Консорциум Андриеса Виниуса по торговле железом и оружием
К 1630 г., когда российское правительство приступило к модернизации армии и ее оснащения, русские мастера уже издавна выплавляли бронзовые пушки на царском Пушечном дворе в Москве. Однако огнестрельного оружия, производимого на Пушечном дворе, было недостаточно для снабжения всей армии. Для того чтобы изменить положение, царь заключил контракт с валлонцем Юлиусом Койэтом (Жиллем Койе). С 1614 г. Койэт занимал должность управляющего денежным делом Швеции, однако оказался готов бросить вызов судьбе. В марте 1630 г. он прибыл в Москву для работы на Пушечном дворе и уже в 1631 г. вызвал в Россию из Швеции трех из своих пятерых сыновей. Койэт сразу попросил у царя разрешения организовать заодно и работу стеклодувной мастерской. В 1632 г. он привез в Россию стеклодува Пауля Кункеля, а на следующий год отправил его обратно в Швецию еще за 20 стеклодувами, согласными работать по контракту в России. В мае 1634 г. Койэт получил жалованую грамоту, позволявшую ему параллельно с работой на Пушечном дворе построить стекольный завод в Духанино, в 40 верстах от Москвы. Этот завод должен был стать первым в России предприятием, производившим стекло крупными партиями. Однако в июле 1634 г., еще до того, как строительство было завершено, Койэт скончался47.

Койэту не удалось увеличить российское производство пушек, однако правительство не сдавалось и заключило контракт с Хансом Фалком, назначив его преемником Койэта по работе на Пушечном дворе. Фалк, происходивший из окрестностей Нюрнберга, был отличным специалистом. С 1616 г., находясь на службе в провинции Фрисландия, он занимался литьем колоколов и пушек. По приезде в Россию он дал о себе знать в Москве и вскоре уже приступил к работе. Однако, несмотря на весь опыт и усилия Фалка, ему также не удалось увеличить производство бронзовых пушек настолько, чтобы удовлетворить потребности российской армии48.

Три сына Койэта, приехавшие вместе со своим отцом в Россию, унаследовали его стекольный завод. Старший сын, Отто Койэт, взял на себя руководство предприятием. С 1637 г. он работал вместе с Хансом Фалком. Койэт-младший съездил за границу и привез оттуда в 1638 г. пятерых стеклодувов. В 1639 г. стеклодувное дело уже шло полным ходом, а в 1643 г. Койэт и Фалк получили новую жалованую грамоту49.

И все же для того, чтобы придать пушечному производству в России нужный правительству масштаб, были необходимы предприниматели иного калибра. Такими людьми оказались Андриес Виниус и Юлиус Виллекен. Они вовремя и верно оценили те возможности, которые открывала потребность России в военных материалах и вооружении. Оба уже довольное долгое время занимались торговлей с Россией. Виниус родился в 1605 г. и в марте того же года был крещен в Новой Церкви в Амстердаме. В 1627 г. он начал торговать с Россией, а в 1628 г. женился на Гертруде ван Райн. У супружеской четы Виниусов было трое детей: Андреас, Мария и Маттиас. К 1630 г. Виниус развернул прибыльную торговлю зерном. Уже в 1629 г. он купил у российского правительства зерно, и его звезда в России начала быстро восходить, когда в январе 1631 г. он вновь купил 100 тыс. четвертей ржи по цене много выше рыночной. Этот маневр вызвал возмущение со стороны его соотечественников и в то же время обусловил теплое отношение со стороны российской Короны. Сразу после этой сделки Виниус попросил российское правительство выдать ему жалованую грамоту, не забыв упомянуть в челобитной о своем добродетельном поступке, и уже 26 января 1631 г. получил просимое. Жалованая грамота предоставляла Виниусу обычные в этих случаях торговые права, но без освобождения от уплаты пошлины50.

