59. Иоанн V

После смерти великого князя Василия Иоанновича всея Руси принял престол русский сын его Иоанн Васильевич, князь и великий государь всея Руси. И того же месяца декабря 11 дня прислал князь Юрий Иоаннович дьяка своего Третьяка Тишкова к князю Андрею Шуйскому, и говорил ему Третьяк, чтобы поехал к князю Юрию служить. И князь Андрей Третьяку отвечал: «Князь ваш вчера целовал крест великому князю, что ему добра всякого желать, а ныне от него людей зовет». И Третьяк говорил князю Андрею: «Князя Юрия бояре приводили, заперши, к целованию, а сами князю Юрию правды не дали за великого князя; в таком случае то какое целование? То невольное целование». И князь Андрей оное объявил князю Борису Ивановичу Горбатому, а князь Борис сказал боярам, и бояре объявили великой княгине. А великая княгиня, стараясь сохранить сына и земли, говорила боярам: «Вчера вы крест целовали сыну моему великому князю Иоанну, чтоб ему и всему Русскому государству добра желать, и вы по тому и чините; а ныне является зло». Того ради, чтоб не распространилось оное, велела вскоре князю Юрия взять и посадить за стражу в палате, оковав, где наперед того князь Дмитрий внук сидел. И взят был Юрий декабря в 15, а после преставления великого князя на 12 день.

В январе послал князь великий в Крым к Саип-Гирею хану и к Исламу Ивана сына Ильи Челищева возвестить отца своего преставление, а себя на государстве объявить. А в Казань послал к Яналею хану с теми ж речами Василия Беречинского возвестить отца своего преставление, а себя на государстве объявить. И в тот же месяц январь послал князь великий в Литву к Сигизмунду королю сына боярского Тимофея сына Василия Заболоцкого-Бражникова возвестить отца своего преставление, а себя на государстве объявить; а к королю писал, чтоб король с ним был в дружбе и в братстве, как с отцом его был.

В тот же год в апреле пришли к великому князю из Казани от хана Яналея послы Кудай улан, да Бурнак, да Козя-Охмат бакшей о мире, и в докончание того грамоту написали, как с отцом его было великим князем Василием, так и с ним. И отпустил князь великий казанских послов, а в Казань послал своего посла Федора Ивановича Беззубова июля 14; и Федора в Казани не стало. Июля ж 22-го приехал от короля Тимофей Васильевич Бражников; и король ему ответ учинил с великою гордостью.

В тот же год срублен был град деревянный в Новгороде Великом на Софийской стороне. В ту же весну мая 20-го повелением великого государя князя Иоанна Васильевича всея Руси и его матери великой княгини Елены сделан был на Москве град земляной по тому месту, где мыслил отец его князь великий Василий строить.

В тот же год в августе от войны из Серпухова побежали князь Семен Федорович Бельский да окольничий Иван сын Василия Ляцкого с сыном. А советников их, брата князя Семена сына князя Ивана Федоровича Вольского ж да князя Ивана Михайловича Воротынского и с детьми, велел князь великий и мать его великая княгиня взять и, оковав, за стражу посадить. Августа в 19 день взят был князь Михаил Львович Глинский за то, что дал великому князю Василию Иоанновичу зелье пить в его болезни, так как великого князя в той болезни от оного зелья жизнь прекратилась; и посажен был в палате, где и наперед сего сидел. Августа ж в 28 день пришли из Ногаев от Шидяк мурзы и иных 70 мурз 70 послов, и гости с ними многие; а всех их с гостями 4000 да 700, а коней 40 000.

7043 (1535). В сентябре приходили воеводы Сигизмунда короля Андрей Немиров и иные воеводы со многими людьми под Стародуб с войском, и с пушками, и пищалями. И наместник стародубский князь Федор Васильевич Телепнев, выйдя из града, с литовскими людьми бился и многих побил, а воеводу жолнерского, Суходольским звался, да 50 пищальников, взяв, к великому князю прислал. И воеводы литовские от града прочь пошли; да от Стародуба идучи, у Радогоща посад пожгли, а от того и град сгорел; а в городе наместник был Матфей Лыков.

В тот же месяц он же, королевский воевода Андрей Немиров, придя к Чернигову со многими людьми, начал к городу приступать, из пушек и пищалей на город стрелять. И воевода великого князя князь Федор Семенович Мезецкий послал из города многих людей ночью на литовские люди; и великого князя люди литовских людей много побили, а пушки и пищали отбили. А на утро и Андрей Немиров с оставшимся войском от града вскоре прочь пошел.

В тот же месяц сентябрь приходили литовские люди, воевода князь Александр Вишневский, а с ним многие люди, к Смоленскому посаду, где посад зажгли. И наместник князь Никита Васильевич Оболенский многих детей боярских Московского государства да и смоленчан выслал из града против литовских людей; и великого князя люди с литовскими людьми бились, и посад им жечь не дали, и от града их отогнали; тогда литовские люди пошли вскоре назад тою ж дорогою.

О походе великого князя воевод в Литовскую землю. Князь великий Иоанн Васильевич всея Руси и мать его великая княгиня Елена советовались с боярами, чтоб послать Литовские земли воевать за королевскую неправду; и велел князь великий у себя быть отцу своему митрополиту Даниилу всея Руси, и сказал отцу своему митрополиту о короле, что сам король на крестьянство воевод своих посылает и татар наводит и много от него льется крови христианской; да и то сказал князь великий митрополиту, что хочет воевод своих послать с людьми королевские земли воевать против его неправды. Митрополит же сказал великому князю: «Вы, государи православные, пастыри христианству; тебе, государю, подобает христианство от насилия оборонять, а нам, всему вселенскому собору, за тебя, государя, и за твое войско Бога молить; а зачинающего рать погибает, в правде же Бог помощник». Князь же великий и мать его Елена отпустили воевод своих на Литовскую землю воевать и велели им идти с Москвы ноября в 28 день; в большем полку боярину своему и воеводе князю Михаилу Васильевичу Горбатому да князю Никите Васильевичу Оболенскому; а в передовом полку боярину своему конюшему князю Ивану Федоровичу Телепневу да князю Никите Борисовичу Туренину; а на правой руке князю Петру Ивановичу Репнину и князю Петру Охлябинину; на левой руке князю Василию Ивановичу Репнину и князю Ивану Семеновичу Мезецкому; а в сторожевом полку князю Ивану Ивановичу Белевскому да Василию Петровичу Борисову. А из Новгорода Великого и Пскова также послал князь великий на Литовскую землю и велел им идти от Опочки: в большем полку боярину и наместнику новгородскому князю Борису Ивановичу Горбатому да Василию Андреевич Шереметьеву; а в передовом полку князю Михаилу Михайловичу Курбскому да князю Дмитрию Федоровичу Палецкому; а на правой руке князю Михаилу Ивановичу Кубенскому да Ивану Семеновичу Воронцову; а на левой руке наместнику ж псковскому Дмитрию Семеновичу Воронцову да Федору Семеновичу Колычеву; а в сторожевом полку князю Федору Михайловичу Курбскому да князю Ивану сыну князя Михаила Ивановича Засекина. И воеводы великого князя Михаил Васильевич Горбатый с товарищами начали воевать королевскую область от Смоленского рубежа: Дубровну, Оршу, Друцк, Борисово, Прихабы, Соколень, Бобыничи, Заборовье, Свеси, Новый, Боровичи и иные места. Новгородские воеводы князь Борис Иванович Горбатый с товарищами пошли от великого князя вотчины от Опочки и начали воевать Полоцкие места и Витебские, Бряславские, Осиновец, Сенну, Латыголу. И сошлись великого князя воеводы в одно место и воевали до Вильни верст на 50, а кое-где и за 40. Поворотясь же оттуда к Полоцким местам, пошли к немецкому рубежу, пожигая, воюя, посекая и в плен забирая. И вышли воеводы великого князя на Опочку к Псковской земле все здравы с великим полоном; а пришли из Литовской земли на Опочку марта в 1 день в 4-ю неделю поста.

Той же осенью ноября из Стародуба князь великий посылал воевод своих Литовские земли воевать со многими людьми: в большем полку князя Федора Васильевича Телепнева-Овчину-Оболенского да князя Ивана Тимофеевича Тростенского; а в передовом полку князь Константина Ивановича Курлетева; а в сторожевом полку князя Дмитрия Ивановича Скурлатева. Воеводы ж великого князя князь Федор Овчина с товарищами воевали королевскую область: Речицу, Свислач, Горвал, Петров городок, Мазырь, Случеск, Рогачев, Боруеск, Туров, Брятин, Любичи, и до Новгородка литовского посады у городов и села жгли, а людей и скот в полон брали, и возвратились поздорову.

Той же зимой января в 11 день приехал к великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси и к матери его великой княгине Елене из их вотчины Великого Новгорода богомолец их архиепископ Макарий поздравить государя на великом государстве. В тот же месяц пришли к великому князю послы из Стокгольма от шведского короля Гастауня Гутман Лавров да Матьяс Лавров бить челом о том, чтоб государь велел своей вотчине Великому Новгороду и Пскову учинить перемирье по тому ж, как было при отце его. И князь великий короля пожаловал, велел им перемирье учинить. Того ж месяца в 21 день пришел к великому князю из Крыма Василий Сергиев, а посылал его князь великий Василий Ислама на государстве поздравить.

Той же зимой февраля в 11 день в четверток 1-й недели поста князь великий Иоанн Васильевич и его мать великая княгиня с отцом своим Даниилом, митрополитом всея Руси, и с епископами, пев молебны, молили чудотворца Алексея с великими слезами, чтобы ему угодно было переложить его в новую раку. Отец же их Даниил митрополит с епископами, архимандритами и игуменами честно переложил из старой раки в новую серебряную раку; а сам князь великий и его мать великая княгиня с боярами тут стояли, молебные пения совершали и со слезами молили святого.

Той же зимой в феврале пришел к великому князю из Крыма от Ислама хана Темеш князь Китай да Тетчервей бакшей. Тогда же посылал князь великий в Крым к хану Исламу посла своего князя Василия Семенова Мезецкого. Той же зимой марта в 8 день князь великий послал в Крым к хану с грамотами о дружбе и братстве сына боярского Даниила Дмитриева Загряжского. Марта ж в 8 день пришли к великому князю послы от магистра и короля ливонского Германа Иван Лодень, Федор Отянов да Ганос здравствовать великому князю на великом государстве.

В тот же месяц март князь великий Иоанн Васильевич с матерью своею велели переделать старые деньги на новый чекан из-за того, что в старых деньгах много обрезных денег и подмесу, и в том была христианству великая тягость, так как в старых гривнах было два с половиной рубля, а в новых гривенках по 3 рубля. А поддельщиков, которые деньги подделывали и обрезывали, велел сыскивать, которых, взяв, казнили. А старым деньгам впредь ходить не велели. В тот же год мая 16 князь великий Иоанн Васильевич и его мать великая княгиня Елена повелели на Москве град каменный строить возле земляного града; и в тот день повелели отцу своему Даниилу митрополиту со всем священным собором с крестами и иконами идти тем местом, где граду быть, и святою водою кропить; а мастеру Петру Малому фрязину повелели подошву градскую основать. В тот же год июля в 15 день послал князь великий в Пермь Семена сына Давыда Курчева город ставить, поскольку старый сгорел.

В тот же год прибежали из Литвы от изменников великого князя, от князя Семена Бельского да от Ивана Ляцкого, их люди, а сказывали великому князю, что король, собрав свои войска и многих людей наняв иных земель, посылает великого князя вотчины воевать в Смоленске. И князь великий с матерью своею, слышав то, советовался с боярами, и послали воевод своих со многими людьми против литовских людей: в большем полку боярина своего князя Василия Васильевича Шуйского да князя Даниила Дмитриевича Пронского; а в передовом полку боярина своего конюшего князя Ивана Федоровича Телепнева-Оболенского, да князя Федора Михайловича Курбского, да князя Василия сына Федора Охлябинина; а на правой руке князя Андрея Дмитриевича Ростовского да князя Никиту Борисовича Туренина; а на левой руке князя Василия Ивановича Репнина да князя Ивана Михайловича Троекурова; а в сторожевом полку боярина своего князя Ивана Даниловича Пенкова да Василия Петровича Борисова. А велел князь великий воеводам своим князю Василию Васильевичу Шуйскому с товарищами идти от Смоленска против литовских людей; а не будет против них литовских людей, и князю Василию с товарищами идти с нарядом, пушками и пищалями к Мстиславлю и Мстиславль приступом брать. А из Новгорода Великого князь великий и его мать великая княгиня идти велели наместникам своим Литовские земли воевать боярину своему Борису Ивановичу Горбатому да Михаилу Семеновичу Воронцову с новгородскими людьми и псковскими, а велели им стоять на Опочке; дворецкому своему новгородскому Ивану Никитичу Бутурлину велели идти с псковичами в Литовскую землю со многими людьми и с нарядом, пушками и пищалями, и велел князь великий и его мать великая княгиня Ивану Бутурлину на Литовской земле на озере город поставить. Король же Сигизмунд прослышал про то, что воеводы великого князя под Мстиславлем, а оные великого князя люди на его земле на Себеже город ставят, и послал король со своими воеводами, и велел им идти со всеми людьми и с нарядом, с пушками, с пищалями, к великого князя городу Стародубу. Воеводы же королевские пан Юрий Микулаев Родилочи (Родивилович), да Андрей Немиров, да ляцкий гетман Ян Торновский, да изменник великого князя князь Семен Бельский, идучи к Стародубу, Гомель взяли. А в Гомеле в ту пору был наместник князь Дмитрий сын Дмитрия Щепин; а прибылые люди в город не поспели, а были тутошние люди немногие гомельяне. Воеводы же королевские от Гомеля пошли к Стародубу, а пришли к Стародубу со всем королевским нарядом, с пушками, пищалями; а прибылых людей с ними много и иных земель король нанял, жолнеров, и пушкарей, и пищальников, а с ними и подкопщики. И начали литовские люди приступать к городу со всех сторон, и начали бить из пушек и из пищалей; а с города воевода князь Федор Овчина против велел стрелять из пушек и из пищалей и биться с ними с города крепко; а того лукавства, подкапыванья, не познали, потому что ранее того в наших странах не бывало подкапывания. Воеводы же литовские, обступив град, стали за турами близко града да и подкапывались, и город зажгли и взяли, и воеводу князя Федора Овчину с собою свели, и людей многих с собою взяли, а иных пересекли и прочь пошли. А воеводы великого князя князь Василий Васильевич Шуйский с товарищами пришли к Мстиславлю и с нарядом, да посад разогнали и на посаде многих людей взяли в полон, а иных секли, а посад сожгли; а город Мстиславль отстоялся. И оттуда пошли в Литовскую землю воевать, и многие места воевали, и людей в полон вели, и жгли, и секли, и в свою землю пришли поздорову. А новгородские воеводы и Иван Никитич Бутурлин Литовские места воевали, и город на королевской земле на озере Себеже поставил, и устроил его пушками, и пищалями, и всем нарядом, и запасом хлебным, как ему было можно; да устроив город, пришел на Опочку поздорову. Об измене казанской далее следует.

7044 (1536). Об измене казанской. Сентября в 25 день Ковгоршад царевна, и Булат князь, и вся земля Казанская великому князю Иоанну Васильевичу изменили, а Яналея царя убили, которого им князь великий Василий Иоаннович дал царем на Казань, а взяли себе на Казань царем из Крыма Сафа-Гирея царевича. Той же осенью в октябре повелением великого князя сделали град Почап земляной на старом же месте. Той же осенью декабря в 12 день пожаловал князь великий, Шигалея царя из-под стражи выпустил, а сидел на Белоозере, и опалу ему свою отдал, и пред очами своими ему дал предстать. В тот же месяц сделан град деревянный в Мещере на реке Москве. Той же зимой января в 6 день приходили татары казанские к Нижнему Новгороду и на Балахну, и посад пожгли, и беглых людей на Волге много посекли. И князь великий послал из Мурома князя Федора Михайловича Мстиславльского и иных воевод с людьми, и татары казанские прочь пошли. В тот же месяц велел князь великий поставить во Ржевском на Литовском рубеже град земляной, нарек его Заволочье, и дворы ржевские велел перевести. В тот же месяц повелением великого князя поставлен городок в Костромском уезде, Буй городок на Кореге. Той же зимой февраля в 20 день в неделю Мясопустную поставлен был Даниилом митрополитом владыка во град Смоленск Савва Слепушкин, старец Иосифова монастыря. Того же месяца февраля в 27 день приходили под город под Себеж литовские воеводы Андрей Немиров со многими людьми, и с великим с нарядом пушечным, и с пищалями, к граду крепко приступили; и Божиею милостию городу не учинили нисколько, но своими же пушками своих же людей поубивали. А в то время из града вышли на них великого князя люди, многих литовских людей побили и знамена и варганы у них взяли; они же с великим срамом от града отошли восвояси. Князь великий велел того ради поставить во граде том церковь живоначальной Троицы, в ней три предела: Успения пречистой, да Покров, да Сергия чудотворца. Той же весною переставлен град Темников на иное место, на реке Мокше. Той же весною сделан град Стародуб на старом же месте деревянный. И в то время послал князь великий воевод своих воевод Литовской земли воевать, князя Ивана Васильевича Горенского и иных своих, под город под Любеч. И воеводы великого князя, придя, Литовскую землю воевали и возвратились обратно здравы. Той же весною сделан град Устюг деревянный. В тот же год начали град делать на Балахне землей, сделан в 45 году в октябре. В тот же год приходили казанские татары многие на Костромские места, и великого князя воевода князь Петр князя Василия сын Засекин-Пестрый стоял в заставе и пришел на казанских людей, не дождавшись людей; и татары их разогнали, и самого князя Петра да Меншика Полева убили, и прослышав про великого князя старших воевод, прочь пошли. В тот же год августа в 1 день в четверток в час дня преставился князь Юрий Иоаннович, брат великого князя, в плену; и положен был во Архангельском соборе на Москве. И в тот же год поставлен град на Проне.

7045 (1537). Той же весною по диаволову действу и лихих людей возмущением учинили великому князю смятение, начали наговаривать великому князю и его матери великой княгине на князя Андрея, что князь Андрей на великого князя и на его матерь великую княгиню гнев держит, что ему вотчины не придали, и хочет бежать. И князю Андрею сказывают на великую княгиню, что хочет его взять. И ранее в тот год 7042 в январе после великого князя преставления, не съезжая с Москвы во свою вотчину, после сорочин, бил челом князь Андрей великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси и его матери великой княгине Елене, а припрашивал к своей вотчине городов чрез отца своего благословение и чрез духовную грамоту. И князь великий и его мать великая княгиня Елена не придали ему городов к его вотчине, а почтили его, как прежде того после преставления великих князей братья давали, а ему дали и свыше: давали ему шубы, и кубки, и коней иноходцев в седлах. Князь же Андрей поехал к себе в Старицу, начал на великого князя и на его матерь на великую княгиню гнев держать о том, что ему к вотчине не придали. К тому пристали лихие люди и наговорили на князя Андрея великому князю. А князю Андрею сказали на великого князя, что хочет его князь великий взять. Князь великий и его мать великая княгиня послали к князю Андрею боярина своего князя Ивана Васильевича Шуйского да дьяка своего Меньшого Путятина в том его увещать, что слова неправые, а у великого князя Иоанна и у его матери великой княгини Елены лиха в мысли нет никоторого. Князь же Андрей по приказу великого князя и его матери великой княгини Елены к Москве приехал, и у великого князя и матери его великой княгини был, и в том бил челом великому князю и его матери великой княгине, отцом своим митрополитом: слух его достиг, что князь великий и его мать великая княгиня хотели на него опалу свою положить. И князь великий Иоанн и его мать великая княгиня Елена князю Андрею говорили: «Нам от тебя слух доходит, что ты на нас гнев держишь. И ты бы в своей правде стоял крепко, а лихих бы ты людей и речей не слушал, а у нас про тебя на сердце лиха нет никоторого. А объяви нам тех людей, которые меж нами ссорят, чтоб впредь меж нами лиха никоторого не было». И князь Андрей именно не сказал ни на кого, да сказал, что на него пришло мнение. И князь великий и его мать великая княгиня Елена князю Андрею свое крепкое слово сказали, что у великого князя и у его матери великой княгини на князя Андрея лиха в сердце нет никоторого, и отпустили его в вотчину его с великим поспешением.

Кн. Андрей взят. Брак кн. Андрея. Хованский казнен. Колычев кнутом. И князь Андрей к себе в вотчину приехал, мнения и страху не отложил, а в сердце гнев держал о том, что ему к вотчине не придали. И к тому пристали лихие люди и начали сказывать на князя Андрея великому князю, что князь Андрей хочет бежать. И князь великий и его мать великая княгиня Елена тем речам не верили, потому что ранее того меж ними многие неправды говорили. А великому князю в то время Казань не мирна была, и князь великий и его мать великая княгиня послали за князем Андрея казанского ради дела. И князь Андрей к великому князю не поехал, а сказался больным, а велел к себе и мастера для лечения прислать. И князь великий послал к нему мастера Феофила. И Феофил, приехав, сказал великому князю, что болен, и болезнь его легка, сказывает, на бедре болячка, а лежит на постели. Князь же великий и его мать великая княгиня были о том в великом сомнении, что к ним князь Андрей великого ради дела казанского не приехал. И князь великий и его мать великая княгиня послали посланников своих к князю Андрею о здоровье спрашивать и о иных делах, а про князя Андрея тайно изведывать, есть ли про него каков слух и почему к Москве не поехал. И те посланники, приехав, сказали великому князю, что люди у него прибылые есть, которые не все у него годы живут, а говорить не смеют; а которые им приятны, и те им сказывают тайно, что князь лежит потому, к Москве ехать не смеет. Князь же Андрей по лихих людей речам сам к Москве не смел ехать, а послал на Москву к великому князю и к его матери великой княгине Елене боярина своего князя Феодора Дмитриевича Пронского. А князь Федор Пронский от князя из Старицы к великому князю на Москву еще не приехал, и в то время сын боярский князя Андрея князь Василий князя Федора сын Голубов, ростовских князей, из Старицы прислал тайно ночью к великого князя боярину князь Ивану Федоровичу Овчине человека своего Еремку с тем, что князю Андрею непременно на утро бежать. И князь Иван то сказал великому князю. И князь великий и мать его великая княгиня послали за князем Андреем крутицкого владыку Досифея, да архимандрита симоновского Филофея, да отца его духовного протопопа спасского Симеона, а велели взять его к себе, великому князю и его матери великой княгине, и что у них лиха и в мысли нет никоторого. А если будет, что князь Андрей владыке, и архимандриту, и отцу своему духовному не поверит, а побежит, князь великий для того послал за князем Андреем Ивана Федоровича Овчину, да князя Никиту Васильевича Оболенских, и бояр своих со многими людьми. А за боярином князя Андрея за князем Федором Пронским послали встречу, а велели его взять да на Москву привести. И когда князя Федора взяли, в ту пору ушел князя Андрея сын боярский Судок сын Дмитрия Сатин, да прибежал к своему князю и сказал князю Андрею, что боярина его князя Федора Пронского взяли, а слух до него дошел, «что послал князь великий бояр своих князя Никиту да князя Ивана Овчину-Оболенских со многими людьми тебя брать». И в ту пору примчался в Старицу с Волока князя Андрея же сын боярский Яков Веригин, а сказал, что приехали на Волок великого князя бояре князь Никита да князь Иван Овчина-Оболенские со многими людьми, «а едут тебя брать». И князь Андрей тотчас побежал и с княгинею и с сыном мая в 2 день, да от Старицы отъехал верст с 60 до Новоторжского уезда до Берновых сел. И из Бернова побежал князь Василий князя Федора Голубого, да сказали великому князю, что князь Андрей еще того не постановил, на которое ему место бежать. И князь Андрей из Торжка за рубеж не поехал, а пошел к Новгороду Великому, восхотел Новгород засесть; да и грамоты писал к великого князя к детям боярским помещикам, да и по погостам посылал. А писал в грамотах: «Князь великий мал, а держат государство бояре. И вам сего ради мне служить советую, а я вас рад жаловать». И некоторые дети боярские к нему приезжали служить. И та весть пришла к великому князю и к его матери великой княгине, что князь Андрей идет к Новгороду, а грамоты посылает детям боярским и зовет их к себе служить, а иные дети боярские уже приехали к нему служить; и те грамоты привезли к великому князю за княжими печатями. И князь великий и мать его великая княгиня тотчас послали за боярами, да велели князю Никите князя объехать и спешить к Новгороду наперед князя Андрея; да велели город укреплять и наместникам о сих людях к крестному целованию привести. А приедет князь Андрей к Новгороду, и князю Никите, укрепясь с людьми да и наместниками, да против того Андрея стоять, сколько Бог поможет, и посада ему жечь не дать. А если будет, что князь Андрей людьми силен весьма, то князю Никите быть в городе, дела великого государя беречь со владыкою и наместниками заедино. А князю Ивану писали, велели с людьми собираться, за князем идти. А в ту пору дети боярские новгородских помещиков пошли на службу, велено им быть на Москву. А князь великий и его мать великая княгиня послали встречу по дорогам да на пятины к детям боярским, а велели им спешить за князем Иваном Овчиною. И князь Иван Овчина, собравшись со многими людьми, пошел за князем Андреем. А князь Андрей от Заецкого яма своротил влево к Русе; и князь Иван Овчина догнал князя Андрея в Тохоли, от Заецкого яма верст с 5. И князь Андрей с князем Иваном на бой стал, люди своих вооружил и пошел на князя Ивана; и князь Иван против князя людей уставил, и утвердил полки, и, взяв Бога на помощь, пошел против князя Андрея. И увидел князь Андрей великого князя полки, не захотел с великим князем бою поставить и начал с князем Иваном сообщениями обмениваться; а у князя Ивана начал правды просить, что его великому князю не взять и опалы на него великой не положить. А князю Ивану то от великого князя не наказано, что ему правду князю Андрею дать. И князь Иван, не обменявшись сообщениями с великим князем и его матерью великою княгинею, да князю Андрею дал правду и с князем Андреем вместе на Москву поехал. И князь великий и его мать великая княгиня на князя Ивана в том словесную опалу положили, что без их веленья князю Андрею правду дал. А князя Андрея велели взять, и в палату посадить, и тягость на него положить, а княгиню его да сына Владимира посадить в городе за приставами на Берсеневе дворе. И на бояр его, на князь Федора Дмитриевича Пронского, да на князя Ивана Андреевича Пенинского-Оболенского, да на дворецкого на князя Юрия Андреевича младшего Пенинского-Оболенского, да на конюшего на князя Бориса Ивановича Палецкого, да на князей прочих, и на детей боярских, на тех, которые у него в избе были и его думу ведали, на князя Юрия Андреевича старшего Пенинского-Оболенского, да на Ивана Умного сына Ивана Лобанова-Колычева, да и на шурина княжьего на князя Ивана Андреевича Хованского, опалу свою положили, велели их пытать и казнить торговою казнью, да, оковав, велели в Наугольную стрельницу посажать. И боярина его князя Федора в той нужде не стало. А которые дети боярские великого князя помещики новгородские, что приезжали в ту пору к князю Андрею да и к Новгороду было с князем пошли, и тех детей боярских, Андрея сына Ивана Попкова да Гаврилу сына Владимира Колычева с товарищами, 30 человек, велел князь великий бить кнутьями на Москве да казнить смертною казнью, вешать по Новгородской дороге не вместе, но до Новгорода порознь, чтоб всяк, сие видя, приводил себе во ум, как государям своим великим князям доброжелательствовать и верно без всякой хитрости служить подобает.

