Виниус, Марселис и Аккема
После разрыва с Петером Марселисом и Тилманом Аккемой Андриес Виниус решил поставить на российскую карту все, что у него имелось. В 1648 г. Виниус обратился к царю с просьбой принять его в подданные Его Величества, поскольку, по его словам, он не может долее рассчитывать на поддержку Генеральных Штатов. Царь удовлетворил просьбу. В 1652 г. Виниус вместе с Гертрудой Мейер, с которой он вступил в 1648 г. в брак в Москве после кончины первой супруги, принял православие и российское подданство. Одновременно ему было пожаловано дворянство27. К тому времени он уже не занимался более производством железа и оружия, получив в 1649 г. смоляной откуп сроком на шесть лет.

В 1653 г. Виниус и Марсов, как уже говорилось, прибыли по заданию российского правительства в Республику Нидерландов для закупки там оружия для российской Короны и набора офицеров в русскую армию. Виниус подал Генеральным Штатам прошение, пояснив, что российское правительство желает закупить через него для российской армии крупную партию военных товаров: от 5 тыс. до 6 тыс. панцирей, от 300 тыс. до 400 тыс. фунтов свинца, от 3 тыс. до 4 тыс. пистолетов, от 3 тыс. до 4 тыс. карабинов и от 200 тыс. до 300 тыс. фунтов пороха. Генеральные Штаты рассмотрели прошение в июне 1653 г. и дали положительный ответ. Виниус и Марсов закупили для Российского государства большое количество оружия, а также аптекарские принадлежности, лекарства и фруктовые деревья. В 1654 г. Виниус зафрахтовал, по крайней мере, два голландских судна и отправил на них товары в Архангельск28. В том же году он вернулся в Москву29.

Андриес Виниус скончался в 1662 г.30

В 1648 г. российское правительство передало Тульские заводы Петеру Марселису и Тилману Аккема, поскольку русской администрации не удалось наладить производство. В течение полутора лет ее руководства склады опустели, и почти все иностранные рабочие выехали из России домой. Вернувшись к заводским делам, Марселис и Аккема вдохнули в производство новую жизнь. По их заданию Исаак Вернард заключил с мастерами в Амстердаме новые контракты на работу в России, и в 1652 г. на заводы прибыла группа иностранцев-ремесленников с семьями31.

При передаче заводов в 1648 г. Марселису и Аккеме им было предоставлено право строить новые цеха и расширять производство. Действительно, предприниматели выстроили четвертый цех на реке Тулице, который стал вторым цехом, имевшим домну. Кроме того, за период с 1653 по 1663 г. они создали четыре новых предприятия на реке Скниге, притоке Оки, примерно на расстоянии 60 километров к северу от Тульских заводов. В литературе эти заводы известны как Каширские, по имени расположенной неподалеку Каширы. В то же время компаньоны получили от российской Короны эксклюзивное право на эксплуатацию железорудных месторождений в районе Дедилово на расстоянии 35 километров к югу от Тулы. При этом они закрыли в 1655 г. два из четырех Тульских заводов, один из которых - с домной. Четыре Каширских завода не имели собственных доменных печей, и с того времени на единственной теперь домне на Тулице плавили железную руду как оставшихся Тульских, так и новых Каширских заводов. Оба комплекса производили пушки, ручное огнестрельное оружие, холодное ударное и колющее оружие, а также различные инструменты, станки, металлические предметы повседневного быта и железные стройматериалы.

Около 1650 г. скончалась в Москве жена Петера Марселиса, Доротея Барнсли. Через несколько лет Марселис женился вновь на Анне Аккема, дочери своего компаньона. У четы родились дочь и сын. Сына нарекли Петером, так же, как одного из его сводных братьев. В дальнейшем обоих братьев часто именовали Петером Марселисом-старшим и Петером Марселисом-младшим.