Возможно, именно тогда Виниус познакомился со своим соотечественником Юлиусом Виллекеном, и именно тот навел его на мысль заняться железным делом. Виллекен был родом из Амстердама и с 1614 по 1621 г., то есть с 16 до 23 лет, жил в России, состоя на службе у Карела дю Мулена51. Затем он, вероятно, начал торговать в России самостоятельно и около 1627 г. уже имел собственный дом в Вологде. Виллекен был также одним из тех иностранных торговцев, которые к 1630 г. получили право на экспорт зерна из России. А в 1630 г. он совместно с голландцами Хендриком Граве (Андрей Грави) и Павлом Кашпировым, а также гамбуржцем Иваном Тансиным (Жан Андреа Тензини?) ввез в Россию партию железа на сумму в 374 рубля52.

Андриес Виниус, его брат Абрахам Виниус и Юлиус Виллекен попросили у царя разрешение производить пушки и другие орудия и в конце февраля 1632 г. получили соответствующую жалованую грамоту. Тем самым они оказались обладателями монополии на строительство и эксплуатацию железных заводов в районе Оки к югу от Москвы, между Серпуховым и Тулой (рис. 6, с. 94). Там они должны были производить прутовое и листовое железо, пушки, пушечные ядра, мушкетные стволы и котлы и поставлять данную продукцию в течение четырех лет и по твердым ценам российской Короне. В случае если производство превышало нужды государства, избыток продукции разрешалось продавать на внутреннем российском рынке и вывозить в Нидерланды. Кроме того, голландцы обязывались обучать русских мастеров железному делу. Для реализации полученных привилегий, строительства и обустройства железных заводов братья Виниус и Юлиус Виллекен заключили в июле 1632 г. соглашение о сотрудничестве с Петером Марселисом и Томасом де Сваном. Компаньоны сложили свои капиталы для частичного покрытия инвестиций, казна также внесла вклад в размере 3 тыс. рублей и взяла на себя обязательство субсидировать компаньонов в течение еще 10 лет на сумму в 3000 рублей ежегодно и, кроме того, не взимать налоги53.

Привлекая Марселиса и де Свана к работе своих предприятий, трое владельцев жалованой грамоты обеспечивали дело участием в нем двух предпринимателей с прекрасными связями и отменным знанием дела. Голландец Томас де Сван уже занимался в Москве торговлей оружием. В 1630 г. он закупал оружие в Голландии. В 1631 г. обязался импортировать в Россию для поставки в казну 50 тыс. мушкетов и партию протазанов, алебард, пистолетов и других видов оружия и военного снаряжения. Он выступал представителем Элиаса Трипа, крупного амстердамского торговца железом и оружием. Петер Марселис происходил из семьи, у которой имелся и опыт торговли, в частности с Россией, и опыт торговли военными товарами. Он родился в 1602 г. в Роттердаме. Его родители, Габриэль Марселис и Анна л'Эрмит, в 1602 или 1603 г. переехали из Роттердама в Гамбург, где Габриэль продолжил свое дело. Марселис-старший торговал зерном и сначала занимался преимущественно торговлей с Голландией и, кроме того, с Польшей и Россией. Он работал вместе с Исааком Алином, который с 1613 г. имел свое дело в Москве и был владельцем жалованой грамоты. Так же как Виниус и Виллекен, Габриэль Марселис участвовал в торговле зерном около 1630 г. В ноябре 1626 г. король Дании направил царю письмо с просьбой разрешить купцам Габриэлю Марселису и его молодому партнеру Альберту Балтзару Бернсу закупить через их московского представителя Давида Рутса 10 полностью загруженных судов -с 30 тыс. четвертей зерна - для отправки из России. Царь получил письмо в марте 1627 г. и немедленно выдал испрашиваемое разрешение. Поскольку погрузить все зерно в 1627 г. не удалось, царь разрешил вывезти оставшееся в следующем 1628 г. В апреле 1629 г. Марселис и Бернс получили грамоту на закупку еще 4 тыс. четвертей зерна, а в 1630 г. Рутс заключил от имени короля Дании, но, по всей вероятности, вновь на деньги Марселиса и Бернса на период 1630-1632 гг. контракт на закупку более 75 тыс. четвертей зерна в России. Помимо зерна, Габриэль Марселис и Альберт Балтазар Берне торговали еще и оружием. В 1628 г. они поставляли провиант и оружие датскому городу-крепости Глюкштадт в устье Эльбы54.