7046 (1538). Апреля в 3 день в среду пятой недели поста святого во 2 час дня преставилась благоверного великого князя Василия Ивановича благоверная великая княгиня Елена, дочь князя Василия Львовича Глинского; а положена была в церкви Вознесения Господа нашего Иисуса Христа возле великой княгини Софии великого князя Иоанна Васильевича.

7047 (1539). Была вражда между боярами князя Василия да князя Ивана Васильевичей Шуйских с князем Иваном Федоровичем Бельским. И в той их брани повелели Шуйские и иные бояре убить великого князя дьяка Федора Мишурика. В тот же месяц преставился князь Василий Васильевич Шуйский. Той же зимой в феврале сведен с митрополии Даниил митрополит боярином князем Иваном Васильевичем Шуйским с его советниками. Той же зимой избран был на митрополию Сергиева монастыря игумен Иоасаф Скрипицын, а поставлен и завершен февраля 6 в четверток Мясопустной недели.

7048 (1540). В январе принесены были от Ржева на Москву две иконы чудотворные: образ пречистой Одигитрии, а другая икона крест честный. И встретили чудотворные иконы с крестами преосвященный Иоасаф митрополит со всем священным собором, и князь великий Иоанн Васильевич всея Руси с братом своим с князем Юрием, и с боярами, и со всем народом близ Нового монастыря митрополитова. И повелел князь великий на том месте храм поставить во имя пречистой Богородицы.

7049 (1541). О приходе крымского царя Сафа-Гирея на Русскую землю к Оке реке на берег. В мае прислали к великому князю из Казани в головах Булат князь и вся земля Казанская пять татар, Чабыкея с товарищами, с тем, чтобы им государь князь великий вины отдал, а послал бы к ним воевод своих с людьми: «А мы тем великому князю послужим, царя убьем или возьмем да воеводам дадим; а от царя ныне казанским людям весьма тяжко, у многих князей ясаки поотнимал да крымцам поотдавал; а земским людям великая продажа, копит казну да в Крым посылает». И князь великий послал с тем к Булату и ко всей земле, что их пожаловал, вины отдал, а воевод своих с людьми к ним посылает. А казанского дела ради отпустил боярина и воеводу своего князя Ивана Васильевича Шуйского и иных воевод, многих людей дворовых и городовых 17-ти городов; а велел воеводам стоять во Владимире, а в Казань обсылаться. А Сафа-Гирей, царь крымский, в то время с великим князем мирен был: посол великого князя князь Александр Васильевич Кашин в Крыму, а царев посол Сафа-Гиреев Тагалдый князь у великого князя на Москве. А князь великий Иван Сафа-Гиреев обычай ведал, что Сафа-Гирей царь слова не держит, в своей правде крепко не стоит, хотя с великим князем в дружбе, и князь великий его берегся, как недруга, держал воевод на Коломне со многими людьми.

И в то время прибежали к великому князю из Крыма два полоняника, Якимко, человек Ивана Любочанинова, с товарищем, и сказали великому князю, что приехал перед ними с Москвы в Крым царев человек Азивергат и сказал царю, что князь великий воевод своих со многими людьми послал к Казани, и перед ним пошли; а царь забыл свои правды, начал снаряжаться на Русь со своим сыном царевичем с Мен-Гиреем, и всю орду свою повел, а оставил в Орде старых да малых; да с царем же князь Семен Бельский и многих орд люди, турецкого царя люди, и с пушками и с пищалями, да из Ногаев Бакий князь со многими людьми, да кафимцы, и астраханцы, и азовцы, и белгородцы; идет на Русь со многою похвальбою, желая уничтожить христианство; и повелел кликать в Орде: которые люди с ним не поспеют выйти, и те бы его доезжали в Кламкилмине городке; тут царь будет дожидаться людей. И князь великий по тем вестям послал в Путимль к наместнику своему Федору Плещееву к Очину и велел ему послать станицу (казачий отряд) на Поле поперек дорог. И Федор послал Гаврила Толмача, и Гаврило, приехав с Поля, сказал великому князю, что нашел на Поле колеи великие: шли многие люди к Руси, тысяч с 100 и более. И князь великий по тем вестям отпустил от себя с Москвы боярина и воеводу своего князя Дмитрия Федоровича Бельского и велел князю Дмитрию и всем воеводам своим с Коломны выехать и стать со всеми людьми у Оки реки по берегу, по тем местам, где наперед того воеводы стояли против царей на берегу. А царевича Шигалея шибанского да боярина своего князя Юрия Михайловича Булгакова князь великий отпустил с Москвы, а с ними послал двора своего многих людей и велел царевичу и князю Юрию стоять на Пахре; а во Владимир послал к боярину своему и воеводе к князю Ивану Васильевичу Шуйскому с товарищами, велел им стоять во Владимире; да туда ж идти из Мещеры к хану Шигалею с князями и мурзами и со всеми людьми, да с Костромы воеводе своему князю Федору Ивановичу Шуйскому с товарищами со всеми людьми с ханом их Олеем сниматься. И в том же июле приехал к великому князю с Поля станичник Алексей Кутуков, сказал великому князю, что видел на сей стороне Дону пешком бредущими многих людей, шли весь день полки, а конца им не дождался. И с тою вестью послал князь великий на берег к князю Дмитрию Федоровичу Бельскому с товарищами и велел разослать за воеводами на Рязань, и на Угру, и в Серпухов, и по всей украине, чтобы тотчас с ним снимались.

Июля в 28 день пришел хан крымский к городу Зарайску, и татары многие к городу приступали, а воевода градский Назар Глебов с горожанами при посадах с татарами бился и татар многих побил; а девять татар живых взял и к великому князю послал. И те татары сказали великому князю, что пришел сам крымский хан Сафа-Гирей да с ним сын его султан Мен-Гирей, и вся Крымская орда, да князь Семен Бельский, да из Ногаев Бакий князь со многими людьми, да турецкого султана люди с пушками и пищалями, и иных орд и земель и многие прибывшие люди. И князь великий с теми вестями послал к воеводам на берег, а к Шигалею и князю Юрию Булгакову с Пахры велел идти на берег же с воеводами сниматься; да от себя отпустил на Пахру воеводу своего князя Василия Михайловича Щенятева да Ивана Ивановича, конюшего своего, а с ними двора своего многих людей, и велел им стоять на Пахре.

И начали бояре говорить: «Наперед того за грехи наши ханы под городом Москвою стаивали, а великие князи в городе не сиживали». А иные бояре сказали: «Коли за грехи ханы под Москвою бывало стояли, тогда государи наши были не малые дети, истому великую могли поднять, и собою промыслить, и земле пособлять; а когда Едигей приходил и под Москвою стоял, и князь великий, Василий Дмитриевич тогда в городе оставил князя Владимира Андреевича да братию свою родную, князя Андрея да князя Петра Дмитриевичей, а сам князь великий отъехал на Кострому; и Едигей послал за ним погонею сына своего, а с ним многих людей, и едва великого князя Бог помиловал, что в руки татарам не попал. А ныне государь наш князь великий мал, а брат его того меньше, быстрой езды истомы никоторый не может поднять, а с малыми детьми как скоро ездить?». Митрополит же сказал: «А в которые города в приходы татарские государи наши отступали, на Кострому и в иные города, и те города за грехи наши и нынче не мирны с Казанью; а в Новгород и Псков государи наши не отступали из-за Литовского рубежа и Немецкого. А чудотворцев и Москву на кого оставить? Великие князи из Москвы уезжали, а в городе братью свою оставляли; князь великий Дмитрий из Москвы уезжал, а брата своего и крепких воевод не оставил; и над Москвою каково стало? Господи, от таковой беды защити и помилуй. А съезжали великие князи с Москвы, чтобы, собравшись с людьми к Москве, пособлять иным городам; а у великого князя и нынче во Владимире многие люди, царь Шигалей, а с ним орда Городецкая вся, да боярин и воевода князь Иван Васильевич Шуйский и иные воеводы со многими людьми, которые стоят казанского ради дела; да с Костромы и Пахры велел князь великий воеводам со царем же сниматься; тогда с царем и с воеводами будут многие люди у Бога просить милости, а есть нам великого князя дело беречь и Москве пособлять. А с малыми государями, не умыслив места, как ими промышлять? Положиться в отношении великого князя на Бога, и на пречистую его Богоматерь, и на чудотворцев Петра, Алексия, а те о Русской земле и о наших государях попечение имеют; а отец его князь великий Василий тем чудотворцам Петру и Алексию сына своего великого князя Иоанна на руки давал». И бояре сошлись все на одну речь, что с малыми государями вскоре лихо промышлять, быть великому князю в городе.

И князь великий услышав речи у отца своего Иоасафа митрополита и у бояр, призвал к себе приказчиков городских и велел запасы городские запасти, пушки и пищали по местам ставить, и по воротам, и по стрельницам, и по стенам людей расписать, и в посаде по улицам надолбы делать. Люди же градские с великим радением начали прилежно делать, а между собою завещали за святую церковь, и за государя великого князя, и за свои дома крепко стоять и головы свои класть.

К великому же князю вестников скорых присылали, что царь туры готовит, хочет лезть за реку. Князь же великий вскоре послал к князю Дмитрию Федоровичу Бельскому и ко всем воеводам дьяка своего Ивана сына Федора Курицына, чтоб за православное христианство крепко пострадали, а розни бы между ними не было, послужили бы великому князю заедино все, поберегли бы того накрепко, чтобы царю берега не дать, чтобы, Бог дал, царь за реку не перелез, «а как перелезет царь за реку, и вы б за святую церковь и за христианство крепко пострадали, со царем дело делали, сколько вам Бог поможет, а я не только вас рад жаловать, но и детей ваших; а которого из вас Бог возьмет, я велю того в книги животные (поминальные) написать, а жен и детей жаловать».

Воеводы же прочли грамоты великого князя, начали со слезами благий совет советовать: «Писал к нам государь наш князь великий Иоанн, чтобы между нами розни не было, а нам бы ему послужить и за крестьянство пострадать. Мы же, братия, укрепимся любовью и помянем жалование отца его князя Василия; а государя нашего великого князя Иоанна не было же еще, когда пришло время самому вооружиться и против стоять царей, будучи не совершен еще годами; послужим государю малому, а от великого честь примем, а после нас и дети наши; пострадаем за государя и за веру христианскую. А если по хотению нашему Бог совершит, мы не только здесь славу получим, но и в дальних странах; а не бессмертны мы, смертные, а кому случится за веру и за государя до смерти пострадать, тот у Бога незабвенно будет, а детям нашим от государя воздаяние будет». А которым воеводам меж себя и был раскол, и начали со смирением и со слезами прощать, и о Христе целование подавать, и совокупились любовью все единомышленно страдать за государя и за христианство. И начали князь Дмитрий и воеводы князям, и детям боярским двора великого князя, и всему войску великого князя приказ говорить, чтобы великому князю послужить, за христианство крепко пострадать, «а государь вас хочет жаловать и детей ваших великим жалованием». Князи же и дети боярские, двор великого князя, и все войско, как одними устами говорили: «Слышали мы, господин, ваш благ совет, что вы советовали государю заедино служить и за христианство страдать; и вы, господин, и в нас положили великое хотение своим совокуплением, рады мы государю служить и за христианство головы свои сложить; а готовы мы, вооруженны, хотим с татарами смертную чашу пить».

Воеводы же, слышав от войска великого князя, что хотят государю крепко служить и за православную веру головы свои сложить, обрадовались радостью великою и обрели слова их, как некое сокровище. И пошли воеводы каждый своим полком: в большем полку бояре и воеводы князь Дмитрий Федорович Бельский, да князь Иван Васильевич Шуйский, да князь Михаил Иванович Кубенский; а с Пахры пришли царевич Шигалей шибанский, дворянин и воевода князь Юрия Михайлович Булгаков. И велел князь великий царевичу и князю Юрию Михайловичу быть в большем же полку; а в передовом полку князь Иван Иванович Турунтай-Пронский да князь Василий Федорович Охлябинин ярославский; а на правой руке князь Иван Васильевич Шемяка-Пронский да Семен Васильевич Беззубцев; а на левой руке князь Иван Михайлович Троекуров ярославский да князь Василий Семенович Мезецкий; а в сторожевом полку князь Юрия Иванович Темкин-Ростовский да князь Василий Васильевич Ушатый ярославский.

Царь же Сафа-Гирей пришел к Оке реке на берег июля в 30 день в субботу на 3-м часу дня и стал на горе на высоком месте. Татары же многие пришли на берег и с турами и хотели лезть за реку. Воеводы же великого князя поспешили против царя, и наперед пришел на берег с передовым полком князь Иван Иванович Турунтай-Пронский да князь Василий Охлябинин и начали с татарами стреляться. Татары же, увидев передовой полк, ожидали, что это все люди пришли, наскоро на берег пошли многими людьми, в реку побрели и на туры начали садиться, а передовой полк начал стрелять многими стрелами, и полетели стрелы, как дождь. Царь же повелел из пушек бить, из пищалей стрелять, и велел отбивать людей от берега, и начали за реку лезть. И узрел же царь, что идут большие полки, да и правая рука, да и левая; и начал царь видеть и удивляться, что идут люди многие, и выстроив полки красиво; видит, а люди украшены и в доспехах, каждый во своем полку; и пришли против царя, и начали ставиться и людей выстраивать. И узрел царь, что идут сторожевые полки, многие же люди; и призвал царь князя Семена Бельского и князей своих: «Сказали мне вы, что великого князя люди к Казани пошли, а мне и встречи не будет, а мне столько много людей и нарядных, ни кутазников, ни аргамачников не случалось видать в одном месте; да и старые мои татары, которые на многих делах бывали, то ж сказывают, что столько многих людей нарядных в одном месте нигде не видали». И начал на князя на Семена и на князей своих опалу возводить. А люди великого князя еще не все пришли на берег против царя: с Угры воеводы князь Роман Иванович Одоевский да Иван Петрович со многими людьми еще не пришли на берег. Господь же Бог молением матери своей пречистой Богородицы и великих чудотворцев Петра и Алексия послал милость свою на войско великого князя, отошел страх от сердец их, вооружились храбростью, как на брак званые, желая биться с татарами. И пришли на берег из всех полков немногие люди на помощь к передовому полку, и отбили татар от берега, и начали поносить татар и берега просить. Царь их видел и подивился русских сынов храбрости; и пришел ужас на него, и пал страх в сердце его, и захотел бежать тотчас. Князи же удержали его, он же отошел в станы свои в великом размышлении. И ночью той пришел великого князя большой наряд; и повелели воеводы пускать пушки большие, пищали, к утру готовить. И послышал царь, что подвозят пушки большие, и в тот же день их не было, и пришел великий страх на него, тотчас от берега побежал. Пришел на берег в субботу на третьем часу дня, а побежал в воскресенье рано, на память святого праведного Евдокима, канун Спасова дня. Пришел же на Русскую землю с великою похвалою, как лев, желая восхитить Христово стадо словесных овец, превознесясь гордостью, уподобившись прежним эллинским царям, что богами себя называли, а во ад сходили. Сие же опасный царь Сафа-Гирей прислал к великому князю с великим возношением: «Приду на тебя, и стану под Москвою в твоем селе Воробьеве, и распущу войско свое, и пленю землю твою». А не ведал того, что Господня рука свыше есть. О великое Божие милосердие, пришел с таковою великою похвалою, а побежал в великом устрашении, что не мог и на коне сидеть, и повезли его в телеге; многие же телеги посекли, а иные телеги с запасом бросили.

Воеводы же великого князя, видев, что царь от берега побежал, и с тою вестью послали к великому князю князя Ивана сына князя Александра Кашина; а за царем послали Илью Левина с товарищами. Илья же отослал к воеводам, что царь пошел тою ж дорогою, которою в землю шел; а сам пошел за царем царевою колеею. Воеводы же начали советовать всеми людьми за реку послать, за царем пойти; тогда обычай в ратях держали, что всеми людьми за полоном не ходят; и отпустили за царем воевод князя Семена Ивановича Микулинского да князя Василия Семеновича Оболенского-Серебряного, а с ними многих людей, выбрав изо всех полков, дворовых и городовых. А рязанских воевод князя Михаила Андреевича Трубецкого с товарищами, со всеми людьми, которые с ними пришли, отпустили к Рязани. Воеводы же великого князя, идучи за царем, отставших многих татар побили; а иных живых татар взяли, да к старшим воеводам к князю Дмитрию Федоровичу Бельскому с товарищами отослали. И те языки воеводам сказывали, что царь говорил своим князям, что получил великое бесчестье, привел с собою многие орды людей, а Русской земле не учинил ничего. Князи же начали воспоминать Темир-Аксака: так же на Русь приходил со многими людьми, а желаемого не получил; и сказали ему старые татары, что в том приходе Темир-Аксак град Елец взял. И царь князям говорил: «Есть у великого князя град на Поле, именем Пронск, близко от пути нашего лежит, и мы его, придя, возьмем и сотворим ему, как и Ельцу, да не скажут люди, что царь приходил на Русскую землю, а Руси не учинил ничего». И пошел царь со всеми силами и с нарядом к Прони, а несомненно будет брать Пронск. Князь же Дмитрий и все воеводы послали еще воевод за царем, князя Юрия Андреевича Оболенского-Пенинского да князя Василия Семеновича Мезецкого, а с ними послали многих людей; и повелели им совокупиться всем вместе с рязанскими воеводами да идти за царем вместе, и дела великого князя беречь, и Пронску пособлять.

Царь же Сафа-Гирей пришел к Прони августа в 5 день, и сам стал за рекою за Пронею близко города, а войску велел приступать к граду с пушками, и пищалями, и градобитными нарядами. А во граде в ту пору был великого князя воевода не со многими людьми Василий Жулебин, правнук Остеев, из рода Свибла, а другой Александр Кобаков, из рязанских бояр. Татары же приступили всеми полками к городу, из пушек и из пищалей начали по городу бить, и стрелы их, как дождь, полетели. И к стенам града приблизились, с града же против начали пушки и пищали на татар стрелять; а которые татары к стене приступили, и тех с города кольями и камнями отбивали. Татары же весь день к граду приступали, с горожанами бились; и много татар из пушек и пищалей с города побито было. Князи же и мурзы, приезжая к граду, Василию говорили, чтобы город сдал, и царь им милость покажет; а не взявши города, царь прочь не пойдет. Василий же отвечал: «Божиим велением град ставится; а без Божия веления кто может град взять? Подождал бы царь малость великого князя воевод, а великого князя воеводы за ним идут». Татары же отступили в свои станы; царь же велел всем людям туры делать, и градобитные приступы готовить, и хочет со всеми людьми со всех сторон к граду приступать. Василий же и Александр всеми людьми и женским пола тоже город укрепляли и народу велел колья, и камни, и воду носить. И в то время приехали от воевод, от князя Семена Ивановича Микулинского с товарищами, дети боярские Андрей сын Василия Овцын да Иван сын Семена Нащокин-Ветреново с товарищами, семь человек, с вестью, чтобы сидели во граде крепко, «а мы идем к городу наспех со многими людьми и хотим с царем дело делать, сколько нам Бог поможет». И была во граде радость великая. И в то время городской человек попал в руки царевым сторожам и сказал царю, что в городе радость, приехали от воевод дети боярские с вестью, что воеводы идут наспех со всеми людьми и хотят с царем дело делать, сколько им Бог поможет. И сторожи царевы сказали, что тех людей и сами видели, когда те в город ехали. И царь приступ отложил, а туры и наряд велел пожечь, а сам пошел прочь от города в субботу, на Преображения день. Воеводы же великого князя пришли к городу, а царь по вестям пошел от города прочь со всеми людьми. И воеводы пошли за царем тотчас, пришли к Дону, а царь уже через Дон переправился; и воеводы за царем отпустили немногих людей, а сами возвратились, и пришли к великому князю на Москву все здравы. А в то время государь рать свою нарядил многую к Казани, которые люди были во Владимире и в Муроме, и не поспели.

7050 (1542). Сентября в 12 день пришли к великому князю на Москву послы ногайские от Кошум мурзы, Асан-Суфа богатырь с товарищами, и били челом великому князю, чтобы князь великий был с ними в крепкой дружбе. И велел их князь великий поставить за рекою Москвою на Ногайском дворе и велел им торговать; и как исторговались, князь великий ногайских послов отпустил к их государям. А с ними вместе послал князь великий казаков своих к Кошум мурзе и Козарь мурзе; а писал князь великий к мурзам во грамотах, чтобы дружили прямо.

Того ж месяца 22 в четверток выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь к чудотворцевой Сергиевой памяти помолиться, а с ним брат его Юрий Васильевич да множество бояр, и слушав всенощную и заутреню, и молебны, и литургию, и учредив игумена и братию милостынею, на Москву приехал того ж месяца 29 в четверток. Той же осенью ноября в 7 день пришли послы к великому князю на Москву ногайские от Ших-Мамая князя, да от Кошум мурзы, да Исмаил мурзы и от иных мурз Мурат князь с товарищами с грамотами. А писал князь и мурзы в грамотах, чтобы князь великий жаловал и держал их с собою вместе в дружбе. И князь великий обещал их в дружбе держать с собою, да и отпустил их к их государям; а с ними вместе послал князь великий к Ших-Мамаю князю и к мурзам своих казаков Рязана Баимова с товарищами с грамотами. Той же весною месяца мая 25 дня в четверток седьмой недели после Пасхи выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолиться, а с ним брат его князь Юрий Васильевич да князь Владимир Андреевич и многие бояре и князи; а на Москву приехал того ж месяца в 31 день.

О поставлении новгородского архиепископа. В том же году июня в 10 день в неделю вторую Петрова поста поставлен Макарием митрополитом архиепископ Феодосий Великому Новгороду и Пскову, игумен с Хутыни монастыря Великого ж Новгорода. То ж месяца в 27 день послал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси послов своих в Литву к королю Сигизмунду, боярина своего Василия Григорьевича Морозова, дворецкого угличского и калужского Федора Семеновича Воронцова да дьяка Постника Губина, с грамотами перемирными, на которых королю и королевичу крест целовать и печать свою им к тем грамотам приложить. Того ж месяца в 26 день приехал великого князя посланник из Казани от Сафа-Гирея царя Истома Мартынов; а с ним вместе царь прислал к великому князю своего человека Исенкилдия с грамотою, а писал царь в грамоте о мире.

В тот же год оставил епископию Вассиан коломенский. В тот же год июля 2 дня в воскресенье поставлен Макарием митрополитом епископом на Коломну Феодосий, архимандрит от Спаса Нового с Москвы. Того ж месяца в 8 день пришел великого князя посланник из Астрахани Федор Невежин и сказал великому князю, что идет служить к великому государю царевич астраханский Идегер, а остался у Шигалея царя в Касимове. Да с Федором же вместе пришел к великому князю астраханский посол от Абдыл-Рахмана царя Ишим-князь с товарищами о крепкой дружбе.

Пожаловал князь великий князя Владимира. Той же зимой декабря 25 в воскресенье на Христово рождество пожаловал князь великий Иоанн Васильевич, государь всея Руси, по печалованию отца своего Иоасафа митрополита и бояр своих князя Владимира Андреевича и его матерь княгиню Евфросинию, пред очами своими дал им предстать, да и вотчину ему отца его отдал, и велел у него быть боярам иным, и дворецкому, и детям боярским дворовым, не отцовским.

О взятии князя Ивана Бельского. Той же зимой января 2 взят был великого князя боярин князь Иван Федорович Бельский без великого князя ведома, советом боярским Кубанских да Палецкого и иных того ради, что его государь князь великий у себя в приближении держал и в первосоветниках, да митрополита Иоасафа. И бояре за то вознегодовали на князя Ивана и на митрополита и начали зло советоваться со своими советниками, а с князем Иваном Васильевичем Шуйским пересылаться во Владимир. А князь Иван Шуйский тогда во Владимир послан стоять ради бережения от казанских людей; и князь Иван Шуйский во Владимире многих детей боярских к целованию привел, что им быть в их вере. И срок бояре учинили князю Ивану Шуйскому и его советникам быть на Москве из Владимира января 3 в понедельник; а в ночи той, с воскресенье на понедельник, по совету своих единомышленников взяли князя Ивана Бельского на его дворе и посадили его на казенном дворе до утра; а князь Иван Шуйский той же ночью примчался из Владимира; и на следующий день в понедельник сослали Ивана Бельского на Белоозеро в заточение. А советников князя Ивана Бельского, взяв, разослали по городам: князя Петра Михайловича Щенятева в Ярославль, а Ивана Хабарова во Тверь. А митрополиту Иоасафу начали бесчестье и срамоту великую чинить. Иоасаф митрополит не мог того терпеть, сошел со своего двора на Троицкое подворье, и бояре послали детей боярских городовых на Троицкое подворье с неподобными речами. И с великим срамом поносили его и едва его не убили, едва у них умолил игумен троицкий Алексий Сергием чудотворцем от убиения. И был мятеж великий в то время на Москве, и государя в страхование повергли, митрополита сослали в Кириллов монастырь. И послали бояре на Белоозеро князя Ивана Бельского убить в тюрьме Петрока Ярцова сына Зайцева, да Митьку Клобукова, да Ивашка Елизарова сына Сергиева. Они ж, поехав тайно, без великого князя ведома боярским самовольством князя Ивана Бельского убили.

О литовских послах. Той же зимой марта в 1 день в среду пришли послы литовские к великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси на Москву от короля Сигизмунда пан Ян Юрьевич Глебова воевода полоцкий, да пан Никодим Янович Тихоновский, да писарь Николай сын Николая Андрюшева, и взяли с великим князем перемирие на 7 лет, от Благовещения дня лета 7050 до Благовещения дня лета 7057. И почтил князь великий послов литовских, и отпустил марта 23.