Марселис и Аккема продолжали расширять свою империю по добыче железной руды и производству оружия, получив в феврале 1656 г. на откуп сроком на 15 лет железоплавильный завод тестя царя, боярина Ильи Даниловича Милославского. Завод был расположен на реке Протве, на расстоянии примерно 50 километров к северо-западу от Каширских заводов. В печах этого завода перерабатывалась руда, которую добывали непосредственно рядом с заводом. Недалеко отсюда, на реке Угодке, компаньоны выстроили в 1659 г. еще один завод. Для обеспечения бесперебойной работы обоих заводов промышленникам была передана близлежащая Вышегородская волость, вместе с проживавшими там крестьянами, а также сотня пустошей в соседнем Малоярославецком уезде.

Марселис и Аккема жили в Москве. Руководство железоделательными и оружейными заводами они передали иностранным управляющим. В 1662-1663 гг. управляющим Тульскими заводами был зять Аккемы, муж его сестры, шотландец Томас Эндрюс. Двумя заводами на Скниге управлял племянник Аккемы, сын его брата Гиллиса, Тилман Аккема, а двумя другими заводами - голландец Вихман Врай. Управляющим предприятиями на Протве и Угодке был голландец Ян Врай или (здесь имеется некоторая неясность) Павел Иванов32.

В то время в России были введены в обращение медные деньги. Российское правительство оценивало номинальную стоимость медных монет много выше их реальной стоимости. А потому для некоторых лиц, имевших в Москве отношение к литью монет, было весьма соблазнительным изготавливать медные монеты нелегально, для себя. В 1662 г. Петер Марселис поддался уговорам начальника денежного дела и за вознаграждение в 3 тыс. рублей согласился похитить на монетном дворе медных денег на сумму 15 тыс. рублей. Дело обнаружилось, и Марселиса обвинили в краже. Его допрашивал сам царь; Марселис немедленно во всем признался. Дело едва не закончилось для Марселиса полной катастрофой: он был приговорен к конфискации всего имущества и выдворению из России. На его дома и склады был наложен арест, а доля в железоплавильных заводах конфискована. Так неожиданно пришел конец сотрудничеству Марселиса и Аккема, которые с того времени никогда более не работали вместе33.

Железоделательные и оружейные заводы были неделимой собственностью Марселиса и Аккемы. Их эксплуатация была в первое время продолжена самим Аккема и Российским государством, которое представлял российский дворянин Афанасий Фонвизин. Однако в 1663 г. по просьбе Аккема был произведен раздел собственности. Тульские и Каширские заводы и приписанная к ним Соломенская область, бывшие самыми ценными и призводившими наибольшее количество оружия, отошли к государству. Заводы на Протве и Угодке с приписанной к ним Вышегородской волостью отошли к Аккеме. После этого раздела обе части некогда единого дела более не объединялись.

Тилман Аккема продолжал руководить своим предприятием совместно со своими племянниками Тилманом Гиллесзом Аккемой и Ричардом Эндрюсом, сыном Томаса Эндрюса. По жалованой грамоте 1665 г. царь передавал Аккеме и его компаньонам в собственность заводы на Протве и Угодке. Владельцы заводов освобождались на период первых 20 лет от уплаты налогов, но обязывались


Царь Иван IV Грозный (1547-1584). Национальный музей Дании










Николас Руте (1573-1638). А. Делфос, по картине Рембрандта, 1799. Государственный кабинет гравюр, Государственный музей, Амстердам


Царь Алексей (1645-1676). Портрет XVII века. Государственный исторический музей, Москва


Кунрат (ван) Кленк (1628-1691). Николас Маас. Фото: Бюро иконографии, Гаага








Кристоффель Брантс (1664-1732). Μ. Вулфрат по картине А. Боонена. Регенты музея «Русский дворик ван Брантса». Фото: Кор ван Ванрой




Царь Петр I (1682-1725). Русская школа (?) Первая половина XVIII в. Государственный музей, Амстердам