Сын Габриэля Марселиса Петер Марселис обосновался в Москве в 1629 г., когда ему исполнилось 27 лет, как раз в то время его отец осуществлял крупномасштабные операции с зерном. При этом он пользовался жалованой грамотой Исаака Алина, давнего партнера своего отца. В том же году интересы Габриэля Марселиса и Альберта Балтазара Бернса еще более переплелись, поскольку Берне в Гамбурге женился на дочери Марселиса Элизабет Марселис. Когда Габриэль Марселис скончался в Гамбурге в 1643 г., его сын Леонард Марселис и зять Альберт Балтазар Берне продолжили его дело55.

Местом для размещения железного и оружейного завода братья Виниусы и Виллекен выбрали реку Тулицу, рядом с Тулой.Этот завод стал первым железоделательным предприятием, работающим на энергии воды. Завод состоял из трех парных комплексов железоплавильни и дробильни, каждый комплекс имел собственную запруду для поддержания силы падающей воды на водяных мельницах. Комплексы располагались на расстоянии полутора километров друг от друга; у средней пары была выстроена доменная печь. Для строительства комплексов, производства железа и затем производства из него оружия компаньоны выписали из-за границы мастеров железного дела. Соответствующие контракты были заключены с валлонскими, шведскими и несколькими немецкими специалистами в Амстердаме и Швеции. Андриес Виниус лично приехал в 1632 г. в Голландию и набрал там, как минимум, 25 иностранных специалистов для работы на своем предприятии. Кроме того, он продал тогда в Амстердаме восьмую долю в компании работодателю Томаса де Свана Элиасу Трипу, который немедленно передал ее своему племяннику Питеру Халевайну. В 1635 г. отец Виниуса Дионис Виниус заключал с мастерами из Амстердама контракты на работу в России. Незадолго перед этим, в 1634 г., Виниус продал свой дом в Амстердаме и вместе со своей семьей переехал в Москву56.

Весь комплекс железных и оружейных заводов на реке Тулице в литературе принято обозначать Тульскими заводами. В марте 1636 г. Виниус поставил царю первую партию в 101 пуд прутового железа и 42 пуда листового железа, и уже вскоре заводы перешли к производству пушек. Тем не менее производство было запущено на полную мощность лишь к 1638 г. В том году правительство приписало компаньонам дворцовую Соломенскую волость, расположенную в 30 километрах к северу от заводов. Около 350 жителей деревень Соломенской волости должны были выполнять неквалифицированную работу на заводах, подвозить руду и дрова.

Неясно, насколько интенсивно в то время участвовал в работе Тульских заводов Петер Марселис. В конце 1634 г. или в начале 1635 г. он отослал 30 мушкетов из Архангельска через Вологду в Москву. Так же как и его отец, он занимался торговлей зерном. В 1633 г. он приехал в Амстердам и пробыл там май и июнь. Петер Марселис получил в Москве разрешение на вывоз зерна и вместе со своим братом Селио Марселисом зафрахтовал восемь судов для вывоза его из Архангельска. Селио родился в 1600 г. в Роттердаме, как и его брат Петер, и был на несколько лет старше последнего. Как и его брат, он еще ребенком переехал с родителями в Гамбург. Около 1629 г. он переехал в Амстердам, где занимался в основном торговлей зерном, покупая его в Курляндии и продавая в Португалии57.

