописями позволяет поставить его в зависимость от истории летописания.

Сказание включено в летописи не позднее начала XV в.: на одном из списков имеется приписка, что оно выписано по указу митрополита Корнилия в 1683 г. «из старых летописцев книги болшие харатейные в десть»16. В другом случае писец сопроводил имя строителя храма Ярослава Владимировича маргиналией: «а инде пишет Всеволодиче»17 ему, следовательно, известны были списки с именем Ярослава Всеволодовича. Эта ошибка позволяет отнести текст ко времени, когда в Новгороде было более известно имя Ярослава Всеволодовича, чем Ярослава Владимировича, т. е. к XIII в. Значительные расхождения в датах и именах, иногда ошибочных, по стойко закрепившихся в отдельных видах и группах Сказания, говорят о древности его возникновения18.

Сказание содержит ряд исторических реалий: мы узнаем, что церковь Софии строилась семь лет, «а служили те семь лет в церкви Иоакима и Анны», а образ Спаса «писали годишное время и боле». Эти конкретные подробности не пришли бы в голову автору более позднего времени. Материалы из отчетов В. В. Суслова подтверждают сведения о приглашении мастеров «из Царяграда»: фигура «Галия» на подпружной арке имела греческие надписи19. Высокий художественный уровень исполнения отдельных фигур не оставляет сомнения в том, что это были мастера, связанные с константинопольской школой20.

В совокупности все отмеченные элементы исторической части Сказания, несомненно, свидетельствуют о глубокой древности первых записей о построении храма Софии и росписи его главы. На это же указывает и средняя часть Сказания — собственно легенда о Спасовом образе, рассказ о «чуде» — о написании десницы не благословляющей, но сжатой21. Весьма архаична и лексика этого литературного произведения, в древнейших редакциях вся укладывающаяся в словарь летописей домонгольского времени22. К древним византийским легендам относится и тип сказаний о говорящих иконах, такие легенды широко импортировались на Русь в XI—XIII вв. Достаточно напомнить некоторые эпизоды из Хождения архиепископа Антония, эпизоды из Киево-Печерского патерика и т. п.

Таким образом, «Сказание о святой Софии Новгородской» можно признать произведением древним, близким к времени построения храма. Однако три его части, как мы полагаем, возникли независимо друг от друга. Первая, историческая, часть связана с историей летописания. Вторая часть — чудо от Спасова образа — принадлежит, по-видимому, к числу литературных произведений, происхождение которых связывается с устной проповедью, или «словом»23. Во многих списках Сказания сохранилось в заголовке именно это наименование — «слово». Легенда, очевидно, отразила сложившееся в народе предание, о чем свидетельствует эпический дух, прием троекратного действия. Фольклорные мотивы были переработаны в «слово», которое произносил, по-видимому, новгородский епископ во время богослужения, обращаясь к купольной фреске Вседержителя. О том, что переработка принадлежит церковнику, свидетельствует насыщенность церковнославянской лексикой: «простертая длань», «власы», «глас», «глава», «благословящая десница» и т. п.

Близость этой части сказания к кругу легенд Печорского патерика заставляет искать автора «слова» среди воспитанников лавры, а такими были епископ Никита (1096—1108) и епископ Нифонт (1131—1152). Однако с Нифонтом трудно было бы связать это произведепие, проникнутое чисто новгородским патриотизмом, тогда как сомневаться в новгородском происхождении епископа Никиты у пас нет оснований24.

В пользу того, что легенда получила литературное оформление как «слово» при епископе Никите, во время новгородского княжения Мстислава Владимировича, имеется ряд аргументов. В легенде еще нет противопоставления духовной власти — княжеской, что станет обычным для времени епископа Нифонта и позднее. Антицерковные движения второй половины XI в.— киевское восстание, жертвой которого стал новгородский епископ Стефан (1068), восстание волхвов 1076 г.— все это заставило церковь предпринять активные меры идеологического воздействия. Храм святой Софии получил к этому времени значение символа политического могущества Новгорода, а купольное изображение Вседержителя приобрело смысл покровительства и одновременно стало как бы напоминанием о том, что судьба города — «в руке божией». Легенда отразила восхищение храмом Софии, его росписями с грандиозной центральной фигурой в куполе — изображением Вседержителя, в котором поражал необычный вид десницы Спаса — не благословляющей, но сжатой. Этот мотив преломляется в художественный образ большого обобщения.