Давид Лееу (1682-1755). Я.М. Куинкхард, 1729. Государственный музей, Амстердам



ежегодно поставлять короне железо по твердой цене. В случае, если заводы производили больше, чем нужно было государству, излишки разрешалось продавать на внутреннем рынке и экспортировать. Владельцы заводов имели также право строить новые предприятия. После 1665 г. Ричард Эндрюс более в источниках не упоминается; очевидно, он оставался совладельцем недолгое время. Дядя же и племянник Аккема продолжали вести дело. Их заводы производили исключительно ковкое железо, которое поставлялось в прутах (прутовое железо), или из него изготавливали двери, ставни и якоря для речных судов. Продукцию заводов поставляли как государству, так и различным покупателям на внутреннем рынке. В 1673 г. завод на Протве был закрыт. Из года в год он не выпускал продукцию в должном объеме, поскольку каждую весну его заливало в половодье. Вместо этого убыточного предприятия на Угодском заводе была выстроена плавильная печь, и с того времени все производство велось исключительно здесь.

В сентябре 1675 г. жалованая грамота Аккема была продлена, однако в 1676 г. друг за другом скоропостижно скончались и он сам, и его племянник. Вдова последнего, Анна Декроо, и ее малолетний сын, Йохан Аккема, унаследовали заводы вместе с Вышегородской волостью. В 1677 г. или в начале 1678 г. Анна Декроо вновь вышла замуж за богатого голландского купца Вернера П. Муллера, вдовца, женатого ранее на Марии Бахарахт. Управление своими заводами она временно передала своему новому супругу34.

В 1662 г. Петер Марселис был приговорен к выдворению из России. Этот приговор не был исполнен, но Марселиса посадили в тюрьму. По просьбе его брата, Габриэля Марселиса, в 1663 и 1664 гг. король Дании трижды направлял письма российскому царю с просьбами о помиловании заключенного, и через несколько лет (точно неизвестно когда) Петер Марселис вновь оказался на свободе35.

Царю он мог еще пригодиться. С 1654 г. Россия находилась в состоянии войны с Польшей за Украину и уже давно нуждалась в мире. В 1665 г. Петер Марселис совместно с московским торговым иноземцем Дитрихом Ангеларом отправился по заданию царя к курфюрсту бранденбургскому, германскому императору и королю Дании с просьбой принять участие в мирных переговорах в качестве посредников. Марселис успешно справился с заданием и в 1666 г. вернулся в Москву. В 1667 г. Россия и Польша заключили, наконец, мир. Затем царь поручил Марселису разработку Новоторгового устава. Марселис разработал принципиальные положения устава и представил их главе Посольского приказа Ордину-Нащокину. Тот составил окончательный текст, после чего Новоторговый устав был обнародован уже в 1667 г. Третье важное задание Петер Марселис получил в июне 1667 г. Оно касалось подготовки строительства новых гостиных дворов в Архангельске, поскольку, как говорилось выше, прежние гостиные дворы в том году сгорели36.

Таким образом, Марселису удалось себя реабилитировать, и в мае 1667 г. царь принял решение вернуть ему Тульские и Каширские заводы вместе с Соломенской волостью. В 1668 г. Марселис получил соответствующую жалованую грамоту. Согласно полученным по грамоте привилегиям он обязывался поставлять Короне пушки, ядра и гранаты, а также железо и различные железные изделия, в том числе засовы, железные листы для облицовки ворот и устройства кровли, ступки и гвозди. Кроме того, в 1668 г. Марселис основал новое производство на берегу реки Вепрейки, неподалеку от Каширских заводов. Он исправно поставлял государству то, что требовалось в соответствии с жалованой грамотой. Так, в 1668 г. он поставил 20 тыс. пудов прутового железа, 5 тыс. железных листов, 6 тыс. ядер и 20 пушек, большое количество строительного железа, прутового железа и железных решеток и, кроме того, кованые листы на облицовку дверей и окон для строительства новых гостиных дворов в Архангельске37.

