Семейно-предпринимательские узы
Голландские предприниматели, как правило, специализировались по роду деятельности, старались продолжить деятельность в тех же отраслях, что и их отцы, и обычно тесно сотрудничали друг с другом. Кроме того, они предпочитали иметь дело с членами своих семей и родственниками, поскольку те считались самыми благонадежными партнерами. Речь при этом шла не только о кровнородственных узах, то есть отцах, братьях, сыновьях, дядьях, племянниках, но и о родственниках по линии жен и мужей: тестях и свекрах, а также зятьях, свояках и шуринах.

Предпочтение сотрудничества с членами большой семьи приводило к тому, что многие предприниматели женились на дочерях или сестрах предпринимателей из «своей» же отрасли28. Некоторые из них начинали дело с родственниками своих жен, которые могли работать в той же отрасли, но могли заниматься и другим делом, расширяя и укрепляя свои контакты через других родственников. Нередко предприниматели женились на дочерях или вдовах своих коллег по определенной отрасли производства или торговли. В том случае, если новобрачный сотрудничал со своими новыми родственниками еще до брака, доверие к нему после свадьбы лишь укреплялось. Если же сотрудничество со своими будущими родственниками до свадьбы еще не началось, то брак способствовал установлению тесных отношений и тем самым создавал отличную основу для будущего делового партнерства.

Как следствие стремления продолжать дело отцов и по линии многочисленных браков между предпринимательскими семьями, предприниматели оказывались связанными друг с другом столь многочисленными родственными узами, что можно говорить о существовании семейно-производственных «сетей». Каждый брак создавал новые связи доверия и социального контроля. Семейные узы представляли собой как бы доверительную среду, вокруг которой формировались предпринимательские отношения. Семейные же узы увеличивали шансы на выживание семейства в обществе. Они были залогом безопасности в опасном мире.

Имеется достаточное количество документов, подтверждающих существование подобных родственно-производственных сетей в различных отраслях предпринимательства и торговли. Так, в первой половине XVII в. многие управляющие Палат «Северной Компании», занимавшейся китобойным промыслом, являлись родственниками друг друга. К тому же большинство из них были знакомы и по другим каналам, сотрудничая и в иных отраслях производства и торговли. В XVII и XVIII вв. община британских купцов Роттердама, ведущая обширную торговлю с Англией, была пронизана связями, возникшими в результате браков, родственных отношений и контактов на базе делового сотрудничества. В XVIII в. в Лейдене действовала группа богатых валлонских семейств текстильных предпринимателей, которые были в свойстве друг с другом. И в Швеции XVIII в. разветвленные брачные связи объединяли членов наиболее значительных семейств в торговле между Стокгольмом и Голландской Республикой29.

Аналогичным образом в среде голландских торговцев с Россией со всей очевидностью присутствуют подобные родственно-деловые связи30. В предыдущих главах можно найти тому многочисленные примеры, перечень которых можно без труда продолжить. Около 1570 г. Жак ван де Валле через свою первую жену, вероятно, стал свойственником нарвского торговца Жака Хуфнагела. Оба породнились с Маркусом де Вогеларом, мать которого была сестрой жены Хуфнагела. В 1581 г. ван де Валле женился во второй раз на Сюзанне ле Мэр. Невеста, без всякого сомнения, была из семейства Исаака ле Мэра, сына нарвского торговца Жака ле Мэра, который примерно в 1593 г. продолжил торговлю с Россией после ван де Валле.

Маркус де Вогелар-младший женился в 1619 г. на Гертруде ван Коллен. Ее сестра, Сюзанна ван Коллен, вышла в 1626 г. замуж за Жана Пелликорне, купца из Амстердама, работавшего в фирме Питера ван Кёйлена и Жана Пелликорне. Эта фирма с 1634 по 1637 г. владела российским икорным откупом. Отец Пелликорне, которого также звали Жаном Пелликорне, был, вероятно, тем самым Яном Пелликорне, который совместно с Яном делла Файе вел с 1571 по 1575 г. торговлю с Нарвой31.

Георг Эверхард Кленк женился на Гертруде Фензель в 1619 г., примерно в то время, когда он стал компаньоном фирмы де Вогеларов. Неизвестно, торговал ли с Россией отец невесты, Хармен Фензель, скончавшийся в 1594 г. Однако сама невеста выросла в непосредственном окружении де Вогеларов, в основном под опекунством братьев Маркуса де Вогелара-старшего и Каспара де Вогелара. В 1664 г. сын Георга Эверхарда Кленка и Гертруды Фензель, Маркус Кленк, женился на Хестер де Вогелар, дочери своего компаньона Даниэля де Вогелара.

Элизабет Марселис вышла замуж в 1629 г. в Гамбурге за Альберта Балтзара Бернса, партнера ее отца, Габриэля Марселиса. Ее брат, Петер Марселис, женился в 1636 г. на представительнице знатного рода Доротее Барнсли. Сестра невесты вышла затем замуж за Хермана Фензеля, шурина Георга Эверхарда Кленка. Около 1655 г. Петер Марселис женился во второй раз на Анне Аккема, дочери своего компаньона Тилмана Аккема. Сестра Аккема вышла замуж за Томаса Эндрюса, управляющего тульскими заводами Марселиса и Аккемы. Двумя железоделательными заводами на Скниге управлял племянник и полный тезка Тилмана Аккемы, женившийся на Анне Декроо. После смерти мужа Анна Декроо вышла замуж за Вернера Муллера.