В1634 г. дом Петера Марселиса в Москве пострадал от пожара, в котором сгорела жалованая грамота Исаака Алина. Марселис запросил новую грамоту, которая была ему выдана в марте 1638 г. Новые привилегии практически повторяли прежнюю грамоту, уничтоженную пожаром: предоставляли обычные в таких случаях торговые права, однако не освобождали от уплаты пошлины. К тому времени Марселис уже женился в 1636 г. в Москве на Доротее Барнсли. Из всех детей, родившихся у супругов, четверо достигли зрелого возраста: Габриэль, Леонард, Элизабет и Петер. Леонард родился в 1638 г. в Гамбурге и был крещен в реформатской церкви; в феврале 1638 г. Марселис со своей семьей приехал в Гамбург, а в декабре того же года семейство вернулось в Москву. Когда были выстроены Тульские заводы, четвертый компаньон, Томас де Сван, активно занимался импортом оружия в Россию. Во время Смоленской войны с Речью Посполитой (1632-1634 гг.) он был одним из крупнейших поставщиков оружия казне. В 1633 г. де Сван от имени Элиаса Трипа заключил соглашение с царем на поставку 12 бронзовых пушек, 10 тыс. пудов пороха, 15 тыс. пудов железных пуль и 3 тыс. сабельных полос. Затем он приехал в Голландию для закупки этого и другого оружия. В 1634 г. он ввез в Россию 12 бронзовых пушек и 58 300 железных пуль, 141 протазан и 301 алебарду, в конце 1634 г. либо в начале 1635 г. доставил из Архангельска через Вологду в Москву 2 пушки, а также кавалерийские доспехи и пули. Весной 1636 г. его комиссионер Захариас Захариасз прибыл из Голландии в Москву со следующей партией пушек. Они составляли, вероятно, часть той партии в 72 бронзовые пушки, которые де Сван в качестве представителя Элиаса Трипа по заключенному в 1634 г. контракту обязывался поставить царю. В 1636 г. 30 пушек из общего числа оставались еще недопоставленными58.

Неясно, как казна расплачивалась с де Сваном за оружие, видимо, частично оплата шла юфтью и кожами. По крайней мере, в 1636 г. И. Поладин, житель Ярославля, поставил де Свану юфть. А когда в 1636 г. в Холмогорах скончался представитель де Свана И. Еремеев, среди его вещей был обнаружен запас кож крупного рогатого скота59.

Около 1638 г. состав компании по производству железа братьев Виниуса и Виллекена изменился. Имя Абрахама Виниуса упоминалось в последний раз в 1637 г., а после 1638 г. ни де Сван, ни Виллекен в связи с железным производством более не упоминаются. Возможно, уход от дел де Свана был связан с тем, что его патрон Элиас Трип скончался в январе 1636 г. Весной 1638 г. де Сван прибыл в Москву с письмами Генеральных Штатов, в которых те просили российское правительство рассчитаться с де Сваном по долговым обязательствам казны скончавшемуся компаньону Свана, Трипу. После этого де Сван упоминается в качестве торговца оружием всего несколько раз; в 1643 г. он заключил еще один контракт на поставку казне 4 тыс. шпаг с ножнами и эфесами60.

Вероятно, Виллекен потерял интерес к Тульским заводам в связи с тем, что усмотрел более перспективные возможности в области смоляного дела. До 1635 г. экспорт смолы из России был запрещен. Единственная иностранная компания, закупавшая этот продукт в то время в России, была английская Московская компания, которая использовала смолу на месте, в России же, для производства канатов. В 1635 г. Виллекен предложил правительству передать ему смоляной откуп сроком на 15 лет, то есть добивался исключительного права покупать у крестьян, варить и экспортировать смолу без уплаты пошлин. Цена откупа должна была составить 15 копеек за бочку смолы, каковую сумму надлежало уплачивать в казну в Архангельске. Единственным исключением из этого монопольного права были англичане, которые могли покупать смолу для собственного производства канатов, однако экспортировать смолу им не разрешалось. Царь дал согласие на предложение голландца, поскольку откуп смоляного дела сулил большие прибыли. В 1636 г. Виллекен - он же Елисей Ульянов - получил смоляной откуп сроком на пять лет, с 1636 по 1640 г., вдоль рек Сухоны и Двины. За сумму в 2750 рублей он стал обладателем права скупать у русских смолокуров смолу, а также самостоятельно варить смолу вдоль упомянутых рек от Вологды до Архангельска61.

