Глава 10. Домовая прислуга
Наличие домовой прислуги, ее количество и качество обслуживания являлись важным показателем благоустроенности жилища.

Иногда вышколенность домовой прислуги являлась даже поводом для тщеславия домохозяина.

Домовая прислуга (дворники, швейцары, водопроводчики) обслуживала дома и получала жалованье от домовладельца. Полотеры, трубочисты, золотари, маляры домовой прислугой не являлись — они не получали постоянного жалованья от домовладельца, оплата им выдавалась за выполненную разовую работу.

Домовая прислуга была исключительно мужская. Первые точные сведения о количестве домовой прислуги появились в переписи 1869 года — 22 тыс., что составляло около 3 % от количества жителей столицы.

Показателем степени благоустройства домов служило отношение количества домовой прислуги (дворников и швейцаров) к количеству жильцов. По этому критерию городские районы выглядели так (табл. 25).

Кстати, сегодня, по современным нормативам, Петербургу необходимо иметь 23 тысячи дворников, то есть менее 0,5 % от количества населения города, а фактически их всего 11 тысяч.

Стоит ли удивляться нынешнему состоянию наших дворов и лестниц?




ДВОРНИКИ

Аничков мост, где кони Клодта,
Реки веселый поворот,
Вон дева, ждущая кого-то,
И дворник, спящий у ворот.

В. Княжнин. «Фонтанка»


Дворники были не во всех домовладениях. По переписи 1900 года 5 % домовладений (из 9635 — 518) обходились без дворников (табл. 26). Обычно это небольшие дома с количеством квартир в них менее 5. Обслуживать такой дом мог сам домовладелец.



Дворники имели жесткую иерархию. В младшие дворники шли обычно молодые здоровые крестьяне, пришедшие в город на заработки. С утра до вечера убирали они улицу перед домом, дворы, черные лестницы, разносили жильцам дрова по квартирам.

Уборка улиц отнимала немало времени и сил. Прежде всего потому, что транспорт был почти исключительно конный и на мостовых оставалось много навоза от лошадей. Но чистота поддерживалась, особенно в центре. За чистотой следила не только полиция, но и санитарная инспекция. Какая-либо механизация отсутствовала. Летом у каждых ворот стоял дворник с метлой и железным совком. Он тотчас же подбирал навоз, пока его не размесили колеса телег. При сухой погоде улицы поливались. В центре — из шлангов, подальше — из леек и ведер, так как шланги стоили дорого. Из шлангов же производилась поливка и промывка деревянных торцовых мостовых, их следовало содержать в особой чистоте, так как иначе они издавали неприятный запах.

Зимой тротуары очищались «под скребок» с обязательной посыпкой песком. Лишний снег с улиц сгребался широкими деревянными лопатами-движками в кучи и валы вдоль тротуаров. Сбрасывать снег в каналы и реки не разрешалось. Снег отвозился на специально отведенные свалки, что обходилось дорого. Поэтому около домов устанавливали снеготаялки: большие деревянные ящики, внутри них — железный «шатер», где горели дрова. Снег накидывали на этот «шатер», он таял, вода стекала в канализацию. (Деревянный ящик не горел, так как всегда был сырой.) Уборка улиц от снега производилась рано утром, а при больших снегопадах — несколько раз в день. Все это делалось, разумеется, только в центре города. На окраинах снег до самой весны лежал сугробами.

Дворник. Фото начала XX в.
Дворник. Фото начала XX в.

Жили дворники артельно в дворницких, семьи их обычно оставались в деревне. Летом, когда работы становилось меньше, дворники по очереди ездили в деревню. Кроме жалованья от домовладельца они могли получать вознаграждение от жильцов за услуги, не входящие в их обязанности (выколотить ковер, передвинуть мебель, перенести багаж, поднять корзины с выстиранным бельем на чердак и т. п.). За каждым дворником закреплялись определенные лестницы или квартиры, с которых он получал чаевые при поздравлении с Рождеством, Пасхой, именинами.

Одевались дворники по-городскому: сапоги, пиджак, жилетка, фуражка. Работали в белых фартуках. Поработав младшим дворником и скопив в городе денег, большинство крестьян возвращались к себе в деревню.

Те, кто оставался в городе насовсем, обычно становились дежурными дворниками. С бляхой и свистком они дежурили у ворот, следили за порядком, не пускали во двор шарманщиков и разносчиков, не разрешали выносить вещи без сопровождения жильца. Они же на ночь запирали ворота и сидели в подворотне, дожидаясь запоздалых жильцов. За отмыкание ворот для опоздавших они получали от них дополнительный доход к жалованью.