Третья часть «Сказания о святой Софии Новгородской» — «Мера Спасову образу» — также без труда найдет себе литературно-исторические аналогии. Достаточно привести в качестве примера библейские описания Соломонова храма — Сиона или ковчега завета господня, или же промеры святынь, привозимые русскими паломниками. Такие статьи имели и самостоятельное хождение в сборниках, особенно — новгородского происхождения25. Промер священных предметов должен был служить документальным материалом для воспроизведения «святынь» (например, «гроба господня») и поразить воображение читателя.

Такого рода промер и был сделан Спасову образу, причем сделан он был в русских древнейших единицах измерений. Размеры производили, несомненно, впечатляющее действие: простертая длань - восемь пядей — 1,6 м, нос Христа — три с половиной пяди, т. е. около 70 см и т. п. Указан и промер «шеи» — барабана во главе Софии (двенадцать саженей), чтобы подчеркнуть грандиозность постройки храма, на расстоянии менее ощутимую.

Промер образа Спаса произведен, как мы могли убедиться, сразу после его создания, а полвека спустя получает литературное оформление и легенда о Спасовом образе. Впоследствии эти два элемента «Сказания о святой Софии Новгородской» попадают в состав летописи, а затем снова периодически исключаются из летописных сводов и входят в сборники как самостоятельное произведение, чтобы снова вернуться в состав уже другой летописи. По распространенности Сказание, несомненно, занимает первое место среди произведений новгородской письменности, что говорит о его чрезвычайно большой популярности. А это, конечно, объясняется патриотическим смыслом его символики.

«Сказание о святой Софии Новгородской» и связанная с ним «Мера Спасову образу» являются замечательным творением новгородской письменности, где сочетается лаконизм и краткость изложения, историческая основа и могучая художественная выразительность, а наряду с этим — бесспорная метрологическая достоверность «меры».