Виллекен взялся за смоляное дело и практически немедленно начал жаловаться на Московскую компанию. Англичане нарушали его монополию тем, что покупали у русских смолокуров больше смолы, чем необходимо было для изготовления канатов, а излишки ее тайком продавали на экспорт с огромной прибылью, частично же перепродавали в самом Архангельске другим иностранцам. Англичане, разумеется, все отрицали. Несмотря на жалобы, Виллекен, видимо, весьма успешно пользовался своими правами единоличного откупа смоляного дела. Он вывозил смолу с 1637 по 1640 г. включительно. В 1640 г., насколько известно, он скупал смолу также и у крестьян вдоль реки Ваги62.

По окончании срока контракта царь передал аренду смоляного дела Херману Фензелю и его компаньонам Маркусу де Вогелару и Георгу Эверхарду Кленку. О дальнейшей судьбе Виллекена не имеется точных данных. По некоторым источникам, его убили между 1640 и 1641 гг. грабители, однако существуют указания и на то, что еще в 1649 г. он поставлял юфть голландцу Давиду Рутсу63.

После того как Абрахам Виниус, Юлиус Виллекен и Томас де Сван ушли из товарищества, Андриес Виниус и Петер Марселис взяли в 1639 г. себе в компаньоны голландца Тилмана Аккему. Жалованая грамота от 1632 г. была переписана уже на имена их троих. Тилман Аккема к тому моменту уже давно и активно вел дела в России. В июне 1633 г. он получил жалованую грамоту с обычными в этом случае правами и без освобождения от уплаты пошлины. Аккема владел в 1634 г., по крайней мере, одним амбаром в Архангельске, а в 1638 г. имел собственный дом в Вологде. О его делах в тот период известно немногое. В 1634 г. он посылал ладан в Москву, а в конце 1634 г. или в начале 1635 г. отправил из Архангельска в Москву через Вологду партию бумаги. В 1635 и 1636 гг. Аккема ездил из Москвы в Архангельск на ежегодную ярмарку64.

Виниус, Марселис и Аккема совместно вели железное и оружейное дело с 1639 по 1647 г. Производительность их завода, как и прежде, зависела от квалификации иностранных мастеров, которых они привозили на работу в Россию. В 1641 г. Аккема был в Амстердаме и заключил контракт с двумя углежогами и тремя кричными мастерами для работы на Тульских заводах. В 1647 г. там работал 21 иностранец: плавильщики, формовщики, литейщики, кузнецы и углежоги. Компаньоны не полностью выполняли свои обязанности по поставкам государству, но экспортировали большое количество пушек в Голландию: в 1646 г. более 600, в первые месяцы 1647 г. - около 360 штук.

Виниус осуществлял, по крайней мере, в 1647 г. ежедневное руководство заводами, в то время как его компаньоны держали на заводах своего иностранного представителя Кристофа Буйса, или Христофора Иванова Бьюса. Аккема и Марселис занимались торговлей оружием и помимо Тульских заводов. Аккема поставил в 1640 г. в казну 5 тыс. шпаг в ножнах с эфесами, а в 1641 г. 6 тыс. мушкетных стволов голландского производства. В 1640 г. Марселис стал датским представителем в Москве и уговорил царя ссудить датскому королю 3 тыс. пудов селитры. Он послал Геррита ван дер Хейдена и других представителей в Польшу для закупки там селитры как для царя, так и для датского короля. В 1641 г. Марселис отправил из Дании в Архангельск 10 тыс. мушкетов. Из Архангельска в Москву их перевез зять Марселиса и его представитель Уильям Барнсли.

В декабре 1642 г. Марселис получил задание от царя Михаила стать посредником в переговорах о свадьбе между старшей дочерью царя Ириной Михайловной и сыном короля Дании Христиана IV принцем Вальдемаром Христианом. В 1643 г. Марселис дважды ездил в Копенгаген и с успехом выполнил задание. Вероятно, за заслуги в этих переговорах Христиан IV пожаловал ему в сентябре того же года дворянский титул. Принц Вальдемар Христиан отправился в сопровождении обширной свиты из Дании в Москву и в январе 1644 г. торжественно въехал в столицу. Впрочем, свадьба в конечном счете не состоялась, поскольку принц-лютеранин отказался перейти в православие. В августе 1644 г. он отбыл обратно в Данию65.

