Адам Смит, Карл Маркс, Владимир Ленин и мы с вами
   Рассуждения вслух неравнодушного наблюдателя о метаморфозах ранних периодов новейшей истории. Философское отступление от темы.



   Так все же разумный он (homo sapiens) или эмоциональный? И если разумный, то почему же не учится на собственных ошибках (старая российская байка о граблях)? Ведь знаний добыто и накоплено за тысячи лет уже порядочно, можно же хоть чему-то научиться? Что останавливает людей от солидарных координированных действий по защите самих себя от разрушительных последствий собственной деятельности? Или конечная цель человечества – это позорный и бездарный массовый суицид на помойке из отходов собственной деятельности в результате обмена веществ между белковыми телами?

   Один не слишком умный человек может задать много вопросов, это факт известный. Это не должно никого пугать. На вопросы, если они появились, нужно отвечать, если не хватает 100 мудрецов, то нужно звать на помощь 101 и далее по списку или добывать новое знание, не обращая внимания на грязные потоки информации и мирскую суету.

   Обнаруживается, что знаний нам как раз и не хватает в век информационных и телекоммуникационных технологий, их взрывного проникновения в повседневную жизнь людей. Информации море, океан безбрежный. В этом океане начинают исчезать беззащитные островки знаний, добытые и обустроенные упорным трудом многих поколений людей за тысячи лет борьбы за выживание. Острова знаний заливает мутная и смрадная жижа информации, порождаемая хаотичными, разрозненными, эгоцентрическими импульсами индивидов, мнящих себя хомо сапиенсами, озабоченных и руководимых инстинктами самого тривиального и низкого происхождения. Поесть, поспать, получить удовольствие и снова поспать, чтобы, проснувшись, поесть и выйти на охоту за удовольствиями. И далее по кругу. В дьявольский хоровод вовлечены миллиарды высших приматов, используются самые современные цифровые мультисервисные технологии, информация прокачивается через космические ретрансляторы на различных орбитах, день и ночь работают фабрики по производству сложнейшего оборудования, генерированию и продаже развлекательной информации. Конкуренцией игроков на свободных рынках называют этот дьявольский шабаш воинствующие либералы. Естественный отбор, межвидовая борьба за выживание, биржевые спекуляции, гонки без лидера и позитивной цели – вот некоторые определения этой стороны сегодняшней кризисной реальности. Неужели мы все соучастники (в роли бездумного, алчного потребителя ресурсов собственной среды обитания) этого свободного от всего, кроме своего омертвляющего «эго», дьявольского рынка?

   Свободный рынок – это последний бастион дикой природы, примитивного права сильного, хитрого и изворотливого примата. Таков путь человека к совершенству и преодолению страха перед самим собой. Агент свободного рынка, которым любят восхищаться наши полуграмотные и малоумные либералы от экономики и российские горе-реформаторы, никогда не найдет дороги к Храму. Абстрактный агент этот по природе своей просто противоречит Божьему замыслу. На это впервые обратил внимание кумир наших либералов, гениальный экономист всех времен и народов Адам Смит в XVIII веке. В своей работе, посвященной поискам этических оснований человеческого труда и порождаемых им ценностей, которые могут быть выражены (но необязательно!) в стоимостных оценках, Адам говорит об этом прямо и откровенно. На анализе этого фундаментального свойства человеческой деятельности основаны системы регулирования рынков в современном мире. Критерий при этом единственный, именно тот, на который указывал Адам, – общественное благо. Адама Смита с полным основанием считают патриархом научного социализма. Не признается это до сих пор только в любезном Отечестве нашем. Приходится удивляться, что эти выводы гениального английского ученого тщательно замалчиваются в России, с упорством, достойным лучшего применения, инфантильные квазиученые-модераторы от «экономикс» продолжают культивировать давно отвергнутые, отторгнутые из современной экономической практики архаичные учения о свободной конкуренции и нерегулируемых рынках.

   Единственный союзник человека на этом трудном пути поиска дороги к Храму – культура, совокупность всех материальных ценностей и духовных знаний, созданных за тысячи лет поколениями людей с разным цветом кожи во всех уголках Земли, которые помогают человеку выжить и двигаться дальше, расширять горизонты надежды для себя и своих детей.

   Рынки товаров и услуг возникли вместе с культурой, являются ее неотъемлемой частью – учат нас либерально настроенные культурологи. Но все же кто-то из них раньше. Культура или рынок?

   Мы отвечаем: культура. Культура рождена любовью, состраданием к ближнему, очарованием от восприятия этого мира, от созерцания звезд на небосводе и расшифровки посланий от внутреннего Законодателя в тебе самом. Только так рождается позитивное знание. Откровение и вдохновение не продаются на рынках и биржах. Это всегда щедрое вознаграждение Творца за наши тяжкие труды и скорби, который таким образом сообщает нам волю свою, дает возможность приобщиться к знанию Истины, не дает угаснуть надежде.

   Он в тебе, Он терпелив, не оставил тебя окончательно, только потому ты еще способен трепетать душой и телом при виде чарующего мерцания звезд на ночном небе, слышать музыку в дыхании океанских волн на берегу.

   Рынок вторичен. Рынок – практически важная реакция людей на расширение продаж культурных ценностей и собственных выгод от этого. Мотивировки в этом случае всегда существенно ниже живота. Пора бы в нашей стране договориться об этом раз и навсегда. В Европе об этом договорились в позапрошлом веке. Так давно, что начинают уже забывать.

   Но не только от созерцаний и медитаций рождаются культурные ценности в форме знания.

   Существуют и более прозаические и доказательные мотивировки.

   После тяжких трудов на охоте за дикими животными, стрессов от смертельно опасного соперничества (конкурентной борьбы) с себе подобными при дележе добычи, едва оправившись от ран и обид, приполз наш древний предок в свое убежище, принес пищу своей подруге и детям, слегка успокоился и прилег отдохнуть на шкуры. Отдохнув и вспомнив о недавних событиях, предок наш ощутил новое, неведомое ранее волнение, подошел к стене пещеры и начал изображать на ней знаки, для того чтобы освободить себя от воспоминаний и кошмаров этих тяжких испытаний. Это мучение добавило ему стресса и новых, еще более тяжких мучений, не только физических, но и душевных. После того как знаки на стене получились и даже понравились подруге и детям, наступило облегчение. Раньше душа его не болела и не давала о себе знать, но в этот раз произошло чудо. Он избавился от страданий усилиями над собой, а от искреннего восхищения и понимания близких успокоился окончательно. Внутренний Законодатель помог нашему герою, вознаградил его новыми удовольствиями, восторгами и радостями души, а позднее духовными страданиями, порождающими вдохновение творца.

Сообщил ему Знания и Волю Его.
   Точно так же и Адам Смит (не путать с популярным библейским персонажем) наблюдал за временными рядами в виде статистических таблиц о цене товаров на бирже, ценах на товары в лавках, качеством жизни окружающих его собратьев по разуму, их нравами, вкусами и пристрастиями, частотой покупок товаров и активностью своих коллег в биржевой торговле. Наблюдения позволили сделать некоторые обобщения, и Адам решился сообщить их читающей публике.