Вот как эту сцену описывает В.А. Гиляровский в книге «Москва и москвичи» (глава «Драматурги из «Собачьего зала»): «Кто еще? — прохрипели со двора. Калитка отворилась, со двора пахнуло зловонием, и мы прошли мимо дворника в тулупе, с громадной дубиной в руках». А это отрывок из романа А. Белого «Петербург» (глава «Опять печальный и грустный»): «Александр Иванович звонился множество раз у ворот своего сурового дома; дворник не отворял ему; за воротами на звонок лишь ответствовал лаем пес; издали одиноко подал голос полуночный петух; и — замер».

Старшим дворником становился через много лет службы самый расторопный, усердный и сообразительный из дворников, к которому домовладелец испытывал особое доверие. Ведь в ведение тому отдавался дом. Старший сам уже не выполнял физической работы, а руководил работой прочих дворников, общался с жильцами, иногда некоторые домохозяева поручали ему даже сбор квартплаты. Став старшим дворником, человек обычно привозил свою семью из деревни. Ему полагалась отдельная дворницкая. Хозяйское жалованье он получал примерно в два раза выше, чем младшие дворники.

В своих воспоминаниях Д.А. Засосов, чей отец служил управляющим большого домовладения братьев Тарасовых, подробно описал жизнь дворников: «У Тарасовых было два старших дворника и около 30 младших, обслуживавших все домохозяйство. Старшие дворники подбирали из родни или земляков себе подручных — младших дворников, здоровых, нестарых крестьян, которых деревня выбрасывала в город на заработки. В большинстве это были неграмотные или малограмотные люди, от них требовались большая сила, трудолюбие, чистоплотность и честность. Жили они по дворницким, обыкновенно без семей, своего рода артелью. Харчи им готовила "матка", жена старшего дворника. Старшие дворники получали по 40 рублей, младшие — по 18-20 рублей. Старшие дворники были начальством, они не работали, а распоряжались и наблюдали за работой дворников. Был такой старший дворник Григорий, толстый рыжий детина, большая умница, получивший среди жильцов прозвище Министр. Каждое его слово было дельно, он умел правильно обходиться с подчиненными, дворники его уважали и боялись. Порядок на его участке был образцовый. Дворники с утра до вечера убирали улицы, дворы, лестницы, разносили дрова по квартирам (в домах Тарасовых центрального отопления, ванн и лифтов не было). Особенно доставалось этим труженикам зимой при снегопадах: надо было скребками вычистить все панели, посыпать их песком, сгрести в кучи снег с улиц и дворов, на лошади отвезти снег в снеготаялку. Во дворе были две бетонные ямы, куда поступала из бань отработанная теплая вода, в них ссыпали снег, он таял, вода уходила в канализацию. Летом дворникам было легче, они по очереди могли уезжать в деревню: кто на пахоту, кто на сенокос, кто на уборку. Жалованье им шло, артель выполняла работу и за них. Кроме своего жалованья они получали чаевые за услуги жильцам: выколачивали ковры, завязывали и выносили вещи при отъезде жильцов на дачи, носили корзины с бельем на чердаки. Жили они очень экономно, копили деньги для деревни, где у них оставались семьи. Доход у них был также от "поздравлений" с Новым годом, с Пасхой; они знали, кто когда именинник, и обходили жильцов, проживающих по отведенной каждому лестнице. За такие поздравления им не только давали на чай, но и угощали водочкой и закуской. Многие из них старались одеться по-городскому, завести хромовые сапоги, пиджак, жилетку, гарусный шарф».

ШВЕЙЦАРЫ

Швейцар в поклоне не уменьшил рост...

В. Маяковский. «Последняя петербургская сказка»


Из дворников с возрастом можно было перейти в швейцары. Особое внимание обращалось на благообразие внешности и солидность кандидата (швейцары традиционно носили окладистые бороды). Отставные военные, ценимые за выправку и бравый вид, также часто становились швейцарами.