В 1643 г. царь поручил Марселису закупить в Голландии 1,5 тыс. панцирей и 6 тыс. шпажных клинков. Исполнение этого задания он поручил своим деловым партнерам в Голландии66. В 1644 г. Марселис обязался поставить царю панцири и шпаги с ножнами и эфесами немецкого производства, причем оружие должно было соответствовать образцам, указанным Московской Оружейной палатой67.

Постепенно между компаньонами накапливались проблемы, Аккема и Марселис начали оттеснять Виниуса от дел. Ссора стала очевидной, когда Аккема и Марселис в апреле 1644 г. получили новую, отдельную, жалованую грамоту сроком на 20 лет, предоставлявшую им двоим исключительное право строить железоделательные и оружейные заводы и эксплуатировать их на реках Ваге, Костроме и Шексне. Аккема и Марселис имели право нанимать для работы на заводах иностранных мастеров и русских людей. Российская казна обязывалась покупать продукцию этих заводов - пушки и другое оружие, а также железо, в том числе листовое, по твердым ценам. В случае, если заводы производили больше, чем требовалось казне, излишек разрешалось продавать как за границей, так и на внутреннем российском рынке. Изначально компаньоны имели право производить оружие без уплаты налогов, но по прошествии оговоренных 20 лет они обязывались выплачивать казне по 100 рублей в год за каждую доменную печь. На основании этой жалованой грамоты Марселис основал железоделательный завод на реке Ваге при Шенкурске, для чего привлек тульских оружейных мастеров68.

Виниус в грамоте 1644 г. не упоминался. Это обстоятельство заставило его прервать всякие отношения с компаньонами и весной 1646 г. написать только что вступившему на трон царю Алексею челобитную, в которой Марселис и Аккема осуждались в весьма резких выражениях, что привело к серьезному конфликту между Виниусом и его компаньонами и к дальнейшему расследованию дела российским правительством. В результате российский царь принял «соломоново решение». В марте 1647 г. правительство конфисковало Тульские заводы и передало их боярину Григорию Гавриловичу Пушкину, жившему в Москве; ежедневное руководство заводами осуществлял Юрий Телепнев. Марселис и Аккема пытались убедить царя вернуть им заводы, Виниус, в свою очередь, пытался отстаивать свои интересы. Аккема обратился за помощью к Генеральным Штатам, стремясь заручиться их поддержкой через амстердамского купца Исаака Бернарда, представлявшего его интересы в высокой ассамблее. И действительно, Генеральные Штаты и стадхаудер направили царю письмо, в котором просили его вернуть предприятие Аккеме. Марселис, со своей стороны, обратился за поддержкой к королю Дании, который письменно ходатайствовал за него перед русским царем. Царю же Марселис пообещал более дешевые поставки в том случае, если заводы будут присуждены ему. Виниус также сделал царю подобное предложение69.

В конце концов Марселис и Аккема одержали верх. По жалованой грамоте от сентября 1648 г. привилегии от 1644 г. были восстановлены и Тульские заводы, включая Соломенскую волость, были отданы Марселису и Аккеме сроком на 20 лет и на тот же срок освобождались от налогов. Кроме того, Марселис и Аккема получали право строить новые заводы и расширять производство. Они обязались поставлять пушки, пушечные ядра, листовое железо и железные «связи» для укрепления стен. В мае 1649 г. было объявлено, что Марселис и Аккема освобождаются от уплаты пошлины с экспорта продукции своих железных заводов.