   После этого публичного сообщения и началось развитие экономической науки как таковой. Работа, проделанная А. Смитом, оказала на становление этой отрасли знаний решающее влияние, хотя и вызвала массу споров и справедливых возражений. Правда, как казалось тогда читающей публике, была на стороне Адама. Публику убеждали фактические данные о биржевых сводках на товары и услуги, информация о росте капиталов предпринимателей, строительстве фабрик, дорог, успехи в науках и промышленности. Инновация выглядела убедительно и привлекательно. Наиболее любопытные, ловкие и расторопные устремились на биржи для игры на разнице в биржевых котировках на одни и те же товары в зависимости от их происхождения. Дело оказалось весьма увлекательным, хотя и рисковым. Возникли знания и информация о капитале, стоимости товаров, ценах на них, стоимости труда, общественно необходимом времени для производства и «свободном» времени участников рынка. Участники рынков разделились на тех, кто работал за плату, и тех, кто работал на рост капитала (дела, фабрики), пользуясь для удовлетворения своих потребностей процентом от роста капитала, причем величину этого процента определял и распределял сам. Сам себе бухгалтер, судья, заказчик, исполнитель. Свободный человек по одним представлениям, по другим – эксплуататор.

   Не забудем, что это была эпоха первой технологической революции, паровая машина вызывала у многих ужас и опасения. Стоит напомнить читателям и завещание Адама Смита: он просил сжечь все свои рукописи. Но наследники не исполнили этой просьбы.

   Первым засомневался в рыночных моделях Адама, не считая самого Адама, человек по имени Карл Маркс. Не прошло и ста лет.

   Он тоже наблюдал за временными рядами биржевых котировок и прочими цифровыми данными, которых к этому времени накопилось великое множество. Век пара достиг пика своего технологического могущества и стал потихоньку превращаться в век электричества и электромагнитного поля.

   Эти инновации серьезно изменили мир. По-взрослому.

   Не только за этими временными рядами наблюдал Карл. В Европе давно уже наступила эпоха системной социально-политической модернизации, отгремела Великая Французская, начали прогуливаться средь бела дня по странам Европы разные призраки, один из которых впечатлительный и влюбчивый Карл окрестил призраком коммунизма.

   Противоречия между трудом и капиталом оказались глубокими и масштабными, не соответствовали привычным представлениям читающей публики о природе вещей и мироустройстве, казались некоторым, особенно на первых порах учения, не разрешимыми эволюционным путем.

   Заслуги Карла Маркса перед мировой культурой сохраняют свою значимость и сегодня. Массив знаний, которые он оставил нам, до конца еще не расшифрован по уровню и генезису их мотивировок. Для современных интерпретаторов, экономистов, политологов, семантиков, семиотиков, психоаналитиков и специалистов других отраслей знаний работы осталось немало. Самое важное, что он хотел нам сообщить, связано не только с экономикой и политикой (в которой Карл заблуждался и ошибался немало), а с его догадкой, возможно, самим Карлом не осознанной до конца, о том, что рынок разрушает культуру. Догадывался об этом еще Адам. Эта истина фундаментальна, отражает самые первоосновы грандиозной и драматической картины человеческого существования. В природе без человека действительно работает естественный отбор и выживает сильнейший, в этом смысле биосфера способна к саморегулированию до тех пор, пока не появился «царь природы» в виде двуногого прямоходящего существа (homo erectus), которое само себя объявило разумным (homo sapiens), не имея к тому, скорее всего, достаточных оснований. На природных «биржах» рынков естественного отбора конкуренция регулируется вполне конкретными и измеримыми параметрами. Не будем пересказывать скучные естественно-научные факты многочисленных наук – биологии, ботаники, экологии и их многочисленных приложений. Выскажем только одно опасение: похоже, sapiens начал побеждать erectus, сгибать и пригибать последнего, того и гляди удобнее будет снова на четвереньках проводить большую часть общественно необходимого времени. Но это уже инновации самой новейшей истории. Необходимы пояснения. Вернемся, однако, к телу истории.

   «Царь природы», в отличие от своих малоумных и жестокосердных подданных, отличался от них еще и тем, что оказался способен пожалеть слабого, не убивать его ради своего блага. Более того, он способен добровольно и осознанно отдать свою жизнь при защите свободы, чести и достоинства своего ближнего, слабого и беззащитного. Эта инновация Творца породила массу надежд и иллюзий, спровоцировала на героические и подлые поступки наших предков, породила мощные импульсы к деятельному преобразованию реальности. Начались многочисленные интерпретации на простую тему, заданную Творцом для нашего же блага. Несколько позже стало ясно, что горе происходит и от ума тоже.

   Проявилась во всем многообразии мучительная и противоречивая проблема добра и зла.

   Между тем в конце XIX века появился еще один наблюдатель за временными рядами, на этот раз в России. Владимир Ульянов (Ленин) тщательно и трудолюбиво собирал статистические данные о процессах развития капиталистического способа производства в России конца XIX века. Написал на основе этих наблюдений книжку и сделал правильный для аспиранта первого года обучения вывод о неизбежности радикальной модернизации всех общественно-политических и социально-экономических институтов царской России.

   Надо отметить, что занимался этим делом адвокат Ульянов не в одиночку. Многие граждане России к таким же выводам, в это же время, пришли самостоятельно и независимо от этого исследователя.

   Основные результаты взрывного развития российского капитализма лежали на поверхности. Противоречия, несправедливости, чудовищные коллизии и несуразности от бурного и неравномерного развития страны были вопиющими. Не замечать их могли только совсем уже равнодушные и бессердечные, коих, по некоторым предположениям, меньшинство. Да и знаний, которые сообщили Адам и Карл читающей публике, было достаточно для получения подобных выводов по результатам наблюдения в России за становлением самого дикого капитализма, какой только можно себе представить. Дикость и разнузданность молодых русских капиталистов, неопытность и леность управленцев (царских чиновников), общественно-политическая апатия широких слоев малограмотного населения крестьянской страны, несформированность и низкое качество элит в российском обществе заставили Карла предупредить мировых борцов за социальную справедливость о необходимости очень бережного, аккуратного и осторожного отношения к временным рядам, поступающим из России. Пожилой уже Карл, умудренный знаниями и некоторым негативным опытом по активному преобразованию социальной природы человека, с трогательным вниманием отнесся к проблемам многострадального русского народа, публично предостерег своих соратников от ускорения революционных процессов в России. Занялся на склоне лет изучением русского языка. Многообразие форм, скорость и масштабы этих процессов в нашей стране не поддавались в те времена точному измерению и анализу, часто ставили в тупик дисциплинированных и методичных европейских наблюдателей с уютным, стерильным университетским менталитетом.

   Но пассионарный Владимир из России, до глубины души оскорбленный жестоким отношением властей к своему родному брату и иными обстоятельствами личной жизни, твердо решил довести дело до победного конца, хотя бы и другим путем. Не стал он обращать внимание на германских профессоров, профсоюзных деятелей и прочих европейских грамотеев, хотя сам прожил в лучших европейских странах едва ли не половину сознательной жизни, имел много возможностей для наблюдения за реальными процессами развития социума в странах Европы. Более того, пожив в России, в том числе и в сибирских деревнях, имел возможность объективно сравнивать увиденное и хотя бы поэтому имел все основания проявить сдержанность в оценках.