В тот же месяц прислала к великому князю на Москву Когоршед царевна грамоту с Пуховым человеком Тетерина с Лучкою, а писала в грамоте, чтобы князь великий со царем похотел миру; а Булат князь послал грамоту с тем же человеком к боярину князю Дмитрию Федоровичу Бельскому и ко всем боярам, чтобы великому князю говорили о мире с Казанью. Того ж месяца в 9 день в четверток приехал к великому князю на Москву богомолец его архиепископ Макарий великого Новгорода и Пскова.

О поставлении Макария на митрополию. По благодати Святого Духа избранием святительским, изволением великого князя Иоанна Васильевича всея Руси наречен на митрополию Макарий, архиепископ Великого Новгорода и Пскова; марта 16 в четверток четвертой недели святого поста возведен на двор митрополитов и поставлен на высокий престол первосвятительства Великой России на митрополию того ж месяца в 19 день в неделю четвертую святого поста. А на поставлении его были архиепископ Досифей ростовский, суздальский Ферапонт и смоленский Гурий, Иона рязанский, Иоанникий тверской, Севастиан коломенский, Досифей сарский, Алексий вологодский.

В тот же месяц приходил Имин-Гирей со многими людьми на Сиверские места к Путимлю, и Стародубу, и Новгороду Северскому; и воеводы великого князя языков у них взяли и на Москву прислали 20 татаринов, а иных побили; а они, повоевав Северу, прочь пошли. Того ж месяца 14 отпустил князь великий в Казань Сафа-Гирея царя человека Исенкилдея, а с ним вместе послал к царю в Казань своего человека с грамотою Никиту Чуватова; а писал князь великий в грамоте, что хочет с царем помириться, и царь бы прислал своих больших послов, добрых людей. Того ж месяца 15 отпустил князь великий своего богомольца архиепископа Феодосия в свою вотчину в Великий Новгород. Того же месяца 16 приехал к великому князю служить Идигер царевич, и князь великий пожаловал царевича, принял его к себе в службу. Того ж месяца в 24 день пришел из Крыма великого князя посол князь Александр Васильевич Кашин, а привез от Саип-Гирея царя к великому князю грамоту шертную; а с ним вместе царь прислал своих людей с грамотами, Гамача с товарищами, а писал царь в грамотах о братстве и крепкой дружбе. В тот же год августа 12 отпустил князь великий астраханских послов Ишима с товарищами, а с ними вместе послал князь великий к Абдыл-Рахману царю в Астрахань своих казаков Итаиша с товарищами с грамотами; а писал князь великий в грамотах, хочет с ним иметь крепкую дружбу. В тот же месяц преставился архиепископ ростовский Досифей и положен в Ростове.

О царских татарах. Того же месяца в 16 день приходили на Рязанские места многие люди крымские, Ишмахмет мурза, да Саталкул улан, да Сулеш мурза, да Битяк мурза Адрахманов и иные многие мурзы, и пришли к Миколе зарайскому. И великого князя воеводы князь Петр сын князя Даниила Пронского да князь Юрий сын князя Ивана Деева против крымских людей вышли, и с ними виделись, и языков у них взяли; и крымские люди от того дрогнули, пошли из великого князя украины вон, воевав Рязанские места. И воеводы великого князя по государскому велению за ними ходили до Дону, и дошли стражи до татарских стражей на Куликовом поле, и многих татарских стражей великого князя стражи побили, а иных переловили, а иные поутекали. И весть татарам от тех утеклецов учинилась, и крымские татары пошли спешно, и воеводы великого князя пошли до Мечи, а их не догнали, а оттуда возвратились и пришли к великому князю все, дал Бог, здравы.

7051 (1543). Сентября в 11 день отпустил князь великий в Крым царева человека Тамача, а с ним вместе послал к царю в Крым своего человека Федора Вокшеринова с грамотою. Того же месяца 21 в четверток выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси с Москвы к живоначальной Троице в Сергиев монастырь к чудотворцевой памяти помолиться, а с ним брат его Юрий Васильевич; и оттуда был в своих селах в Слободе, и в Олешне, и в Озерецком, а на Москву приехал октября 17 во вторник. Той же осенью октября 15 пришли послы великого князя Иоанна Васильевича всея Руси от Сигизмунда, короля польского, Василий Григорьевич Морозов, да Федор Семенович Воронцов, да дьяк Постник Губин с грамотою перемирною за королевскою печатью. Той же осенью ноября 3 посланник великого князя из Казани Никита Чуватов приехал, а с ним царь прислал своего человека Бараша с грамотою, а писал царь в грамоте о мире. И князь великий царева человека отпустил в Казань, а с ним вместе послал к царю своего человека Василия Сличарского с грамотою; а писал князь великий в грамоте, чтобы царь прислал своих послов добрых людей.

О волошских послах. Того ж месяца 8 дня пришли к великому князю на Москву послы волошские от воеводы Ивана Петра Степановича, Крестовладович Переколах, да Петр Калкович Логофит, да писарь Иван Степанов. Били челом послы великому государю от воеводы, чтобы его великий государь пожаловал, дал ему на вспоможение чтобы откупиться от турецкого султана, что его выгнал турецкий султан из его земли Молдавской, и воевода хотел ехать к великому государю на Москву, однако было ему невозможно ехать: турецкий и крымский его землю пленили, а с королем также ратен; и он в Угорскую землю, и из Угорской земли ходил к турецкому султану бить челом, чтобы ему отдал его государство Молдавскую землю, и султан турецкий пожаловал, ему отдал две части Молдавской земли, а с третьей части взял у него султан откупа 3 000 000 золотых червленых, кроме дани, что ему давать отныне ежегодно; и великий бы государь пожаловал, помощь учинил, чем откупиться, да впредь бы его государь жаловал и берег.

О поездке великого князя в Боровск. Той же осенью декабря 8 дня в пяток выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси помолиться в Боровск, и в Можайск, и на Волок, а с ним брат его Юрий Васильевич да князь Владимир Андреевич и многие бояре; и на Москву приехал того же месяца 20 в среду.

Того же месяца 23 приехал великого князя татарин Тають Тасубин из Астрахани от царя с грамотою; а с ним вместе царь прислал своего человека Куслубек мурзу, а от калги царевича Калкаман с грамотами, а писали в грамотах, чтобы князь великий был с ними в дружбе. И князь великий астраханского посла Куйбулан князя с товарищами отпустил к их государем.

Той же зимой послал князь великий к королю Сигизмунду Якова сына Григория Захарова просить грамоты проездные на Семена Батюшкова, чрез его землю идти к воеводе волошскому и назад без зацепки, и послам волошским. Той же зимой февраля 11 князь великий послов волошских отпустил к их воеводе, а с ними вместе послал со своим жалованием к воеводе своего человека Семена сына Даниила Батюшкова, а велел князь великий Семену дожидаться Якова в Вязьме. И Яков из Литвы приехал, и грамоты от короля привез проездные чрез Литовскую землю в Волохию, и Семену Батюшкову дал в Вязьме. Того же месяца 25 в третью неделю святого поста поставлен Макарием, митрополитом всея Руси, архиепископом Ростову и Ярославлю Алексий, троицкий игумен Сергиева монастыря. Той же зимой марта 16 приехали к великому князю посланники его из Крыма от Саип-Гирея царя Федор Вокшеринов да Гаврило Тыртов; да с ними вместе прислал царь к великому князю своего человека Ак сеита с грамотою, а писал царь в грамоте о крепкой дружбе. И князь великий царева человека Ак сеита к царю отпустил, а с ними вместе послал князь великий к царю в Крым своего сына боярского Федора сына Ильи Челищева с грамотою, а писал в грамоте, что хочет с царем быть в дружбе. Той же зимой преставился епископ Ферапонт суздальский и положен в Суздале. Той же весною июня 6 сгорел град Стародуб весь от молнии, а посад Бог помиловал.

7052 (1544). Сентября в 9 день великого князя бояре взволновались между собою перед великим князем и перед митрополитом в столовой избе у великого князя на совете, князь Андрей Шуйский да Кубенские и их советники, поймали Федора сына Семена Воронцова за то, что его великий государь жалует и бережет, и били его по ланитам, и платье на нем ободрали, и хотели его убить, и едва их митрополит умолил от убийства. Они же повели его с великого князя сеней с великим срамом, бия и пихая, на площадь, и отослали его за Неглинную на двор Ивана Зайцева, и послали его на службу на Кострому и с сыном его с Иваном.

Того ж месяца 16 в воскресенье выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолиться к чудотворцевой памяти к Сергиевой, а с ним брат его князь Юрий Васильевич и бояре, а оттуда на Волок и Можайск; и на Москву приехал ноября в 30 в пяток. В тот же месяц доделали церковь Воскресения Христова на площади возле Иоанна святого, что под колокола, а заложена была повелением великого князя Василия Иоанновича всея Руси в год 7040-й. А церковный мастер начал делать и совершил без лестницы Петрак Малой фрязин; а лестницу и двери повелением благоверного царя и великого князя Иоанна Васильевича приделали у той же церкви Воскресения Христова в год 7060 мастера московские. И в 63-й год царь и митрополит в ту же церковь перенесли Рождество Христово от Мстиславского двора и собор установили. Той же осенью в ноябре были дожди великие и вода великая, и лед прошел, как в весне, и людям убытки многие учинились.

Той же зимой декабря 29 князь великий Иоанн Васильевич всея Руси не мог того терпеть, что бояре бесчиние и самовольство чинят, без великого князя веления, своим советом единомышленных своих советников, многие убийства сотворили своим хотением и многие неправды земле учинили из-за государя младости, и великий государь велел взять первосоветника их князь Андрея Шуйского, и велел его предать псарям; и псари взяли и убили его, волочив к тюрьмам, против ворот Ризположенных во граде, а советников его разослал; и от того времени начали бояре от государя страх иметь.

Той же зимой в феврале преставился епископ Крутицкий Досифей. Того же месяца 21 поставлен владыкой Макарием митрополитом всея Руси в Суздаль Иона Собин, архимандрит чудовский. Того ж месяца в 22 день в неделю Сыропустную поставлен Макарием митрополитом епископ на Крутицу Савва, архимандрит симоновский. Той же зимой марта 3-го в понедельник второй недели святого поста выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси в живоначальной Троицы в Калязине монастырь к чудотворцу Макарию, а с ним брат его князь Юрий и бояр множество; и молился князь великий, и удоволил игумена и братию милостынею и кормом довольно, и оттуда поехал на свою государскую потеху в Заболотье на медведей, а оттуда к живоначальной Троице в Сергиев монастырь; а на Москву приехал того ж месяца 18 во вторник.

7053 (1545). Декабря 16 положил князь великий опалу свою на князя Ивана Кубенского за то, что они великому государю не доброжелательствовали, и его государству многие неправды чинили, и великое мздоимство учинили и многие мятежи, и многих бояр без великого князя веления побили. И князь великий велел его, взяв, сослать в Переславль и посадить за стражу; и посадили его на князя Андрея угличского детей двор, где они сидели. И в тот же год в мае пожаловал князь великий князя Ивана, из-под стражи выпустил.

Того ж месяца декабря 30 приходил крымский царевич Имин-Гирей калга, Саип-Гиреев царев сын, со многими людьми крымскими внезапно на украинские места Белевские и Одоевские, и за грехи попленили многих людей. Той же зимой марта в 22 день прислал к великому князю король Сигизмунд-Август своего посланника Яна Комаевского, что отец его пожаловал всеми людьми своими государства, и он ныне на всех государствах отца своего государем себя учинил, и себя на государстве объявить и править хочет по перемирным грамотам, как отец его правил.

О Казанской войне, как началось от великого князя Иоанна. Начало Казанской войны от царя и великого князя Иоанна. Той же весною в апреле послал князь великий в большем полку воевод своих князя Семена Ивановича Пункова с товарищами, а в передовом полку Иван Васильевич Шереметьев, а в сторожевом полку князь Давид Палецкий, к Казани налегке в стругах; а с Вятки послал воевод своих к Казани же князя Василия Семеновича Серебряного с товарищами. И вятские воеводы сошлись с князем Семеном Пупковым на Казанском месте в воскресенье на Сошествие Святого Духа в один час, как из одного двора; а по дороге князь Василий, Вяткою и Камою, многих людей казанских побил. И воеводы великого князя князь Семен с товарищами, придя к городу Казани, людей казанских многих побили и кабаки царевы пожгли. А во Свиягу реку посылали воеводы от себя детей боярских, и там Божиим милосердием также многих людей казанских побили, и Тевекелева сына княжьего Муртозу мурзу поймал с сыном его, а жену Муртозы и иных детей его побили. И Божиею милостию великого князя воеводы из Казанской земли со всеми пришли людьми здравы. И государь воевод и детей боярских жаловал великим своим жалованьем: кто о чем бил челом, тех всех по их челобитью жаловал; ибо и у самого благодарственное хотение было за православие страдать. И с того времени в Казани начали розни быть, царь начал на князей неверку держать: «вы де приводили великого князя воевод», и начал их убивать; и они поехали многие из Казани к великому князю, а иные по иным землям.

О поездке великого князя по монастырям. Той же весною мая 21 в четверток 7 недели после Пасхи приехал князь великий в Сергиев монастырь к празднику к живоначальной Троице молиться, а с ним брат его князь Юрий Васильевич да князь Владимир Андреевич. И у праздника живоначальной Троицы слушал всенощную, и молебен, и заутреню, и божественную литургию, и вечерню, и в трапезе удоволил игумена и братию кормом и милостынею довольною. И от Троицы поехал по чудотворцам молиться в Переславль, и с Переславля отпустил братию свою к Москве, а сам поехал в Ростов, и в Ярославль, и на Белоозеро в Кириллов монастырь и в Ферапонтов монастырь, и на Вологду к Спасу на Прилуку, и в Корнилов, и в Павлов, и к Борису-Глебу на Устье. И во всех тех монастырях кормил и милостынею удоволил, и на Москву приехал месяца июня в 7 день.

О присылке казанской. В тот же год июля в 29 день прислал к великому князю из Казани Кадыш князь да Чура Нарыков сына боярского галичанина Ваську сына Давида Бортева с тем, чтобы государь послал к Казани рать, а они царя и крымцев 30 человек выдадут, которые у них с царем во граде. И князь великий послал к ним со своим жалованием, чтобы они царя поймали и держали, а князь великий к ним рать свою пошлет.

7054 (1546). Сентября в 3 день велел князь великий наказать Афанасия Бутурлина, урезали язык ему в тюрьме за его вину, за невежливые слова. Того ж месяца в 15 день во вторник выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь к чудотворцевой памяти помолиться, а с ним брат его князь Юрий Васильевич. И слушал князь великий всенощную, и заутреню, и молебны, и литургию, и учредив игумена и братию кормом и милостынею довольно, оттуда поехал князь великий с братом своим на свою потеху в Слободу. А из Слободы велел князь великий ехать брату своему князю Юрию Васильевичу в Можайск, а сам князь великий приехал на Москву октября 5 и положил опалу на бояр своих за их неправду, на князя Ивана Кубенского, и на князя Петра Шуйского, и на князя Александра Горбатого, и на Федора Воронцова, и на князя Дмитрия Палецкого. И устроив свое дело, поехал с Москвы в Можайск того ж месяц октября в 9 день, а на Москву приехал князь великий ноября 14. Той же осенью в декабре ради отца своего Макария митрополита пожаловал князь великий бояр своих князя Ивана Кубенского, и князя Петра Шуйского, и князя Александра Горбатого, и Федора Воронцова, и князя Дмитрия Палецкого.

О поездке великого князя в Воры. Того ж месяца 27 выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси с Москвы на свою потеху царскую в Воры, а оттуда во Владимир. И во Владимире января в 17 дня приехал к великому князю из Казани от великого князя посла от Игнатия Яхонтова сын боярский Рудак Булатов сын Мордвинова с грамотою. А казанцы прислали к великому князю с тем же сыном боярским вместе своего человека Гамет шиха с грамотою, Беюрган сеит, и Кадыш князь, и Чура Нарыков. И князь великий слушал грамоты посла своего Игнатия, и писал Игнатий в грамоте. «Казанцы Сафа-Гирея царя с Казани согнали и крымских людей многих побили». И князь великий казанскому посланнику Гомет шиху велел ехать к Москве с грамотою. И писали в грамоте казанцы, и сеит, уланы, и князи, и мурзы, и шихи, и шихзады, и долешманы, и казаки, и вся земля Казанская бьют челом государю, чтобы их пожаловал, гнев свой Казанской земле отложил, и пожаловал бы их, дал бы им на Казань царя Шигалея, и послал бы в Казань своего сына боярского привести сеита, и уланов, и князей, и всю землю Казанскую к правде. И князь великий послал в Казань к сеиту Беюргану, и Кадышу, и к Чуре, и всей земле Казанской Остафия Андреева со своим жалованным словом и к правде их привести. Да с Остафием вместе отпустил князь великий и казанского посланника Гамет шиха с грамотою, а писал им в грамоте свое жалование.

О посажении Шигалея на Казань. Той же зимой марта 15 Остафий Андреев из Казани приехал, а с Остафием вместе прислали к великому князю сеит, и уланы, и князи, и вся земля Казанская своих послов Уразлыа князя да Андричей афыза бить челом, чтобы государь пожаловал, отпустил к ним Шигалея царя, не мешкая. А Остафий Андреев сказал великому князю, что в Казани сеит, и уланы, и князи, и мурзы, и вся земля Казанская великому князю правду учинили, что им от великого князя и от Шигалея царя неотступным быть и до своих животов. Той же зимой апреля 7 князь великий Шигалея царя на Казань отпустил, а с ним вместе послал посадить его на царство боярина своего князя Дмитрия Федоровича Бельского, да боярина князя Дмитрия Федоровича Палецкого, да дьяка Постника Губина. И боярин князь Дмитрий Федорович Бельский с товарищами царя на царство посадили июля 13 в неделю святой живоначальной Троицы, и приехали к великому князю на Коломну; князь великий тогда был на Коломне. А царь Шигалей прислал от себя бить челом на царстве великому князю Чапкина мурзу, Игнатия Яхонтова с товарищами к великому князю отпустил и больших послов прислал Алабердея улана, да Тевекеля князя, да бакшея Агиш моллазаду, а гонцом был Чепкун мурза Отучев. И после великого князя бояр пришла весть в Казань к Шигалею царю, что привели казанцы Сафа-Гирея царя на Каму, а великому князю и Шигалею изменили, и Шигалей царь с Казани сбежал. И когда весть пришла к государю, что казанцы изменили, а Шигалей с Казани бежал, а того неведомо, на которые места, и государь послал царя встречать на Поле Льва Андреевича Салтыкова, а с ним детей боярских и татар, а на Вятку Алексея Даниловича Басманова. И Лев царя на Поле встретил, а царь Шигалей с Казани сбежал на Низ Волгою в судах, а на Волге взял коней у городецких татар, и послал к великому князю своего боярина с грамотою. А писал в грамоте, что казанцы изменили великому князю, на Казань взяли Сафа-Гирея царя, а его хотели выдать Сафа-Гирею царю, и он у них из Казани ушел, а шел через Поле в Городок, и пришел на украину августа 15 дня, дал Бог, здоров; а на Казани сидел он месяц.

О поездке великого князя на Коломну. Той же весною пришли вести к великому князю из Крыма, что быть крымскому царю на Коломну. И князь Иоанн Васильевич всея Руси пошел на Коломну мая 6 в четверток второй недели после Пасхи, сначала к Николе на Угрешу помолиться в судах, а от Николы с Угреши пошел на Коломну в судах же, и стоял на Коломне до августа месяца. А крымский царь уведал про великого князя на Коломне и не пошел. И в тот же год на Коломне по диаволову действу оклеветал ложными словами великого князя бояр Василий сын Григория Захаров-Гнилеев великому князю. И князь великий с великой младости положил на них гнев свой и опалу по его словам, потому что он был тогда у великого князя в приближении Василий, и по прежнему их неудобству, что многие мзды в государстве его взимали во многих государских и земских делах. И велел казнить князь великий князя Ивана Кубенского, Федора Воронцова, Василия сына Михаила Воронцова же, и отсекли им головы июля 21 в субботу. А Ивана сына Петра Федорова велел взять и сослать на Белоозеро и велел его посадить на Белоозере под стражу; а Ивана сына Михаила Воронцова велел взять же. В тот же год на Коломну к великому князю пришел посол его из Казани Игнатий Яхонтов с товарищами; а на Москву князь великий приехал с Коломны августа 18 в среду.

7055. (1547). О поездке великого князя в Великий Новгород. Сентября 15 в среду выехал князь великий Иоанн Васильевич всея Руси с Москвы к живоначальной Троице в Сергиев монастырь к чудотворцевой памяти. И слушал всенощную, и заутреню, и молебн, и литургию, и учредив братию милостынею и кормом довольно, и оттуда поехал по своим селам, в Воробьево и в Починки и в Можайск к Николе помолиться, и по монастырям поехал молиться на Волок, и во Ржев, и во Тверь, и в Новгород Великий, и во Псков, и в Печерский монастырь, и, назад идучи, во Пскове, и в Новгороде, и у Пречистой на Тихвине. А на Москву приехал декабря 12 в воскресенье. Той же осенью сентября 20 приехали из Казани к великому князю князи казанские служить Кулуш князь Тереул, Бурнаш да Чурины братия Нарыкова, 76 человек. А иных царь в Казани побил, Чуру князя Нарыкова, Баубека князя, Кадыще князя и иных многих побил и стал владеть Казанью с крымскими князями. Той же осенью декабря 6 прислали к великому князю бить челом горная черемиса Тугай с товарищами двумя черемисами, чтобы государь пожаловал, послал рать на Казань, а они с воеводами государю служить хотят. Той же осенью послал князь великий князя Александра Борисова Горбатого и иных своих воевод Казанские места воевать по горных людей челобитью. И великого князя воеводы ходили до Свияжского устья, и Казанские места многие повоевали, и привели к Москве 100 человек черемисы.

О венчании великого князя Иоанна Васильевича всея Руси царем на царство. Той же зимой января 16 дня в воскресенье венчан был на царство Русское благоверный и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси преосвященным Макарием, митрополитом всея Руси, и архиепископами, и епископами, и архимандритами, и всем священным собором русской митрополии. Венчание же на царство великого князя Иоанна Васильевича было таково. Поставили на налое животворящий крест на блюде золотом, и венец, и бармы царя Константина Мономаха, которыми венчан был князь великий Владимир Мономах на царство Русское. Когда же вошел князь великий Иоанн Васильевич всея Руси в соборную церковь, и митрополит со всем священным собором начали молебен кресту святому. После «Достойна», и «Трисвятаго», и после тропарей повелел митрополит принести к себе животворящий крест двум архимандритом, спасскому и симоновскому. И митрополит снял животворящий крест со блюда золотого, да положил на великого князя Иоанна Васильевича, и сказал молитву сию во услышание всем:

Молитва. «Господи Боже наш, царствующим царь и Господь господствующим, который Самуилом пророком избрал раба своего Давида и помазал того в цари над людьми израильскими, и ныне услышь молитву нашу недостойных, и виждь от святого жилища твоего благоверного раба твоего и великого князя Иоанна Васильевича, которого благословил ты воздвигнуться царем в народе твоем, который стяжал ты честною кровью единородного сына, помазать сподоби елеем помазания возрадования, огради его силою животворящего твоего креста, положил на голову его венец от камня честного, даруй, Господи, ему долготу дней, дай же в десницу его скипетр царствия, посади его на престоле правды, огради его всеоружеством Святого Духа, утверди его могущество, покори ему все варварские народы и всади в сердце его страх твой, что к послушанию молитвенное око, соблюди его в непорочной вере, покажи его опасным хранителем святой твоей соборной церкви веления его, да судит людям твоим правдою, и нищих твоих судом спасет сынов убогих, и наследник будет небесного твоего царствия». Возглас: «Ибо твое есть царство и сила и слава Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь». Затем взяв драгоценный ковчег сердоликовый с елеем святым и сучец золотой, украшенный камнями драгоценными, приступил к царю и говорил: «Государь царь и великий князь, как в древности Господь послал Самуила пророка помазать на царство раба своего Давида, так я ныне поставлен от Бога помазать ему верного раба его, да будет тебе сие печать дара Духа Святого». И помазав на челе крестообразно, сказал: «Печать дара Духа Святого да пребудет на тебе в знамение вечное». Потом открыл грудь, снова помазал крестообразно и сказал: «Сердце чисто созижди в тебе Боже, и дух правый обнови во утробе твоей. Аминь». И весь священный чин и мирские говорили «аминь» по митрополите трижды. И помолившись, велел к себе митрополит с налоя принести тем же двум архимандритам диадему, сиречь бармы, и знаменовал митрополит великого князя Иоанна Васильевича крестом и положил на него бармы. И митрополит сию молитву говорил втай: «Господи вседержитель и царь веков, которому земной человек, тобою царем сотворенный, подклоняет голову свою тебе помолиться. Владыко всех, сохрани его под кровом твоим, удержав его царство, благоугодное тебе творить всегда тобою сподоби, да воссияет во дни его правда и множество мира, да в тихости его тихим и безмолвным житием поживем во всяком благочестии и чистоте». Возглас: «Ибо ты есть царь мира и спас душам нашим, и тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно и во веки веков. Аминь». И после аминя велел к себе митрополит принести шапку с налоя тем же двум архимандритам, и митрополит взял шапку, сиречь венец, да перекрестил великого князя крестом, говоря: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». И положил на него шапку. И ектенью повелел митрополит говорить: «Помилуй нас, Господи». И говорил митрополит молитву: «Пречистая дева госпожа Богородица». И после молитвы сел царь на своем стуле, а митрополит на своем, и вошел на амвон архидьякон и говорил велегласно многолетие царю Иоанну Васильевичу русскому, и весь священный собор русской митрополии многолетие говорил. И после многолетию митрополит здравствовал великого царя: «Божиею милостию радуйся и здравствуй, православный царь Иоанне, всея Руси самодержец, на многие годы». И поклонился царю митрополит. И потом архиепископы, и епископы, и весь собор поклонились и здравствовали великого царя; и бояре здравствовали великого самодержца. Митрополит совершил отпуст молебну, и потом начали литургию. И когда начали каноник петь, сошел государь царь с высокого своего места, там где постланы были бархаты, пошел к царским дверям, и пред ним пошел архидьякон. И придя к дверям, тот возопил: «Растворите врата правды, и праведный войдет в них». Тогда отверзли двери царские, и вошел ими царь к святой трапезе. Преосвященный же митрополит учинил молитву по обычаю и сподобил его принять честные тайны тела и крови Христовой по обычаю, как священники и дьяконы от руки его приемлют. После сего, изойдя, царь государь стал на обычном своем месте у правого столпа до скончания литургии. И по свершении литургии пошел царь великий Иоанн Васильевич, самодержец Великой и Белой Руси, из церкви пречистой Богородицы, и постилали по пути из церкви и до его хором бархаты и камки, куда шел великий самодержец. И когда сошел великий царь с места своего, и во дверях церковных осыпали его деньгами золотыми брат его князь Юрий Васильевич, а мису за ним золотую с золотыми деньгами носил боярин великого царя и конюший князь Михаил Васильевич Глинский; и против Архангела осыпали его, и на средине лестницы также осыпали его. И торжества были со многими веселиями всего народа три дня.

