2.3. Строительство Красной Армии в 1918 году

Важными факторами, которые во многом определили особенности эволюции и развития Железнодорожных войск в рассматриваемый нами период, были ход строительства Красной Армии, и положение на фронтах гражданской войны.

С первых дней существования новая власть столкнулась с серьезными проблемами в области организации вооруженной защиты «завоеваний революции». В соответствии с программными положениями большевиков буржуазная армия подлежала слому и роспуску. На смену постоянной армии должно было прийти всеобщее вооружение народа.

Однако усложнение военно-политической обстановки уже в конце 1917 года заставило советское правительство немедленно приступить сначала к созданию добровольческих формирований, а затем начать строительство новой регулярной армии, способной противостоять крупным, хорошо подготовленным и вооруженным силам противника.

Первым правовым актом, закрепившим идею создания новой армии, считается Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, утвержденная 16 января 1918 года ВЦИК и провозгласившая «вооружение трудящихся, образование социалистической Красной Армии рабочих и крестьян»494.

Приняв 12 (25) января 1918 года этот документ, III Всероссийский съезд Советов фактически декларировал переход от существовавших в тот момент иррегулярных формирований к организованному строительству новой постоянной армии.

Однако даже в документах, подготовленных органами Советской власти во второй половине января 1918 года, можно найти отголоски старых подходов. Так, в Инструкции организаторам-агитаторам по организации Рабоче-крестьянской Красной Армии объявлялось: «Правительство Народных Комиссаров ставит на место постоянной прежней армии всеобщее вооружение народа, защищающего те формы социального и политического строя общества, которые единственно обеспечивают полноту власти Советов — полновластие народов»495.

Решающим шагом в направлении создания постоянной армии было утверждение Советом Народных Комиссаров 15 (28) января 1918 года Декрета «Об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии»496 (см. приложение 8).

В соответствии с этим документом в основу комплектования Красной Армии был положен принцип добровольчества. В условиях когда население и непосредственные участники боевых действий чрезвычайно устали от войны, а военный аппарат по учету, формированию, обучению и снабжению старой армии был разрушен, добровольчество стало «единственно возможным средством создания сколько-нибудь боеспособных частей»497.

Кроме того, в Декрете прямо провозглашался еще один принцип военного строительства вооруженных сил нового государства — классовый подход к их формированию.

В соответствии с ним армия комплектовалась исключительно из рабочих и крестьян, не эксплуатирующих чужого труда, в возрасте не моложе 18 лет. Каждый доброволец должен был представить рекомендации войсковых комитетов и общественных демократических организаций, стоящих на платформе советской власти, партийных или профсоюзных организаций, либо двух членов этих организаций. При вступлении целыми частями требовались круговая порука всех и поименное голосование.

При зачислении доброволец давал Торжественное обещание (см. приложение 9). Данное Торжественное обещание действовало с февраля по 22 апреля 1918 года — день, когда ВЦИК утвердил текст нового Торжественного обещания воина РККА, без изменений действовавшего до 1923 года. (см. приложение 10), с обязательством пробыть в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии не менее 6 месяцев, а также подчиняться «выборным организациям и выборному командному составу в полном сознании долга и необходимости революционной дисциплины».

На командные должности в добровольном порядке принимались лица из числа профессиональных революционеров, знакомых с военным делом, наиболее подготовленные солдаты, матросы и унтер-офицеры старой армии, а также офицеры, перешедшие на сторону Советской власти.

Все зачисленные на военную службу находились на полном государственном обеспечении. На личные надобности солдату-красноармейцу, например, полагалось 25 рублей в месяц.

Семьи солдат РККА должны были получать натурой: квартиру с отоплением, одежду, обувь, хлеб, жиры, крупу, соль, приварок, сахар и чай по местным потребительским нормам, а где таковые отсутствовали — по местным нормам довольствия армии.

В деревнях взамен имеющихся в натуре перечисленных видов довольствия должны были выдаваться металлические изделия, необходимые в хозяйстве, мануфактура и обувь. Кроме того, семьи солдат РККА пользовались бесплатной медико-санитарной помощью. Семьи погибших или пострадавших воинов должны были быть обеспечены социальным государственным страхованием498.

Народный комиссариат по военным делам действовал весьма оперативно: уже через два дня после принятия СНК Декрета «Об организации Рабоче-крестьянской Красной Армии» им был издан приказ № 44, в котором от командующих всеми военными округами требовалось «немедленно приступить к организации новой армии на указанных в декрете основаниях»499.