   Выводы Владимира о путях выхода России из кризиса, в который она погружалась с неизбежностью тонущего ковчега, оказались радикальными и разрушительными. Соображения эти были продиктованы не разумом, а эмоциями гражданина Российской империи, дворянина во втором поколении В.И. Ульянова, живого человека из плоти и крови. Работа, которой добровольно и осознанно занялся Владимир с очень небольшим числом единомышленников, погубила его самого и миллионы людей в нашей стране. А если разум и принимал участие при формулировке Владимиром своих соображений, то находился он в это время в возмущенном, кипящем, можно сказать, состоянии. Давно известно, что в таком состоянии следует воздерживаться от оценок, тем более публичных. Тем более в научных изданиях. Об этой печальной истории написаны миллионы страниц текстов.

   Адама, Карла и Владимира объединяла, по крайней мере, одна общая идея – как организовать жизнь людей на разумных и справедливых основаниях. Знания и информация, которыми каждый из них пользовался в своей работе, были разные, многого Адаму и Карлу не хватало, потому они вынуждены были сами добывать знания.

   Труднее всего было Адаму. На то он и Адам. Справился, однако, неплохо. Карл тоже поработал на славу, но в части практических технологий и рекомендаций по разрешению противоречий насочинял много лишнего, радикализм выводов оказался ошибочным. Призрак коммунизма, который он обрек на бродяжничество по Европе, разбрелся по всем континентам и смутил своей простотой и доступностью миллиарды доверчивых людей. Для научных европейских элит это было понятно с самого начала возникновения учения марксизма. К концу XIX века в Европе «истинные марксисты» усердно занялись поиском регулятивных механизмов для обуздания дикой и разрушительной стихии рынка. Вскоре по эстетическим и этическим соображениям они отказались признавать себя последователями Маркса.

   Не поняли или не захотели понять этого только в России. Очень быстро и неравномерно развивались процессы на громадных территориях. Миллионщиками становились за годы лихорадочной деятельности. Нередко сразу же после этого накручивали на себя бархатные портянки, поили своих лошадей шампанским, а сами от стыда уезжали играть в карты в Куршевель или еще куда подальше. То, что происходило в России в конце XIX века, повторилось в конце ХХ с точностью до бесконечно малых величин.

   Соблазнительными оказались и пути особенного, мессианского пути страны, к которым призывали со всей страстью своих недюжинных талантов пассионарные инженеры человеческих душ Л. Толстой, Ф. Достоевский и их пролетарские последователи. Именно с помощью этих литературных гигантов Владимир и искусил (лукаво, осознанно и хладнокровно, хотя эти прилагательные, возможно, имеют большее отношение к соратникам и подельникам Владимира, чем к нему самому) народ гигантской страны на невиданный эксперимент над самим собой.

   Адам жил в самом начале новейшей истории. Все были в восторге от Ренессанса, приучившего европейцев к прекрасному, смягчив тем их нравы и души. Только что вернулись в Европу капитаны из героических и Великих морских путешествий, не обнаружившие границ обитаемого мира и вселившие в людей уверенность в своих возможностях по познанию Земли. Европейцы удивлялись и восхищались первыми успехами науки и техники, позволившими начать массовое производство товаров для нужд миллионов людей, прежде всего в Европе. В это прекрасное время жили Эйлер, Лейбниц, Моцарт, Гете, Лагранж, Ломоносов, Джефферсон, Вашингтон, Гамильтон, многие другие замечательные люди, плодами трудов которых мы пользуемся до сих пор. Особо следует отметить вклад Иммануила Канта, который первым на основе новейших для того времени физических и математических данных высказал научные предположения о происхождении Земли и Вселенной. Он же увязал этот предмет с внутренним законом в себе.

   Европа была на подъеме и верила в себя. Ошибалась, конечно, как и все в молодости, но сама ничего еще об этом не знала.

   Основная заслуга Адама в том, что он обнаружил и объяснил на феноменологическом уровне механизм работы рынков, основанных на конкуренции, которая очень походила на естественный отбор в природных средах, хотя сами формулировки этого явления окончательно были отшлифованы в следующем веке. Анализ временных рядов, доступных для Адама, позволил ему и его последователям создать инструменты для получения первых расчетных оценок в прикладной экономике и двигаться дальше. Научились рассчитывать и назначать налоги, жить по средствам, а не так, как жили феодалы, на широкую ногу, что часто приводило к полному обнищанию и деградации как суверена, так и его подданных. Мудрый Адам на склоне лет предупредил собратьев по разуму о нравственных границах экономических представлений и моделей, что сегодня заставляет нас низко поклониться и воздать должное этому замечательному исследователю.

   Карл сделал гораздо больше. На основе более представительных временных рядов, которые несли информацию и отражали первые кризисы на свободных и почти не регулируемых рынках Европы, на базе знаний, полученных Адамом, Карл пришел к фундаментальному выводу о невозможности на основе совершенной конкуренции и свободного рынка достичь социальной гармонии, построить справедливое общество. Оказалось, что свободный рынок разрушает культуру и тем успешнее справляется с этой работенкой, чем более он свободен. Что мы и наблюдаем сегодня в своем Отечестве. Последователи Карла продолжают осваивать его творческое наследие. Тема оказалась весьма непростой и до сих пор актуальна.

   Не будем здесь обсуждать технологии защиты культуры от свободного рынка, которые были предложены Карлом и его последователями. Это отдельная и почти неисчерпаемая тема. Отметим только: они оказались ошибочными, что стало ясно, кажется, самому Карлу и его другу, практикующему капиталисту Фридриху, на склоне лет. Профессионалы в странах Европы исправили эти ошибки довольно быстро, взяв на вооружение все позитивное в марксизме. Но Карл выпустил джинна из бутылки в том хотя бы смысле, что убедил миллионы людей в возможности быстрого и насильственного достижения социальной справедливости на основе научного знания. Загонять джинна обратно в бутылку очень трудно, пока не ясно, решаема ли эта задача в принципе. Не надо было Карлу торопиться, горячий был человек. Это к вопросу о роли личности в истории. В случае с Карлом получился трагический конфуз, принесший очень много неприятностей не Европе даже, а нашей стране – России, традиционно доверяющей этой самой цветочно-благостной, уютной и местечковой Европе безоглядно и бездумно. Так приучил нас царь Петр, но с него сегодня взятки гладки.

   Споры по теоретическим результатам работ Адама и Карла не утихают и сегодня. Строго говоря, все нынешние интерпретаторы пока не смогли создать нового позитивного фундаментального знания в этой сфере деятельности. Отдельные значимые результаты Кейнса, Фридмена, Фишера, Стиглица, Леонтьева, Карнаи, Конторовича, Понтрягина и многих других позволяют создавать рабочие модели, эффективные при определенных, сильных или слабых условиях и допущениях, но не позволяют найти универсальные рецепты для успешного продвижения к социальной гармонии на основе экономических знаний. Похоже, что это вообще недостижимая задача в рамках сегодняшних знаний о мироустройстве в целом. Нужны новые знания.