1 Автором сообщения изучено более двухсот списков Сказания, выявленных в рукописных сборниках XVI-XVII вв., преимущественно новгородского происхождения. Текстологическое исследование подготавливается к публикации.
2 Новгородские летописи. Так называемая Новгородская вторая и Новгородская третья летописи. СПб., 1879. С. 171-172.
3 См.: Рыбаков Б. А, Русская система мер длины XI-XV леков // Советская этнография. 1949. Ла 1. С. 69.
4 См.: Черепнин Л. В. Русская метрология. М., 1944. С. 22. Афанасьев К. Н. Построение архитектурной формы древнерусскими зодчими. М., 1961. С. 286; Пилецкий А. Л. Система размеров и их отношения в древнерусской архитектуре//Естественнонаучные знания в древней Руси. М., 1980. С. 63-108; и др. соч.
5 См.: Рыбаков Б. А. Указ. соч. С. 77.
6 См.: Штендер Г. M. Отчет о работах в Софийском соборе Новгорода. 1967. Новгородская специальная научно-реставрационная мастерская (рукопись). Л. 145. Цифра 15 саженой высоты купола дает другой размер сажени - 177 см, т. е. мерную сажень, применявшуюся в XVII в. Возможно, в это время размер был исправлен в соответствии с новой длиной сажени.
7 См.: Брюсова В. Г. О технике стенописи Софии Новгородской// Сов. археология. 1974. № 1. С. 200-203.
8 Ряд вариантов дает размер в аршинах, однако это исправление принадлежит переписчикам позднего времени. В отдельных списках размер архангелов и пророков поменялся местами.
9 См. также: Брюсова В. Г. О датировке древнейших фресок Софийского собора в Новгороде (XI - начала XII в.) // Сов. археология. 1968. № 1. С. 103-114.
10 См.: Новгородские летописи. Так называемая Новгородская вторая и Новгородская третья летописи. С. 172.
11 См.: ГИМ. Увар. 406, Сборник (из собр. Царского), скороп., в лист, начало XVIII в. Л. 178.
12 См.: Штендер Г. М. К вопросу об архитектуре малых форм Софии Новгородской // Древнерусское искусство. Художественная культура Новгорода. М., 1968. С. 98-102.
13 См.: Брюсова В. Г. О датировке древнейших фресок Софийского собора в Новгороде. С. 103—114; Медынцева А, А. Древнерусские надписи Новгородского Софийского собора. М., 1978. С. 33—60.
14 См.: Мясоедов В.К. Фрагменты фресковой росписи св. Софии Новгородской // Записки отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества. СПб., 1915. Вып. X; Лазарев В.Н. О росписи Софии Новгородской // Древнерусское искусство. Художественная культура Новгорода. М., 1968. С. 8-9 и др.
15 В качестве примера приведем следующий текст: «Летописец о святой Софеи Премудрости божии иже стоит в Великом Новеграде... В лето 7552 заложих княз Владимер Ярославичь и владыка Лука святую Софею каменную в Великом Новгороде. Сказание о церкви святыя Софея Премудрости божия в Великом Нове граде как создана бысть в лето 7559. Благоверный и великий князь Ярославль Владимерович и сын его великий князь Владимеровичь (так! - В. Б.) поставил церковь святыя Софея Премудрость божия каменную иже в Великом Новеграде при архиепископе Великого Нова града владыце Луке» (БАН. 33.4.32. Сборник XVII—XVIII вв. Л. 68 об.-69). ЦГАДА. Ф. 181. № 646. Сборник XVII в. Л. 267.
16 ЦГАГА. Ф. 181. N 646. Сборник XVII в. Л. 267
17 ГПБ. Соф. 1245. Сборник («Книга о вере»). XVII в., в 4°. Л. 257.
18 Назовем некоторые из списков Сказания, относящиеся к XVI в.: ГБЛ. Волок. 491. Сборник XVI-XVII вв., в 4°, на 495 л. Л. 156 об.; ГБЛ. Волок. 627. Сборник начала XVI в., в 8°, 98. Л. 57 об.- 58; ГИМ. Воскрес. 154, Летописец XVI в., в 1°, на 1431 л. Л. 1399; Новгородская четвертая летопись (по списку Дубровского) // ПСРЛ. Т. IV. Пг., 1915. С. 471.
Важной вехой в истории текста является пространная редакция Сказания, входящая составной частью в «Чудо от иконы Знамение». Есть основание связывать это произведение с именем Пахомия Серба, написавшим для архиепископа Евфимия II ряд произведений в связи с канонизацией в 1440 г. новгородских святых. Нам известно несколько списков данной редакции с заголовком: «Сказание чудно и вещь предивна в пресловущем Великом Новеграде» — по рукописям: ГИМ. Забел. 261. Л. 71 об.; ГБЛ, Муз. 733. Л. 90 об.; и др.
19 См.: Архив Академии художеств СССР (Лепипград). Ф. В. В. Суслова, № А-14649.
20 См., например, изображение архангела в трибуне: Брюсова В. Г. О датировке древпейших фресок Софийского собора в Новгороде. Рис. 2. С. 109.
21 См.: Брюсова В. Г. Фреска Вседержителя Новгородской Софии и легенда о Спасовом образе//ТОДРЛ. М.; Л., 1968. Вып. XXII. С. 57-64.
22 См.: Чернышевский Н. Г. Опыт словаря по Ипатьевской летописи//Известия Отд. русского языка и словесности AН. СПб., 1853. Т. II. Прибавления.
23 См.: Лихачев Д. С. Возникновение древнерусской «литературы. М.; Л., 1952. С. 90-110.
24 См.: Брюсова В. Г. Фрески Софии Новгородской: Дис. ... д-ра искусствоведения. Л., 1976. С. 287-299.
25 См., например: Сборник XVII в. ГПБ. Q. XVII. 177. Л. 1 об.-З.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 448

X