29 января (11 февраля) 1918 года Совнарком принял Декрет «Об организации Рабоче-Крестьянского Красного Флота», который создавался на тех же организационных принципах, что и Красная Армия.

Согласно принятым СНК документам верховным органом общего руководства Вооруженными силами являлся Совет Народных Комиссаров.

Непосредственное руководство и управление армией и флотом осуществлялось Народным комиссариатом по военным и морским делам.

Работа по формированию Красной Армии и флота возлагалась на Всероссийскую коллегию, в состав которой входили представители Наркомвоена и Главного штаба Красной гвардии. При местных советах учреждались военные отделы, при армейских комитетах — штабы Красной Армии, которые фактически и выполняли роль центров вербовочной деятельности.

В первой половине 1918 года стало окончательно ясно, что Советской республике предстоит пройти через суровые испытания в виде длительной войны с хорошо вооруженными и подготовленными военными силами интервентов и белой гвардии.

К этому времени отчетливо проявились и недостатки комплектования Красной Армии на основе добровольческого принципа, который не мог обеспечить планомерного пополнения армии, не давал командованию возможности эффективно противостоять высокой текучести воинских формирований.

При этом наиболее остро стоял вопрос об обеспечении армии «классовонадежным» командным составом.

Гражданская война предъявляла к командным кадрам особые требования. Как отмечали современники: «Революционно настроенные войска в гражданской войне требуют вождей и командного состава, близкого к ним по духу, понимающего их порыв, впечатлительность и умеющего использовать их высокие положительные свойства, их воодушевление в нужную минуту»500.

Для решения возникшей проблемы были разработаны и 28 января 1918 года объявлены приказом народного комиссара по военным делам № 104 «Основные положения об ускоренных курсах по подготовке командного состава РККА». Ими определялось, что цель курсов состоит в подготовке «инструкторов военного дела» для «несения обязанностей командного состава, руководителей и организаторов армии в военном и политическом отношениях», указывались основы организации курсов, принципы подбора и приема курсантов, изучаемые предметы501.

Уже 14 февраля приказом наркомвоена № 130 была объявлена разработанная Главным комиссариатом ВУЗ программа развертывания первых советских военно-учебных заведений, предусматривавшая открытие 13 ускоренных командных курсов: 7 пехотных (в Петрограде, Ораниенбауме, Москве, Казани), 2 артиллерийских и 2 инженерных (в Петрограде), 2 кавалерийских (в Петрограде и Твери).

Программа обучения включала два отделения — общеобразовательное (срок обучения 4 месяца) и специальное (3 месяца)502.

Несколько позже — 17 июля 1918 года — приказом народного комиссара по военным и морским делам № 745 в городе Торжке с той же целью были созданы 1-е Советские инструкторские военно-железнодорожные курсы со сроком обучения 10 месяцев и временным штатом в 150 курсантов, подчиненные непосредственно Военно-учебному управлению.

Как отмечали многие специалисты, командный состав, выдвинувшийся в годы войны, не придерживался догматических правил и «вечных принципов», которыми руководствовались военные специалисты из числа бывших офицеров и генералов, а проявлял небывалое искусство в изыскании всего нового. Примером этого является создание пулеметной тачанки, соединившей в себе мощь автоматического огня с высокой, по тому времени, маневренностью503.

Все же качество подготовки среднего выпускника ускоренных командных курсов в начале гражданской войны, видимо, было не очень высоким. Вот какой информацией по этому поводу располагали в колчаковском штабе: «Что касается так называемых красных офицеров, то вся масса их представляет из себя людей малограмотных ...со средней военной и общеобразовательной подготовкой, ниже ранее даваемой хорошими полковыми учебными командами»504.

Существовал еще один путь решения проблемы командных кадров — широкое привлечение в РККА генералов и офицеров старой армии. Однако он вызывал неоднозначную реакцию как в армейской, так и в партийной среде — к представителям «имущих классов» отношение было весьма настороженное. Все же и этот непростой для армии, строящейся по классовому принципу, вопрос удалось решить.

Первоначально в добровольном порядке (в конце марта 1918 года советское правительство объявило через газеты о привлечении в Красную Армию военных специалистов), а затем путем мобилизаций, проведенных на основании ряда законодательных актов (например, Декрета СНК «О призыве на действительную военную службу бывших офицеров, врачей, фельдшеров, лекарских помощников и военных чиновников» от 29 июля 1918 года), к 15 августа 1920 года в Красную Армию было призвано более 48 тысяч офицеров, 10 тысяч военных чиновников, около 14 тысяч врачей505.