Основная функция швейцара — следить за чистотой и порядком на лестнице. Швейцары топили камины или печи, обогревающие вестибюль и лестницу, убирали парадную лестницу (черную убирали дворники), натирали мозаичные площадки для блеска постным маслом, чистили медные ручки дверей. Ночью по звонку запоздавшего жильца отпирали дверь. Если приходил незнакомый человек, они спрашивали, к кому он идет, и указывали нужную квартиру, если кто-нибудь незнакомый выносил вещи, они сначала спрашивали согласия у хозяев и только тогда выпускали. В их ведении находился лифт, швейцары выполняли функцию лифтеров, не допуская жильцов к управлению сложной подъемной машиной. Обычно швейцар получал почту, а от него письма разбирались жильцами. С появлением первых телефонов аппараты устанавливались сначала для общего пользования жильцов, обязанностью швейцаров стало приглашать к телефону.

Швейцар у доходного дома. Фото начала XX в.
Швейцар у доходного дома. Фото начала XX в.

Хозяин выдавал швейцарам обмундирование — ливрею, фуражку с золотым позументом.

Швейцары пользовались доверием хозяев квартир, часто при отъездах на дачи им оставляли ключи от квартиры, поручали поливать цветы. Как правило, кроме жалованья от хозяина они получали деньги еще и от квартирохозяев. Они старались как можно лучше обслужить своих жильцов, оказывать им разные услуги.

Те парадные, где не было швейцаров, на ночь запирались, и обслуживали их ночные дежурные дворники, вызываемые по звонку. «Интересно отметить, — вспоминал Д.А. Засосов, — что до самой революции в доме Тарасовых для вызова дворников звонки были не электрические, а воздушные — за розеткой кнопки находилась большая резиновая груша, от нее шла тонкая свинцовая трубка к звонку, при нажатии кнопки воздух нажимал язычок звонка и колебал его. К квартирам с лестниц звонки обычно были ручные».

Количество швейцаров в доме соответствовало количеству парадных лестниц, выходящих на улицу. В объявлениях о сдаче «барских» квартир особо подчеркивалась «лестница с ковром и швейцаром» как качественная характеристика квартиры и, соответственно, ее цены.

ВОДОПРОВОДЧИКИ

С распространением водопровода в последней четверти XIX века в крупных домовладениях (от 50 квартир и более) стали появляться водопроводчики. Это был совершенно другой тип домовой прислуги. Обычно водопроводчик — городской грамотный рабочий, разбирающийся в сложном санитарно-техническом оборудовании. Он получал высокую плату от домовладельца, в полтора-два раза превышающую доходы старшего дворника. Снова цитирую Д.А. Засосова: «При доме жил водопроводчик Степан, великолепный слесарь, на нем лежало все водопроводное хозяйство огромного дома, он один отлично со всем справлялся. От хозяина он имел небольшую квартирку и мастерскую. На двери мастерской висела черная доска, на ней он писал, в какой квартире он работает, его всегда можно было найти. Этот умный мастер никогда не допускал аварий, а предупреждал их, хорошо понимая, что так ему будет легче. Получал он 35 рублей в месяц. Кроме обязанностей водопроводчика он выполнял частные работы: чинил кастрюли, лудил их, исправлял разные предметы домашнего обихода жильцов и даже чинил "аристоны" — музыкальные ящики. Он отличался передовыми взглядами, читал газеты, высказывал смело свое мнение, его уважали и понимали, что с ним надо считаться. Проработав около 10 лет у Тарасовых, он ушел на Путиловский завод».

ЖИЛИЩА ДОМОВОЙ ПРИСЛУГИ

Швейцар с семьей жил в швейцарской, располагавшейся под парадной лестницей. Старший дворник также жил семейно, младшие дворники — артельно. Под дворницкие отводили неудобные (например, вход в помещение из-под арки), темные или подвальные квартиры. Водопроводчик с семьей жил в подвальной квартире на заднем дворе (табл. 27).



Чаще всего жилые помещения домовой прислуги представляли собой одну комнату — 4/5 квартир были однокомнатные; 2/3 квартир не имели ни прихожей, ни кухни, готовили прямо в жилых комнатах. Ничтожное количество из них были оборудованы кухней и прихожей — всего 4 %. С распространением водопроводного снабжения почти половина (43 %) жилья домовой прислуги имели водопроводы.

Половина количества городской домовой прислуги пользовалась общим отхожим местом и еще четверть имела простое отхожее место в своей квартире. Четверть дворников и швейцаров пользовались ватерклозетом, причем 18 % имели ватерклозет в квартире, остальные пользовались общественным.

Пятая часть жилых помещений домовой прислуги освещалась электричеством и только 1 % — газовым освещением (табл. 28).



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8823

X