О поездке царской. Того же месяца 25 поехал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолиться, и к чудотворцевым мощам приложиться, и молебного пения послушать, игумену и всем старцам, великой обители повелел о своем здравии Бога молить, о милости Божией, об укреплении царства его. И удоволив их милостынею и кормом довольно, на Москву приехал того же месяца 28 дня. Того же месяца 30 в воскресенье поставлен был Макарием митрополитом епископ в Пермь и на Вологду Киприан, богоявленский игумен с Москвы.

Свадьба великого царя. Той же зимой благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси надумал жениться и выбрал себе невесту, дочь Романа Юрьевича Анастасию. И женился русский царь и великий государь февраля 3 в четверток Всеядной недели. А венчал их в соборной церкви пречистой владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии честного и славного ее Успения Макарий митрополит всея Руси. И в царствующем граде Москве была радость великая о государевом браке. Того ж месяца 17 в пяток Сырной недели царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси ходил молиться пешком к живоначальной Троице в Сергиев монастырь, и с братом своим с князем Юрием Васильевичем, и со своею царицею Анастасиею; и на Москву приехал марта 5 в субботу второй недели святого поста.

О пожаре во граде. Той же весною апреля 12 во вторник Святой недели в 9 час дня загорелась в торгу лавка в москотильном ряду; и погорели во всех рядах лавки града Москвы со многими товарами от Никольского крестца и до речной стены градной; и гостиные дворы великого князя, и дворы людские, и имущество многое погорело от Ильинской улицы и до городской стены, от площадки и до речной стены, церкви и монастырь Богоявленский Никольский. А у реки Москвы в стрельнице загорелось зелие пушечное, и от того разорвало стрельницу и разметало кирпичи по берегу реки Москвы. И той же ночью сгорели 10 дворов в Черторие к Дорогомилову.

О пожаре за Яузою. Того ж месяца 20 в среду второй недели после Пасхи в 10 час дня загорелись за Яузою на Болвановке, и погорели Гончары и Кожевники возле реки Москвы, и церковь Спаса выгорела в Чигасове монастыре и верх упал, роспись у церкви той чудна была Дионисия иконописца, и Лыщоково погорело по Яузе, и возле Яузы по устье к Москве реке.

О колоколе. Той же весною месяца июля 3 отломались уши у колокола благовестника, и упал с деревянной колокольницы, и не разбился. И повелел благоверный царь приделать к нему уши железные, и приделали ему уши после великого пожара, и поставили его на деревянной же колокольнице, на том же месте у Иоанна святого под колоколы; и глас звонный по старому.

О великом пожаре. Того же месяца 21 во вторник в 10 час дня третьей недели Петрова поста загорелся храм Воздвижения честного креста за Неглинною на Арбатской улице на Острове. И была буря великая, и потек огонь, как молния, и пожар сильный, в один час промчался по Занеглинью огонь и до восполия Неглинного, и Чертория погорела до Семчинского сельца возле реки Москвы, и до Федора святого на Арбатской улице. И обратилась буря на град больший, и загорелся во граде у соборной церкви Пречистой верх, и на царском дворе великого князя на палатах кровли, и избы деревянные, и палаты, украшенные золотом, и Казенный двор с царскою казною, и церковь на царском дворе у царской Казны Благовещения златоверхая, и деисус письма Андрея Рублева, золотом обложенный, и образы, украшенные золотом и бисером многоценные греческого письма, прародителями его за многие годы собранные; и казна великого царя погорела, и Оружейная палата вся погорела с оружием войска, и Постельная палата с казною выгорела вся; и в погребах на царском дворе под палатами выгорело все деревянное в них, и конюшня царская. И по многим церквам каменным выгорели деисусы, и образы, и сосуды церковные, и имущество многое людское, и двор митрополитов. Божиим заступлением пречистой Богоматери честного и славного ее Успения в соборной церкви деисус и все сосуды церковные сохранены были и молитвами святых чудотворцев Петра, Алексия, Ионы. И митрополита Макария едва вызволили из церкви, от великого из-за попущения Божия дымного духа едва не позадохнулись во церкви. И пошел митрополит из церкви, и с ним шел Кекса Татищев, князя Владимира ясельничий, да священник соборный пречистенский же Иван Жижелев; и те оба сгорели на площади, а митрополит ушел на город на тайник к реке Москве. И там тоже был дымный дух тяжкий и жар великий, и за невозможность от жару и от дымного духу начали его с тайника спускать, обязав веревкой, и разбился митрополит и едва дух сохранил, и отвезли его в его монастырь на Новое едва живого. А в городе все дворы и палаты все горели, и Чудовской монастырь выгорел весь, одни мощи святого великого чудотворца Алексия Божиим милосердием сохранены были; а старцев сгорело по погребам и по палатам 18, а слуг 50 человек; а запас монастырский весь сгорел. И Вознесенский монастырь также весь сгорел, 10 стариц в нем сгорели, и церковь Вознесения выгорела, образы, и сосуды церковные, и имущество людское, только один образ пречистой протопоп вынес. И все дворы во граде погорели, и на граде кровля градская, и зелие пушечное, где было на граде, в тех местах разорвались градные стены. И в другом граде лавки все и имущество погорело, и дворы во граде все; только две церкви Бог сохранил на рву Рождества Христова да Рождества пречистой, на Никольском крестце лавок с 10. А в церквах каменных многих деисусы и сосуды церковные выгорели. А за городом Большой посад возле Неглинной, Пушечный двор и храм святых и праведных богоотца Иоакима и Анны, и Рождественская улица, и монастырь Рождественский, и Сергий святой, до Николы до Драчевского монастыря; а по Встретенской улице до Стефана святого; а по Ильинской улице до Фрола святого в Мясниках; а Покровского улицею по Василия святого; а по Варварскую улицу Всех святых, и Святой пятницы, и Рождества пречистой, и Николы Подкопаева, и Фрола святого у конюшни, и конюшня великого князя, и по Воронцовский двор, и по Илью святого под Сосенки; а Великою улицею возле Москвы реки, и Николы Кошелева, и Андрея святого, и Воздвижения честного креста у Москвы реки, и Козьмы и Дамиана, и Кулишка вся, и возле Яузы по Воронцовский сад; и по-за конюшни дворы выгорели по Смолину улицу, и всякие сады выгорели, и в огородах всякий овощ и трава. А от города за рвом на площадке от церкви Преображения Господня не горели дворы по Всех святых по Варварскую улицу на Кулишке, а позади тех дворов погорели все дворы, и Петра святого вериги, и Симеон святой, и Козьма и Домиан, и за Владимира святого по Илью святого и по Воронцовский сад. И на третьем часу ночи прекратилось огненное пламя. Сие было грехов ради наших, в наказание нам от Бога послано, за умножение наших согрешений не пощадил Бог такое множество святых Божиих церквей, ни образов святых своих; Божиим гневом сие было огненное пламя. В один час великое множество народа сгорело, 1700 мужского пола и женского и младенцев, множество сгорело народа по Тверской улице, и по Дмитровке, и на Большом посаде, по Ильинской улице, и в садах. Сие все навел Бог на нас грехов ради наших, поскольку много раз согрешали и беззаконничали. Бог же праведным своим судом приводит нас на покаяние или пожаром, или же голодом, или же ратных нашествием, или же мором. Прежде ибо сих времен, памятные книги пишут, такого пожара не бывало на Москве, с тех пор как Москва стала именоваться, великими князями славна и честна была по государству их; ибо прежде Москва не была так многолюдна, как ныне народом умножилась в годы благоверного царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси. А после пожара стоял царь князь великий в своем селе, и со своею царицею с великою княгинею Анастасиею, и с братом своим с князем Юрием, и с боярами; а церкви и палаты на своем дворе велел строить, что от огня распалось, и хоромы деревянные ставить. И оттого царь великий и великий князь пришел во умиление и начал многие благие дела совершать.

Об убиении князя Юрия Глинского. Того же месяца 26 в воскресенье, на пятый день после великого пожару, черные люди града Москвы от великой скорби пожарной восколебались, как юродивые, и пришли во град и на площади убили камнем царева великого князя боярина князь Юрия Васильевича Глинского, и детей боярских многих побили, и имущество княжье разграбили, говоря безумием своим, что «вашим зажиганием дворы наши и имущество погорели». Царь же и великий князь повелел тех людей брать и казнить. Из них же многие разбежались по иным градам, видев свою вину, что безумием своим сие сотворили. В тот же год месяца июля 30 в субботу в 9 час дня взошла туча с западу зимнего на град Москву и был град сильный и великий, с яблоко лесное, или круглый, или граненый; во один час и перестал.

7056 (1548). Свадьба князя Юрия Васильевича. Ноября в 3 день в четверток царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси пожаловал брата своего князя Юрия Васильевича, женил, взял за него княжну Ульяну, дочь князя Дмитрия Палецкого, а свадьба была на великого князя дворе. И велел царь великий князь брату своему и с княгинею жить у себя на дворе.

О побеге князя Михаила Глинского да Турунтая. Того ж месяца 5 в субботу на третий день после свадьбы князя Юрия Васильевича пришла весть к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси, что бежали в Литву бояре князь Михаил Васильевич Глинский да князь Иван Турунтай-Пронский из своих сел изо Ржевских. И князь великий послал за ними в погоню князя Петра Ивановича Шуйского и с ним дворян своих. И князь Петр Шуйский дошел до них во Ржевских местах в великих, тесных и непроходных теснотах. Они же, прослышав про за собою князя Петра погоню и узнав, что им уйти невозможно из тех теснот, возвратились к царю и великому князю и хотели въехать тайно в город Москву и бить челом царю и великому князю, что они не бегали, а поехали было молиться Пречистой в Ковец. И князя Ивана Турунтая поймали в заутреню у нового города в воротах Неглиненских, а он хотел войти в город с попами, а князя Михаила поймал князь Петр Шуйский на посаде на дворе у Вознесения у Хорошей колокольницы за Неглинною на Никитской улице; и привели их обоих в город того же месяца 11. Царь и великий князь велел их посадить под стражу и велел их вопросить об их побеге. Они же били челом, что от страха из-за князя Юрия Глинского убийства поехали были в Ковец к Пречистой молиться и съехали в сторону не зная дороги. И царь великий князь после того вину их сыскал и ради отца своего Макария митрополита их пожаловал, вину их отдал и велел их отпустить на поруки, потому что от неразумия тот бег учинили, обложились страхом от князя Юрия убийства великого.

О походе царском на Казань. Той же осенью умыслил царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси с митрополитом, и с братиею, и с боярами идти на своего недруга на казанского царя Сафа-Гирея и на клятвопреступников казанцев за их клятвопреступление. Месяца ноября 20 в воскресенье отпустил царь и великий князь перед собою во Владимир воевод своих князя Дмитрия Федоровича и иных воевод своих и велел им во Владимир с людьми собраться. Из Мещеры велел идти царю Шигалею да с ним воеводам князю Владимиру Воротынскому и иным, а велел им с собою встречаться на устье Цывельском. И той же осенью декабря 11 в воскресенье пошел царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси во Владимир, а наряд пушечный и пищальный велел за собою проводить во Владимир. И пришел царь и великий князь во Владимир того ж месяца 20 в четверток; а наряд, пушки и пищали проводили во Владимир после Крещения с великими трудностями, поскольку дожди были многие, а снегов не было ничего. И пошел царь и великий князь из Владимира января месяца в 8 день в воскресенье, и пришел в Нижний Новгород того же месяца в 26 день в четверток. А из Новгорода пошел на своего недруга казанского царя Сафа-Гирея и клятвопреступников Казанской земли людей февраля 2 в четверток на праздник Сретения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и ночевал на Ельне, от Нижнего Новгорода 15 верст, а на следующий день в пятницу пришел на остров Роботку. И некоим смотрением Божиим пришла теплота великая и мокрота многая, и везде покрыла вода на Волге, и пушки и пищали многие провалились в воду, ибо многая вода на лед наступила речная, и никак же по льду никому невозможно поступить, и многие люди в продушинах потонули, потому что под водою продушин не знали. И стоял царь и великий князь на острове Роботке три дня, ожидая возможности путного шествия, и никакой же путь не нашелся. Царь и великий князь отпустил к Казани боярина своего и воеводу князя Дмитрия Федоровича Бельского и иных своих воевод многих со многими людьми и велели им, встретившись с Шигалеем царем, идти к Казани. А сам царь и великий князь возвратился к Новгороду Нижнему со многими слезами, что не сподобил Бог его к путному шествию; а пришел в Нижний Новгород февраля в 10 день, а на Москву царь и великий князь пришел месяца марта 7. Воеводы же великого царя и великого князя сошлись с царем Шигалеем на устье Цывельском на Сборной неделе в пятницу февраля 18 и пришли к городу Казани. И царь казанский со многими людьми встретил царя Шигалея и воевод великого князя на Арском поле. И в рядовом полку был тогда князь Семен Микулинский с товарищами, и передовым полком наступил, и казанских людей многих побил, а самого царя в город втоптали, и стояли около города Казани 7 дней, посылая воевать улусы. А на том бою поймали Языка богатыря и иных многих. И возвратились от Казани царя и великого князя воеводы, дал Бог, все здоровы, и прислали от себя к царю и великому князю с тою вестью Ивана сына Михаила Юрьева да Никиту Шереметьева в ту же зиму марта 11. А под Казанью из дворян царя и великого князя убили Григория сына Василия Шереметьева.

Той же зимой января 13 с пятницы на субботу на третьем часу ночи явились на небе многие лучи на полуночной стороне, как огненные, и были чрез всю ночь и до утренней зари. Той же зимой февраля в 9 день с четверга на пятницу в ночи явились на небе многие лучи на полуночной же стороне и перед заутреннею истухли. Той же осенью апреля в 22 день в неделю третью после Пасхи поставлен был Макарием митрополитом епископом на Рязань архимандрит чудовский Михаил. Той же весною июня в 1 день в пяток в 14 час дня взошла туча с зимнего западу, и молния великая, и гром страшный, и загорелся от молнии верх терема Воробьевского, и сгорели терем и все хоромы на царя и великого князя дворе в Воробьеве.

О царском ходу к Троице. Того же месяца 21 в четверток четвертой недели Петрова поста царь великий князь Иоанн Васильевич всея Руси со многим желанием и с великою верою пошел пешком к живоначальной Троице в Сергиев монастырь помолиться, а с ним брат его князь Юрий Васильевич и царица его великая княгиня Анастасия. У живоначальной Троицы слушав всенощную, и заутрени, и молебны, и божественную литургию, и учредив игумена и братию милостынею и кормом довольно, и пришел на Москву того месяца в 28 день в четверток.

7057 (1549). Сентября в 14 день в пяток, на Воздвижение честного креста, пошла пешком благоверная царица и великая княгиня Анастасия к живоначальной Троице в Сергиев монастырь молиться. А царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси поехал с Москвы к живоначальной же Троице того же месяца в 22 день в субботу. А от Троицы царь и великий князь поехал в объезд на свою царскую потеху и со своею царицею с великою княгинею Анастасиею в Слободу и в Дмитров, и во Звенигород, и в Можайск; а на Москву приехал месяца октября в 28 день в воскресенье.

В том же месяце приходили казанские люди на Галицкие места воевать, многие люди, а в старших у них был Арак богатырь. И ходил за ними наместник костромской Захария Петрович Яковлев с товарищами, и сошелся с ними на Езовке реке на поле Гусеве, и казанских людей побили воеводы великого князя всех на голову, и Урака богатыря убили, и иных казанских воевод побили, и многих живых к царю прислали. И с тою вестью Захария к государю прислал Беляницу Зюзина.

Той же зимой января в 19 день пришли к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси послы литовские от Сигизмунда-Августа, короля польского, пан Станислав Петрович Кишка, воевода витебский, да пан Ян сын Юрия Помаевского, державца ожского и переломского, да писарь Глеб Есманов и говорили от короля о вечном мире; не сделали, а сделали перемирье на 5 лет. И отпустил царь и великий князь послов литовских, взял перемирие.

Той же зимой февраля в 25 день Сырной недели с понедельника на вторник в ночи той явился свет на полуночной стороне, как заря ведреная при восходе солнечном, и стоял до утренней зари. Той же осенью марта в 10 день в неделю первую святого поста поставлен был Макарием, митрополитом всея Руси, епископом в Суздаль архимандрит симоновский Трифон. Того ж месяца в 17 день в неделю вторую святого поста поставлен был Макарием, митрополитом всея Руси, архиепископом в Ростов игумен Троицкий Сергиева монастыря Никандр.

Того же месяца марта в 25 день пришла весть царю и великому князю, что в Казани царь казанский Сафа-Гирей умер, убился во своих хоромах. И посадили казанцы и крымцы, в согласие войдя, на царство Казанское сына его Утемиш-Гирея царевича, 2 лет, а в Крым послали многих послов просить помощи и сверстного царя. И царя и великого князя казаки Урачко с товарищами послов казанских побили, и ярлыки их взяли и к государю прислали, в Крым никакого человека не пропустили. В тот же год июня в 6 день прислал к царю и великому князю из Казани Утемиш-Гирей царь своего человека Бакшайду с грамотою, а писал о мире. И царь и великий князь послал к Утемиш-Гирею царю с Башкайдою же свою грамоту, а писал: захочет миру, он бы прислал добрых людей.

Того же месяца в 11 день послал царь и великий князь к королю послов своих Михаила Яковлевича Морозова, да Петра Васильевича Морозова, да дьяка Бонаку Митрофанова докончать перемирие и короля к целованию привести. И Михаил Яковлевич с товарищами перемирие докончили, и короля к целованию привели, и грамоту перемирную к царю и великому князю привезли во Владимир в год 7057 декабря в 1 день. Царь и великий князь в ту пору шел на свое дело к Казани.

В тот же год августа в 10 день в субботу на воскресенье в ночи той в начале в четвертого часу родилась царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси дочь царевна Анна от царицы и великой княгини Анастасии, от дочери Романа Юрьевича. А крестил ее благоверный князь в Новом монастыре Девичьем в церкви святых и праведных богоотца Иоакима и Анны, в новопоставленном храме во имя ее. Приехал царь и великий князь в субботу в монастырь, и обложил храм святых праведных богоотца Иоакима и Анны, и тут слушал всенощную и заутреню, и на утро в воскресенье августа в 18 день церковь освящал, и дочь свою царевну Анну окрестил. А крестил ее старец Андреан Андросовой пустыни да старец Геннадий Сорарайской пустыни, Корнильев ученик, а священнодействовал игумен Троицы Сергиева монастыря Серапион Курцов.

7058 (1550). О походе царском на Казань. Царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси не мог терпеть клятвопреступников казанцев за многие их творимые клятвы и неправды, ибо всегда обеты безбожники творили в государской царя и великого князя воле пребывать, и ни мало времени не пребывали в своей правде, но ложь творили, как злые звери, хапали многих христиан в плен безбожным своим клятвопреступлением, и многие церкви осквернили и в запустение учинили, благочестивая же его держава о сих скорбела, и не могла сего терпеть от безбожного их клятвопреступления, и совет сотворил с отцом своим Макарием митрополитом, и с братиею своею, с князем Юрием Васильевичем и с князем Владимиром Андреевичем, и боярами, желая идти на казанского царя Утемиш-Гирея, Сафа-Гирея царя сына, и на злых клятвопреступников казанцев. И уложил совет свой царский, восхотел идти царской своей волей сам, и послал вперед себя воевод своих и повелел собираться с людьми в окрестных градах стольного града Владимира: большего полка воеводе боярину князь Дмитрию Федоровичу Бельскому да князю Владимиру Ивановичу Воротынскому в Суздале; а передовому полку воеводе князю Петру Ивановичу Шуйскому велел собираться в Шуе, а другому воеводе передового же полку князю Василию Федоровичу Лапатину велел собираться в Муроме; а правой руки воеводам боярину князю Александру Борисовичу Горбатову да дворецкому угличскому князю Василию Семеновичу Серебряному велел собираться на Костроме; левой руки воеводам князю Михаилу Ивановичу Воротынскому да Борису Ивановичу Салтыкову велел собираться в Ярославле; а сторожевого полка воеводам боярину князь Юрию Михайловичу Булгакову да князю Юрию Ивановичу Кашину велел собираться в Юрьеве.

О походе царском. Сам благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси пошел от царствующего града Москвы в стольный град Владимир месяца ноября в 20 день в воскресенье, а с ним брат его князь Юрий Васильевич; а на Москве велел быть брату своему князь Владимиру Андреевичу и боярам. А во Владимир пришел царь и великий князь второй раз декабря 3 во вторник. А из Владимира царь и великий князь прислал за отцом своим Макарием митрополитом окольничего Андрея Александровича Квашнина. И митрополит Макарий да владыка Крутицкий Савва со своим собором приехал во Владимир, и царя и великого князя Иоанна Васильевича митрополит благословил на земское дело идти на клятвопреступников казанцев. Поучал и благословлял митрополит бояр, и воевод, и князей, и всех людей воинства царя, и сказал митрополит: «Господа и чада, послушайте Господа ради нашего смирения; царь и великий князь, взяв Бога на помощь, и пречистую Богородицу, и святых великих чудотворцев, идет на свое дело на земское к Казани и дела свои земские беречь, сколько ему милосердый Бог поможет и пречистая. А вы, господа и чада, царю государю послужите великодушно сердечным хотением и за святую церковь, и за православное христианство; и не гордостью друг на друга, но Христовою любовью связуйтесь подвизаться Христова ради стада и своего ради венчания от раздающего воздаяния Бога и от земского царя честь воспринять; а горделивый удаляет себя от человек и от Бога. А государь вас за службу хочет жаловать, а за отечество беречь, и вы бы служили, сколько вам Бог поможет, а розни бы и места никак же между вами не было, но связуйтесь любовью нелицемерною против врагов стать мужественно. А буде кому с кем непригоже быть отечества ради на брани против врагов, и вы бы то в забвение положили, а государево бы дело земское делали, не с яростною мыслию друг на друга взирая, но с любовью. А как с государева дела земского придете, и кто захочет кому с кем счесться об отечестве, и государь счет даст. И будь на вас нашего смирения благословение». Месяца декабря в 20 день отпустил царь и великий князь с нарядом в Нижний Новгород боярина Василия Михайловича Юрьева да окольничего Федора Михайловича Нагого, а Шигалею, и царевичу Идигерю, и воеводам, которые собирались с людьми по городам, быть им в Нижнем Новгороде в январе. А сам царь и великий князь пошел из Владимира января в 7 день во вторник; а в Нижний Новгород пришел царь и великий князь января в 23 день в четверток; а перед ним полки по чинам и по росписи прошли. А со царем и великим князем шел царь Шигалей и царевич, а бояре и князь Иван Федорович Мстиславский, князь Петр Михайлович Щенятев и иные князи и дворяне царева двора. Февраля в 12 день, Сырной недели во вторник, царь и великий князь пришел к городу Казани со всем воинством и велел стать около града Казани. Сам стал царь и великий князь у Кабана озера; а царю Шигалею и большему полку велел стать против города на Арском поле, и передовому полку; а за рекою Казанью против города царевичу Едигеру, а правой руке и левой руке да и сторожевому полку; и наряду большему на устье Булака против города, а другому наряду велел стать против города у Поганого озера. И воевод расставил, и туры велел поделать, и к граду приступать, но тогда пришло в то время верное нестроение, ветры сильные, и дожди великие, и мокрота немерная; и из пушек и из пищалей стрелять было невозможно, и к городу приступать невозможно из-за мокроты. Царь и великий князь стоял у города 11 дней, а дожди каждый день были, и теплота, и мокрота великая; речки малые попортились, а иные и пошли, а приступать к городу за мокротою не угодно было. И царь и великий князь, видев таковое нестроение, пошел от града Казани прочь во вторник на Сборной неделе, февраля в 25 день; из-за теплоты большого наряду вести назад было нельзя, с нарядом велел перед собою идти, и большому полку, и левой руке, и сторожевому полку, и шли впереди царя и великого князя. А пришел царь и великий князь на Свияжское устье да стал. И человеколюбец Бог, видя благоутробие его, и веру великую, и подвиг его православный ради веры, вложил в сердце его свет богоразумия о благодати Божии, да просветится свет в темном месте, да просияет вера православная, да исчезнет вера басурманская на месте том, да утвердятся церкви Божии, да просияет благодать Божия спасительная на месте скверном. Призвал благоверный царь к себе царя Шигалея, и воевод своих, и князей казанских, которые были с ним у города Казани, и начал царь и великий князь советоваться, в тех бы местах поставить ему град казанского дела ради и тесноту бы учинить Казанской земле. И царь Шигалей, и великого князя бояре, и казанские князи государеву мысль похвалили. Царь Шигалей и князи казанские великому князю место сказали, и благоверный царь на место приехал, и Божиим благоволением место полюбил, где быть граду и церквам святым стоять, Круглую гору. И пошел в Нижний Новгород по своему устроению полков, как пошел от града Казани; а в стольный град царь и великий князь пришел в четвертую неделю святого поста; а на Москву царь и великий князь пришел со своим братом с князем Юрием Васильевичем месяца марта в 23 день в неделю пятую святого поста.

Той же весною мая в 18 день в неделю шестую после Пасхи царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси пожаловал брата своего князя Владимира Андреевича, женил, взял за него дочь Александра Нагого Евдокию. А свадьба была князь Владимира Андреевича у царя и великого князя на дворе, а венчал их Макарий, митрополит всея Руси, в соборной церкви Пречистой.

В тот же год пришли к великому князю вести про крымского царя, что хочет быть на его украину. Июля 20 в воскресенье выехал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси с Москвы на Коломну, а оттуда на Рязань, а на Москву приехал августа 23 в четверток. В тот же месяц преставилась царевна Анна, дочь царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, году без 20 дней и без одного; а положена в Новом монастыре Девичьем.

