Последователи: Муллер и Бутенант
Вернер Муллер, который в 1677 г. женился на Анне Декроо, вдове Тилмана Гиллесза Аккемы, был в Москве человеком известным. Уже в 50-е гг. он представлял в России амстердамскую фирму братьев Бернард, Даниэля и Яна. Начиная с того времени он импортировал в Россию ефимки, жемчуг, текстиль, красящие вещества, продукты питания, ладан и другие товары. Из России он экспортировал меха, юфть, деготь и смолу, зерно, поташ, мачтовый лес, а также, вероятно, доски и балки43.

Муллер экспортировал поташ в 1667-1671 гг. в больших количествах и на десятки тысяч рублей. Он покупал его в товариществе с голландцем Даниэлем Хартманом и гамбуржцем Хейнрихом Бутенантом. Иногда четвертым компаньоном выступал М. Ардинос. Продавцами поташа были как казна, так и представители придворной знати. При покупке поташа в 1671 г. Муллер выступал в качестве уполномоченного Кунрата Кленка и Рейнира де Свана44.

В 1669 г. Муллер обратился с просьбой к российскому правительству разрешить ему построить близ Архангельска ветряную «лесопильную» мельницу для изготовления досок и балок, используемых при строительстве домов. Он хотел получить разрешение на экспорт лесоматериалов без уплаты пошлин в течение трех лет и без уплаты стоимости откупа. В 1670 г. Муллер получил искомое разрешение, однако неизвестно, реализовал ли он свои планы45. Возможно, он отказался от этого в связи с получением в том же году более выгодной монополии.

В предыдущие годы некоторые иностранцы стремились получить на откуп торговлю русским мачтовым лесом. Так, голландские купцы Мартен Бихлин, Иеронимус Традел и Андрей Буколт просили российское правительство в 1665 г. разрешить им закупку мачтового леса сроком на 10 лет у крестьян Устюжского и Тотемского уездов, вдоль рек Сухоны и Юга, а также позволить его экспорт. Действительно, казна заключила с Мартеном Бихлином и его компаньонами в 1668 г. подобное соглашение, однако сделка не состоялась, поскольку голландцы решили выйти из дела. Почему они так поступили, не вполне ясно, однако в том же году откуп на торговлю мачтовым лесом получил Петер Марселис. По неизвестной причине он владел им лишь непродолжительное время. Уже в 1670 г. откуп на мачтовый лес был передан Вернеру Муллеру. Последний получил соответствующую жалованую грамоту, по которой ему предоставлялось исключительное право сроком на 10 лет закупать мачтовый лес у черносошных крестьян в Двинском, Важском, Тотемском, Устюжском и Вятском уездах, а также в любых иных местах, где это было бы возможно, включая право экспорта мачтового леса без уплаты пошлин. Муллер планировал вывозить ежегодно от 150 до 200 мачтовых деревьев. Он действовал совместно со своими прежними компаньонами по закупке и экспорту поташа Хейнрихом Бутенантом и Даниэлем Хартманом, однако уже в 1677 г. вышел из дела, и откупная грамота была составлена заново на имя двух его компаньонов. Возможно, это было связано с его женитьбой на Анне Декроо и с тем, что он стал управляющим ее металлургическими заводами на Протве и Угодке. О том, как Муллер управлял заводами, известно немногое, однако, по всей видимости, производство требовало пристального внимания. В 1680 г. он на собственные деньги выстроил железный завод на реке Истье, недалеко от Угодского завода. Здесь началось производство пушек и гранат. Угодский же завод, напротив, в 1684-1690 гг. не действовал46.

У Вернера Муллера и Анны Декроо родились два сына -Вернер и Петер и дочь Анна. Вернер-младший родился в 1680 г., разница же в возрасте между ним и его братом и сестрой была невелика. Семейство жило в Москве. В 1685 г. у Муллера был свой дом в Немецкой слободе. Примерно до 1696 г. Петер и Вернер-младший брали частные уроки у преподавателя, прибывшего из Западной Европы. Именно в эти годы с ними познакомился царь Петр, который был лет на десять старше братьев, и они на всю жизнь остались друзьями. В 1697 г. Вернер в качестве пажа входил в состав Великого посольства в Западную Европу47.