Давид Рутс, представлявший в 1626 г. и в последующие годы интересы Габриэля Марселиса и Альберта Балтзара Бернса в Москве, женился в 1627 г. на Марии де Мушерон, дочери Космо де Мушерона. Космо де Мушерон был царским архитектором и сыном Питера де Мушерона, который был братом Бальтазара и Мельхиора де Мушерона, торговавших на Северной Двине. Брат Давида Рутса, Исаак Рутс, женился на Саре де Мушерон, которая, без сомнения, также являлась родственницей Балтазара и Мельхиора. Обе дочери Давида Рутса вышли замуж за живших в России голландских предпринимателей: Мария - за Йохана ван Сведена, приехавшего в Россию в качестве служащего ее отца, а Сюзанна Катарина - за Хендрика Свелленгребела.

У Йохана ван Сведена и Марии Рутс было пятеро детей, в том числе Йоханн и Мария. Дочь Йоханна, Мария Элизабет ван Сведен, вышла замуж за Петера Муллера, одного из двух сыновей Вернера Муллера и Анны Декроо32. Мария ван Сведен, дочь Йохана ван Сведена и Марии Рутс, вышла замуж за Хермана Лёфкена. Их дочь Катарина Лёфкен вышла замуж за Рудольфа Мейера. У них родилось двое детей, Элизабет и Херман. Элизабет Мейер вышла около 1720 г. замуж за Хендрика ван Йевера, а Херман Мейер женился на Анне Люпс.

У Хендрика Свелленгребела и Сюзанны Катарины Рутс было две дочери, из которых одна, Регина Мария, дожила до совершеннолетия. Она вышла замуж за Йоханнеса Бахерахта33. Хендрик Свелленгребел женился в 1698 г. на Анне Гертруде Каннегитер, дочери Кунрата Каннегитера.

Таким образом, имеет место повторяющееся явление: каждое новое имя как бы раскрывает веер новых родственных отношений в кругу голландских и других иностранных предпринимателей, ведущих дела в России или с Россией. Отношения эти кажутся бесконечно разветвленными. И тем не менее предприниматели и их семьи образовывали в каждом поколении узкий закрытый круг, внутри которого все знали друг друга и в котором, таким образом, не имелось морального пространства для взаимного обмана. В этом узком кругу каждый зависел от другого в борьбе за сохранение позиций на рынке и в поддержании собственного общественного положения.

Стабильность деловых отношений, которую гарантировали родственные узы, не означала, однако, полной их замкнутости. Напротив, они характеризуются довольно высокой мобильностью. Среди вновь вступивших в круг имелось много подчиненных и служащих уже известных предпринимателей. Некоторые становились компаньонами своего патрона, подобно Георгу Эверхарду Кленку, ставшему компаньоном фирмы де Вогеларов. Другие женились на дочерях своих хозяев - так, Йохан ван Сведен женился на дочери Давида Рутса. Были и те, кто поднимался на самые высшие ступени общественной лестницы и становился членом патрицианского рода. Так, Кунрат Кленк постепенно удалился от дел после того, как в 1672 г. стал членом магистратуры Амстердама; возможно, он стал рантье. Волкерт ван Йевер женился в 1731 г. на дочери судьи из Алкмаара и в 1748 г. также стал членом магистрата Амстердама. Однако он продолжал вести торговлю с Архангельском.

Семейно-родственные связи не являлись гарантией успеха в области торговли и производства. Постоянно появлялись предприниматели, попадавшие в крупные и мелкие затруднения - либо в результате несчастливого стечения обстоятельств, либо из-за недостатка предпринимательских качеств. Так, братья ван де Валле оказались в трудном финансовом положении в конце XVI в. Хендрик Свелленгребел столкнулся с финансовыми проблемами в 1675 г. и должен был удовлетвориться должностью дозорщика Оружейной палаты Кремля. Давид Рутс-младший обанкротился в 1711 г. Лееу совершил просчет, занявшись во время Северной войны торговлей с Архангельском, и после целого ряда разочарований был вынужден покинуть свое торговое поприще. Однако и предприниматели, обладавшие большим талантом и не столкнувшиеся с крупными превратностями судьбы, принуждены были зачастую смиряться, когда ситуация на рынке оборачивалась против них. Так произошло с архангельской торговлей после 1721 г. В этой ситуации предпринимателям не оставалось ничего иного, как покинуть сферу торговли и заняться чем-либо иным. Многие так и поступили.




28 Veluwenkamp, 'Familienetwerken' (1993) 667-668. См. также примеч. 27.
29 Prak, Gezeten burgers (1985) 174. Hacquebord, Smeerenburg (1984) 63. Klein,'"Little London"'(1984) 122,128,131-132. Lindblad, Sweden's trade (1982) 54.
30 Ср. Veluwenkamp, 'Familienetwerken' (1993) 660-664. De Buck, 'De Russische uitvoer' (1988) 174.
31 Демкин у Западноевропейское купечество 2 (1994) 18-19. Amburger, Die Familie (1957) 141. Elias, De vroedschap (1903-1905) 645.
32 Ковригина, 'Иноземные купцы-предприниматели' (1994) 191,195, 208,210. Amburger, Die Familie (1957) 180, 204,212-213.
33 Amburger, Die Familie (1957) 214. 'Swellengrebel' (1923) 384.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4762

X