Повелением благоверного и христолюбивого царя и великого князя Иоанна Васильевича, всея Руси самодержца, со многим желанием и с великою верою позлачен был верх большой у соборной церкви пресвятой владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии честного и славного ее Успения царствующего града Москвы в 18 лето государства его, а в четвертое лето царства его. Той же осенью октября в 26 день повелением благоверного и христолюбивого царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси отлит большой колокол благовестник и поставлен у Архангела за алтарем на деревянной колокольнице января в 6 день.

Той же зимой декабря в 26 день пришли весною ногайские мурзы Уразлы мурза со многими людьми на Мещерские места и на старую Рязань. И воеводы царя и великого князя с Рязани князь Петр Михайлович Щенятев, да князь Александр Воротынский, да от Николы Зарайского князь Дмитрий Михайлович Пунков сошлись вместе, и приходили во многих местах на ногайских людей, и везде Божиим милосердием их побивали, и Телека мурзу взяли, и многих живых взяли. А из Елатмы воеводы князь Константин Иванович Курлятев, да Семен Шереметьев, да Степан Сидоров также во многих местах ногаев побили. И сошлись воеводы рязанские и мещерские вместе, и шли до Шацких ворот, и везде Божиим милосердием побивали ногаев. И были тогда снега великие да морозы, и позябли многие, а остальных во многих местах казаки великого князя и до Волги их побивали. И пришел в Ногаи Араслан мурза да Отай, а всего с ними пеших ногаев человек с 50, а то Божиим милосердием побивали. И приехали воеводы к государю, и государь Богу великое благодарение воздавал, а воевод жаловал великим жалованием; а стол у государя был в Набережной палате, и пировал и жаловал государь детей боярских великим жалованием.

Той же зимой марта в 17 в святой великий пост против среды в десятый час ночи родилась царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси дочь царевна Мария, а крещена на седьмой недели после Пасхи в пяток.

Той же зимой прислал к царю великому князю Иоанну Васильевичу Утемиш-Гирей царь своего человека Девлетжара, а Юсуф князь ногайский прислал своего человека Келдеура с грамотами, а писали о мире. И царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси отписал к ним с теми же посланниками, чтобы прислал к нему лучших людей, Муралея князя да с ним уланов и князей человек трех или четырех, о мире бить челом, и государь им тогда о мире хотение свое известит.

Начало повести, какие сотворил всемилостивый человеколюбец Бог преславные чудеса в роде нашем православным царем благоверным великим князем Иоанном Васильевичем, государем всея Руси и самодержцем, православному христианству от басурманского пленения и гнета, от безбожных казанских татар, и о поставлении Новгорода Свияжского, нареченного Новгород Свияжский, и в котором устроил церкви и христианам жилище в год 7059 (1551), в 19 год государства его, а в 5 год царства своего. Великий во благочестии царь государь князь великий Иоанн Васильевич всея Руси видел, что христианство попленено, и много крови христианской проливается, и многим церквам святым запустение; от кого же сии были нетерпимые беды? Говорю же, что все сие было зло от безбожных казанских сарацинов.

О Свияжском городе. Не терпела же и она, благочестивая и Богом возлюбленная благочестивая царя нашего душа, в таковых бедах христианству быть, в плену, и говорит в себе такое: «Всемилостивый же Боже, молитвами пречистой твоей матери, и всех святых, и наших русских чудотворцев молитвами устроил меня земли сей царем и пастырем, вождем и правителем, что править людьми твоими, в православии неколебимым быть, что пасти мне их от всех зол, находящих на нас, и всякие нужды их исполнять. Владыко, помоги мне и избави плененных рабов своих из рук язычников; воистину же ты пастырь добрый, который душу свою полагает за овец». И начал государь со своими боярами мыслить, как с Казанью промышлять; и призывать начали казанских князей, которые из Казани приехали ему служить, Кострова князя с товарищами. И начал мыслить, чтобы город поставить на Свияжском устье на Круглой горе; ибо и сам государь, из Казани едучи, видел, что место стройно и пригоже быть городу. И послал государь за царем Шигалеем, и царь к государю приехал. И государь призвал братию свою князя Юрия и князя Владимира, и царя Шигалея, и всех бояр своих, и князей казанских, и советовался государь с братиею, и со царем, и с боярами, и с князями. И умыслил государь город поставить на Свияге на устье на Круглой горе промеж Щучьего озера и Свияги реки, и рать свою послать в судах многую и конную, да запасы свои царские посылать великие, чтобы вперед к его приходам был готов тот запас. И пришел государь в соборную церковь пречистой Богородицы, и припал умильно со слезами к чудотворному образу пречистой Богоматери и к великим чудотворным мощам Петра, Ионы, тайно молитвы воссылая Богу, и пречистой его Богоматери, и великим чудотворцам, и благословился у Макария митрополита. И мысль свою митрополиту сказал, и говорил митрополиту: «Пожалуй, господин отец наш Макарий, митрополит всея Руси, помолись со всем священным собором и по всем святым местам пошли, чтобы вашими святыми молитвами послал Христос милость свою, и не помянул бы грехов наших и неведения, подал бы избавление бедному христианству, от работы спасение. Если и грешны мы, но его создание, и да не попрано будет за наше согрешение имя его святое, и избавит бедное христианство, мучимое от басурманства, что владыко искупил честною своею кровью, и прославится имя его в нас, как святая его воля».

О благословении митрополита. Митрополит благословил царя государя и сказал государю: «Тебе подобает, царь, на Бога упование положа, и на пречистую Богоматерь, и великих чудотворцев, подвизаться за благочестие, за порученную тебе от Бога паству, как тебя Святой Дух наставит, да не расхитят безбожные волки порученных тебе овец. И видя владыко неотложную твою веру, что переданное тебе мужественно пасешь, да их расхищенных соберет воедино. Бог тебя, государя, благословит в Боге начинать великое; но только же человеческое дело начинать, а Божие совершать, а мы, твои богомольцы, должны Бога молить, и пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев, да пошлет тебе Бог помощь и утверждение». И пришел царь к чудотворному образу пречистой Богородицы и великим чудотворцам, и умильно припал, и вещал: «На тебя, владычица, уповаю и на помощь призываю. Ты сие начатое дело произведи и плод благий покажи; всяк надеется на тебя, да не постыдится вовек».

И начал государь, и дела коснулся, призвал к себе дьяка своего Ивана сына Григория Выродкова и послал его, а с ним детей боярских на Волгу в Угличский уезд, в Ушатых вотчину, для церквей и города лес рубить и в судах с воеводами на Низ вести, что и было. Отпустил царь и великий государь в месяце апреле в судах в большем полку царя Шигалея, что прежде был казанский, и воевод в большем полку государь со царем отпустил, воевода и боярин князь Юрий Михайлович Булгаков да боярин и дворецкий Даниил Романович Юрьев; в передовом полку князь Петр Андреевич Булгаков да окольничий Иван Федорович Карпов; на правой руке воеводы боярин и конюший Иван Петрович Федоров да князь Давид Федорович Палецкий; на левой руке воеводы боярин Григорий Васильевич Морозов да князь Андрей Васильевич Ногаев; а в сторожевом полку воеводы боярин Иван Иванович Хабаров да окольничий Далмат Федорович Карпов; а с ними многие люди и дворяне царя и великого князя, изо многих городов дети боярские да казанские князи и мурзы, Костров князь, да Чипкун, да Бурнаш с товарищами, 500 человек, ибо много их тогда было у государя. Город ставить и впредь в городе быть воевод своих государь отпустил боярина и воеводу князя Семена Ивановича Микулинского, да окольничего воеводу Владимира Васильевича Морозова, да окольничего воеводу Федора Григорьевича Адашева, да воеводу князя Петра Семеновича Серебряного, да воеводу же князя Федора Борисовича Ромодановского. А наказал им царь государь, велел им город поставить на Свияжском устье на Круглой горе за 20 верст от Казани, и как, даст Бог, город поставят, и боярин и воевода князь Семен Иванович воеводам ворота разделит. А после сего государь велел идти из Мещеры князю Дмитрию Ивановичу Хилкову; а из Новгорода Нижнего велел государь идти спешно на Казанский посад князю Петру Серебряному, а с ним дети боярские и стрельцы и казаки. А с Вятки велел придти Бахтеяру Зюзину с вятчанами на Каму. Да с верху Волгою государь прислал многих казаков, а велел стать по всем перевозам по Каме, и по Волге, и по Вятке реке, чтобы воинские люди из Казани и в Казань не ездили. А из Мещер послал государь Полем пеших казаков на Волгу, Севергу да Елку, а с ними 2500 казаков, а велел им, придя на Волгу, суда сделать да пойти вверх по Волге воевать Казанские места; и прийти им велел к воеводам же. И князь Петр Серебряный пошел из Новгорода Нижнего мая в 16 день в субботу перед Троицыным днем; а в неделю Троицкую в вечерню пришел князь Петр на устье Свияги на Круглую гору, и вечерню Троицкую и с молитвами на той горе пели, где ныне Божиею благодатию град стоит. А пришел на казанский посад того ж де месяца 18 в понедельник на Сошествие Святого Духа на первом часу дня не со всеми людьми; многие люди заблудились, ибо мгла великая тогда была на Волге. А на посад пришел внезапно и Божиею милостию побил многих людей, и живых взяли, и полону русского много отполонили, и мурз великих больше 100 убили, и многих мелких людей, жен и ребят побили; а великого князя детей боярских на том бою убили Михаила Зачесловского да двух Стромиловых, да живым взяли сотского стрелецкого Афоню Скоблева; да стрельцов человек с пятьдесят взяли, и убили, и потонуло. И князь Петр со всеми людьми отошел на Свияжское устье да стал на Круглой горе дожидаться царя и воевод. Месяца мая в 24 день в неделю Всех святых царь Шигалей и воеводы пришли на Свиягу, и вылезли воеводы великого князя из судов, начали лес сечь, где быть городу, и очистив гору, пев молебны и воду освятив, и с крестами по стенному месту обошли, и обложили город, и церковь в городе заложили во имя Рождества пречистой и чудотворца Сергия; от образа же чудотворца Сергия и великие чудеса содеялись. Город же, который сверху привезен, на половину той горы стал, а другую половину воеводы и дети боярские своими людьми тот час сделали, ибо велико было место, и завершили город в четыре недели. Люди же нагорной стороны, видев то, что город православного царя стал на их на земле, начали к царю и воеводам приезжать и бить челом, чтобы государь их пожаловал, гнев свой отдал, а велел быть им у Свияжского города и воевать их не велел. Царь же и воеводы послали то государю сказать, что город, дал Бог, ставят, а князь Петр Серебряный с посаду пришел, а побил многих людей казанских, а великого князя людям не великий урон был, а люди горной стороны государю хотят служить. Царь с тем прислал дворецкого своего князя Шибаса Шамова, а бояре Ивана сына Федора Шишкина. И после того пришли к царю Шигалею от всей горной стороны бить челом, чтобы им позволил ехать бить челом к царю государю великому князю. И царь и воеводы послали к государю горных людей Махмета Бузубова да Ахсигвека Тиглева с товарищами, а с ними послали Григория сына Семена Плещеева. И Махмет с товарищами государю били челом от всей горной стороны, от князей, и мурз, и сотных князей и десятных, и чувашей, и черемисы, и казаков, чтобы им государь гнев свой отдал, а велел бы у Свияжского города быть; и правду государю на том по своей вере дают, что им от государя и их детям неотступным быть и к Казани от Свияжского города никак не отложиться; и пожаловал бы их государь, в ясаках облегчил, и дал бы свою грамоту жалованную, как им впредь быть. И государь их пожаловал, гнев свой им отдал, и воевать им не велел, и взял их к своему Свияжскому городу, и дал грамоту жалованную с золотою печатью, а ясаки им отдал на три года; да Махмета с товарищами пожаловал великим жалованьем шубами и деньгами.

Той же весною месяца июня 14 в неделю третью Петрова поста поставлен Макарием, митрополитом всея Руси, архиепископом в Великий Новгород и в Псков Серапион Курцов, игумен Троицкий Сергиева монастыря. Того же месяца июня в 18 дня в четверток четвертой недели Петрова поста поставлен был епископом в Суздаль Афанасий, бывший игумен Кириллова монастыря.

И послал царь государь к царю Шигалею на Свиягу и к воеводам своим с жалованьем с золотыми стряпчего Игнатия Вешнякова. А приказал царю и воеводам, чтобы всю горную сторону, приведши к правде, послали к городу Казани; а с ними бы послали того смотреть детей боярских и казанских князей, прямо ли станут государю служить, по тому их правду и узнают. И царь и воеводы горной стороны людей, князей, и мурз, и сотных князей и десятных, и чувашу, и черемису, и мордву, и можаров, и тарханов привели к правде на том, что им государю царю и великому князю служить, и хотеть во всем добра, и от города Свияжского неотступным быть, и дани и оброки черным людям всякие платить, как их государь пожалует и как прежним царям платили, а полону им русского никак у себя не держать, весь освободить. Да послал их царь и воеводы к городу Казани: «Правду вы государю учинили, пойдите покажите свою правду государю, воюйте его недруга». А с ними послали то смотреть Петра Турова да Алексея Ершева. И горной стороны люди, собравшись много, да пошли, а били челом, чтобы их велели перевезти, поскольку невозможно было во все лето переехать с горной на луговую сторону. И велел их царь и воеводы перевести по Тарлолашью да на каменном перевозе тем казакам, которые по тем перевозам стояли. И пошли к городу в месяце июне, и пришли на Арское поле к городу. И вышли к ним все казанские люди, крымцы и казанцы, да с ними бились крепко, и с обоих люди пали. Казанцы же вывезли на них из города пушки и пищали да начали на них стрелять, и горной стороны люди, чуваши и черемиса, дрогнули и побежали; и убили у них казанцы человек со 100, а с 50 живых взяли. А царь Шигалей пору и воеводы великого князя князь Юрий Голицын и Даниил Романович с товарищами ходили в ту пору на Гостин остров и за Волгою стояли на Терень-узяке. А горной стороны люди все прибежали к царю и воеводам, и велели их опять за реку возить; а Петр Туров и Алексей Ершев царю и воеводам сказали, что горной стороны люди государю служили прямо. И пришли во Свияжский город, царь и воеводы отпустили горных людей к государю очей его видеть царских и жалование от него слышать за службу. Горные же люди ездили к государю во все лето человек по 500 и по 600. А государь их жаловал великим жалованьем, кормил и поил у себя за столом, князей, и мурз, и сотных голов, и казаков жаловал шубами с бархатами золотом, а иным, чуваше и черемисе, камчатые и атласные, а молодым однорядки, и сукна, и шубы белые; и всех государь пожаловал доспехами, и конями, и деньгами. И видев то государево жалованье и страх на себя милосердием Божиим и его государевым промыслом, государю верны стали, и начали служить правдою, и на луговую сторону ходить воевать, и языков добывать. А государево жалованье к ним не оскудевало, но и более государь прибавлял: великое множество раздавал, а кроме того своих воинов жаловал. В предыдущих же летописцах таких расходов не пишут, какое государь жалованье к своим и ко всем приходящим показывал; ибо Бог вложил в сердце его, желал помиловать род христианский и избавить от нападений варварских, освободить род христианский навеки от басурманства. И видев такую его любовь и жалованье и по всяк час попечение о людях, порученных ему от Бога, все начали стараться как за Бога, так и за него государя пострадать, а окрестные страх и ужас на себе иметь. Ибо и не исписать сего, как призвал Бога в помощь и на коня своего сел, как строить начал воинство свое, и Бог ему в том способствовал, видя его к себе неотложную веру и усердие, что по Христе.

Но на прежнее возвратимся. Видели то казанские люди в городе и по селам, что горной стороны люди твердо к государю укрепились, и стала им нужда великая, с обеих сторон их воюют и проезду ни из которого государства нет, ниоткуда помощи себе не чают, поскольку люди великого князя Волгою от Василя города и по Каму, а Камою вверх по Вятке, и Вяткою вверх по всем перевозам дети боярские, и стрельцы, и казаки крепко стояли умышлением государевым, а службою и дозором воеводским, и начались розни у казанцев с крымцами, и приходили чуваши арские с боем на крымцев, почему де не бьют челом государю. Пришли на царев двор, и крымцы Косчак улан с товарищами с ними бились и побили чувашу, ибо Бог их в смятение привел междоусобною бранью за многое кровопролитие христианское. И приехали к государю служить многие князи и мурзы, видя великое государево жалованье, а свое изнеможение. Государь, их жалуя, обратно отпускал во Свияжский град и велел их тут устраивать. И крымцы, видев то, что им от казанцев быть отданным государю, собравшись все да пограбив, что возможно, побежали из Казани, 300 человек уланов и князей, мурз и казаков добрых, не считая их людей, а жен и детей побросав. И прибежали на Каму, а тут стояли великого князя дети боярские и стрельцы. И они побежали вверх по Каме и прибежали к Вятке, а уже тут не ожидали великого князя людей, ибо стояли, утаясь по сторожам, а стоял Бахтеяр Зюзин с вятчанами да казаки государевы Федька Павлов да Северга. И крымцы поделали туры да переправились, и пришел на них Бахтеяр с вятчанами и казаки, да их побили наголову и потопили; а живых поймали Косчака улана, Барбелсин улана, Торчи князя-богатыря, Ишмахмета мурзу, Сулешева брата, крымского, и иных уланов и князей. Поймали живыми и к государю привели 46 человек, и государь их за жестокосердие казнить велел смертию.

Казанцы начали посылать к Шигалею и к воеводам бить челом, чтобы государь пожаловал, гнев свой им отдал, пленить их не велел, а дал бы им на государство царя Шигалея, а Утемиш бы Гирея царя государь к себе взял и с матерью Сююнбек царицею. А приезжал с тем к царю и воеводам Кулшериф молна да тюменский князь Бибарс Растов. И поговорил царь с послами казанскими да ответ им учинил, чтобы они о том послали к государю царю и великому князю бить челом, как их государь пожалует, а срок им учинили не воевать 20 дней. И казанцы послали к государю Елбарсу мурзу, Растова сына; а царь и бояре послали к государю сына боярского Якова, а с ним послали к государю обо всем подлинно казанском деле. И государь у себя Елбарсу мурзе велел быть и его челобитья слушал, и Елбарс подал от земли челобитную грамоту. «Царю государю великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси Кудайгул улан в головах да Муралей князь и вся земля Казанская, молны, и сеиты, и шихи, и шихзады, молзады, имамы, асии, афасы, князи, и уланы, и мурзы, и ички, дворные и задворные казаки, и чуваши, и черемиса, и мордва, и тарханы, и моржары, и вся земля Казанская тебе, государю, челом бьют, чтобы государь пожаловал, гнев своей отдал и дал бы им царя Шигалея на царство, а Утемиш-Гирея бы царя и с матерью государь взял к себе; а полону бы русскому волю дать, а в неволю бы государь пожаловал не брал, а крымцев остальных, и жен их, и детей отдать государю, так бы государь их пожаловал, о том челом бьют». И государь выслушал челобитье да велел Елбарсу ответ учинить, что государь хочет землю Казанскую пожаловать, только царя и царицу отдадут государю, и крымцев всех остальных, и детей их; а полону им русского ни в которой неволе не держать, всем дать волю, а князям всем полон привести на Казанское устье да отдать боярам, а остальной полон, как царь Шигалей на царстве будет, весь освободить, а казанцам весь отпустить, а в неволе не держать. И Елбарс говорил: «Так и учинят, как государь пожалует». И государь Елбарса отпустил с пожалованием с тем словом к князям казанским, а к царю Шигалею и к боярам и воеводам послал с наказом Алексея Адашева. И пожаловал государь царя Шигалея Казанью и на Казани его учинил, а дал ему к Казани и луговую сторону всю да Арскую; а горная вся сторона к городу Свияжскому, поскольку государь Божиим милосердием да саблею взял до их челобитья; и об иных многих делах царю и воеводам велел говорить. И приехал к царю Алексей августа 6 и царю государево слово сказал, на чем с казанцами делать. И царь Шигалей государево дело похвалил, а того не залюбил, что горная сторона будет у Свияжского города, а не у него в Казани. И бояре ему по государеву приказу отмолвили, что тому делу никак не быть, что государю Бог дал, тем ему не поступиться. И царь и воеводы по государеву наказу послали в Казань, чтобы приехали к царю и воеводам, государь их приказал пожаловать, и они бы, приехав, правду дали. Августа в 9 день к царю и воеводам приехали к Казани молна Касым да Бибарс князь и иные князи и мурзы. И Шигалей царь им от государя жалованную речь говорил, на чем им правду дать. А они было во многом заперлись, ибо обычай у них был изначала злые намерения иметь. И царь им велел идти с боярами в боярские шатры и делать по государеву наказу; ибо государев наказа таков: не учинят на государевой воле, и государь делать не велел, а хочет на ту осень ратью со всеми людьми. И бояре с казанцами много говорили, как бы им что лукаво делать. Бояре же по Божию милосердию государевым наказом твердо делали, ни во едином их лукавстве не поступили, ибо везде их изначала злонырство. И порешили на том, что казанцам царя Утемиш-Гирея и с матерью и крымцев детей привести во Свияжский город; а полон русский весь освободить, а князям привести на Казанское устье весь полон, который у них, а сведает после государь, только полон будет в басурманстве в неволе, и государю стоять, сколько милосердый Бог поможет; а царю и боярам ехать на Казанское устье да тут все докончание утвердить, и всей земле Казанской тут царя встретить. Того же месяца 11 прислали из Казани к царю и к боярам Кудулгу улан и Муралей князь с товарищами Ангилдей абыза, что царя Утемиш-Гирея и царицу везут к государю, и царь бы Шигалей и бояре велели встретить. И царь и воеводы послали царя Утемиш-Гирея и царицу встретить воеводу князя Петра Семеновича Серебряного, а с ним детей боярских; и встретили его на Казанском устье в тот же день в вечере. И в город Свияжский привезли царя и царицу, а с царем приехал Бибарс князь да Лимердень азий, да привезли крымцев двух Касчак улана детей да Ак-Могмин улана сына. И царь Шигалей и бояре государевы на следующий день же отпустили к Москве государю Волгою царя Утемиш-Гирея с матерью Сююнбек царицею и крымских детей. А со царем к государю послали воеводу князя Петра Семеновича Серебряного, да с ним детей боярских и стрельцов многих, да Кострова князя, да Алимердень азея. И привезли царя казанского и царицу к государю на Москву сентября 5-го в субботу, дал Бог, здоровыми.

В то же лето в месяце августе поставлен на Проне реке Михайлов город, а ставили его воеводы князь Александр Иванович Воротынский да Михаил сын Петра Головин. А когда ставили город и начали место чистить, где поставить церковь соборную архангела Михаила, и тут обрели на том месте, где алтарю стоять, образ архангела Михаила древнего письма, ничем невредим, обложенный серебром. И царь и великий князь и митрополит Макарий за тем образом посылали священников, и взяли его честно, и пели молебны, и отпустили на то место, в тот храм, где явился, и о том Богу хвалу воздали. Августа 15 царь Шигалей и все царя и великого князя воеводы приехали на Казанское устье и стали от Волги и до Бежболды, а вверх 2 версты, а за Казань вниз до Царева лугу. А в город Казань царь Шигалей послал дворецкого своего Шабаса князя да конюшего своего Битикея князя со всем своим кошем и велел устраивать двор свой. А на следующий день августа 14 приехали к царю и воеводам Кулшериф молна и Маамет сеит, Мансырь сеита сын, и все с ним шихи, и шихзады, имамы, и моллзады, азии, дербыши, да Кудайгул улан, а с ним уланы все да Муралей князь, а с ним многие люди и мурзы. И бояре велели им читать шертную грамоту, на чем государь пожаловал и как им впредь быть. И они все стали о горной стороне говорить, что того им учинить нельзя, что землю разделить. И бояре говорили им по государеву указу, что «Бог государю учинил, да его правда: город государь на Свияге поставил, а горной стороны люди государю добили челом, и горные люди вас и воевали; тому уже иначе не бывать, как то Бог учинил». И много о том спорных слов было, и Божиим милосердием по государеву наказу бояре его по тому сделали, как государь наказал.

О посажении Шигалея на царство. Царь Шигалей и вся земля Казанская на том государю правду дали, что им в горную сторону не вступаться да и в середину Волги, а ловцам ловить по своим половинам. И шертные грамоты царь попечатал своими печатями, а казанские люди лучшие многие руки свои поприкладывали. И князи казанские полон русский, какой у них был, многий привели, а в остальном все присягу дали, что им и остальных освободить; а уведает государь про полон христианский в работе басурманской, и у кого найдут, того казнить смертию; а станут за то казанцы, что всего полона не освободят, и государю над ними своего дела искать, сколько милосердый Бог поможет. И в правде пошли все люди казанские по 100 человек, и по 200, и по 300, а не случайные, и к правде ходили 3 дня, а правду давали на том, на чем и большие люди их правду давали.

О царстве Шигалеевом на Казани. 7059 (1551) августа 16 поехал царь на царство в Казань, а с ним по государеву наказу бояре его князь Юрий Михайлович Голицын, да Иван Иванович Хабаров, да дьяк Иван Григорьев Выродков, те его на царство посадили; и здравия желали ему бояре в тот же день на государевом жаловании на царстве Казанском. Да со царем же в Казань поехали 300 человек городецких князей, и мурз, и казаков, да 200 стрельцов с двумя сотскими царя и великого князя, жили все у царя на дворе. И на следующий день в 17 день бояре князь Юрий и Иван и дьяк Иван приехали к царю да говорили царю: «На чем казанцы правду дали, что им полон освободить, и ты бы, государь, велел собрать, который в городе, да освободить». И царь послал постановление и велел собрать полон к себе на двор; и собран многий полон, и в тот день их отдал царь Шигалей боярам, 2700 человек, а иной после взялся освобождать. И бояре послали к государю с сеунчем, что, дал Бог, дело его поделалось по его государеву наказу, Даниила сына Федора Адашева да стрелецкого голову Ивана Черемисинова; и приехали к государю того ж месяца 28. И была государю радость великая об избавлении христианском, что освободил Бог род христианский от плену и над Казанью сотворили, как впереди сего не было при иных государях. А полону христианского вышло на горную сторону 60 000, как отчитались во Свияжском городе, которым корм государев давали и вверх Волгою провожали, не считая тех, который полон по своим местам из Казанской земли пошел, вятский и пермский по своим местам, муромский, и мещерский, и костромской все по своим местам, кому куда ближе, туда пошли. Да сбудется древняя благодать, как в древности создатель израильский род Моисеем из Египта извел, также и ныне Христос царем нашим православным извел из рабства казанского множество душ христианских. Но еще просить у Бога и всем остальным свободы, ибо великое множество из-за грехов наших и в несовершенные лета возраста государя нашего великого царя Иоанна и при прежних государях попленили казанцы земли христианской за умножение грехов наших и нестроение; и ныне освободился род христианский Божиим милосердием и государем нашим царем православным и его благоразумием. Сие дело свершилось государевым повелением, а воеводскою и всех детей боярских службою; и ни один человек царя государя нашего не изгиб. А прежде князя Петра прихода во многих местах по Волге и по Каме побиты были казанцы и крымцы, которые в Казани ногаи и бухарцы, и война была до челобитья по многим селам, но везде Божиею милостию сохранены были государевы люди. Вот же писанию предадим, ибо то прежде до сего времени слышали. И когда еще благоверный царь и великий государь не послал на Свиягу града ставить, из многих татар, окрест того места близко живущих, от многих христиан, плененных на той горе, где град стал, многие звоны слышали и пение во много голосов. И покушались искать слышимое, и не обретали. И часто черноризцев видели на той горе и на лугу. И за много лет до того сие многие верные и неверные люди видели и слышали. Сие же вот и дошло слухом и до самого царя благочестивого государя нашего; государь же помышлял и надеялся, что благодать Божия воссияет на месте том, что и было. В тот же месяц царь Шигалей князь Юрия Голицына отпустил к царю и грамоты шертные утвержденные с ним к государю послал. А в Казани у царя остались по государеву наказу ради полону и для иных управных дел боярин Иван Иванович Хабаров да дьяк Иван Выродков; а бояре и воеводы князь Юрий Михайлович и Даниил Романович со всеми товарищами и с теми людьми, которые с ними были посланы, пошли к государю вверх Волгою; и воевода князь Дмитрий Хилков пошел через горную сторону к Мурому; на Свияге в новом городе остались боярин и воевода князь Семен Микулинский с товарищами и с теми людьми, которые с ним, зиму проводить.

