Голландцы в Архангельске
Русские и голландцы не вели торговлю друг с другом посредством переписки, то есть пересылки по почте заказов на товары и документов об оплате. Они встречались друг с другом на ежегодных ярмарках в Архангельске и на месте, с глазу на глаз, обсуждали дела и заключали сделки. И в XVIII в. голландские предприниматели продолжали ездить для этого из Нидерландов на архангельские ярмарки. Однако существенное развитие получила и посредническая - комиссионная - торговля: становилось более удобным вести дела посредством переписки с проживавшими в Архангельске голландскими или гамбуржскими купцами. Иностранцы-архангелогородцы принимали письменные заказы и задания на продажу товара, при этом характер отношений, которые они поддерживали с партнерами на родине, мог меняться в зависимости от той или иной деловой операции. Иногда они вели дела на собственные средства, иногда - на общий счет, иногда - на средства своих партнеров в Республике за некий посреднический процент. Таким образом, голландцы в Архангельске поддерживали путем постоянной деловой переписки отношения со многими партнерами в Нидерландах, прежде всего в Амстердаме. Это означало, что в архангельской торговле фактически участвовало много большее число предпринимателей, чем количество тех, кто лично присутствовал непосредственно в Архангельске. Так, в 1710 г. в самом Архангельске действовало около 100 западноевропейских предпринимателей: 38 голландцев, 27 гамбуржцев, 11 купцов из других частей Германии, 14 англичан и 4 датчанина15. Неизвестно, интересы какого числа торговцев и предпринимателей Амстердама и других городов они при этом представляли, однако в 1703 и 1709 гг. товары из Архангельска импортировали соответственно 209 и 140 купцов Амстердама. Известны имена соответственно 186 и 105 купцов; причем 48 из них действовали и в 1703 г., и в 1709 г. Это означает, что в те годы в Амстердаме, по крайней мере, 243 импортера поддерживали торговые контакты с Архангельском16.

Объем деловых операций различных предпринимателей как в Амстердаме, так и в Архангельске сильно варьировался. Из 94 западноевропейских предпринимателей, торговавших в 1710 г. в Архангельске, 23 человека продали и купили в том году товара на ярмарке на сумму более 40 тыс. рублей каждый. Всего на их долю приходится 83 % общего объема товарооборота всех западноевропейских торговцев. 9 из 23 имели оборот свыше 100 тыс. рублей17. На долю большинства амстердамских торговцев приходилась лишь незначительная часть ввозимых товаров, поскольку в торговле преобладала небольшая группа крупных импортеров, каждый из которых участвовал в общем объеме импорта, по крайней мере, на 1 %. В 1703 г. эта избранная группа состояла из 23 купцов (12 % всех известных импортеров), причем вместе на их долю приходилось в стоимостном выражении 2/3 импортируемых товаров. В 1709 г. эта группа насчитывала 19 купцов (18 %) - на их долю приходилось 4/5 всего импорта18.

Согласно Новоторговому уставу 1667 г. русским купцам, за исключением москвичей и архангелогородцев, запрещалось вести в Архангельске торговлю с иностранцами, однако правило это не соблюдалось. Иностранные предприниматели вели в 1710 г. в Архангельске дела с 854 российскими торговцами. В это число входили известные российские купцы из Москвы, Ярославля и Нижнего Новгорода, а также торговцы из большого числа других городов и уездов, мелкие перекупщики и торгующие крестьяне, в том числе с Поморья, Подвинья, - всего из 70 городов и более 20 сел. Преобладающее большинство торгующих не были москвичами, но доля их торговли в общем объеме была невелика. 16 % русских купцов из Москвы привозили на рынок примерно 40 % всех товаров. И все же объем их торговли на ежегодной ярмарке Архангельска был значительно меньше, чем у многих иностранных купцов. Всего три русских купца имели товарооборот более 40 тыс. рублей. Совместно на их долю приходилось 12 % товарооборота в денежном выражении19.

В результате роста торговли, развития судостроения и возведения новых оборонительных сооружений Архангельск во время войны сильно разросся, хотя и оставался довольно скромным по размерам. О росте значения Архангельска в тот период свидетельствует тот факт, что местопребывание воеводы в 1702 г. было переведено из Холмогор в Архангельск. А когда в 1708 г. Россия была поделена на губернии, Архангельск стал столицей одной из них, огромной по своей территории. Город оставался преимущественно деревянным, за исключением гостиных дворов. Лишь около 1710 г. Эверт Избрант Идее, представитель царя и комиссар военно-морского флота, выстроил себе единственный в то время каменный жилой дом20.