Вернер Муллер послал обоих своих сыновей в Галле для учебы в университете. Там они познакомились с ректором университета, Августом Херманом Франке, и многие годы поддерживали с ним тесный контакт. Франке был одним из духовных отцов пиетизма; под его влиянием Вернер и Петер Муллеры стали активными сторонниками этого религиозного направления, многое сделав для распространения пиетизма среди проживавших в России иностранцев48.

Вернер Муллер-старший никогда не упоминался в жалованых грамотах, подтверждавших в последующие годы привилегии фамилии Аккема, полученные в 1675 г. Однако имена его сыновей в них упоминаются. Так, жалованая грамота от июля 1678 г. была составлена на имя Анны Декроо и ее сына Йохана Аккема, а в 1683 г. вновь подтверждена, на этот раз с упоминанием ее младших сыновей Вернера и Петера Муллеров. В связи с кончиной Йохана Аккема привилегии были подтверждены еще раз в 1693 г., а после окончания срока их действия в 1695 г. Анна Муллер получила в мае 1695 г. новую жалованую грамоту сроком на пять лет. Так же как в предыдущих жалованых грамотах, фирма обязывалась поставлять короне 15 тыс. пудов железа ежегодно. Кроме того, семейству Муллеров предлагалось прилагать усилия к созданию новых предприятий49. В то время как Муллер с 1677 г. фактически унаследовал железоплавильные заводы Тилмана Аккемы, Хейнрих Бутенант после смерти Петера Марселиса-старшего в качестве опекуна его сына Христиана Марселиса также приобщился к железоплавильному делу и военной промышленности. Совместно со вторым опекуном Харменом ван дер Гатеном он взял на себя управление Тульскими и Каширскими заводами и предприятиями, а также строительством завода на Вепрейке50.

Бутенант родился примерно в 1643 г. Вначале он занимался преимущественно экспортом рыбы и поташа из России. В 1666 г. он совместно со своим зятем (или шурином) и компаньоном голландцем Иеронимусом Траделом договорился с Печенгским монастырем о том, что на протяжении ближайших 10 лет монастырь будет продавать им всю добываемую семгу, сушеную треску, а также рыбий жир. В 70-е и 80-е гг. XVII в. Бутенант и Традел продолжали покупать рыбу и рыбий жир в Коле. Большую часть они экспортировали, часть же поставляли царскому двору51. Как уже говорилось выше, около 1670 г. Бутенант, совместно с Вернером Муллером, Даниэлем Хартманом и М. Ардиносом, экспортировал крупные партии поташа из России.

Бутенант и ван дер Гатен в качестве исполняющих обязанности управляющих заводами Марселиса привлекли к деятельности в сфере металлургического производства Иеронимуса Традела. В 1676 г. ван дер Гатен послал Традела из Москвы на Онегу в целях разведки полезных ископаемых. Рудознатец Йоханн Пулманн и Херман Лёфкен, находившиеся с 1674 г. на русской службе и уже работавшие в этом районе, в мае 1676 г. присоединились к экспедиции Традела. В 1677 г. ван дер Гатен лично ездил в районы Олонца и Пустозерска на поиски полезных ископаемых.

Ван дер Гатен скончался, вероятно, в 1677 г., и Хейнрих Бутенант продолжал руководить металлургическими заводами один. В том же году он и его партнер Даниэль Хартман получили откуп мачтового леса, ранее принадлежавший Вернеру Муллеру, с правом закупать лес вдоль Двины и Ваги, а также в Тотьме, Великом Устюге, Вятке и их окрестностях. Бутенант энергично взялся за дело. Весной 1677 г. и в 1678 г. он закупал мачтовый лес в Великом Устюге. На реке Юг он брал в аренду участки девственного леса под вырубку мачтовых деревьев. В 1686, 1687 и 1688 гг. он вывез через Архангельск несколько сотен бревен, а также занялся распилкой леса. В 1691 г. за ним было утверждено право владения тремя лесопильными мельницами неподалеку от Архангельска, где он вел работы вместе с Василием Грудцыным и Осипом Бажениным из Холмогор. Это были первые лесопильные мельницы, выстроенные по западноевропейскому образцу в России. Кроме того, он получил эксклюзивное право экспортировать распиленную на этих мельницах древесину.