   Владимир объективно был в лучшем положении. Он мог опереться на знания Адама, Карла и их последователей, богатые статистические данные о рынках Европы и мира, анализе кризисов, способов и методов выхода из них, попытки регулирования монопольных рынков со стороны правительств Англии, Германии, Франции, США, зачатки роста социальной ответственности крупного бизнеса, в том числе в России. Наконец, он просто обязан был смотреть на мир с объективных позиций, если претендовал на научную обоснованность своих выводов. У него были уникальные возможности проанализировать конструктивную и позитивную деятельность первых Советов рабочих депутатов, организовавших жесткий диалог с предпринимателями на Иваново-Вознесенских мануфактурах, нередко переходившим в силовое противостояние. Системная работа первых Советов дала блестящие результаты: молодые русские капиталисты вняли голосу разума, отступили и пошли на сотрудничество. Нехотя, иногда переходя к драке, скрипя зубами и непоследовательно, но русские люди на Ивановских мануфактурах (участники российского рынка) договорились друг с другом без участия властей, скорее вопреки их бездарным акциям по пресечению рабочих волнений с помощью полиции и казаков. Впервые в России профсоюзные организации русских рабочих создали конструктивный инструмент поиска компромисса с русскими работодателями, создали Советы в виде постоянных органов контроля за деятельностью владельцев фабрик, заводов и пароходов, поиска решений для разрешения конфликтных ситуаций мирными способами. Советы в России конца XIX века являются крупнейшей и успешной инновацией в сфере социально-экономических отношений не только в Европе, но и в мире. Успех был результатом работы гражданского общества России без участия царского правительства. Генетически Советы связаны с традициями Вече многовековой давности.

   Органы государственной власти в лучшем случае ограничивались настороженным невмешательством в диалог между рабочими и хозяевами фабрик и заводов. На всякий случай в соседнем переулке всегда стоял эскадрон казаков с нагайками, готовый по первому приказу выпороть всех подряд – рабочих и молодых предпринимателей. Нередко так и случалось.

   К концу XIX века на мануфактурах Иваново-Вознесенска была индексируемая заработная плата, оплачиваемые отпуска женщинам при рождении ребенка, пособия по беременности. Для рабочих владельцы мануфактур строили не казармы, а жилье с коммунальными удобствами, больницы и школы, открывались культурные центры для проведения досуга, создан первоклассный музей, открывались театры для рабочих. Реально, под естественным давлением обстоятельств места и времени, созревала социальная ответственность русского бизнеса перед российским обществом.

   На повестке дня стоял практический вопрос более высокого уровня сложности – об организации на этой основе жесткого гражданского контроля за действиями власти. От властей требовалось совсем немного – проводить в стране политику в интересах национальных предпринимателей и рабочих. То есть в конечном счете в собственных интересах. На уровне высших менеджеров по хозяйственному ведомству империи стали осознавать необходимость принятия адекватных решений. Не понимали этого только в одной российской семье – царской.

   Владимир не вспомнил о хорошем, хотя наверняка знал (или мог знать) подробности о Советах рабочих депутатов, которые возникли, когда он катался с ледяной горки в валенках, посещал симбирскую гимназию, обучался арифметике и словесности. Владимир был яростным и азартным полемистом, в спорах искал не истину, а победу ради победы. За ценой не стоял. Эту черту характера В.И. Ульянова отмечают Н.А. Бердяев, И.А. Ильин и многие другие. Полемическая ярость Ленина крайне отрицательно повлияла на всю культуру политических дискуссий в России в предвоенный период, а после 1917 года стала традицией не только в политических баталиях, но и в научных дискуссиях. Отсюда растут корни лысенковщины, отношения к наукам об информатизации и управлении. В этом причина наших сегодняшних технологических архаизмов в радиоэлектронике и компьютерных технологиях.

   Литературных «откровений» Владимира никто бы не заметил, если бы волею случая малочисленная группировка радикальных марксистов, которых он возглавил, не подняла с грязных осенних мостовых Петрограда 1917-го российскую власть, от которой отказались, не смогли удержать или просто попользоваться различные политические силы страны.

   Условия информационной среды Владимира существенно отличались от условий Адама и Карла. Издавались газеты самой различной ориентации, печаталось множество, в том числе и околонаучных, а то и просто антинаучных текстов, существовала международная телеграфная связь, появились телефоны. Железнодорожное сообщение существенно деформировало пространственные и временные механизмы восприятия мира людьми, сжало координаты и метрики. Первый глобальный инфраструктурный суперпроект по строительству Транссиба сообщил России инновационный импульс такой мощности, что за несколько лет, как карточный домик, развалилась архаичная общественно-политическая конструкция самодержавной российской власти. Даже усилия выдающихся управленцев, умных людей типа С. Витте и П. Столыпина не помогли, удалось лишь продлить агонию. Именно Транссиб является выдающимся явлением новейшей истории и стоит в одном ряду с такими достижениями человека, как освоение космического пространства, овладение ядерной энергией, прогресс в телекоммуникационно-информационных технологиях.

   Новые знания разбудили старые инстинкты и породили в прошлом веке ожесточенную конкуренцию между странами и верховными правителями за мировое господство под лозунгами социальной справедливости, защиты демократических ценностей, расовой исключительности. Первая половина прошлого века ушла на то, чтобы понять опасную тупиковость этого маршрута движения. Последние аккорды Второй мировой войны оказались новым набатом страшной угрозы. Президент Гарри Трумэн решился на страшный, античеловеческий эксперимент, который потряс всех людей в мире. Третья мировая стала реальной угрозой. Всем стало понятно, что она может стать для людей на Земле последней. Надо было что-то придумать для ее предотвращения. Эту работу выполнили русские люди.

   После выполнения этой работы, немного подумав и посчитав с помощью ученых последствия таких сценариев развития, верховные власти СССР и США вынуждены были создать систему международной безопасности, отказаться от жесткого идеологического противостояния, приступить к поиску траекторий сближения и сотрудничества.

   Конец мировоззренческого отступления и возвращение к теме.



   Решающий вклад в дело ядерного разоружения внесла королёвская команда главных конструкторов. Саму идею фотографирования Земли из Космоса и инженерные записки разработали по заданию С.П. Королева, когда о спутниках писали только чудаки вроде него и писатели-фантасты. После октября 1957-го под личный контроль взял дело Сергей Королев, поручил это направление Дмитрию Ильичу Козлову, будущему Главному конструктору ЦСКБ в Куйбышеве. Трудами этого выдающегося человека и его учеников была проделана колоссальная по размаху работа для организации изучения Земли из Космоса с помощью оптических, радиолокационных, а затем и иных технологий. Это позволило убедить людей на Земле, даже воинственных генералов и лукавых политиков, что ракетно-ядерное оружие нельзя применять ни в коем случае.