Для защиты от возможного нападения с моря осенью 1701 г., в начале Северной войны, по приказу царя приступили к строительству защитных укреплений в дельте Северной Двины на острове Линский Прилук. Позднее эта крепость получила название Новодвинской. В 1704 г. на острове Бревенник располагался гарнизон, однако из-за весенних разливов, постоянно заливавших остров, два полка, которые здесь находились, были срочно переброшены в Архангельск. Один полк был размещен в Стрелецкой слободе, которая со времени расформирования стрелецких полков именовалась Солдатской. Личный состав другого полка с семьями был размещен в деревне Кузнечиха, на северной стороне города, на берегу реки Кузнечихи, напротив острова Соломбала, где, таким образом, возникла еще одна Солдатская слобода. Между деревней Кузнечиха и Немецкой слободой возник ремесленный район с судоверфями, парусными цехами и сукновальнями, дубильнями и большим числом лесопилен. Здесь же размещались и дома тех, кто работал в этих мастерских и цехах. В 1705 г. сюда, на «берег Двины-реки, против Моисеева острова, меж деревней Кузнечихи и иноземца Елисея Клюкова двора», то есть двора Гиллеса Клука, был перенесен расположенный в Соломбале завод по производству канатов для военных судов. Здание новой мануфактуры имело ширину 200 метров и тянулось вдоль реки примерно на 500 метров21.

Росла и Немецкая слобода. Со стороны суши, на противоположной стороне проезжей дороги, идущей параллельно реке, было осушено болото и выстроены новые дома22. Корнелий де Бруин подробно описал их архитектуру: «Что касается зданий, все дома из дерева, или, лучше сказать, из бревен, тяжелых и больших, положенных друг на друга; что по внешнему виду кажется зрителю довольно странным. И все-таки изнутри самые лучшие дома, особенно заморских купцов, имеют хорошие палаты, с гладкими и ровными стенами, и живописно отделаны тонкими планками, в то время как бревна наполовину встроены в стены здания. Насколько ровна всегда внутренняя сторона, настолько груба внешняя. Обычно в каждой комнате имеется собственный камин или печь, которую растапливают снаружи жилья. Большинство печей весьма велико и сделано так, что комнатам не мешает, напротив, их украшает, потому как сделаны они весьма искусно. К тем, которые заморской нации (здесь так говорят), причисляются все, кои из христианского царства прибывши, здесь поселились; и таково чисто и аккуратно хозяйство ведут, как лучшие в нашем отечестве, украшая свои дома картинами и прочими отличными домашними предметами»23.

Иностранцы имели в Немецкой слободе свои собственные церкви: «Одна для кальвинистской и одна для лютеранской службы. В обеих по воскресеньям дважды проводится служба. Они стоят близко друг к другу на берегу реки. При церкви живет пастор. Между его домом и церковью лежит кладбище, и там всех, кто умирает, хоронят по обычаям нашей страны. Зимой, в большие морозы, в церквях служба не проводится, а проводится в особом помещении, пристроенном к дому священника, и там топят, чтобы можно было выдержать». Лютеранская церковь появилась не так давно. Лишь в 1686 г. лютеране последовали примеру кальвинистов и выстроили собственную церковь24. Однако уже в 1710 г. лютеранская церковь пришла в такой упадок, что встал вопрос о строительстве новой церкви25.

Корнелий де Бруин изобразил на гравюре «строение судов, или верфь за Архангельском» Соломбальсую верфь на фоне судов на рейде у Соломбалы. Он поясняет гравюру следующим образом: «В получасе ходьбы от города Архангельска к северо-востоку имеет царь судостроительную верфь, которая приятно глазу открывается с общей дороги. Приходящие и отходящие суда проплывают мимо нее: когда я зарисовал на бумаге это изображение, там же стояли на якоре другие, ожидая остальных судов из Архангельска, чтобы потом одновременно плыть в отечество. <...> В крайнем углу можно видеть судно, стоящее на реке, большая часть его уже достроена, кроме верхней части. Деревенька, которая находится рядом, называется Страмбол...»26 В 1713 г. на военно-морской верфи Соломбалы работало более 600 человек27.
Таблица 3. Численность западноевропейских купцов в России, 1695-1726 гг.


Источник: Захаров, «Торговля» (1985), 184.




15 Veluwenkamp, 'The Arkhangelsk business venture (1997) 92-102. Veluwenkamp,'Familienetwerken (1993) 656-658,660. Захаров, 'Торговля' (1985) 193,198,208.
16 De Buck,'De Russische uitvoer' (1988) 144-147.
17 Захаров,'Торговля' (1985) 193,198.
18 De Buck,'De Russische uitvoer' (1988) 144-147.
19 Захаров,'Торговля' (1985) 198-199,208-209. Bushkovitch, The merchants (1980) 65.
20 Попова, Архангельск (1994) 68. Amburger, Die van Brienen (1936) 13-14.
21 Zacharov, 'Jan Lups' (1997) 80. Попова, Архангельск (1994) 49, 55,68. Брызгалов,'Военно-морской флот' (1992) 21. Uhlenbeck, Verslag (1891) 91.
22 Попова, Архангельск (1994) 57.
23 De Bruin, Cornells de Bruins reizen (1711) 14-15.
24 Amburger, Die van Brienen (1936) 14. См. также прим. 23.
25 Попова, Архангельск (1994) 66.
26 De Bruin, Cornells de Bruins reizen (1711) 14-15.
27 Попова, Архангельск (1994) 68.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4199

X