Глава 4. Удачи на Кавказе
   Радовал Кавказ, куда отправились генерал Барятинский и куда вскоре прибыл начальник его штаба генерал Милютин. Барятинский, как и Милютин, вскоре обсудил главнейшие задачи Кавказской армии, которые были записаны еще два года тому назад в записке Дмитрия Милютина и которые отверг прежний главнокомандующий генерал Муравьев. Император Александр Второй, прочитав записку Милютина и мнение о ней князя Барятинского, написал резолюцию на записке: «Я, напротив того, вполне разделяю мнение князя Барятинского… Мысли, изложенные в сей записке, нахожу основательными и совершенно согласен с ними».
   Барятинский, прибыв на Кавказ в качестве главнокомандующего Кавказской армией и наместника, обратился к войскам и населению: «Воины Кавказа, смотря на вас и дивяся вам, я вырос и возмужал. От вас и ради вас я осчастливлен назначением быть вождем вашим. Трудиться буду, чтобы оправдать такую милость, счастье и великую для меня честь. Да поможет нам Бог во всех предприятиях, на славу государя».
   1857 год прошел в будничной и повседневной работе: разрабатывали конкретные операции, проверили состояние частей армии, познакомились со всеми командирами полков и дивизий, разбросанными по всей обширной территории Кавказского края.
   1858 год полки и дивизии Кавказской армии были заняты прорубкой широких просек в густых лесах, подступающих к Дагестану. Барятинский и Милютин разработали атакующий план наступления на имама Шамиля, чтобы в открытом бою встретиться с ним, одолеть его войска и таким образом восстановить мир на Кавказе. Летом 1857 года генерал Евдокимов начал продвижение к Малой и Большой Чечне, занял аул Аух, а затем, в январе 1858 года, вошел в Аргунское ущелье и, преодолевая стычки с непокорными горцами, взял приступом Ведено, где все эти годы располагался Шамиль и его штаб по управлению отрядами.
   14 июля 1858 года князь Барятинский прибыл к Чеченскому отряду, который возглавлял генерал Евдокимов, потом, объяснив весь план операции, наступление с трех сторон на Дагестан, сам остался в Лезгинском отряде князя Меликова. Наступление шло блестяще. В приказах Барятинского описан весь ход наступательной операции: 21 июля князь поздравил войска Дагестанского отряда, одолевшего переправу через Койсу; 27 июля князь Барятинский известил императора о том, что русским войскам покорился целый ряд аулов Аварии; 6 августа Барятинский поздравил войска Лезгинского отряда, закончившего покорение Восточного Кавказа: «Вы совершили с самоотвержением предначертания мои и превзошли все ожидания». 22 августа Барятинский послал телеграмму Александру Второму: «Имею честь поздравить ваше императорское величество с августейшим тезоименитством. От моря Каспийского до Военно-Грузинской дороги Кавказ покорен державе вашей. 48 пушек. Все крепости и укрепления неприятеля в наших руках. Я лично был в Карсте, Тлохе, Иголи, Ахульго, Гимрах, Укцукуле, Хунзахе, Тимотле, Чохе. Теперь осаждаю Гуниб, где заперся Шамиль с 400 мюридами». А через три дня взят Гуниб, Шамиль сдался в плен со своими мюридами.
   Князь Барятинский был награжден Георгиевской звездой 2-й степени, фельдмаршальским жезлом и стал кавалером императорского ордена Святого Андрея Первозванного с мечами, генерал Евдокимов получил графское достоинство, другие генералы, офицеры и солдаты также были отмечены высокими наградами.
   Подводя предварительные итоги действиям Кавказской армии под предводительством князя Барятинского, император Александр Второй писал: «Сознавая всю важность военных действий на Кавказе, предпринятых со времени назначения князя Барятинского главнокомандующим Кавказской армией, я не щадил ни расходов, ни средств к усилению тамошних войск. Блистательные результаты, достигнутые с Божьей помощью и благодаря дельным распоряжениям князя Барятинского, в особенности в 1859 году, вполне оправдали и, могу по совести сказать, превзошли все мои ожидания».
   В той же записке император предлагал ввести правильную и справедливую политику во всех покоренных племенах; прочно укрепить важнейшие стратегические пункты; проложить надежные и во всякое время удобные пути сообщения.
   «Для достижения сих важных и необходимых мирных результатов, – писал Александр Второй, – нужны также средства и денежные, и материальные, т. е. руки. Вот почему я склонен оставить на 1860 год на Кавказе все войска, временно туда командированные. Но вместе с тем я желаю и требую, чтобы князь Барятинский не терял из виду, что долее нынешнего года войска там оставаться не могут, а должны быть возвращены на постоянные свои квартиры… Отдавая полную справедливость князю Барятинскому за дельные его распоряжения как по военной части, так и по гражданскому управлению Кавказским краем, я уверен, что со своим светлым государственным умом его он не будет терять из виду, что Кавказ есть часть России и что Россия вправе от него требовать, чтобы при теперешнем затруднительном нашем финансовом положении он, со своей стороны, помогал ей уменьшением, а не увеличением расходов. Виды его на будущее, лично им мне сообщенные, обещают важные результаты, но дело идет о теперешнем затруднительном положении государства; следовательно, хотя я и сознаю всю их пользу, но необходимо их отложить до времени, если средства Кавказского края недостаточны для покрытия нужных для сего расходов, ибо Государственное казначейство решительно не может ничего для этого сделать…»
   Кавказ налаживал свою мирную жизнь – строили мосты, дороги, возводили новые станицы с казаками, новые укрепления, с горцами устанавливались добрые отношения…


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3726

X