В 1919 году среди командного состава Красной Армии доля так называемых военных специалистов (бывших генералов, офицеров и военных чиновников старой армии) составляла около 53 %, в 1920–42 %506.

Несколько забегая вперед, отметим, что многие из них добросовестно служили на ответственных должностях в рядах Железнодорожных войск. Так, генерал русской армии Иван Иванович Федоров был первым начальником Железнодорожных войск Республики. Именно он стоял у истоков воссоздания войск в составе Вооруженных сил Советской России и руководил ими в один из самых сложных периодов — с 25 октября 1918 по 29 сентября 1919 года.

Генерал Анатолий Викторович Ивашкевич, подполковники Евгений Филиппович Домнин и Иван Викентьевич Рихтер в разное время занимали должность начальника штаба Железнодорожных войск Республики.

Подполковник Аркадий Аркадьевич Скребнев служил командиром железнодорожных войск Южного фронта, затем помощником начальника Железнодорожных войск Республики по Южному и Юго-Западному фронтам, а подполковник Алексей Алексеевич Удольский — командиром Железнодорожных войск Восточного фронта.

Из проходивших службу в Железнодорожных войсках РККА бывших военнослужащих старой армии большинство добросовестно выполняло свои обязанности и оказало существенную помощь в возрождении и совершенствовании войск.

Однако находились и те, кто переходил на строну противника. Так, 8 сентября 1919 года дезертировал из части и перешел в ряды белой гвардии бывший офицер К. М. Богущевский, который незадолго перед тем был назначен командиром 39-й отдельной железнодорожной роты. Все же подобных случаев происходило не так много.

Боеспособность любой массовой армии напрямую зависит от ее планомерного пополнения обученными резервами. Чтобы справиться с этой проблемой, новой власти пришлось создавать целую систему обучения трудящихся военному делу. В ее основе лежал Декрет ВЦИК от 22 апреля 1918 года «Об обязательном обучении военному искусству»507.

Декрет устанавливал, что военному делу должны были обучаться граждане РСФСР в возрасте: 1) школьном, низшая ступень которого определяется Народным комиссариатом просвещения, 2) подготовительном от 16 до 18 лет и 3) призывном от 18 до 40 лет. Женщины участвовали во Всевобуче в добровольном порядке.

Несмотря на провозглашение принципа всеобщего военного обучения, в Декрете указывалось, что «обучение военному делу и вооружение народа в ближайшую переходную эпоху будут распространены только на рабочих и не эксплуатирующих чужого труда крестьян».

Все граждане в возрасте от 18 до 40 лет, прошедшие курс обязательного военного обучения, ставились на учет как военнообязанные и по мере надобности пополняли ряды Красной Армии.

Декрет предусматривал возможность организации Всевобуча без отрыва обучаемых от трудовой деятельности и привлечение к ответственности лиц, уклонявшихся или небрежно относящихся к обязанностям по военному обучению.

Всевобуч сыграл важную роль в создании массовой Красной Армии. Около 5 млн. рабочих и крестьян за годы гражданской войны получили в его системе необходимые военные знания и навыки508.

Еще одним важным шагом в строительстве Красной Армии была отмена выборности командного состава и установление определенной системы его назначения, предусмотренные Декретом ВЦИК от 22 апреля 1918 года «О порядке замещения должностей в Рабоче-Крестянской Красной Армии»509. Применявшийся в качестве важного инструмента разложения строй армии принцип выборности должностных лиц стал серьезным препятствием на пути повышения боеспособности воинских формирований, укрепления дисциплины, организованности и порядка.

Добровольческий период строительства Красной Армии продолжался до конца мая 1918 года. К этому моменту в ее рядах насчитывалось немногим более 300 тыс. человек. Кроме того, войска не имели единой организации, а управление ими осуществлялось различными коллегиальными органами, далеко не всегда способными обеспечить необходимый уровень боевой готовности, воинской дисциплины и боевой подготовки. В то же время Вооруженным силам Республики Советов противостояли хорошо обученные и снаряженные войска противника общей численностью до 1 млн. человек510.