В то время как Бутенант был вовлечен и без того во многие сферы предпринимательской деятельности, такие как торговля рыбой, закупка поташа, мачтового леса, железное дело, переработка древесины, российское правительство выдало ему в 1685 и 1686 гг. еще и разрешение на экспорт 20 тыс. четвертей ржи. При этом очевидно, что торговля рыбой, производство железа и оружия и откуп мачтового леса были отраслями, в которых Бутенант был задействован наиболее длительное время. Возникает вопрос, насколько он в действительности был занят всем этим. Очевидно, что рыбой занимался в основном Традел, а мачтовым лесом - Хартман. Впрочем, в 1680 г. в качестве откупщика корабельного и мачтового леса упоминается имя лишь Бутенанта, но в 1693 г. он - неизвестно, добровольно или нет, - отказывается от откупа мачтового леса, который передается Хартману52.

Управление металлургическими заводами Марселиса занимало у Бутенанта практически все время. В 1678 г. он произвел для российской Короны 3000 пудов железа, а в 1682 г. - 1600 аркебузных стволов. В 1680 г. он поставил в казну 2611 полных комплектов кавалерийского снаряжения, состоявшего из карабина с плечевым ремнем с крюком и пары пистолетов с кобурой. В 1685 г. он продал казне железные листы для крыши Посольского приказа. Казна обычно расплачивалась поташем, иногда же частично солью или русскими деньгами. С другой стороны, Бутенанту иногда самому приходилось доплачивать довольно существенные суммы в ефимках53. В конечном счете именно Бутенант воспользовался разрешением, полученным Петером Марселисом в 1669 г., на эксплуатацию рудных месторождений Русского Севера. В 1678 г. царь предложил выдать жалованую грамоту на имя Христиана Марселиса и Бутенанта на строительство завода на Онежском озере. Христиан Марселис в тот момент был еще четырехлетним ребенком, и именно Бутенант выстроил вокруг Олонца медные и железоделательные заводы. Уже в 1676 г. он построил здесь плавильный цех для переработки добываемой в этой местности медной руды. Однако меди из местной руды получалось меньше, чем ожидалось, и в 1679 г. Бутенант начал здесь же строительство железного завода. В 1681 г. наладилось производство железа, и в 1683 г. Бутенант отправил 6449 пудов железа в Архангельск, из которых более половины продал на экспорт. Жалованой грамотой от 1685 г. срок, в течение которого Марселис и Бутенант пользовались правом владения предприятиями Олонца без уплаты налогов, был продлен до 20 лет. Кроме того, владельцы предприятий получили разрешение на продажу продукции, в которой не нуждалась российская Корона, и на внутреннем, и на внешнем рынках54. В 1686 г. Олонецкие заводы включали две доменные печи и пять кузниц. Они производили сырую медь и железо. Вскоре Бутенант построил рядом с уже работавшими предприятиями еще два цеха, где железо проходило дальнейшую переработку55.

В 1685 г. Христиан Марселис, которому исполнилось 11 лет, уехал в Данию для завершения образования. В сентябре 1689 г. он вернулся в Москву. Менее чем через полгода он скоропостижно скончался в возрасте 16 лет56. Тульские и Каширские заводы, сооружения на Вепрейке и Соломенская волость не отошли к дядьям Христиана - Габриэлю и Петеру Марселису-младшему, как предусматривалось в завещании отца Христиана, а были переданы российским правительством в собственность Льву Кирилловичу Нарышкину, главе Посольского приказа и дяде царя Петра. Олонецкие предприятия, напротив, были в 1692 г. переданы в собственность Бутенанту. Помимо этого, в 1694 г. к его заводам был приписан Кижский погост57.