Того ж месяца 59 года пришли к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси из Астрахани от Емгорчия царя Ишим князь с товарищами, били челом царю и великому князю, чтобы его царь и великий государь пожаловал, велел себе служить и со юртом, и жаловал бы его, как и Шигалея царя и иных царей, которые ему служат.

7060 (1552). В сентябре приехали к государю бояре его и воеводы из Казани и из Новгорода Свияжского князь Юрий Михайлович Булгаков с товарищами. И бил челом князь Юрий от царя Шигалея на его государевом жаловании, на царстве, что его учинил царем на Казани, да приказывал передать к государю, чтобы его пожаловал, придал ясаков с горной стороны, а о том хочет послать бить челом послов своих больших и о иных делах. Да князь Юрий же привез к государю грамоты шертные и докончанные, как царю впредь на Казани быть и как стоять государя нашего Свияжскому городу. И государь бояр своих и воевод жаловал великим жалованием.

В тот же месяц прислал из Казани царь Шигалей к государю царю и великому князю гонца Кулая мурзу Растова сына, казанца, да Муралея мурзу, есаула городецкого, с тем, что отпускает послов своих старших большого карача казанского Ширина Муралея князя Булатова сына, да дворецкого своего Шабаса князя Шамова, да Абдалу, старшего бакшея казанского. А от боярина Ивана Хабарова да от дьяка Ивана Выродкова примчался сын боярский с грамотою, а писали о том, что казанцы государю в полону не прямят по шертной грамоте, а царь Шигалей то терпит из-за волнения. И государь Кулая мурзу и Муралея городецкого пожаловал, отпустил к царю Шигалею в Казань, а послам большим казанским, Муралею князю Булатову с товарищами, велел боярину своему и воеводе князю Семену Ивановичу Микулинскому во Свияжском городе дать приставов до Москвы да и корм давать по горной стороне и по иным городам до Москвы.

В том же году 60-м послал государь в Астрахань посла своего Севастиана, а Емгурчея царя посла с ним же отпустил, видеть царя Емгурчея правды, на чем от него послы его били челом, и его землю к правде привести. В тот же месяц отпустил царь и великий князь в Казань к царю Шигалею боярина своего князя Дмитрия Федоровича Палецкого да с ним дьяка Ивана Клобукова. А с ним послал к царю Шигалею великое свое жалование, платье, и суда, и деньги, также и царице его, которую в Казани взял Сафа-Гирея царицу; а князям казанским и городецким многое свое жалование послал, платье, и деньги, и сукна. А о попечении просил царя земле Казанской жалованное слово за службу, и о полоне о попечении просил, чтобы по шертным грамотам полон русский весь освободили; а не освободят полон, и государю, видя христианство в неволе, да того не терпеть, сколько ему милосердый Бог поможет. А к царю с князем Дмитрием о попечении просил, чтобы царь памятовал великого князя Василия жалование и царя великого князя Иоанна жалование, чтобы государю на Казани прямил по шертным грамотам, как правду дал, и полон русский весь освободил, а укрепил бы Казань крепко государю да и себе, как Касимов городок, чтобы при нем и после его было неподвижно, и кровь бы с обеих сторон перестала течь вовеки. Да написал к боярину своему Ивану Хабарову, что послал к царю князя Дмитрия, а Ивана бы царь отпустил; и царь Ивана отпустил к царю и великому князю.

О казанских послах. Той же осенью в октябре пришли послы казанские к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси от царя Шигалея, карчака казанский большой Ширин Муралей князь Булатов, да Шабас князь Шамов, да Адула бакшей, от царя государю челобитье правя. Да говорили, чтобы государь пожаловать нагорные стороны поступился царю, а не пожалует, все не отдаст, то хотя бы государь пожаловал, ясаков с горной стороны придал, сколько пожалует, и пожаловал бы государь, велел правду учинить царю и земле Казанской на том, на чем земля государю правду дали. И государь их челобитье выслушал, да велел им ответ учинить боярину своему Ивану Васильевичу Шереметьеву, да Алексею Адашеву, да дьяку Ивану Михайлову, что государю горной стороны к Казани ни одной деньги не отдавать; «а о правде говорили казанцы государю, тогда дали казанцы правду, что весь полон христианский освободить и до единого человека, и ныне еще много полону у себя держат; и как освободят царь и казанцы весь полон русский, и государь тогда правду учинит, а вы до того времени здесь побудете». И послы о том били челом государю, чтобы государь царь и к земле послал о полоне, а они того дожидаться будут, как полон весь освободят. В тот же месяц приехали к государю из Казани боярин его Иван Иванович Хабаров да дьяк Иван Выродков, а сказывали государю, что полону казанцы мало освобождают, заковывают и по ямам полон хоронят, а им видится, и царь не хорошо прямит в полону, потому что когда у кого что изымут, он тех не казнит по шертным грамотам, а отговаривает тем, что опасается волнения; а сказывают царю, что князи казанские пересылку имеют в Ногаи, и он о том проведает дополна, а государя без известия не оставит.

О побиении казанских князей. Месяца ноября 14 примчался к царю и великому князю из Казани Уразый мурза Конбара да и от князя Дмитрия сын боярский Митька Волохов. А говорили государю от царя и от князя Дмитрия, что казанские Бибарс с братиею и многие князи казанские сообщениями обменивались с царем в Ногаях, а сами хотели царя убить и боярина великого князя князя Дмитрия убить же, и царь у них то выведал дополна, и грамоты присланные у них поотнимал, и царь их велел побить у себя на пиру; кои были во избе, царевы князи порезали их, а многих на царевом дворе побили стрельцы великого князя, а иных велел стрельцам по подворьям побить; а убил царь Бибарса князя с братиею, Кадышка богатыря, Карамыш улана, а всего убил князей и уланов и мурз в тот день и на следующий день 70 человек, а иные разъехались князи, а некоторые в Ногаи. Да просил о попечении царь и князь Дмитрий к великому князю, что Муралей и Костров князь с теми заодно, чтобы их государь не отпускал, царю они в Казани не надобны. А Муралей и Костров сведали, что советники их в Казани побиты, и они били челом царю и великому князю, что им в Казань ехать не можно, царь их не жалует, чтобы государь пожаловал, за женами их приказал послать.

В тот же месяц послал царь и великий князь в Казань к царю Шигалею Алексея Адашева, а велел говорить боярину своему князю Дмитрию Алексею о том накрепко царю Шигалею, чтобы царь в Казани крепко устроил государю, как Городок, чтобы кровь христианская не лилась; сам царь видит их измену, от начала лгут государям нашим, и брата его Еналея царя они ж убили, и его многократно изгоняли, и ныне хотели убить; чтобы укрепил город великого князя людьми русскими. И царь говорил: «Прожить де мне в Казани невозможно, нагрубил весьма казанцам весьма; взялся был я им у царя и великого князя горную сторону выпросить и взять, и только меня государь и великий князь пожалует, горную сторону даст, и мне жить в Казани будет можно, и докуда я жив, дотуда Казань царю и великому князю крепка будет. А после меня, кому ведать?». И князь Дмитрий по государеву наказу царю то отмолвил, что горной стороны ему государю к Казани никак не отдавать, а сие ему Бог дал: «А отдать горную сторону, Свияжскому городу как быть? А ведаешь сам, сколько государям нашим от Казани бесчестия и убытков. И ныне полон христианский у себя держат в неволе, дав правду государю нашему, лгут; а многие и городецкие, которые с тобою приехали в это место, ведомо, что полон христианский держат в неволе. А впредь будут таковы казанцы, государю нашему, видя в рабстве христианство, как терпеть? А коли, государь, тебя бояре великого князя князь Юрий Голицын с товарищами на царство Казанское сажали, а земля вся правду давали, что им весь полон отпустить, а не отпустят хотя единого человека, и государю за свое христианство стоять, сколько ему милосердый Бог поможет; а если, государь, государю нашему за них не стать, ему, государю, Богу ответ давать». И царь говорил: «А коли мне горной стороны не отдаст, мне как прожить в Казани, нагрубив? И мне бежать к государю великому князю». Князь же Дмитрий и Алексей говорили: «Коли тебе к государю же бежать, то укрепи Городок его людьми русскими». И много о том речей спорных было, и царь то отмолвил: «Басурман де я есть, не хочу от своей веры отстать, и государю своему царю и великому князю изменить не хочу же; ехать же мне в иное место некуда, еду к царю и великому князю. Коли же меня от казанцев иметь неотступно, и я лихих еще изведу да буду у государя». А князя Дмитрия и Алексея отпустил к государю, и у царя князь Дмитрий оставил Ивана Черемисинова с его стрельцов царя беречь от казанцев и государя без вести не держать. И когда князь Дмитрий приехал на Свиягу, и говорили князю Дмитрию князи, которые живут на Свияге, Чапкун и Бурнаш с товарищами, что «слышат от земли, как весна настанет, казанцы все хотят изменить государю, а Шигалея не любят; и государь бы своим делом промышлял, как ему, государю, крепче, а мы государю дали правду и по правде к нему приказываем сообщить, что несомненно казанцы изменят, а тогда и горных не сохраним». И князь Дмитрий к государю и великому князю приехал, и то от Шигалея сказал государю. Царь же и великий князь послал к царю Семена Ярцова, а велел царю говорить, чтобы жил остерегаясь казанцев.

Той же зимой в январе били челом царю и великому князю на Москве Муралей князь, да Костров князь, да Алемердин азий, а сказывают, им приказ от Казанской земли, а сами бить челом государю ехать не смеют, чтоб де государь царя Шигалея свел с Казани, а дал бы им наместника боярина своего, а держал бы их так же, как и в Свияжском городе; а не пожалует государь, то казанцам придется изменить, будут добывать им государя из иного места. И государь выслушал их челобитье да велел с ними боярам поговорить Ивану Васильевичу Шереметьеву да дьяку Ивану Михайлову, за что царя не любят, как государю царя свести, и наместнику у них каким обычаем быть, и чему в том верить. И они боярам про царя говорили, что их убивает, и грабит, и жен их и дочерей берет сильно. «Пусть только государь пожалует землю, царя сведет, и нас здесь у государя, уланов и князей, и мурз, и казаков, с триста человек, одного из нас пошли своим посланником к земле Казанской; как царя Шигалея сведет, и казанцы все государю дадут правду, и наместников его в город пустят, и град весь государю сдадут. А кому велит в городе и на посаде жить, и то тем жить, а иным всем по селам жить, а ведать на царя и великого князя наместникам царевы доходы все. И которые князи и побиты бездетны, и тем государь пожалует, кого захочет, и все люди в его воле, кого чем пожалует. А не учинят так, взбунтуются казанцы, и, государь, нас вели здесь всех побить; да на том и правду дали. Если царь не захочет ехать из Казани, пусть государь у него стрельцов возьмет, и он сам сбежит».

Той же зимой в феврале послал государь к Шигалею царю Алексея Адашева, а велел царя свести с Казани, да к земле Тереулдувана казанца, а Муралей и Костров с товарищами послали к земле с Тереулдом грамоту, на чем добили челом государю. И государь царю Шигалею о том велел Алексею накрепко говорить, чтобы без убытков великих пустил великого князя людей в город; а чего у государя захочет, тем его государь пожалует. Да и то велел ему сказать, что и казанские князи того хотят, чтоб великого князя наместник был на Казани. И Алексей в Казань к царю приехал в тот же месяц и царю по государеву наказу говорил. Но царь отмолвил, что ему никак басурманского юрта не порушить, «а прожить мне в Казани не можно, в Ногаи казанцы послали царя просить, а я иду в Свияжский городок, иначе мне от них быть убитым».

Той же зимой марта 6 в первую неделю святого поста выехал царь Шигалей из Казани на озеро рыбу ловить, а с ним многие князи и мурзы казанские и городецкие и все 500 стрельцов великого князя. И выехав из Казани, царь сказал казанцам князям и мурзам: «Хотели вы меня убить и били челом на меня царю и великому князю, чтобы меня свел, а то я над вами лихо сделаю, а дал бы вам наместников. И царь князь великий велел мне с Казани съехать, и я к нему еду, а вас с собою веду, там разберемся». И приехал со всеми теми людьми во Свияжский город, а воеводы его встретили на Волге, и вывел с собою царь князей казанских и мурз 84 человека. В тот же день в город Казань послал боярин и воевода князь Семен Иванович Микулинский с товарищами двух казаков с грамотами от государя, что по казанских людей челобитью государь царя Шигалея свел и дал им наместника князя Семена, и они бы были во Свияжском городе да учинили правду, и князь Семен с товарищами по государеву наказу к ним поедет. И в тот же день из Казани прислали к боярам бить челом афиса, что они государеву жалованию рады, во всем так хотят государю служить, как его воля, да пожаловали бы прислали к ним в Городок Чапкуна князя да Бурнаша, кому им верить и на чьи руки даться. На следующий день князь Семен с товарищами Чапкуна и Бурнаша в город Казань послал да Ивана Черемисинова с тем словом, на чем князи на Москве государю били челом и на чем во Свияге Чапкун и Бурнаш правду давали, и вся бы земля Казанская на том же правду дала. И в тот же день прислал Иван Черемисинов к боярам, что вся земля Казанская государеву жалованию рады, правду дают и к боярам едут лучшие люди, в головах Кудагул улан с товарищами. И на следующий день приехали во Свияжский город из Казани Кадугал улан да многие муллы и князи; Иван Черемисинов, и Чапкун, и Бурнаш с ними же приехали, правду дали боярам на всей воле великого князя и у бояр правду взяли, что им хорошо их жаловать казанских людей, как в иных городах великого князя. Да говорили бояре казанцам, чтобы царицу Шигалея царя и младшую дочь прислали в Свияжский город, чтобы царица в городе Казани в ту пору не была, когда князь Семен в город приедет, а царь Шигалей о ней боярам говорил. И князь Семен Иванович с товарищами говорил, послал в город Казань Ивана ж Черемисинова да с ним толмача Федьку Палецкого остальных людей их к правде приводить и того смотреть, нет ли какого лиха, Чупкуна и Калалея князя да детей боярских Леонтия Елизарова, Лучанина Епишева, Нехорошева Очкасова, восемь человек, смотреть того: русские люди в город поедут, чего бы дурного не учинили, и которые дворы князи очистят, и им те дворы раздать. И той ж ночью Иван Черемисинов прислал к боярам, что, дал Бог, никакого лиха нет, царицу отпускают, двор опоражнивают, а сельские люди, дав правду, по селам разъезжаются; «да пришлите де и кошт свой легкий с едою да с ними казаков человек с 100, и они на царевом дворе пригодятся на всякое дело». И бояре кошт отпустили, а с ним послали 70 казаков, а пищалей было 72.

Об измене казанцев. В тот же месяц князь Семен Иванович да князь Петр Серебряный с товарищами поехали к городу Казани, а наперед их Иван Шереметьев да Алексей Адашев, а в сторожевом полку князь Феодор Ромодановский, да в сторожевом же полку казанцы все те, которых царь всех вывел. И когда были на Волге у Ирихова острова, тут встретили бояр из Казани Шамса князь да Ханкидей, и иные многие казанцы встретили с любовью и били челом боярам, чтобы ехали в город, а они все холопы государевы в его воле. И царицу встретили бояре на Волге же и послали ее в Свияжский город к царю Шигалею. А в Казань и из Казани к воеводам дети боярские ездили, а сказывают, что все люди государеву жалованию рады, а Иван Черемисинов иных еще к правде приводит. Как на Бежболду воеводы приехали, и поехали наперед в город от воевод Ислам князь, да Кебяк князь, да Алексей мурза, брат Чурина Нарыкова, а бояре их не береглись, потому что все их князи выручали, да государю изменили, и, приехав в город, оный затворили и сказали всем людям, что истинно ведают: всем побитым быть, а слышали, сказывают, от городецких татар, иные, говорят, и от самого Шигалея. И государева о том наказу не бывало боярам, что лихо какое учинить, да ни у бояр того в мысли не было, и правду бояре на том давали, что от них лиха никакого не будет, и им всем жаловать и держать их во всем, как и во Свияжском городе; да изначала ненавидящий добро враг рода христианского и радующийся крови человеческой, возмутил всех казанцев. И бояре приехали к городу, и встретил их на Булаке Иван Черемисинов да Кулалей князь: «Лиходеев мы по сей час не видали, а теперь, как прибежали от вас князи, как лихие слова начали говорить, и люди засуетились, а с нами выехали из города все князи к вам, один Чапкун в городе остался, иные на себя доспех кладут». И приехали бояре к Царевым воротам, и ворота затворены, а люди бегут на город. А их тут встретил Кадугал улан, и Лиман князь, и иные князи да начали бить челом, чтобы не кручинились: «возмутили де их люди лихие землю, пождите, доколе уговорятся». И бояре послали в город Кадугула улана да Бурнаша князя: «За что так изменили? Вчера и сего дня правду давали, а ныне изменили; мы на чем правду дали, на том и стоим, лиха никоторого не чиним». А на посаде в ту пору люди со всем имуществом жили, и бояре, не желая порушить крестного целования, ни одному человеку лиха не учинили. И Кадугул улан и Бурнаш князь к князю Семену из города выехали, а говорят: «Боятся де люди, что побиты будут, а нас не слушают». И много было пересылок и речей с ними, да видели воеводы, что доброго дела нет, и велели поймать Кадугул улана и Лимана князя с сыном, Шамсу князя, Чуру князя Кадыева, Богдана князя арского, Ханкилдея князя и иных князей и казаков; да которых царь вывел, тех всех же переловили, кроме тех, которые изменили, убежали в город, Ислам, Кебяк, Алексей. И тут воеводы у ворот стояли весь день да на посаде и ночевали, и на утро до полдня стояли, сообщениями обмениваясь. И Чапкун изменил государю и все с ним казанцы, а детей боярских, которых воеводы в городок послали, и коши воеводские все в городе затворили. И бояре пошли к Свияжскому городу, а посаду не жгли и не воевали из-за крестного целования, и ожидали сделки, и положили себе в надежду тот же животворящий крест, который целовали, что лиху не быть, государю нашему тот поспособствует на них. И пришли воеводы в Свияжский город того ж месяца марта в 12 день в субботу второй недели поста, и тех всех князей, которых у города взяли и которых царь вывел, в тюрьму побросали. А казанцы, изменив государю, в Ногаи послали царя просить, а на горную сторону стали войною приходить и отводить их от государя. И горной стороны люди одну посылку побили, двух князей Шах-Чуру и Шамая мурзу, и к воеводам, поймав, привезли; и воеводы горную сторону пожаловали, а изменников казнили. Воеводы приняли решение с царем Шигалеем, царь остался весновать в Свияжском городе и с царицею, а к государю поехал боярин Иван Шереметьев, да и все посланники с ним же поехали. И приехали к государю в навечерие Благовещения пресвятой Богородицы, и сказали государю про казанскую измену. Государь же о сем не усомнился нисколько, но призывал Бога на помощь и пречистую его Богоматерь и великих чудотворцев, и отцу своему и богомольцу Макарию митрополиту о молитве прилежно говорил и всему священному собору, чтобы Бога молили об освобождении православного христианства и о победе над врагами. И сам государь умышлял, как за их измену с ними стоять, и отпустил в Свияжский город в судах, как лед сойдет, двора своего детей боярских и казаков. А царю Шигалею велел ехать и со царицею в Городок, и приказал Даниилу с царем отпустить окольничего Владимира Морозова.

В том же году в мае выехал к государю из Астрахани царевич Кайбула, Ахкубека сын царя, и царь государь пожаловал, дал ему город Юрьев и с данью, и жениться ему позволил; и у Шигалея царя взял Шигалееву племянницу, Еналея царя дочь. В том же году поставлен Шацкий город в Мещере, а ставил его воевода князь Дмитрий Семенович Шастунов, был для охранения, а делал его Борис Сукин.

Начал советоваться благочестивый царь и великий государь Иоанн Васильевич самодержец великой России о помощи православному христианству от безбожных изменников казанских татар. Той же весною возлагает всю надежду на Бога, сотворившего небо и землю и все, что есть, и тот ведает тайны всех людей, и на пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев, и так говорит: «Боже, сотворивший небо, и землю, и всех, которые твои создания, и ведал ты, человеколюбец, тайны людей, нисколько иное не помышлял, только требую покою христианского. Сии же враги креста твоего злые казанцы ни на что иное не упражняются, но только снедать плоть рабов твоих сирых и поругивать имя твое святое, которого не могут знать, и осквернять святую церковь твою. Мсти им, владыко, по пророку слову: «Не нам, Господи, не нам, но имени твоему дай славу». Наставь нас, Господи, на путь спасения и даруй мне пострадать за имя твое святое и за порученное мне от тебе христианство». И призвал государь к себе братию свою князя Юрия Васильевича и князя Владимира Андреевича, и бояр своих, и воевод, и советовался с ними о своем походе к Казани. В совете же было много различных слов, как бы государю не самому быть, но послать, ибо многие были в то время государю недруги, крымский и ногаи. Государь же одинаково отвечал: «Никак не могу терпеть христианства погибели, что мне передано от Христа моего; да как нарекусь: вот я и люди, которых мне дал есть, а иные наши недруги? На того ж Бога уповаем непостыдно, творит, как хочет; если увидит Христос веру нашу неотторжимую, от всех избавит нас». Братия же государевы князь Юрий и князь Владимир, и все бояре, и воеводы, видев государя неуклонным в мысли быть заступником благочестия и твердого надеждою к Богу, советовались с ним, государем, как ему самому быть на своем деле у Казани: «За многую кровь христианскую видя твой подвиг, владыко не оставит рабов своих, уповающих на нас». И умыслил государь отпустить на свое дело земское в судах рать, да наряд большой, да и запасы свои царские и всего войска, а самому государю, как приспеет время, идти Полем. И людям велел собираться на Коломну, на Каширу дальним городам, Новгороду Великому и иным городам, а московским городам велел собираться в Муром.

О отпуске воевод на Свиягу. И отпустил государь воевод в судах на Свиягу, а велел дело свое беречь и себя, государя, дожидаться, бояр и воевод князя Александра Борисовича Горбатого да князя Петра Ивановича Шуйского и иных воевод. С нарядом государь отпустил боярина Михаила Яковлевича Морозова, да и многие свои запасы послал на прокормление воинству, да и ключников своих отпустил со всем дворовым запасом. А на Каму государь послал князя Михаила Васильевича Глинского да окольничего Ивана Ивановича Умного, а с ними детей боярских и казаков и стрельцов. А с Вятки велел идти на Каму Пауку Заболоцкому с устюжскими волостели и вятскими, и с вятчанами велел идти Григорию Сукину. И велел князю Михаилу поставить по всем перевозам по Каме и по Вятке детей боярских, и стрельцов, и казаков, и вятчан. А свияжским воеводам велел по Волге поставлять также по всем перевозам, чтобы воинские люди в Казань да и из Казани не ходили.

О послании воевод в Свияжск град. Той же весною в апреле примчался Михалко Шипилов к государю от свияжских воевод, боярина и воеводы князя Семена Ивановича и от всех бояр и воевод, с грамотами. А в грамотах пишут, что к ним приехал боярин и дворецкий Даниил Романович, что царя Шигалея и со царицею вверх отпустил по государеву наказу; а горной стороны люди волнуются, многие сообщениями обмениваются с казанцами, а во всех правды мало чают, и непослушание многое, а начали верхние люди в город на Свиягу наезжать; и за грехи пришла немощь великая на государевых людей, цинга и язвы, многие и померли и иные мрут и больны лежат дети боярские, и стрельцы, и казаки. И государь посылает в Новгород Нижний, а велит идти боярам князя Александра Борисовича наспех на Свиягу с теми людьми, которые к ним рано собрались. А боярину Михаил Яковлевичу велел наряду дожидаться, а боярину Семену Константиновичу велел дожидаться остальных детей боярских да идти вместе с нарядом.