В то время как Петер Марселис посвятил себя металлургическому производству, его сын Леонард занялся обеспечением правительства необходимой зарубежной информацией. В первой половине 60-х гг., в возрасте чуть более 20 лет, он был направлен по заданию царя в Ригу для сбора политических сведений. Леонард провел там несколько лет, после чего его тайная миссия была разоблачена и сам он арестован. Однако ему удалось подкупить своих охранников и бежать в Данию38. К 1666 г. он вернулся в Россию и предпринял поездку на реку Печору, на крайний север европейской части России, в поисках минералов и руд. На Цильме, притоке Печоры, он обнаружил медь. Вернувшись в Москву, Леонард Марселис обратился к царю с просьбой разрешить разработку найденного месторождения, однако получил отказ. В 1669 г. Петер Марселис, отец Леонарда, повторил попытку получить подобное разрешение. При этом он включил в свое челобитье и район Олонца, местность между Ладожским и Онежским озерами, где правительство раньше уже предпринимало попытки выстроить медеплавильные заводы. На этот раз просьба была удовлетворена. Петер Марселис получил искомую жалованую грамоту сроком на 30 лет39. В то же время, в мае 1668 г., царь поручил Леонарду Марселису наладить почтовую связь с Западной Европой. В предыдущие годы это уже пытался сделать Йохан ван Сведен, однако его усилия не увенчались успехом. Леонард Марселис вполне справился с поручением. Ему удалось наладить доставку почты, как государственной, так и частной, по двум регулярным линиям: между Москвой и Ригой, через Новгород и Псков, и между Москвой и Вильно, через Смоленск, и далее на Кенигсберг, Берлин и Гамбург. Впервые почта из Риги была доставлена в Москву уже в 1668 г., а почта с виленского направления пришла уже в следующем 1669 г. Для перевозки почты в пределах России Леонард Марселис использовал ямскую гоньбу - царскую транспортную организацию с многовековой историей. Для сообщения между Ригой и Псковом он заключил соглашение с почтмейстером Риги. До Риги почта доходила дней за десять, а в Гамбург шла три-четыре недели. В Москву почта приходила раз в неделю и раз же в неделю отправлялась из Москвы в Западную Европу. Вся приходящая почта сдавалась в Посольском приказе. Там ее вскрывали и читали, дабы никто не оказался в курсе внутренних и международных новостей раньше, чем царский двор, но самое главное затем, чтобы исключить доставку корреспонденции, могущей представлять опасность для государства40.

Леонард Марселис скончался в 1670 г. в Москве, а в 1672 г. в своем московском доме умер и его отец Петер Марселис. Сначала Тульские и Каширские заводы, а также строящийся завод на Вепрейке были отданы сыновьям Марселиса-отца: Петеру-старшему,Габриэлю и Петеру-младшему. В марте 1674 г. трое братьев получили жалованую грамоту, которая подтверждала их права на уже имевшиеся привилегии. Однако о совместном продолжении отцовского дела не могло быть и речи: купцом среди братьев был лишь старший, Петер; Габриэль был офицером, а Петер-младший был еще слишком юн. Потому в июне 1674 г. братья согласились все предприятие передать Петеру Марселису-старшему. В августе того же года жалованая грамота была переписана на его имя, включая право эксплуатации рудных месторождений на Русском Севере, вдоль Цильмы и вокруг Олонца41.

Петер Марселис-старший получил образование частично в Гамбурге, куда отец отправил его в 1647 г. специально с этой целью. В 1673 г. он женился на Маргарете Бёккер фон Делден.
Их единственный ребенок, Христиан Марселис, родился в марте 1674 г. Его крестным отцом был король Дании, представленный во время церемонии крещения датским резидентом Гьоэ42. Руководя металлургическими предприятиями, доставшимися в наследство от отца, Петер Марселис-старший нередко прибегал к услугам Хармена ван дер Гатена, родственника, который в 1671 г. служил у его отца управляющим. Как и его отец, Марселис поставлял в казну пушки, гранаты, приспособления для военно-инженерного дела, мушкеты и железо для строительства церквей, Грановитой палаты Кремля и для новых гостиных дворов Архангельска. Казна расплачивалась с ним деньгами и поташем. Кроме того, в 1675 г. Марселис экспортировал через Архангельск крупные партии пушек и другого оружия, прутового и листового железа.