Между тем Марселис и Аккема, - причем, что удивительно, совместно с Виниусом, - выстроили рядом с Вологдой еще один завод для литья пушечных ядер. Однако после того, как Виниус проиграл битву за Тульские заводы, он навсегда удалился от дел, связанных с производством железа и оружия. Он попросил царя в качестве признания его заслуг за доходы, принесенные казне Тульскими заводами, передать ему сроком на шесть лет, с 1649 по 1654 г., смоляной откуп на условии освобождения от уплаты откупной суммы. Между 1646 и 1648 гг. желающих на смоляную торговлю не находилось, и царь удовлетворил просьбу Виниуса. Так же как Виллекен и Фензель, которые один за другим пользовались смоляным откупом в период с 1636 по 1645 г., Виниус получил право покупать смолу у смолокуров и даже самому добывать ее вдоль Сухоны и Двины между Вологдой и Архангельском. Однако в отличие от своих предшественников Виниус получил от царя дополнительное преимущество: царь обязал англичан закупать смолу только и исключительно у него70.




47 Amburger, Die Familie (1957) 94-95,200. [Ловягин] Посольство (1900) cxvi, cxviii. Kulischer, Russische Wirtschafisgeschichte (1925) 393.
48 Amburger, Die Familie (1957) 94-95, 200.
49 Ковригина,'Иноземные купцы-предприниматели' (1994) 209. Amburger, Die Familie (1957) 114,200-201. [Ловягин,] Посольство (1900) cxvi.
50 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 30, 52; 2 (1994) 48. Amburger, Die Familie (1957) 73,97,210. Elias, De vroedschap (1903-1905) 269, 273.
51 Kaartsysteem GAANA 201/357v, 27-2-1621, нотариус J.F. Bruijningh.
52 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 107-109; 2 (1994) 42. Bushkovitch, The merchants (1980) 56-58 Kellenbenz,'The economic significance (1973) 548-552. Hart/De handelsbetrekkingen (1969) 72. Uhlenbeck, Verslag (1891) 22.
53 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 30, 52; 2 (1994) 4. Amburger, Die Familie (1957) 36,76,97-98. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 390.
54 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31, 53,107. Klein, De Trippen (1965) 230. Amburger, Die Familie (1957) 27-29, 33, 70-72, 95-98, 206. Elias, De vroedschap (1903-1905) 871.
55 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31, 53. Amburger, Die Familie (1957) 20, 35-36,43,207. Elias, De vroedschap (1903-1905) 871.
56 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 30, 52; 2 (1994) 4. Amburger, Die Familie (1957) 97-104. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 390. Elias, De vroedschap (1903-1905) 269.
57 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31, 51-53, 82; 2 (1994) 8. Amburger, Die Familie (1957) 20,27, 36-37,40, 77-80,134, 206. См. также примеч. 56.
58 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 82; 2 (1994) 43. Dukes, A history (1974) 57. Klein, De Trippen ( 1965) 230. Amburger, Die Familie (1957) 95-98. Uhlenbeck, Verslag (1891) 23-25. См. также примеч. 57.
59 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 98.
60 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 4,43. Klein, De Trippen (1965) 29. Amburger, Die Familie (1957) 100. Uhlenbeck, Verslag (1891) 26.
61 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 12-13. Amburger, Die Familie (1957) 100.
62 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 103; 2 (1994) 13.
63 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 98,117; 2 (1994) 14. Демкин,'Нидерландские купеческие компании' (1987) 47. Amburger, Die Familie (1957) 100,131.
64 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 30-31, 51-52,83, 92,110,113; 2 (1994) 4,43. Amburger, Die Familie (1957) 37, 77-78, 100-101,103-105.
65 Демкин у Западноевропейское купечество 1 (1994) 31, 53; 2 (1994) 51. Dukes, The making (1993) 13. Amburger, Die Familie (1957) 86-91.
66 Amburger, Die Familie (1957) 80. См. также примеч. 64.
67 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 43.
68 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 4-5. Amburger, Die Familie (1957) 105. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 390-391.
69 Демкин, Западноевропейское купечество 2 (1994) 5-6. Amburger, Die Familie (1957) 106-109.
70 Демкин, Западноевропейское купечество 1 (1994) 31; 2 (1994) 6-7,14. Amburger, Die Familie (1957) 109. Kulischer, Russische Wirtschaftsgeschichte (1925) 349. Izjumov, Knigi (1913) 4.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4578

X