   Технологический маховик гонки вооружений имеет страшную инерцию, стимулируется своими тайными и явными покровителями для дальнейшего движения, хотя понятно уже всем, что это путь к позорному концу цивилизации.

   Как бы то ни было, совместными усилиями народов Земли в прошлом веке удалось понять и сформулировать ряд системных принципов, на основе которых следует людям обозначать вектор движения и горизонты для достижения ближайших и отдаленных целей в новом столетии. Перечислим их без комментариев:

   – силовые способы разрешения противоречий опасны и бесперспективны в принципе, таят в себе потенциал для развития любого локального конфликта в глобальную или региональную войну с применением ядерного оружия, после которой разумная жизнь и биосфера Земли получают смертельный импульс для глобальной необратимой деградации;

   – в результате бездумного и безответственного технологического поведения человека, в ходе силового противостояния на основе идеологических мотивировок, на грани полного разрушения оказались природные экологические системы на всех континентах; если не остановить эти процессы в ближайшее время солидарными усилиями всех стран и народов (а только таким способом это можно сделать в принципе), то незаметно будет пройдена точка невозврата, процессы деградации биоты примут необратимый характер, неизбежно приведут к невозможности существования человека на Земле;

   – перед лицом этих глобальных угроз в новом веке задача достижения полного материального благосостояния и социальной справедливости перестает быть основным приоритетом в жизни стран и народов, самым актуальным приоритетом вновь встает задача физического выживания людей как биологического вида, сохранения условий существования цивилизации и культуры на Земле;

   – задача выживания требует поиска новых горизонтов развития, глобального сотрудничества между всеми странами и народами, в том числе самыми малыми; предстоит длительная и трудная работа по снятию расовых и этнических противостояний, принципиальному исключению их из практики решения всех конфликтных ситуаций;

   – переход к многополярному миру – это объективная реальность и потребность людей, но для решения задач устойчивости в таком политическом пространстве потребуется глобальное, прозрачное, честное и справедливое сотрудничество народов в экономической, социальной, технологической, гуманитарной и культурной сферах;

   – перечисленные выше обстоятельства вынуждают страны и народы незамедлительно приступить к поиску новых фундаментальных оснований для сотрудничества и единения перед лицом новых общих угроз, каковыми являются очевидные и доказуемые экологические и климатические опасности, которые по природе своей действуют глобально, требуют для их преодоления адекватных глобальных усилий всех народов планеты;

   – у человечества достаточно знаний для правильной постановки этих задач, состояние ресурсной обеспеченности пока еще позволяет разработать на основе космической инфраструктуры эффективные механизмы для защиты биосферы и ограничения антропогенного давления на природные факторы для предотвращения или замедления процессов деградации условий существования жизни на планете;

   – при разработке планов на длительную перспективу у людей на Земле есть все основания для начала практической подготовки грандиозной, масштабной, захватывающей воображение, практически безальтернативной работы по выводу жизнедеятельности человека за пределы планеты Земля, освоению космического пространства и ресурсов Солнечной системы.

   Решение этих задач позволит гармонизировать многие проблемы развития человечества, разработать непротиворечивые и доказательные формулы для сотрудничества на многие века вперед. Само по себе это благотворно скажется на всех отношениях в мировом социуме, позволит миллиардам людей на планете вздохнуть спокойнее, понять свое место и назначение в этом мире, увидеть новые горизонты и цели для своих потомков, ради достижения которых можно мобилизовать и консолидировать все наличные ресурсы человечества.

   Есть основания полагать, что высказанные предложения могут и должны быть положены в основу разработки принципов и механизмов нового миропорядка на планете, коренной модернизации механизмов ООН. В ближайшее время эти вопросы должны стать практической повесткой дня мирового сообщества; если этого не произойдет, то прогнозы по поводу будущего человека на Земле станут еще более мрачными.



   Обложка книги Циолковского



   Вернемся к началу позапрошлого века. Наполеоновские войны были последними, в которых использовалось примитивное огнестрельное оружие, вовсю еще в ходу были холодное оружие, кавалерия и просто физическая сила воинов. Наполеон первым начал привлекать ученых и инженеров к созданию нового поколения оружия с использованием машинных технологий. Воздушные шары стали использовать для целей разведки и метания бомб, появились военные пароходы, начали задумываться о применении машин для серийного и массового производства пушек, ружей, пистолетов. После начала практического применения электромагнитных явлений и двигателей внутреннего сгорания технологические возможности человека резко возросли. Наступила эра массового производства машин и разнообразной продукции, позволяющей с гораздо большей эффективностью использовать вещество и энергию. Горизонты мечтаний расширились, Земля стала совсем тесной. Вокруг планеты стали не только плавать на кораблях и подводных лодках, но думать, как же облететь ее на воздушном шаре. Самые отчаянные хотели даже слетать на нем на Луну. Неутомимый футуролог Жюль Верн увлек читателей путешествием на Луну с помощью гигантского артиллерийского орудия с длиной ствола 275 метров. О необходимости обратного возвращения на Землю фантасты задумывались не всегда, нередко им казалось, что дорога в один конец вполне оправдывает замысел путешествия. Именно Жюля Верна следует признать тем, кто реально заставил людей всерьез задуматься об инженерном обеспечении космических путешествий. Константин Циолковский прямо признает, что к этим размышлениям его подтолкнули тексты французского мечтателя.

   На Марсе астрономы обнаружили «каналы», и некоторое время читающая публика не сомневалась в существовании марсиан, что не вызвало паники у населения Земли. Постепенно стало формироваться общественное мнение о полете на соседние планеты как вполне решаемой задаче в ближайшее время.

   Авиация из героически-романтического, экспериментального периода быстро превратилась в индустрию. В Первой мировой войне авиация уже начинала решать серьезные задачи, военные стали строить свои планы с учетом многообразного применения самолетов. Первый в мире серийный бомбардировщик «Илья Муромец» создал и наладил его производство в России инженер Игорь Иванович Сикорский. К 1917 году Россия имела мощную военную промышленность, пожалуй, самую мощную в мире по всем меркам. Задачи по производству новейших вооружений решались системно и с размахом истинно имперским. Россия к этому времени имела лучшую в мире инженерную школу по транспортным, энергетическим машинам и установкам, строительному делу. Школа возникла благодаря успешному и рекордному по многим показателям первому глобальному технологическому проекту, имеющему решающее геополитическое значение, – строительству Транссибирской железнодорожной магистрали. Второй импульс развитию отечественной инженерной школы был дан программой строительства современного океанского флота, включая подводный, после поражения России в войне с Японией.

   Русские инженерные школы по кораблестроению (Крылов), мостостроению (Шухов), туннелестроению, авиастроению (Жуковский) позволяли решать любые практически значимые задачи по транспортировке грузов и пассажиров в самые короткие сроки. И сегодня по этим направлениям Россия остается концептуальным научным лидером в мире. А по отдельным направлениям и технологическим лидером, что подтверждается двигательными установками королёвского носителя Н-1. После трех десятилетий складского хранения двигатели последнего образца Н-1 продали в Индию, поставили на ракеты, и они сработали, затем американцы провели их полноразмерные огневые испытания. Для собственной выучки. Двигатели РД-180 продаются американцам для установки на ракетах семейства «Атлас». По публичному признанию руководителя американской компании «Локхид Мартин» Д. Карроса, они являются «лучшими двигателями на планете».