Той же весною примчался со Свияги к царю государю от бояр и воевод, от князя Александра Борисовича с товарищами, сын боярский Иванко Кочергин с грамотами, а в грамотах пишут, что на Свиягу пришли князь Александр и князь Петр дал Бог здорово. А про горную сторону пишут, что все изменили горные люди, а сложились с Казанью и приходили к Свияжскому городу на стада воеводские и детей боярских, которые приплыли с князем Александром, и годовых боярских детей, на заливы, да стада многие поотогнали за грехи; и посылали за ними казаков Алешу Кобызева с товарищами, и за грехи казанцы их побили, убили 70 человек, да и пищали взяли; а немощь за грехи не облегчается, мрут многие люди; а от князя Михаила из Камы ехали казаки в судах на Свиягу за кормом, Северга с товарищами, и пришли на них казанские люди да Севергу побили, а самого в Казань живого привели да в Казани убили, и товарищей его всех побили, которые с ним были, 30 человек, и пищали взяли; а из Казани к ним прибежали полоняники, а сказали, что казанцы тех детей боярских, и казаков, и людей боярских, которых затворили без объявления вражды в городе у бояр у князя Семена Ивановича Пункова с товарищами, побили всех, а всех в городе затворили 180 человек детей боярских и боярских людей, и казаков, и стрельцов, иные многие убежали на Свиягу, и пожитки воеводские между собой разделили. С Камы от боярина и воеводы князя Михаила Васильевича Глинского нижегородец сын боярский Костя Доможиров да два казака Васьки Палицына с грамотами, а пишет то, что по государеву наказу на Каму пришел, с Вятки к нему пришли Паук Заболоцкий и Григорий, дал Бог, здоровы; да привели от Михаила ногайского человека Янгару богатыря, а сказывают, что пришел из Ногаев Едигер-Махмет, Касимов царев сын астраханского царя, а прислали его ногаи по казанской присылке на царство в Казань, и тут переправить царя нельзя, великого князя люди по всей Каме; и казанцы повели его мест искать, где бы его провести, а Янгура приходил не со многими людьми на берег отведывать, и казаки товарищей его побили, а его поймали, а со царевичем сказал 500 человек. И после того воеводы писали к государю, что царевич через Каму переправился тайно не со многими людьми и пришел в Казань, и посадили его на царство. Да с ними же писано, что на князя Михаила стражу пришли казанцы ночью да стражей побили, 4-х сынов боярских нижегородцев, двух Мирославовых, да Бабоедова, да Колбыцкого, да 17 стрельцов.

И немалая скорбь была о сем государю, что столько крови христианской проливается, но крепкий душою и храбрый в мысли сказал: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный, сходящий от Отца светом. Милуя, Господь наказывает нас, ибо тем самым исправляет нас». И пришел царь в соборную церковь Пречистой Богоматери и к первосвятителю Макарию митрополиту. И советовал митрополит государю: «Да принесутся мощи всех святых в церковь соборную, да совершится над ними служба и освятится с них вода; да пошлется тобою государем и нашим смирением кто от священников на Свиягу к пречистой честного ее Рождества и ко всем церквам, да также молебные службы совершатся, и святят воды; и совокупят воедино, да святят город крестным обхождением и водами святыми, и всех людей оградят крестом и водою окропят, да может быть Христос за молитвы святых его утолит праведный свой гнев; да и к живущим во град послать поучение, в чем, как люди, согрешили, да хотя бы мало отстанут от злоб своих. Также царю и нам всем подобает по заповедям Христовым быть, да не прогневаем своего владыки, страшно же есть впасть в руки Бога живого». Царь же благочестивый принял во сладость совет святительский, поучение, и за дело принялись, и пришли вместе царь и святитель в церковь Благовещения пресвятой Богоматери, что близ Казны царской, и вынули мощи святых отцев из сосудов и положили на блюдо, и приняли их митрополит и весь священный собор и несли на головах своих в соборную церковь Успения пречистой Богоматери, и совершали молебные службы долгое время, и святили воду со всех мощей и крестом животворящим древом, на котором распят был владыко наш Христос и избавил род человеческий от адова мучительства. Царь же благочестивый пришел к чудотворному образу пречистой и к чудотворным и исцеляющим мощам святых отцев и со слезами многие часы моление творил, о чем, только единый Бог ведал, и совершив молитвенное, избрали царь и святитель мужа изрядного и наученного богодухновенному писанию архангельского протопопа Тимофея, и послали его в Нижний Новгород, и велели ехать вместе с боярами великого князя и с нарядом царским; и послал с ним митрополит воду святую и поучение к воеводам и ко всем живущим там.

Послание поучительное преосвященного Макария митрополита всея Руси во Свияжский град. Благословение преосвященного Макария, митрополита всея Руси, в новый Свияжский град о святом духе господина и сына нашего смирения благочестивого и христолюбивого царя и великого князя Иоанна Васильевича, всея Руси государя самодержца, князям, и боярам, и воеводам, и детям боярским, и всем воинским людям, и всему христоименитому народу. Божиею волею и великою его милостию, и пречистой Богородицы, и великих чудотворцев, и всех святых, от века Богу угодивших, и верою несомненною, и молением прилежным, и подвигом крепким, и упованием неуклонным к всемогущему Богу благочестивого и христолюбивого царя нашего Иоанна, и по благословению нашего смирения и молением всего святительского и священного чина и всего православного христианства, благоволил Бог созданным быть граду сему и которые в нем святым Божиим церквам в честь, и в похвалу, и в славу пречистому и превеликому имени, которое в Троице славится, и того пренепорочной матери пречистой Богородицы и всех святых, и завершили град сей, и наполнился народа многолюдием, и всякого блага исполнился. И даровал Господь Бог благочестивому царю нашему и всему его христолюбивому воинству светлую без крови победу над всеми супротивными. Казанское царство покорилось и во всю волю далось государю благочестивому царю нашему, а казанский царь и царица в руки его предались, и крепкая его держава крымские князи, и уланы, и мурзы пленены были православного царя нашего воинством. И благочестивый царь и государь град Казань вручил своему царю Шигалею и со всеми казанскими улусами, а горная черемиса вся присоединилась к новому сему граду Свияжскому за нашего государя царя и великого князя, и тмочисленное множество христианского плена мужского пола и женского, и юношей, и девиц, и младенцев от языческих рук с радостью возвратились восвояси, никем не возбраняемы, но Божиею милостию, и государскою свободою, и вашим мужеством и храбростию. Крымский же царь, и ногайские князи, и многие орды, и литовские короли, и немецкие короли с мировыми грамотами и с честными дарами о любви и о мире своих посланников к нашему царю и государю присылали, и все концы земли устрашились, и от многих стран цари и царевичи и иных великих держав дети к нашему царю и государю приходили своею волею служить на его ласку и великое жалованье. И грады наши и страны мирны были и без мятежа пребывали, а казанские урожденные князи, и мурзы, и сеиты, и уланы, и все чиновные люди сами своею волею служить к нашему благочестивому царю пришли Божиим промыслом и православного царя нашего страхом и неотступны были. И за сии все несказанные блага что воздадим Господу нашему, и какое благодарение и похваление принесем ему? И совнимаете, чада, чего Бог от нас требует против того? Ничего иного, только заповеди его соблюдать. Заповеди же его не тяжки, только что иметь истинную правду и непорочную и теплую веру к всемогущему Богу, милость, и мир, и любовь нелицемерную ко всем, и суд праведный, и бедным заступление, и скорое управление, и пленным освобождение, и чистоту душевную, вкупе же и духовную хранить и блюсти со всяким опасением, всегда воспоминая смертный час и страшный суд в Христово пришествие. Особенно подобает воздержаться от объедения, и от упивания, и от всякого глумления непотребного, и пустошного смехотворения, и что себе не любо, иным не творить. Еще же молю вас, чада, да никак ж не презирать церковного пения, но всегда приходить к церкви со страхом Божиим и чистою совестью, не имея вражды, ни гнева ни на кого же, слушая божественное пение со всяким благоговением и вниманием, отложив всякое мирское попечение и словно на небе стоящими полагая себя; и от своих праведных трудов милостыню приносить церковным служителям, а также и нищим, да вдвойне от Бога раздающего воздаяния примите. В доме же своем во время еды, благословение от священников принимая, храниться от пустошных бесед, и срамных слов, и глумления, и всякого смехотворения, поскольку тут ангелы Божии невидимо предстоят, а от срамных бесед ангелы Господни отбегают, как пчелы от дыма, и приходят злые бесы, и всевают злосмрадные плевелы в сердца человеческие, от которых вражда, злые намерения и всякие непотребные дела рождаются; и да от всяких вражьих соблазнов избавит нас Господь Бог. И не только, чада, сами должны вы исполнить евангельские заповеди и апостольское и отеческое предание, особенно же должны вы и подвластных вам учить и наказывать в благо, поскольку вы есть голова, и не пускайте и прочим заблудиться от истинного пути Божия, ибо слух ныне обносится неблагий до самого благочестивого царя, и до нашего смирения, и во многих людей, что некие в вас страх Божий отвергли и уклонились во страсти бесчинствия; и от того востязая вас, пишу сие. О чада, откуда помрачилось мудрование разума вашего? Под соблазн подпали, как люди, думаю, что воздремались от бесстрашия и страшного ради переменения, или непоминания ради небесного и вечного, или замышления ради земного скоро минующего, или забвения ради страха смертного и исхода души своей, которая же православную веру держащая и побеждающая злострастия скверные похоти. Однако произволение злое! Сотворил нас Бог по образу своему и по подобию, и о сем неблагодарны явились, но помрачились по плоти, а не по духу, забыв, что плотская мудрость вражда на Бога и закону Божию не повинуется, супротивное творили проклятию, бритву накладывая на брады свои, женам угодие творили, увы, и забыв страх Божий, и царскую заповедь презрев, и свою совесть поправ, чего в православной вере рабам не подобает творить, поскольку сие дело латинской ереси, и чуждо оно христианскому обычаю, и блудолюбие есть, а которые сие творят, поругается образу Божию, создавшему его по своему образу. И так безумием своим и законопреступлением бессрамно и бесстыдно блуд сотворяют с младыми юношами, содомское злоскаредное и богомерзкое дело. Особенно же не промолчу о безумии их, что не престают, Богу досаждая, осквернять Богом освобожденных пленных из язычных рук благообразных жен и добрых девиц, и сие от многих слышали. Если подлинно так зло содеивается в вас, и о сем оскорбились до зела, и печаль многая и боль злая объяла сердце мое, и восстенал горько: о горе и увы, обратили великую Божию милость на гнев и кротость на ярость! Зрите и разумейте меч и ярость гнева Божия: какое множество человеческое различными казнями, смертоносием и потоплением в нынешнее время скончается в вас. И если о сем не уцеломудритесь, и впредь которые милости Божия получить надеетесь? Но молю всех от всей души со слезами: отстаньте от такового злого обычая. Или не ведаете, не сей ли ради блудной страсти и многого нечестия и законопреступления Божия навел Бог потоп на вселенную и землю Содомскую и Гоморрскую огнем попалил, и Ниневию град великий уничтожил? И при Моисее пророке, когда ходили израильтяне по пустыни, и какую благодать, на супротивных победу, даровал им Бог, как и вам ныне показал Господь. И когда начали блуд творить, тогда не возмогли супротивных одолеть, но всегда побеждаемы бывали. И узрел Финеес блуд творившийся, и пронзил обоих, и угодил Богу, и прекратилась сеча, и вменилось ему в правду на многие поколения. А вы, о чада моя, честные вельможи и все подручные вам, если будет кто в вас такое творящий, не тот ли же Божий гнев на себя наводите, и не уже ли начинается? Смотрите, от таковой славы в такое бесславие уклоняетесь и от каковой чести в каковое бесчестие низводитесь: иногда бывали супротивным страшны, а ныне от супротивных посмехаемы; а который град и люди вам в руки предались, ныне же вам супротивными являлись; и нашему благочестивому царю служить хотели, и те ныне против вашего множества на брань устремлялись. Слышите пророка говорящего: «Если кто не обращается, Он изощряет Свой меч, напрягает лук Свой и направляет его, приготовляет для него сосуды смерти, стрелы Свои делает палящими. И если не послушаете меня, меч вас заберет, и побежите, когда никто гнать вас не будет. Если же послушаете меня и волю мою сотворите, и заповеди мои сохраните, падут враги ваши пред вами от меча, и никто же супротив вас не станет, и благословлю вас, размножу вас, и блага земли обретете во все дни жизни вашей и вечную жизнь наследуете». Ибо уста Господня говорили сие в древности и ныне, и если, чада моя, слово Божие вмещается в вас, и наше смирение, и умиленное моление, и божественное поучение примете и отстаньте от всех сих злых дел, о которых выше писали, и с истинным покаянием к Богу прибегните сокрушенным сердцем и духом смиренным, отложив всякую гордость и неправду, и от духовных отцев епитимьями исправляя себя, и слезами и милостынею очищая, и так прощение грехов получите и Бога милостивого обретете. Ибо сам сказал Господь: «Обратитесь ко мне, и обращусь к вам». И если, чада, истинно покаетесь, ибо истинное покаяние отступление от греха, ибо не только благочестивому царю и нашему смирению и тем которые на земле работают Господу в заповедях его, в жизни сей радость сотворите, и всем небесным силам, как было писано: «Об одном грешнике кающемся великая бывает радость на небе ангелам, а кроме того самому Богу». Если же кто из вас забыл страх Божий, и заповедь царскую, и наше духовное показание, и не начнут каяться о своих согрешениях, отныне и впредь будут бороды брить или обсекать, или усы подстригать, или в скверные содомские грехи с отроками падать, или начнут с пленными женами и девицами в прелюбодейство и блуд падать, и потом обличены будут, тем всем быть от благочестивого царя в великой опале, а от нашего смирения и от всего священного собора отлучены будут по священным правилам от святой церкви и всего святого. И сего ради писал вашему благолюбству не мнения ради и иной вины, но ища пользы вашим единородным душам бессмертным по Господней заповеди. И вы бы, о возлюбленная о Христе чада, благородные князи, и бояре, и воеводы, и дети боярские, и все христолюбивое воинство благочестивого царя Иоанна, отныне и впредь с Божиею помощию храбро и мужественно за святую церковь и за нашу святую православную веру против безбожных агарян обо всем по наказу благочестивого и христолюбивого царя Иоанна. А милость Божия, и пречистой Богородицы и великих чудотворцев молитва и благословение, да и нашего смирения соборное благословение да будет с вашим благородством вовеки. Аминь. Писано на Москве лета 7060 месяца мая 21 дня. И в тот день отпущен протопоп.

О воеводском упорядочении. В тот же год в мае постановил государь поход свой и полки велел расписать: в большем полку боярин и воевода князь Иван Феодорович Мстиславский да слуга и воевода князь Михаил Иванович Воротынский; а в передовом полку боярин и воевода князь Иван Иванович Пронский да князь Дмитрий Иванович Хилков; а на правой руке боярин и воевода князь Петр Михайлович Щенятев да князь Андрей Михайлович Курбский; а на левой руке воеводы князь Дмитрий Иванович Микуленский да Дмитрий Михайлович Плещеев. И отпустил государь воевод своих на Коломну князя Ивана Мстиславского с товарищами, а велел с людьми собираться, а правую руку на Каширу. А в сторожевом полку в Муроме боярин и воевода князь Василий Семенович Серебряный да Семен Васильевич Шереметьев; а велел им собираться с людьми с московских городов. А во своем полку государь велел быть дворовым воеводам боярам князю Владимиру Ивановичу Воротынскому да Ивану Васильевичу Шереметьеву. И в тот же месяц послал государь в Городок за царем Шигалеем. И царь к Москве приехал, и государь царя Шигалея жаловал великим жалованием, и чего Шигалей просил у государя, в Мещере многих сел, те ему подавал. Да бил челом Шигалей государю о Сююнбек царице Сафа-Гирея царя, а прежде Сафа-Гирея была она за Шигалеевым братом в Казани за Яналеем царем, и государь царя пожаловал, царицу за него дал.

Совет о Казани. Призвал государь к себе братию свою, и царя Шигалея, и бояр своих и советовался о Казани. И царь государю говорил, чтобы государь до зимы ждал из-за иных недругов и из-за того, что Казанская земля в великих крепостях, в лесах, в озерах и во ржавцах (болотах), зимою добро будет воевать. И государь ему говорил, что уже в судах отпустил воевод и людей многих, и наряд большой и запасы все отпущены; «а у них, говоришь, леса и воды крепости великой; я же надеюсь на вседержителя Бога, он и непроходимые места сотворяет проходимыми и острые пути гладкими делает». И царь Шигалей государеву речь хвалит: «Изначала ваша, государей, пред ними правда, а их пред вами измена, Бог тебе, государю, на помощь». И постановил государь с братиею, и со царем, и с боярами: идти ему, государю, на Коломну, а с Коломны на Муром да на Саканское городище чрез Поле к Свияжскому городу. А царя Шигалея в судах отпускает и велит всем людям запасы и наряд служебный в судах отпускать к Мурому и Свияжскому городу.

О царском походе на Коломну, а из Коломны к Казани. Той же весною июня в 16 день в четверток первой недели Петрова поста пошел великий государь Иоанн Васильевич всея Руси на свое дело на Коломну. И вошел государь из своих хором в царские свои палаты к супружнице своей благочестивой царице и великой княгине Анастасии и такое к ней говорил: «Я, жена, надеюсь на вседержителя и премилостивого и всещедрого и человеколюбивого Бога, дерзаю и хочу идти против нечестивых варвар, и хочу страдать за православную веру и за святую церковь не только до крови, но и до последнего издыхания. Сладко же умереть за православие; то не есть смерть, что пострадать за Христа, сие есть жизнь вечная. Сие страдание приняли Христовы мученики, и апостолы, и лучшие благочестивые цари и сродники наши, и за то от Бога приняли не только земное царство, и славу, и храбрость на супротивных, и страшны врагам были, и многолетными и славными на земле пожили. И что много говорю о тленном сем и скоро минующем царствии и славе земной, но даровал им Бог за их страдание и благочестие, что страдали за православие, по отшествии от прелестного сего мира вместо земного небесное и бесконечную радость и веселие, что у Господа своего быть, и пред ангелами предстать, и со всеми праведниками веселиться, поскольку говорит божественное Писание: „Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его“. Тебе же, жена, повелеваю никак о моем отшествии не скорбеть, но пребывать повелеваю в великих подвигах духовных, и часто приходить к святым Божиим церквам, и много молитвы творить за меня, и за себя, и за все православие, и многую милостыню творить убогим, и многих бедных и в наших царских опалах прощать повелевай и из темниц заключенных выпускать, да двойное воздаяние от Бога примем, я за храбрость, а ты за сии благие дела». И сие слышав благочестивая царица от государя своего благочестивого царя, об отшествии его, уязвилась нестерпимою скорбию и не могла от великой печали стоять, если бы благочестивый царь свою супружницу своими руками не удержал, ибо хотела пасть на землю, и много часов, безгласной быв, плакалась горько; и едва возмогла великие слезы сдержать и высказала государю благочестивому и великому князю Иоанну: «Ты же, благочестивый царь, свет очей моих, заповеди его хранишь, Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, что хотел душу свою положить за православную веру и за православных христиан, я же как стерплю отшествие своего государя, или кто мне утолит горькую сию печаль, или кто мне принесет и споведает великую сию милость от Бога на благочестивом моем государе, что благочестивый царь самодержец всея Руси от всемилостивого и всещедрого вседержителя Бога милость получил и со всем своим христолюбивым воинством сражавшись с нечестивыми и, одолев, на свое царство здрав возвратился? О всемилостивый Боже, услышь слезы и рыдание, дай мне сие услышать, о государе своем в здравии, и о милости твоей хвалящегося, и радующегося видеть. Не помяни, владыко, многих грехов наших, но сотвори нам милость свою по великой милости твоей, по многим щедротам твоим. И ты, о премилостивая прещедрая и крепкая помощница роду христианскому, царица и владычица, мать небесного царя и Господа, пречистая Богородица, услышь молитвы рабы своей, подвигнись на молитву к родившемуся из тебе Христу Богу нашему, да подаст на супостатов победу государю моему и его здравым возвратит, и мне его здравым видеть сподобь, милость твою похваляя, когда твоим, владычица, заступничеством и молитвою одолеет врагов своих». Благочестивый же царь, свою царицу утешив словами и наказанием и целование дав, отошел от нее.

О походе. Пошел государь в соборную церковь царствующего града Москвы пречистой Богоматери честного и славного ее Успения, и любезно припал к чудотворному ее образу, и с плачем на долгий час молитвы простирал, на нее все упование возлагал, и передавал в руки ее град, и людей, и все царство вручил ей от всемогущей десницы сына ее и Бога, и явственно вещал: «Ты, владычица, покрой честною себя ризою и от всех зол соблюди царство сие, нас же наставь на путь спасения и сподобь образ свой в радости видеть и всем своем». Также и к чудотворным образам владык и всех святых со слезами припадая, молился, приходил же и к чудотворным мощам Петра митрополита, а также много время молился тому единому сведущему.

О благословении. Благословляется у первосвятителя Макария митрополита всея Руси и говорит митрополиту, архиепископу, и епископам, и всему священному собору: «Пожалуйте, господин, постараетесь в настоящее сие время на пост и на молитву и молите Создателя, и пречистую Его Богоматерь, и великих чудотворцев, чтоб Христос не прогневался на нас до конца, и не помянул бы юностных моих согрешений и невежествий, и не связал бы моими грехами такое множество народа, призрил бы на людей своих щедротами своими, и подал бы нам помощь и утверждение, и не предал нас врагам нашим, и многое христианство, томимое безбожными казанцами, освободил, и сотворил бы нам помощь, как его воля святая; а я вам, господин, челом бью и молю ваше святительство. Ты ж, господин отец мой Макарий, митрополит всея Руси, постарайся, сколько тебе Бог даст, во всем беречь царства нашего, а владыку нашего Христа моли; брата же нашего на благонравные дела поучай, а также и бояр, оставшихся здесь, во всем наказуй; также, господин, и жену царицу Анастасию, непраздную, во всем побереги». Митрополит же и владыки государю со слезами вопиют: «Подобает же тебе, государь, за порученное стадо мужественно стоять и данный тебе талант умножать, да не наречешься наемник, но истинный пастырь, который душу свою предает за овец. Но только, царь, нас сирых на кого оставляешь? О добрый пастырь, свет очей наших, куда идешь?» Государю же к нему говорил: «На Пречистой упование и надежду все возлагаем, да на ваши святые молитвы уповаю: просите и примите».

О благословении. Митрополит государя благословляет крестом животворящим, говоря: «Благодать Святого Духа да будет с тобою, царем православным, и со всем твоим христолюбивым воинством». И о Христе целование дав, от всех тут стоящих государь благословляется, и с таким благословением и молитвою исходит государь из церкви, выходит на коня своего и шествует, будучи Богом наставлен, и идет государь к селу своему Коломенскому, тут ему кушать. И кушаючи, государь всех с ним бывших весьма жаловал и пошел к селу своему Острову, тут было ему ночевать. И пришел государю на пути из Путимля станичник Ивашко Стрельник от Адара Волжина, а сказывает, что идут многие люди крымские к украине государевой, а того неведомо, царь ли или царевич, а уже через Донец Северский переправились. Государь же нисколько о сем не усомнившись, пошел к Коломне и взял с собою брата своего князя Владимира Андреевича, а из Острова князь Владимир воротился. И всех государь утешал словами обнадеживающими: «Имеем на Бога упование да и на свою правду, перед крымским царем не повинен ничем. Он, рыкая, хочет поглотить христианство, но милосердый Бог сотворит, как похочет».

О приходе царском на Коломну. Пришел государь на Коломну того же месяца в 19 день в воскресенье, и тут приехал Адар Волжен, а сказывал, что идут многие люди крымские, а ожидают их на Рязань и к Коломне, а иные украины государевы проходят, а того неведомо, царь ли или царевич. И государь велел у себя быть царю Шигалею и послал полки на берег. Большему полку велел стать под Колычевым, а передовому перед Ростиславлем, а левой руки под Голутвиным; и как только будет царь крымский, государь умыслил с ним делать прямое дело. Царя же Шигалея отпустил в судах в Городок, поскольку царь великое тело имел и не мог скоро на конях ездить; разумен же царь был преизлишне, но не храбр был на ратях и дружине своей неподатлив. Государя же вестники поспешать заставляют: приехал станичник Васька Александров, а сказывал, что многие люди к Рязани собираются, а иные украины многие проходят.

О рассмотрении полков. Государь наш благочестивый царь твердый верою к Христу, целомудренный в разуме, храбрый в воинстве, светлоприветливый и податливый к подручным ему от Бога готовился на брань против безбожных, приказал во своем полку воеводам боярам своим князю Владимиру, Ивану, да рассмотрят его полка всех воинов, да велят приготовиться на брань. А сам государь, взяв с собою брата своего князя Владимира Андреевича и несколько бояр искусных на ратях, поехал к Оке реке, и рассматривал места, да как совокупить воинов и сотворить ополчение на безбожных. И в полках воеводам, в большем полку и в прочих воеводам, государь приказал также готовиться на брань и рассмотреть воинов. Воевод же и детей боярских государь жаловал и словом утверждал, да не постыдятся против агарян, а вещал: «Ибо агаряне они, ни Бога не имеют, ни воздаяния не чают; мы же имеем владыку своего Бога Христа. Если за имя его страдание примем, то мученическими венцами увенчаемся; приближается же нам время мужественно утвердиться за имя святой Троицы и за единородную свою братию православных христиан». Воеводы же и дети боярские утвердились разумом и радовались надеждою, видя государя своего целомудренным, что их жалует, вооружая на брань, утверждая благодатию, все едиными устами государю вещали: «Готовы мы, государь, за веру христианскую и за тебя, государя, пострадать и до смерти». Государь же приехал на Коломну, и воеводы его полка встречали, сказывали государю, что его полка все люди готовы на супротивных. Государь же им сказывал, где избрал место ополчиться против царя крымского, а также и про воевод и детей боярских, что смышлено государю отвечали. Посылал же государь к Москве к своей царице и к отцу своему Макарию митрополиту всея Руси, восписуя к нему так.

Послание к митрополиту. «Преосвященному отцу нашему Макарию, митрополиту всея Руси, царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси челом бьет. Посоветовались мы с тобою о том, что царь крымский идет на наши украины, и нам бы, взяв Бога в помощь, идти самим для избавления христианского, и ты нам благословил. И ныне пришли на Коломну, и приехали станичные наши, а сказывают, видели людей многих, а идут воевать в нашу землю. И мы, положа упование на Бога, и пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев, соборно и отдельно о нашем согрешении и о всем православии молили, чтоб милосердый Бог вашими святыми молитвами не помянул нашего согрешения пред собою, не предал бы нас иноплеменникам, но дал бы нам Бог мужество, храбрость, целомудрие и единогласие всем православным, поскольку вселяет Христос единомышленных в дом свой. Да пожаловал бы ты во всех святых местах по монастырям и по соборам велел поусердствовать в молитвах и в посте настоящего для времени».