В 1674 г. Петер Марселис-старший выписал из Швеции ремесленников Йоханна Лёфкена и Хенриха Кастропа, вероятно, с целью реализовать, наконец, план строительства новых металлургических предприятий на Русском Севере. В августе 1675 г. Марселис и Хармен ван дер Гатен получили разрешение на поиск в Олонецком и Пустозерском (возможно, вдоль Цильмы) уездах руды и других полезных ископаемых, а также строительство и эксплуатацию железоделательных заводов. Однако из этих планов до поры до времени ничего не получалось. Летом 1675 г. Петер Марселис-старший тяжело заболел. В июле он продиктовал свою последнюю волю управляющему заводом Якобу Схаммеру, в соответствии с которой железоделательные и медные заводы отходили к его сыну Христиану, в то время полуторогодовалому ребенку, а Хармен ван дер Гатен и Хейнрих Бутенант назначались опекунами. Завещание было подписано, в частности, священником Балтазаром Фадемрехтом, тестем Петера полковником Вильгельмом Бёккером фон Делденом, полковником Георгом Литтелсоном, а также купцами Питером де ла Дале и Хейнрихом Мюнтером. Десять дней спустя, 7 августа 1675 г., через пять лет после кончины своего брата Леонарда и через три года после кончины своего отца, в возрасте примерно 35 лет Петер Марселис скончался. Христиан, которому было к тому времени всего полтора года унаследовал предприятия, заводы и права на их эксплуатацию, общей стоимостью в 27 тыс. рублей. Управление делами взяли на себя оба опекуна, ван дер Гатен и Бутенант.




27 WladimirofF, 'Andries Winius (1997) 7. Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31. Amburger, Die Familie (1957) 97,210. Изюмов, Книги (1913) 4.
28 Wladimiroff, Andries Winius' (1997) 8 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 29, 31; 2 (1994) 40,43, 50, 54. Демкин, Западноевропейское купечествоу Демкин, Западноевропейские купцы (1992) 5. Amburger, Die Familie (1957) 117. Изюмов, Книги (1913) 4, 13.
29 Elias, De vroedschap (1903-1905) 269.
30 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 30.
31 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31; 2 (1994) 4,6-8. Amburger, Die Familie (1957) 111-112,114-116,119-120,134,208.
32 Amburger, Die Familie (1957) 120,211. Uhlenbeck, Verslag (1891) 51. См. также примеч. 31.
33 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 7-9. Amburger, Die Familie (1957) 124-128,180,211.
34 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 30; 2 (1994) 9. Ковригина,'Иноземные купцы-предприниматели' (1994) 191,209-210. Amburger, Die Familie (1957) 127-129,212. См. также примеч. 33.
35 Amburger, Die Familie (1957) 135.
36 Popova, Archangel' (1995) 10. Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31,41; 2 (1994) 51. Amburger, Die Familie (1957) 136-139, 144-146.
37 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 53; 2 (1994) 8. Amburger, Die Familie (1957) 150,153. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 391.
38 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31; 2 (1994) 51-52.
39 Fuhrman, The origins (1972) 118-119. Amburger, Die Familie (1957) 175-177.
40 Amburger, Die Familie (1957) 155-157. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 367-368.
41 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31-32, 53; 2 (1994) 8-9. Fuhrman, The origins (1972) 119. Amburger, Die Familie (1957) 159-162,175-177,208.
42 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31-32,115; 2 (1994) 8-9,49. Amburger, Die Familie (1957) 159,162-164,177-178,208.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4379

X