   Случай абсолютно беспрецедентный в мировой истории науки и техники, на который свободные российские СМИ практически никак не отреагировали. По их мнению, для российских граждан гораздо важнее информация об индексе Доу-Джонса на биржах иностранных столиц и динамике котировок акций «голубых фишек» на российской бирже.

   Некоторое отставание от американских и европейских компаний в начале прошлого века было в слаботочной электротехнике и радиотехнике, системах и оборудовании для автоматического управления, но проблемы были понятны и преодолимы. На заводах А.И. Путилова начиная с 1918 года готовились к серийному производству российских танков.

   Эти успехи военной промышленности были подготовлены беспрецедентным ростом машиностроительных отраслей в России начиная с 1880 года. С этого года по 1910-й темпы роста промышленности составляли более 9 % в год, что по тому времени было абсолютным мировым рекордом. Структурные показатели развития промышленности отражали непрерывный и устойчивый качественный рост. С 1876 по 1913 год Россия имела активный торговый баланс. С 1886 по 1913 год объем экспорта составил 25,3 миллиарда золотых рублей, а импорт – 18,7 миллиарда, то есть был обеспечен приток золота и валюты в страну в размере 6,6 миллиарда. Рубль был самой устойчивой конвертируемой валютой в Европе. Общий объем зарубежного капитала во всех отраслях промышленности составлял не более 9—14 % от всех российских промышленных капиталов и соответствовал среднеевропейскому уровню. Отечественные предприниматели полностью определяли техническую и промышленную политику в стране. Рябушинский, Путилов, Батолин, Стахеев создали финансово-промышленную группу, определявшую политику в машиностроении на долгие годы. Перед войной удельный вес производства средств производства достиг 43 % всей промышленной продукции, обновление фондов в металлургии и станкостроении происходило раз в пять лет. Таких качественных показателей не имел в ту пору никто в мире.

   Особое внимание ведущие российские концерны уделяли новым технологиям. К работам широко привлекались крупнейшие ученые в университетах, стали создаваться специализированные научно-исследовательские заведения. В 1904 году на средства Рябушинских строится аэродинамический институт в Кучино под Москвой, ставший впоследствии знаменитым ЦАГИ, к работе привлекается выдающийся ученый, профессор Н.Е. Жуковский с учениками, впоследствии руководитель дипломного проекта у А.Н. Туполева. Свой опыт Андрей Николаевич Туполев бережно передал своему дипломнику Сергею Королеву.

   Война не входила в планы русских предпринимателей. Они обустраивали страну и закладывали фундамент ее величия в новом веке. Эта война вообще не нужна была в России никому, в том числе царской семье. Сценаристы и дирижеры этого действия находились за пределами страны. Только в ходе затянувшейся бойни, к концу 1915 года, когда угроза Отечеству стала перерастать в национальную катастрофу, когда общество увидело, как бездарно распоряжается царское правительство военными заказами, какое там страшное воровство и казнокрадство, отечественные предприниматели повернулись лицом к военной промышленности. В короткие сроки в сложнейших условиях удалось наладить производство современных вооружений в массовом масштабе. Но было уже поздно.

   Анализ этой захватывающей темы может позволить многое прояснить в отечественной истории, причинах социального катаклизма 1917 года, но не входит в рамки книги об освоении Космоса.

   Повествование о первых отечественных ученых, начавших изучение и применение реактивных движителей для перемещения в безвоздушном пространстве, принято начинать с Николая Кибальчича, участника удавшегося покушения на императора Александра II, единственного в династии Романовых последовательно проводившего политику национального возрождения страны. Императора убили за день до подписания им судьбоносного для страны документа о фактическом переходе страны к конституционной монархии.

   Не умаляя профессиональных достижений Кибальчича, нельзя все же ставить ему в заслугу его успехи в террористической затее цареубийства. Убийство вообще никого не украшает, а в данном случае речь идет об откровенно антинациональной акции, оказавшей крайне негативное влияние на все общественно-политические и социально-экономические процессы в стране на долгие годы. Хотя историки и не признают сослагательного наклонения, но мы убеждены в том, что это роковое для страны убийство является одной из причин многих последующих несчастий Отечества. Если бы страна, освободившаяся от позорного рабства, продолжала развиваться по собственному сценарию, сегодня мы были бы гражданами самой процветающей и мощной страны мира. Россия никому ничего не была должна и не имела никаких претензий к своим ближним или дальним соседям. Россия к началу двадцатого века стала полностью самодостаточной страной с человеческими и материальными ресурсами, обеспечивающими ее развитие на столетия вперед без войн и насилия.

   Настоящим прорывом в научных представлениях о возможных путях и сценариях развития человечества явилось учение о взаимодействии человека и Космоса, которое разработал Константин Эдуардович Циолковский.

   Циолковский преподавал в школе физику, арифметику, географию, а дома на общественных началах, по зову сердца, разрабатывал аэростаты, дирижабли и ракеты. После революции, не отрываясь от научно-технических проработок практических вопросов космонавтики, Циолковский занялся темой, которую сегодняшние историки науки называют русским космизмом, о котором впервые заговорил в систематической форме Н.Ф. Федоров.

   Не будем пересказывать в очередной раз жизнь этого удивительного человека. Об аэростатах, дирижаблях, аэропланах и ракетах Циолковского написано много и детально. В разработке столь широкого круга вопросов Циолковский равен Леонардо или превышает его. Его находки и догадки основаны на гениальной инженерной интуиции, масштабны и фундаментальны. Одновременно они конкретны и понятны для практической реализации, большинство из них проверено в мастерской школьного учителя на чердаке собственного дома. Чего только стоит прототип аэродинамической трубы. Никто не финансировал ученого и изобретателя, но он никогда не роптал, никому не жаловался, а если сожалел о чем, то всегда добродушно и с чувством юмора.

   В сентябре 1947 года на торжественном заседании Артиллерийской академии по случаю 90-летия со дня рождения К.Э. Циолковского Сергей Королев сделал обстоятельный доклад о его жизни и творчестве. Доклад интересен тем, что это оригинальное произведение, над которым Королев лично работал с большим тщанием, отдавая своему учителю долг, память и одновременно критически его переосмысливая. Всем, кто сегодня высказывает суждения о том, что С.П. Королев не верил в скорую осуществимость космических полетов, в чем-то сомневался, следует ознакомиться с этим докладом.