Около 1700 г. Бутенант владел четырьмя металлургическими заводами на Олонце. В 1701 г. они работали на обеспечение военных потребностей России, и все три печи на предприятиях Бутенанта производили металл для пушек, ядер, гранат и якорей. Срок жалованой грамоты Бутенанта на эксплуатацию предприятий истекал в 1705 г., однако уже в 1701 г. предприятия были у него отняты и переданы в казну якобы потому, что ему не удавалось справляться с увеличивающимися военными заказами.

В 1693 г. Бутенант отказался от откупа мачтового леса, и монопольное право закупки и вывоза деревьев получил на пять лет Даниэль Хартман. Реализация полученных Хартманом привилегий не обошлась без трудностей. В 1696 г. он намеревался приступить к экспорту мачтового леса из Архангельска, но фрахтовые цены судов на Амстердам были слишком высоки. Запас мачтовых деревьев тем временем вырос до 300 штук. Хартман обратился к российскому правительству с просьбой написать письмо бургомистрам Амстердама о предоставлении ему судов. При этом он обещал, что на тех же судах отправит в Россию мушкеты, которые ему заказала Корона. И действительно, письмо было написано от имени царя Петра58.

В 1698 г. жалованая грамота Даниэлю Хартману на торговлю мачтовым лесом была продлена еще на 10 лет, но в 1704 г. Посольский приказ досрочно отнял ее у него59. Российское правительство передало откуп на экспорт мачтового леса Лауренсу Гаарланду и Арнольду Диксу60.




42 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31-32,115; 2 (1994) 8-9,49. Amburger, Die Familie (1957) 159,162-164,177-178,208.
43 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 67-68,78-79, 84, 86-88, 90, 92-93, 99,101,103, 107-108; 2 (1994) 27, 38,47,49. Amburger, Die Familie (1957) 128-129,177. Далее см. ниже. См. также примеч. 42.
44 См. стр. 153. См. также прим. 43.
45 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 22.
46 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 21-22. Veluwenkamp, α'η Huis op Archangel" (1977) 128. Amburger, Die Familie (1957) 128-129,177-178. Kaartsysteem GAANA 2231/761,15-11-1669, нотариус A. Lock. GAANA 2227/628,1668; 2227/667,1668; 2230/801, 15-7-1669, нотариус A. Lock.
47 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 112,115. Ковригина,'Иноземные купцы-предприниматели' (1994) 191,206-207, 209-210. Amburger, Die Familie (1957) 128, 212.
48 Ковригина,'Иноземные купцы-предприниматели' (1994) 191,209-211. Amburger, Die Familie (1957) 128,130.
49 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 30; 2 (1994) 9. Ковригина,'Иноземные купцы-предприниматели' (1994) 191,210. Amburger, Die Familie (1957) 128-129.
50 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 9.
51 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 32,106-107; 2 (1994) 8-9,22-24, 29. Amburger, Die Familie (1957) 177-178,181,183.
52 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 108; 2 (1994) 22-23. Захаров,'Торговля' (1985) 206. Ср. Amburger, Die Familie (1957) 181. См. также примеч. 51.
53 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 9,45,49.
54 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 10. Fuhrman, The origins (1972) 119-121. Amburger, Die Familie (1957) 178-179.
55 Amburger, Die Familie (1957) 181.
56 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31; 2 (1994) 9. Amburger, Die Familie (1957) 166-167,208.
57 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31; 2 (1994) 9-10. Ковригина,'Иноземные купцы-предприниматели' (1994) 191,198. Amburger, Die Familie (1957) 167-168,181-182.
58 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 22-23. Захаров, 'Торговля' (1985) 206. Ср. Amburger, Die Familie (1957) 181. См. пакже примеч. 57.
59 Kloetstra, Christoffel Brants (1993) 17. Amburger, Die Familie (1957) 181.
60 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 70. Захаров, 'Торговля' (1985) 206. Veluwenkamp, De Amsterdamse koopmansfamilie (1976) 30.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2995

X