Масштабы развертывающейся вооруженной борьбы заставили советское правительство не только принять меры к резкому увеличению численности Красной Армии, но и предпринять ряд неотложных шагов, направленных на превращение ее в регулярную511, способную успешно действовать против сильного, многочисленного и хорошо организованного противника. Осуществить это можно было только путем перехода от добровольческого принципа комплектования вооруженных сил к их комплектованию на основе всеобщей воинской обязанности.

К этому времени фактически уже были проведены основные мероприятия, подготовившие переход к массовой регулярной армии.

Действительно, создание сети военных комиссариатов и учреждение 11 военных округов сделали вполне осуществимым проведение массовых мобилизаций соответствующих категорий населения.

Организация системы всеобщего военного обучения позволила осуществлять планомерное обучение военному делу подлежащих мобилизации контингентов.

Установление обязательного шестимесячного срока службы добровольцев в Красной Армии привело к существенному сокращению текучести личного состава.

Введение Торжественного обещания воина Рабоче-Крестьянской Красной Армии (Военной присяги) способствовало укреплению воинской дисциплины.

И наконец, образование Всероссийского главного штаба дало возможность объединить мобилизационную, организационную и учебную работу в Вооруженных силах в едином центре.

Первым правовым актом, определившим переход от добровольческого принципа комплектования Красной Армии к всеобщей воинской обязанности, явилось постановление ВЦИК от 29 мая 1918 года «О переходе к всеобщей мобилизации рабочих и беднейших крестьян в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию»512.

В свою очередь, V Всероссийский съезд Советов принятием постановления «Об организации Красной Армии»513 законодательно закрепил переход к строительству массовой регулярной армии на основе жесткой централизации при ее формировании и управлении.

Более того, в статье 19 принятой съездом Конституции РСФСР говорилось: «...Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика признает обязанностью всех граждан Республики защиту социалистического отечества и устанавливает всеобщую воинскую повинность»514.

Во исполнение этого положения Конституции Совет Народных Комиссаров 29 июля 1918 года издал Декрет «О всеобщем учете военнообязанных», согласно которому все граждане РСФСР, годные к военной службе, в возрасте от 18 до 40 лет были взяты на воинский учет515.

Переход к всеобщей воинской обязанности позволил Советскому государству обеспечить свои Вооруженные силы регулярным пополнением подлежащими мобилизации контингентами необходимой численности и качества. В результате в РККА в начале октября 1918 года состояло уже около 800 тысяч человек, а к концу 1920 года численность вооруженных сил превысила 5,5 миллиона.

Важным условием существования регулярной армии является четкая регламентация жизни, быта и деятельности войск. Ее осуществление возможно лишь на основе специально разработанной совокупности подлежащих неукоснительному исполнению документов. К таким документам относятся воинские уставы и наставления.

Для их подготовки по приказу народного комиссара по военным и морским делам 18 июля 1918 года во Всероссийском главном штабе была создана специальная комиссия. Перед ней стояла ответственная задача — в кратчайшие сроки «согласно требованиям нового устройства армии и современной военной техники» разработать уставы РККА.

Комиссия справилась с поставленной перед ней задачей. В ноябре 1918 года на рассмотрение ВЦИК были представлены Устав внутренней службы и Устав гарнизонной службы, в декабре — Полевой устав (ч. 1-я — Маневренная война), а в январе 1919 года — Строевой и Дисциплинарный уставы РККА. После утверждения высшим органом государственной власти они приобрели силу закона516.

Помимо уставов за период с 1919 по 1920 год Главная уставная комиссия Всероглавштаба разработала и издала 17 наставлений517.

Разработка и принятие уставов сыграли важную роль в строительстве Красной Армии, в повышении ее боеспособности.

Неотъемлемым атрибутом регулярной армии является ношение военнослужащими единой формы одежды и знаков различия. Вследствие этого для всех командиров и красноармейцев РККА была установлена обязательная форма одежды518.

В конце ноября 1918 года советское правительство своим решением утверждает военную форму одежды519. К ней приказом РВСР от 16 января 1919 года был установлен новый головной убор — шлем из сукна защитного цвета со звездой и значок-кокарда для головного убора в виде эмалевой красной звезды С эмблемой «Плуг и молот» в центре520.

О том, какое значение придавалось в войсках военной форме одежды, свидетельствует такой эпизод. Спецкомиссия ЦК РКП (6) и Совета Обороны, расследовавшая в январе 1919 года причины так называемой пермской катастрофы, приняла решение пополнить понесший большие потери в боях 1-й Уральский коммунистический железнодорожный батальон наиболее опытными и подготовленными железнодорожниками станции Верещагино. Участник этих событий П. С. Михалев особо отмечал, что все они, в знак особого доверия, «получили красноармейское обмундирование и винтовки с патронами»521.