   В докладе, написанном в доброжелательной манере, с сыновним почтением, нет патетики, лакировки и обожествления личности Циолковского. У этого текста множество иных достоинств, он отработан чисто литературно, отражает ход мыслей и мотивировки по принятию решений, характерных для самого Сергея Павловича. Несомненно, если бы Сергей Павлович занялся литературной работой, то мы бы имели выдающегося писателя как минимум. Цитата из доклада: «Вот как говорит сам о себе Циолковский: «Характерная моя черта – крайняя независимость и самодеятельность. Учителей у меня не было. Меня можно считать самоучкой чистой крови». Отец видел выдающиеся технические способности сына и поощрял его увлечения и занятия. Было решено в 1873 г. послать мальчика в Москву учиться. Однако в Москве юный Циолковский никуда не поступил и продолжал заниматься самообразованием, ведя нищенское, полуголодное существование. Десять-пятнадцать рублей в месяц, высылаемые ему отцом на все, тратились им в основном на книги и опыты. На жизнь Циолковский расходовал 90 копеек в месяц, питаясь исключительно черным хлебом и картошкой».

   К Циолковскому более всего подходит высказывание Гете – гении делают то, что хотят, талантливые – то, что нужно, а все остальные им подражают. Все это справедливо и в отношении Сергея Королева.

   В своих изысканиях и изобретательской деятельности, как отмечает Сергей Павлович, Циолковский сознательно не опирается на известные к тому времени работы Больцмана, Максвелла и многих других ученых. В этом проявилась интуитивная склонность к интеллектуальному иммунитету, без которого невозможно генерировать принципиально новое, пионерское знание. Глухота, приобретенная в результате осложнения от тяжелой формы скарлатины в возрасте 10 лет, природная застенчивость и скромность крайне затрудняли контакты ученого с общественностью. Несмотря на одобрение его деятельности такими авторитетами, как Д.И. Менделеев, Н.Е. Жуковский, избрание его членом Русского физико-химического общества (весьма престижное членство в тогдашних табелях о рангах научного сообщества России), школьный учитель сторонился общения с научным миром. Благородство и нестяжательство гения затрудняли распространение его идей и разработок, о чем позднее он сам будет сокрушаться в воспоминаниях. Но, возможно, это было и к лучшему, так смело решать пионерские по природе проблемы труднее было бы в академической среде с ее традициями, регламентами и погоней за регалиями и званиями. Гений, как и положено, был далек от суетного и в конечном счете оказался прав. Большинство идей, разработанных Константином Эдуардовичем Циолковским, являются нетленным вкладом этого человека в мировую культуру.

   Прокомментируем коротко его мировоззренческие и философско-религиозные соображения по поводу того, что сейчас стали называть русским космизмом.

   Заметим, что в данном случае прилагательное «русский» вполне уместно. Трудно назвать физику, биологию или математику русской, немецкой или арабской. Учение о Космосе и смысле жизни – традиционная прерогатива российской мысли, общественной и частной. В скитах, тиши кабинетов, с парламентских трибун, на кухнях, в пивных, в лагерях и тюрьмах русские люди не перестают сотни лет размышлять о высоком. Называть наукой учение об освоении космического пространства до работ Сергея Королева трудно. Во времена К.Э. Циолковского это является еще учением, направлением мысли. Это нисколько не умаляет сделанного Циолковским. Многие его результаты являются просто пророческими.

   В конце XIX века европейская мысль подошла к решению задач путешествия на Луну, Марс и другие планеты с позиций, близких эпохе великих географических открытий, когда адмиралы и капитаны убеждали своих суверенов профинансировать их замыслы по открытию Индий и Америк. В инженерном и техническом смыслах это становилось реализуемой задачей. Почти одновременно и независимо в разных странах пришли к тому, что можно создать аппараты для полета в атмосфере, а для передвижения в безвоздушном пространстве необходимо использовать реактивные движители.

   Заслуга К.Э. Циолковского перед человечеством состоит в том, что он системно рассмотрел весь круг проблем и задач по проникновению человека в Космос – от философии и мировоззренческой постановки задачи до создания систем жизнеобеспечения на космических кораблях, скафандров для космонавтов и утилизации отходов жизнедеятельности. В такой постановке до Циолковского никто к проблеме не подходил. Получилось это только у глухого учителя начальной школы в провинциальной Калуге.

   За 13 лет до полета братьев Райт рождается у Циолковского идея аэроплана. Его первая печатная работа по этому вопросу вышла в 1894 году с названием «Аэроплан, или Птицеподобная (авиационная) летательная машина». В статье читателей поражает глубина и правильность хода его мыслей, тщательность и обоснованность проработки частностей проекта.

   В 1903 году К.Э. Циолковский опубликовал свой фундаментальный труд «Исследование мировых пространств реактивными приборами», где лаконично, но пророчески, с инженерной тщательностью рассмотрен весь круг вопросов практической космонавтики.

   Вся последующая жизнь этого человека посвящена развитию и конкретизации этой идеи. В 1911 году, 12 августа, в письме В.Н. Воробьеву (хранителю наследия) Циолковский написал хрестоматийную сегодня фразу, действительно пророческий завет людям на все времена: «Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство». Королеву в это время было четыре года, до рождения Гагарина оставалось 23 года, до его полета менее 50 лет.

   Возможность научного обоснования принципов реактивного движения, как отмечал Королев в докладе по поводу 90-летия со дня рождения своего учителя, следует отнести к периоду после установления и формулирования третьего закона Ньютона. Этот закон о равенстве по величине и противоположности по направлению сил действия и противодействия был сформулирован Исааком Ньютоном в 1687 году. В 1897 году профессор И.В. Мещерский в работе «Динамика точки переменной массы» записал дифференциальное уравнение движения ракеты, а затем К.Э. Циолковский, составивший это уравнение независимо от Мещерского, разработал теорию полета ракеты. После этих теоретических установлений Циолковский приступил к детальным инженерным проработкам проблемы в целом.

   Не менее удивительной и загадочной является судьба другого выдающегося ученого-самоучки, Юрия Кондратюка (Александр Шаргей). Поначалу, вдохновленный фантастическими произведениями современников, он заинтересовался проблемой использования тепловой энергии ядра нашей планеты для нужд людей, обитающих на ее поверхности. Затем его помыслы переключились на освоение космического пространства. В начале двадцатых годов он написал книгу «Завоевание межпланетных пространств», ничего не зная о трудах К.Э. Циолковского. Ю.В. Кондратюк не имел специального образования, был самоучкой, неутомимым изобретателем и исследователем, выиграл со своими коллегами конкурс на строительство ветровой электростанции на горе Ай-Петри в Крыму мощностью 12 мегаватт. Высота башни должна была составить 165 метров, диаметр ветроколеса – 80 метров. К марту 1936 года на вершине горы был воздвигнут мощный фундамент, но смерть С. Орджоникидзе в 1937 году не позволила завершить этот уникальный проект. В 1930 году Кондратюк был арестован, обвинен в экономическом вредительстве и осужден на три года лагерей. Но в лагерь его не отправили, определили в Особое бюро при ОГПУ, где он занимался проектированием оборудования для Кузбасса. В 1970 году Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР сняла с Кондратюка обвинения и приняла решение о реабилитации.

   Рецензентом его книги о космонавтике был профессор В.П. Ветчинкин, один из самых авторитетных специалистов по небесной механике в СССР. В 1938 году несколько видных советских ученых обратились в Высшую аттестационную комиссию с ходатайством о присвоении Ю.В. Кондратюку ученой степени доктора технических наук без защиты диссертации. Ходатайство ученых было отклонено. Очень высоко оценивают творческое наследие этого самородка академики В.П. Глушко и Б.В. Раушенбах. Оба полагают, что многие идеи Кондратюка еще ждут своего воплощения в реальных проектах будущего.

   В июле 1941 года Юрий Васильевич записался в ряды народного ополчения и был зачислен в роту связи 62-го стрелкового полка. Последний бой Ю.В. Кондратюк принял 25 февраля 1942 года. Перед боем отправил письмо жене. После этого его следы теряются. Обстоятельства гибели, время и место его захоронения неизвестны по день сегодняшний.

   Становление научных и инженерных подходов к освоению Космоса, жизненные судьбы первопроходцев изобилуют таинственными историями у нас в стране и за рубежом. Систематическое рассмотрение всех этих судеб, их временная синхронизация друг с другом, с событиями и фактами в истории науки могут помочь увидеть истинные причины, их порождающие. Эти страницы недавнего прошлого ждут своих аналитиков.

   В 2007 году впервые опубликованы религиозно-философские работы Циолковского в сборнике «Щит научной веры». Автор самым тщательным и детальным образом исследовал тексты Ветхого и Нового Заветов, ища в них обоснование для своей позиции. Много места занимают размышления о справедливом социальном устройстве человеческого общества. Некоторые положения Циолковского поражают своей почти детской наивностью и откровенностью. Можно усмотреть в этом и некоторые угрозы, когда он начинает придумывать способы избавления от генетических пороков путем лишения больных людей, без их ведома, прав на продолжение своего рода. Можно было бы простить это человеку, попавшему под влияние модной тогда в околонаучных кругах евгеники, но тогда неясной становится природа его интереса к христианским ценностям. В целом складывается впечатление, что при всем уважении его к христианству, в первооснове своей Константин Циолковский оставался язычником, позволяющим себе изобретать все, что он сам посчитает нужным, исходя из собственных представлений о справедливости и целесообразности. Интерпретации библейских сюжетов показывают, что в нем происходила сложная внутренняя борьба между разумом и чувством, религиозной традицией и инстинктом исследователя. Часто он позволяет себе наблюдать за этим процессом с позиций третьей стороны, что делает ему честь, подчеркивает и подтверждает гениальность автора, самокритичность и требовательность к себе при поиске истины.

   Более всего удивительна оригинальная концепция Циолковского о феномене жизни и причинах ее возникновения. По мнению Циолковского, жизнь, все ее атрибуты и признаки существуют всегда и везде. Деление Космоса на живую и неживую материю условно. Он склонен увидеть зачатки жизни в атоме водорода – первичном, по его мнению, кирпичике Вселенной, называя эти свойства материи чувствительностью. Современной наукой эти положения в самые последние годы начинают подтверждаться при изучении информационно-квантовых резонансных явлений, новых проявлений полевых взаимодействий, их влиянию на то, что мы называем живой материей. Некоторые представления Циолковского о картине мира могут подтверждаться в рамках самых современных гипотез о строении пространства и времени. По Циолковскому, формы жизни постоянно усложняются, камни, горные породы, жидкости являются более живыми по сравнению с атомом водорода и так далее, до высших животных и человека. По мнению Циолковского, жизнь есть естественное состояние Космоса, а смерти и небытия не существует вовсе, происходят лишь преобразования одних форм жизни в другие. Но речь при этом не идет о реинкарнации человеческих душ по схемам буддизма или современных их последователей. Представления Циолковского предполагают возможность проявления органических и высших форм жизни на основе реализации возможностей ее проявления на всех уровнях и состояниях материи, которые являются основным ее свойством и проявляются при первой возможности самым естественным способом. Весь Космос, убежден Циолковский, является гигантским живым организмом. Не жизнь является уникальным состоянием материи и духовной субстанции в Космосе, а ее противоположность – смерть. Назвать такие представления строго научными и соответствующими нашим сегодняшним наблюдениям непросто, аргументы автора легко поддаются критике с различных, в том числе полярных, позиций. Скорее пока такой взгляд можно интерпретировать как сверхоптимистическую мировоззренческую авторскую гипотезу, нежели доказуемую и стройную теорию.

   Несколько позднее В.И. Вернадский внесет в развитие русского космизма свой вклад, разработав учение о биосфере и ноосфере. Он тоже является убежденным сторонником идеи логичности и неизбежности появления жизни, ее космологической природы по существу самого явления. Его картины мироздания являются пионерскими и одновременно эстетически убедительными с позиций сегодняшних наших знаний о Космосе. Не хватает в моделях В.И. Вернадского для широкого общественного признания убедительной этической идеи. Этот недостаток присущ многим отечественным учениям серебряного века и связан с фундаментальным свойством российских элит – религиозной неопределенностью.

   По основным мотивировкам неизбежности для человека освоения Космоса Циолковский оказался абсолютно прав по сугубо практическим соображениям. В этом он намного опередил свое время, анализируя ограниченность энергетических и материальных ресурсов, экологические и демографические проблемы. Догадки гениального калужского мечтателя сегодня становятся научными фактами, подтверждаются наблюдениями и тенденциями развития геофизических процессов на Земле и в ближайшем космическом пространстве.

   Идеи и задумки гениального мыслителя и изобретателя к концу его жизни начали воплощаться в реальность. Не каждому гению давалась при жизни такая награда судьбы. Воздухоплавание и авиация стали практическим видом хозяйственной деятельности человека. Взлетели первые примитивные ракеты в СССР, Германии и США. Для рассказа Циолковскому о своих работах и экспериментах после первых удачных пусков ракет в ГИРДе приезжают в Калугу И.Т. Клейменов, М.К. Тихонравов. В переписку с калужским самородком вступает Германн Оберт из Германии, проживший долгую жизнь, в конце которой смог возложить цветы к могиле К.Э. Циолковского. Сегодня приоритет калужского учителя арифметики начальных классов признан во всем мире, космонавты и астронавты всех стран отдают должное этому удивительному человеку из России, на кончике пера придумавшему для них неплохую профессию.

   Сам Циолковский довольно критически, иногда скептически, с оттенком самоиронии относился к своим собственным достижениям, постоянно подчеркивал читателям их вероятностный, футурологический характер. В своих рассуждениях он постоянно спорит сам с собой, сомневается даже в собственных выводах, приглашает читателя к диалогу и участию в исследовании. Его литературная манера импонирует и подкупает простотой, дружественностью по отношению к читателю, почти интимной теплотой при рассуждениях о вещах и событиях, имеющих фундаментальное значение. Кажется, что он, без гордыни и нахальства, по праву друга, на «ты» с самим Создателем, и тот отвечает ему взаимностью. Сегодня мы уверенно можем говорить о том, что это свидетельствует только о личной скромности, широте мышления и сердечной душевности нашего национального гения.



   19 сентября 1935 года Константин Эдуардович Циолковский скончался. Юрию Гагарину было уже полтора года. До ареста С.П. Королева оставалось еще три года, до первого искусственного спутника Земли ПС-1 всего 22 года и 15 дней.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5842

X