18 декабря 1918 года РВСР утвердил нарукавные знаки различия военнослужащих по занимаемой должности. Для младшего командного состава вводились красные суконные треугольники: один — отделенный командир, два — помощник командира взвода, три — старшина; для среднего и старшего комсостава — квадраты: один — командир взвода, два — командир роты, три — командир батальона, четыре — командир полка; для высшего командного состава — ромбы: один — комбриг, два — начальник дивизии, три — командующий армией, четыре — командующий фронтом. Знаки различия нашивались на левый рукав гимнастерки или шинели.

Одновременно устанавливались знаки различия родов войск — суконные петлицы: для пехоты — малиновые, кавалерии — синие, артиллерии — оранжевые, инженерных войск — черные, авиации — голубые522.

В апреле 1920 года для всего личного состава РККА вводятся нарукавные знаки различия родов войск с эмблемами.

Установление обязательной формы одежды и знаков различия явилось определенным шагом на пути создания регулярных вооруженных сил Республики, содействовало укреплению воинской дисциплины и организованности в частях.

На повышение боеспособности войск и морального духа военнослужащих было направлено учреждение боевых наград.

Первой боевой коллективной наградой стало Почетное революционное Красное Знамя, учрежденное ВЦИК летом 1918 года и присуждавшееся войсковым частям всех родов войск за выдающиеся отличия в боях с врагами. Почетное революционное Красное Знамя являлось одновременно и боевым знаменем воинской части.

Значительно позже — постановлением ВЦИК от 18 марта 1920 года — было утверждено «Положение о награждении воинских частей Почетным революционным Красным Знаменем», согласно которому право присуждения таких наград принадлежало только ВЦИК и Реввоенсовету Республики523.

Первой личной наградой для граждан, проявивших «особую храбрость и мужество при непосредственной боевой деятельности», был орден Красного Знамени РСФСР, учрежденный Декретом ВЦИК от 16 сентября 1918 года524.

Всего в годы гражданской войны ордена Красного Знамени РСФСР было удостоено около 15 тыс. человек.

Переход к регулярной армии и мобилизационной системе комплектования вызвал необходимость перестройки организационной структуры войск. Отряды, как неизбежная форма начального периода строительства Красной Армии, уже не отвечали новым требованиям.

Как отмечалось в постановлении «Об организации Красной Армии», принятом V съездом Советов: «Период случайных формирований, произвольных отрядов, кустарного строительства должен быть оставлен позади. Все формирования должны производиться в строгом соответствии с утвержденными штатами и согласно разверстке Всероссийского главного штаба»525.

Поэтому развернулась работа по ликвидации «пестроты» в организационной структуре войск и переходу всех частей и соединений на единую организацию526.

Были введены единые штаты соединений и частей. На их основе воинские части действующей армии реорганизовывались в полки, бригады, дивизии. Дивизии сводились в полевые армии, несколько полевых армий объединялись во фронт.

Определилась структура централизованного управления и руководства РККА. Была учреждена должность Верховного главнокомандующего Вооруженными силами страны.

Во главе всех фронтов и военных учреждений находился Революционный Военный Совет Республики. В качестве его исполнительного оперативного органа по руководству Вооруженными силами 6 сентября 1918 года создается Полевой штаб Реввоенсовета.

Благодаря принятым мерам к 1 декабря 1918 года было развернуто 12 армий, сражавшихся на Северном, Южном и Восточном фронтах, а к началу 1919 года в строительстве Красной Армии сделан еще один важный шаг — ее численность удалось увеличить до 1 млн. 630 тыс. человек527.

Таким образом, к концу 1918 года были осуществлены основные мероприятия, направленные на превращение советских Вооруженных сил в массовые регулярные армию и флот.

Их комплектование осуществлялось на основе всеобщей воинской обязанности, действовала система подготовки командных кадров, проводилось планомернее обучение военному делу широких категорий населения, предпринимались меры по регламентации жизни, быта и деятельности войск. Кроме того, активно велась работа по перестройке, на основе единых штатов, организационной структуры соединений и частей.

И наконец, в завершающей фазе находилось формирование системы управления РККА, основанной на принципах последовательной централизации сверху донизу.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8112

X