Месяца июня 21 против среды примчался к государю гонец с Тулы, а сказывал, что пришли крымские люди на тульские места к городу Туле; а думают, что царевич не со многими людьми. Государь же тотчас послал, а велел идти на Тулу с Каширы правой руке боярину князю Петру Михайловичу Щенятову да воеводе князю Андрею Михайловичу Курбскому, а из-под Ростиславля боярину князю Ивану Ивановичу Пронскому да князю Дмитрию Ивановичу Хилкову, да из-под Колычева князю Ивану Михайловичу Воротынскому; а сам с утра хотел пойти наспех со всеми людьми. И на исходе ночи против среды примчался с Тулы горожанин, а сказывал, пришли немногие люди, 7000, воевав, поворотились из земли. Государь же посылал, а велел воеводам вышесказанным наспех идти, а себя государь без известий не велел ни часу держать и велел им наперед себя посылать доведаться, многие ль люди и можно ли их дойти. И в четверг, когда государь за столом сидел, примчался с Тулы гонец от князя Григория Темника, что царь пришел и приступает к Туле, а иные многие люди воюют, наряд многий с ним и многие янычары турецкого. Государь нисколько не помешкав, не завершив стола, прибежал в церковь пречистой Богородицы Успения, и владыке Феодосию повелел молебны петь, и вечернюю повелел наскоро петь в пределе: ибо случилось то утром Рождества Иоанна Предтечи, а обычай имел царь благочестивый никогда же погрешать перед законом уставного правила. И отпустил воевод своего полка за город, и повелел на поле полк строить, и большего полка воеводе князю Ивану Федоровичу Мстиславскому и левой руке воеводам велел пред собою спешить и через реку Оку перевозиться. Сам же государь, слушав вечерни и молебны, приходит к пречистому образу Богоматери честного ее Успения, со слезами вопиет, молясь: «О владычице, не выдай стада своего похитить свирепому зверю, который внезапно рыкает поглотить». И прочие молитвы воссылал к Богу только единому сведущему, благословился же и от владыки Феодосия, ему приказал не исходить из церкви, до тех пор пока что Бог произведет. А сам пошел государь на коня своего и приехал в полк свой, полк же вскоре собрался, пошел к Кашире, ибо там был прямой к Туле путь. И собрался полк великого государя столь многочисленный, что поля коломенские их не вмещали, бывшие с государем многие люди, которые во многих боях бывали, множество людей видали, а такое величество полка не видали, что дивились всем величию полка и порядку царскому, что в малое время столько людей сыскалось, что на потеху и на ловы не так собираются люди, как к смерти за благодать Божию и государя нашего любовь и порядок. Ибо и не все люди совокуплены были тут: многие были в Свияжском городе из-за Казани дворян и детей боярских, а также и в Муроме; просто скажу: в Муроме московские города, а со государем на Коломне бояре его и зажиточные и выбором дети боярские, а в полках новгородские люди. Пришел государь близ Каширы, и приготовили государю перевозы на Оке, а Мстиславский с товарищами уже переправились через реку, и ожидал князь Иван Федорович царского пришествия. И встретил в тот же день в четверток на вечер от Григория Темника гонца близ Каширы Гришу Сухотина, а сказывал, что пришел царь крымский Девлет-Гирей и с сыном своим, а с ним все крымцы и турецкого многие люди, турки и янычары, и войско с ним велико, а наперед себя присылал 7000 спешно к городу Туле. Во вторник июня 21 с теми к государю вестями Темник отсылал, а ожидал малого числа людей.

Июня 22 дня в среду на первом часу дня пришел царь к городу Туле со всеми людьми и с нарядом да приступал день весь, и из пушек бил по городу, и огненными ядрами и стрелами стрелял на город, а во многих местах в городе дворы загорелись, и в ту пору царь велел янычарам турецкого султана приступать многим людям. Воевода же великого князя князь Григорий Иванович Темник и немногие люди с ним, поскольку внезапно пришел к Туле, уже прошел тульские украины, и люди воинские поехали к государю. И начали во граде православные христиане молить всемилостивого Бога, и пречистую Богородицу, и великих чудотворцев о помощи на язычников, об избавлении от них. И помощию всесильного Бога огонь во граде угасили и столько с нечестивым бились, что от града отбили и с градом язычные нисколько не преуспели. На утро же в четверток хотели нечестивые хотение свое совершить, видя что людей немного во граде, велели к граду приступать и с пушками и с пищалями. И не хотел Бог дать роду христианскому погибнуть, и учинилась весть в городе, что царь православный приближается, также и нечестивые получили от полона то ж слово. И узрели со стен градных пыли множество восходящей до неба от великого князя людей, и возопили люди во граде во многие голоса: «Боже милостивый, помоги нам, поскольку царь наш православный приближается к нам». И устремились все на безбожных, и вышли из града не только воеводы, и воины, и все мужи, но и жены, восприняв мужскую храбрость, и младые дети, многих татар под градом побили и царева шурина убили князя Каимбирдея, и наряд пушечный, ядра, стрелы и пороха много, на разорение градное привезенное, взяли православные. И в тот час нечестивый царь Девлет-Гирей крымский побежал от града с великим срамом, а с градом не преуспел нисколько, и на Поле побежал, так как близ града Тулы было Поле. И про воевод государю Гриша Сухоткин сказал, что пришли к Туле в тот самый час, когда царь побежал от града, и князь Григорий Темник его к государю послал, а воевод всех у города встретил; и пришли к ним с Прони воеводы князь Михаил Репнин, а с Михайлова города Федор Салтыков.

Государь благочестивый у Каширы стал ночевать, а на утро хотел идти за ним на дальний поход. И в пяток рано приехал от воевод к царю Бебех Глебов, а сказал от всех воевод, что воеводы пришли на Тулу, а царь побежал за три часа до них; а люди многие были в набегах за добычей, воевав Тульские места, и многих попленили, поскольку внезапно пришли. И воеводы Божиим милосердием и государевым счастьем побили многих людей, и многих живых взяли, и полон многий отполонили. И догнали царя побитые его на Шивороне речке, и царь побежал, телеги побросал и верблюдов многих порезал, а иных живых побросал. И привели к государю многих языков и верблюдов царевых. Царь же благоверный прославил всемилостивого Бога, что таковую победу даровал ему над язычными, и повелел языков пытать. И сказали языки, что того ради пошел царь на Русь, что сказали ему в Крыме, что царь и великий князь со всеми людьми в Казани. И когда пришел близко Рязани, и взял станичников, и те сказали, что великий государь на Коломне, а ждет царя и хочет с ним за православие прямое дело делать. И царь де хотел оттуда возвратиться к Крым; князи же ему сказали: «Если хочешь срам свой покрыть, есть у великого князя град Тула на Поле, а от Коломны за великими крепостями и лесами, и далеко от Коломны, и ты учинишь тому, что и в Литве Бряславлю». Царь же, их совета злого послушав, пошел к Туле, но Божиею милостию нисколько не преуспел, со срамом возвратился.

Царь благочестивый пошел на Коломну, и встретил его владыка Феодосий со священным собором с крестами и со всем народом, и благодарствия воссылал Богу об избавлении нас от язычников. И к Москве государь посылал к своей царице, и к митрополиту, и к князю Юрию, брату своему, возвестить о величии Божием Ивана сына Петра Яковлева; а тех языков государь, и верблюдов, и наряд пушечный, взятый у царя крымского, послал царь к Москве с Семеном сыном Василия Яковлева. И посылал государь писание к митрополиту Макарию, подвизая его на молитву, и требует от него благословения, что касается пути к Казани. А на Свиягу государь послал возвестить своим воеводам и всем людям Божие милосердие о крымского царя приходе и про свое шествие к Казани Федьку Черемисинова. Месяца июля в 1 день воеводы к государю с тульского дела пришли и сказали государю, что хан уходит без намерения возвращаться, а станичники приезжают, и те сказывают, что царь великим спехом идет верст по 60 и по 70 на день и коней меняет много. И за службу государь воевод жаловал.

О совете царском. Начал государь мыслить с братом своим князем Владимиром Андреевичем, с боярами и со всеми воеводами, как идти к Казани, на которые места. И постановил идти государь надвое, чтобы не было тесно людям, а самому государю идти на Владимир и на Муром, а воевод отпустить на Рязань и на Мещеру, а сходиться на поле за Алатарем. Много же несогласия было в людях, дети боярские новгородцы государя стыдили, а били челом, что им невозможно, столько будучи на Коломне на службе от весны, а иные и за государем ходили и на боях были, да такую еще долготу пути идти, а там на многое время стоять. Государю же о всем не малая скорбь, но великая была, что так неудобно вещают. Но добрый страдалец и непоколебимый в разуме, не ища чести своему величеству, прекратил много гласов народных молву, велел людям роспись делать: кто захочет с государем идти, тех государь хочет жаловать и под Казанью перекормить; а кому невозможно, остаться на Коломне. А также велел и о нуждах выспросить, да и впредь уведает государь всех людей своих нехватках. Они же нужды свои и нехватки сказали государю, и многие беспоместные, а иные и поместные многие да не хотели шествовать долготы пути необходимого, но видели все люди, что неуклонно государь мыслит и попечение имеет о христианстве, а не ищет своего и славы мира сего не желает, ибо мысль его была выспрь к Богу и о порученном ему от Бога христианстве, и отвечали все одинаково и в один голос: «Готовы с государем, а он, государь, нашего промысла начальник, здесь и там нами промыслит, как ему, государю, Бог известит».

Месяца июля в 3 день благочестивый царь в путь тронулся, а взял с собою брата своего князя Владимира Андреевича и велел ему идти с собою в полке; а на Рязань и на Мещеру отпустил государь больший полк, да передовой, да правую руку. И пришел царь в церковь Успения пречистой, которая на Дону была, с преславным и великим князем Дмитрием Ивановичем, и молил со слезами много часов, и благословился у владыки Феодосия. И пошел государь к Владимиру, и шел до Владимира 5 дней, и пришел во Владимир июля 8 дня в пяток. И пришел государь в церковь пречистой Богоматери, и по всем святым местам и по монастырям, тут бывшим, обошел и молил создателя Бога, и пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев, и у родителей своих, прежде почивших государей, благословился, и у настоятелей, архимандрита, и игуменов, и у протопопов благословился, а завещал настоятелю великим молением о молитве и посте о настоящем сем деле. И тут во Владимир приехал к государю со Свияги прежде посланный со святыми водами архангельский протопоп Тимофей, возвещая государю Божие щедроты и долготерпение человеколюбца, и сказал, что он приехал на Свиягу, и во храме пречистой Рождества пели молебны с тутошними пребывающими священниками, и, святя воды и совокупившись воедино, ходили с крестами около града и по всему граду, кропя святыми водами всех, а воеводы и все крестьяне, пребывающие во граде том, со усердием и со слезами молили Бога и за крестами ходили: «И Бог, видя твою государеву неотложную веру и отца твоего и богомольца архиерея Макария, митрополита всея Руси; и всего священного собора молитвы, и всех христиан прошения, подал свою милость, болезнь прекратилась, и внезапные смерти Бог унял, больные восстают». Государь же, воздав благодарение Богу о его человеколюбии, отпустил протопопа к митрополиту. А сам государь пошел из Владимира июля 10 дня в воскресенье к Мурому и пришел в Муром того ж месяца 13 в среду. И пришел государь в соборную церковь града того Рождества пречистой и к сродникам своим великим чудотворцам князю Петру и княгине Февронии, и по всем святым местам обошел с молениями. В Муром приехал к государю от митрополита боярин митрополитов, а привез к великому князю грамоту, утверждающую царя и все его воинство постоять за благочестие, а в грамоте тот пишет так.

Послание к благоверному царю и великому князю государю Иоанну Васильевичу всея Руси от святейшего Макария митрополита всея Руси. Благословение преосвященного Макария митрополита всея Руси о Святом Духе возлюбленному сыну нашего смирения Богом почтенному и Богом венчанному царю государю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси самодержцу. Вместе же с твоими богомольцами, а с моими о Христе детьми и со служебниками нашего смирения, архиепископами, епископами, архимандритами, игуменами и со всеми священными соборами русской митрополии, соборно все тебя, великого царя и государя, благословляем. И человеколюбием молим со всеми священными соборами и со всеми православными всемилостивого Бога, всех творца и зиждителя, и его пречистую Богоматерь деву, всему миру заступницу, о благосостоянии святых Божиих церквах, и о многолетнем тебе телесном здравии и душевным спасении великого твоего благородства, и твоей благородной и христолюбивой царице великой княгини Анастасии, также и о твоей братии князе Георгии, и княгине его, и князе Владимире Андреевиче, чтобы Господь Бог умножил имущество ваше и даровал бы Бог вам сынов наследников вашего царствия. А также молим Бога и о всех ваших князях, и боярах, и воеводах, и детях боярских, и о всем вашем христолюбивом воинстве людях православных, которые поборниками выступают по благочестию, и о нынешним подвиге вашем, что с Божиею помощию и заступлением мужественно тебе, царь, и царски добро достоять и со всем христолюбивым воинством против супостатов своих безбожных казанских татар, твоих изменников и отступников, которые всегда неповинную проливают кровь христианскую и оскверняют святую церковь. И за то более тебе, благочестивому царю Иоанну, с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всем своим христолюбивом воинством весьма храбро и мужественно подобает подвизаться с Божиею помощию за святую Божию церковь и за всех православных христиан, неповинно в плен уведенных, и расхищенных, и всяческими бедами от них томимых, и многообразными страстями оскверненных. И сих ради всех жалости и наиболее подвизаться вам за свою святую чистую нашу и пречестнейшую веру христианскую греческого закона, которая во всей поднебесной, как солнце, сияет православие во области и державе вашего царского отечества, и дедовства, и прадедовства, на них ж свирепеет всегда гордый змий вселукавый враг диавол и воздвигает на них лютую брань язычными царями, твоими недругами, крымским царем и их пособниками язычными народами, крымскими татарами и казанскими, которые в последствии во дно адово зрят, где будут наследовать огонь неугасимый и тьму кромешную. И мы же, смиренные богомольцы твои, о благочестивый царь Иоанн, всегда благодарим и молим Господа Бога и его Богоматерь пречистую, всего мира заступницу, и просим несказанных щедрот его милости, что о пособлении и укреплении твоего на них царского благородного ополчения и всего вашего христолюбивого воинства православных людей, что да пошлет тебе Господь свыше на помощь вашу скорого своего архистратига Михаила, заступника и воеводу святых небесных сил, бывшего в древности помощником Аврааму на Ходоллогомора, царя содомского: ибо имел с собою воинов 300 000, Авраам же 318 своих домочадцев, и Божиею силою и помощию великого архангела Михаила победил их. А Иисусу Навину был помощник тот же архистратиг Михаил, когда обступили Иерихон град, в котором были 7 царей хананейских, и повелением Божиим от архангела Михаила стены градные пали сами до основания, и Иисус Навин царей и всех людей иссек. А также пособник был и Гедеону над мадианитянами, которых было 1000, Гедеон же с 300 своих воинов их победил, имея с собою в ночи фонари со свечами, и мадианитяне сами меж себя иссеклись смятением архангеловым. А также и при благочестивом царе Езекие окружил Иерусалим град Сеннахирим, царь ассирийский, с воинами своими и укорял Бога израилева; и помолился Езекия Богу, и послал Господь Бог архангела Михаила, и в одну ночь убил от полку ассирийского 185 тысяч. А вашему от Бога царскому благородию на ополчение благочестия тот же святой архистратиг Михаил архангел истинный заступник и поборник против язычных народов. Также и ныне, о благочестивый царь, и мы богомольцы ваши с Божиею помощию надеяние имеем на всемилостивого Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и на его Богоматерь пречистую, всему миру заступницу, и на великого архистратига Михаила, и на всех святых молитвы надеемся и молим соборно со слезами, что помогут они тебе, благочестивому царю, нынешнему от Бога вашему ополчению и всему твоему христолюбивому воинству на супостатов ваших, язычных народов измаильтянского рода, и покорил бы вскоре всех видимых и невидимых врагов ваших, и чтобы Господь Бог совершил твое царское желание и хотение сердца твоего помощию и поспешением великого архистратига Михаила и прочих сил бесплотных, и молитвами святого великого Иоанна Предтечи, и святых верховных апостолов из двенадцати Петра и Павла, и возлюбленного апостола Иоанна Богослова, и 70 святых апостолов, и великого чудотворца Николы, и великих трех святителей молитвами, Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоустого, Петра, Алексея, и Ионы, и Леонтия чудотворцев, и поспешением святых Христовых страстотерпцев и способников наших Георгия, Дмитрия, и Андрея, и Феодора стратилатов, и благочестивых от Бога сродников ваших великого и равноапостольного князя Владимира и сынов его святых страстотерпцев Бориса и Глеба, и молитвами преподобных и богоносных отцов наших чудотворцев Сергия и Варлаама, Кирилла и Пафнутия, и святого великого князя Александра Невского, и всех благочестивых сродников ваших и прочих всех святых молитвами, да оградит вас Господь невидимо силою честного и животворящего креста и пошлет свыше милость свою великую на вас, и спасены будете. Но только ныне молим тебя, благочестивого царя Иоанна, и брата твоего князя Владимира Андреевича, и всех твоих вельмож, князей, бояр, и воевод, и все твое христолюбивое воинство, да пребудете в чистоте, и во смиренной мудрости, и в целомудрии и покаянии, и в прочих добродетелях. Наиболее же молим и благословляем, да пребудут у тебя, благочестивого царя, все твои вельможи и все твое христолюбивое воинство в любви, и послушании, и во страхе, и мире, и в единении, и в страхе на врагов о всем по воле Божии. Если царево сердце в руке Божьей, то всем подобает по воле Божией и по царскому велению ходить и повиноваться со страхом и трепетом, как сказал божественный апостол Петр: «Бога бойтесь и царя чтите». И еще тот же апостол сказал: «Не напрасно царь меч носит: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое». И потому молим и благословляем ваше боголюбство, отныне и впредь да сохранитесь все от гордости, и пьянства, и падения душевного и телесного; да никто же не подумает что мал тот грех гордость, и пьянство, и падение, ибо велик он: по божественному апостолу всякий пьяница, и блудник, и гордый не имеет чести во царствии небесном. И еще тот же апостол сказал: «Пьяницы, блудники и лихоимцы царствия Божия не наследуют». И еще тот же божественный апостол, собрав, отрек: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют». Ибо многие праведники и сильные и храбрые святые цари от гордости и пьянства пали: как праведный Ной, упившись, обнажился и посмеян был; так же и праведный Лот, упившись, пал лютым падением с обеими дщерями. Кто был храбрее Самсона сильного? В одно время ослиною челюстью 1000 иноплеменников убил, и, возжаждал, весьма хотел воды пить и не нашел; настолько был свят, что помолился к Богу, от той же сухой кости, ослиной челюсти, источились воды и утолили жажду, и потом многие победы сотворил; и возгордился и после упился и упал, ослеплен, был иноплеменникам на посмех и игралище. И кто был Давыда царя выше в добродетелях? Но мало воздремался и, забывшись, пал от ярости и много от того пострадал, и до последнего своего воздыхания на всяк день и ночь постель свою слезами омочал. Кто же Соломона премудрого блаженнее? В старости и при кончине, возгордившись, пал и погиб. Кто же Израиля боголюбезнейше? Но падения ради богоубийца явился. Как написано: сели люди есть и пить и восстали играть, и пали в один день две тьмы и 3000, иных земля поглотила, иных огонь попалил; и многие в божественном Писании в Новом и Ветхом от гордости, пьянства и падения погибли. И если праведных, и святых, и сильных, не только простых, но и царей и пророков и прехвальных гордость, и вино, и падение погубило, тем более же нам, слабым по сути и во грехах пребывающим, от таковых удаляться и бегать, как от змия. А кто сохранили смиренную мудрость и чистоту, не только девство, но и по закону брака, многие победы сотворили и славны и спасенны были. Как благочестивый царь Константин, и благочестивый царь Феодосий Великий и Феодосий Юны, и прочие греческие цари, православного по закону брака сохранив чистоту, многие победы сотворили и прославлены от Бога были, также и в вашем Российском царствии благочестивый и равноапостольный святой прадед твой князь великий Владимир киевский и всея Руси, и сыновья его, и внуки, и правнуки, и все российские цари, даже и до твоего боговенчанного царствия, сохранившие чистоту по закону брака, многие победы над язычниками сотворили и прославлены от Бога были; как более нас и сам, царь, ведаешь храбрость прародителей своих, боговенчанного царя Владимира Мономаха, и храброго великого князя Александра Невского, и прочих сродников твоих, какие победы над язычниками сотворили и прославлены от Бога были. Тебе же, великому князю царю Иоанну, и брату твоему князю Владимиру Андреевичу, и всему вашему христолюбивому воинству ныне время благопотребно, но с Божиею помощию о истинно подвизаться и великое попечение иметь. Если и скорбно случится вам претерпеть Христа ради, не отметайтесь, ибо сладок, сказал, рай и велико воздаяние, по божественному апостолу, так как никто, не пострадав, венец не принял; или кто, спя, победы сотворил, или кто, почивая, похвалу принял? Ибо болезни рождают славу, и труды исходатайствуют венцы. По сказанному Христову слову во святом Евангелии: «Претерпевший до конца, тот спасен будет». Ты же о Христе, о царь, подвизайся и с прочими твоими христолюбивыми воинствами в чистоте, и покаянии, и прочих добродетелях, как писание говорит: «Не столько совершается работа от раба, сколько когда сам придет господин, ни же когда царь посылает воинов на брань, но когда сам придет». Ныне же по достоинству тебе, царь, и тем, кто с тобою по твоей премудростной хитрости самому подвизаться с Божиею помощию и супротивников так, победив, низложить. Ибо там где хочет Бог, побеждается естества чин, там где царево пришествие Божиею помощию, тут и чин приходит. Но сколько велик ты, столько смиряй себя, поминай сказавшего: «При славе будь смирен, при печали же мудр». Особенно же поминай, царь, Спасова Евангелия слово, что «Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится». И того ради смирения покорит Господь Бог под ноги твои всех врагов твоих, и пошлет тебе Господь в пособники ангелов своих и всех святых мучеников, и смятут супостатов твоих, и одолеешь посреди врагов твоих, и сбудется на тебе, благочестивом царе, Божие слово, пророком произнесенное: «Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, чтобы покорить тебе народы, и сниму поясы с чресл царей, чтоб отворялись для тебя двери, и ворота не затворялись; Я пойду пред тобою и горы уровняю, медные двери сокрушу и запоры железные сломаю». Вот твердое честное и крепкое царство да дает Господь в руки твои и сыновьям сынов твоих на многие поколения, Богом утвержденный царь. А если, о благочестивый царь, в ополчении от Бога вашего пречестного подвига и благочестия и победы над супостатами вашими случится кому от православных христиан на той брани до крови пострадать за святую церковь христианскую, и за святую веру христианскую, и за множество народа людей православных и потом живым быть, те поистине пролитием своей крови очистят прежние свои грехи, которыми после святого крещения согрешали и осквернены были, и о всем о том от Господа Бога прощены будут, и не только прощеные будут и отпущение грехов от Бога получат за пролитие своей крови, но двойное воздаяние воспримут в нынешнем веке, приложение лет и здравие животу, но и в будущем веке двойное воздаяние воспримут за пролитие крови своей. А если случится кому ныне из православных христиан на том вашем царском ополчении не только кровь свою проливать, но и до смерти пострадать за святую церковь, и за православную веру христианскую, и за множество людей православных, которых Христос искупил от мучительства честною своею кровью, и его Христово слово исполните: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих», тот по сказанному Господню слову второй раз мученическое крещение воспримет, и пролитием своей крови очистится и омоет от души скверну своих согрешений, и весьма очистят свою душу от грехов, и воспримут от Господа Бога вместо тленного нетленное и небесное, и вместо труда вхождение вышнего града Иерусалима наследие. А за оружие и за благострадание телесное вечных благ воспринятие и за мечом усечение и копьем проткновение с мучениками и ангелами радость несказанную, по божественному апостолу сказанное, воспримут. И не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его, в день от мздовоздаятеля праведного судии Господа Бога терпения венцы воспримут и покой вечной жизни в бесконечные века. Аминь. Нашего смирения совершенное благословение и молитва соборная богоспасаемым полкам твоим, что за веру христианскую страдать всем вкупе православным, и по благодати Святого Духа прощение и благословение в сей век и будущий, а от всеблагого и милосердого человеколюбца Господа Бога неосужденным предстать на страшном суде и со всеми святыми и праведными благую часть получить, и небесного царствия достойны будут, которого молим получить и всем нам. И снова благодарим же и хвалим, о благочестивый царь, о сем великое твое царское остроумие, и храбрость, и Богом данную тебе премудрость о святых твоих церквах, и за православную веру христианскую, и за всю царскую великую обиду, и за отечество мужественно стоять и царски и храбро подвизаться от Бога. Да постарайся и сим, царь, сохранить сии святые евангельские четыре заповеди: храбрость и мудрость, правду и целомудрие и потом суд праведный и милость к согрешающим, по сказанному Христом во святом Евангелии: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут», и прочее. Потом же сказано: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам». Написано же: «Мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь – возраст старости». И еще: «дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее; научи правдивого, и он приумножит знание». Ибо сим образом много поживешь времени, царь, и приложатся тебе лета жизни. С сими ж всеми да будет свыше Божия благодать, мир и милость, вкупе же и спасение от Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и пречистой его Богоматери молитва и покров, и всех святых молитвы и благословение, да и нашего смирения великое челобитье и благословение и молитвы соборные, да всемирные молитвы всегда да будут на тебе, нашем великом и благородном государе и православном и боговенчанном царе и великом князе Иоанне Васильевиче, самодержце всея Руси, и на твоем христолюбивом воинстве. И да умножит Господь лета жизни вашей, и возвысит Господь десницу твою царскую над всеми твоими недругами и врагами, и устроит Господь Бог царство твое мирно и вечно на многие поколения и во многие роды. Аминь. Писано на Москве лета 7060 июля в 13 день.

Государь благочестивый прочел писание митрополитово, благодарно воспринял и вовнутри на скрижалях сердца своего написал, а грамоту велел прочитать брату своему князю Владимиру Андреевичу, а также и всем боярам и воеводам, да и все прочли, благоприятно сие восприняв. Государь же послал грамоту свою, а в грамоте пишет сие.

Послание от благоверного царя и великого государя Иоанна Васильевича всея Руси самодержца к митрополиту Макарию всея Руси от его царской руки. Преосвященному отцу нашему Макарию митрополиту всея Руси царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси челом бьет. Писал ты, господин, к нам в своей грамоте, поучая нас отстать от грехов и утверждая по благочестию поборниками быть. И мы, господин, на твоем жаловании челом бьем, на пресвященных словах, а призывая всемилостивого Бога в помощь, положив упование на пречистую Богоматерь, и на великих чудотворцев, и на твои святые молитвы, и на утверждение, и с братом своим князем Владимиром Андреевичем, и с боярами, и со всем христианским воинством в путь трогаемся. А из Мурома идем в среду на пророка Ильи день. И тебе, господину своему и отцу, пастырю и ходатаю к Богу о душах наших, и всему православному собору много челом бьем, чтобы ты пожаловал, молил Бога, и пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев, чтоб не помянул Бог невежества грехов наших многих, и вашими бы святыми молитвами ослабление Бог даровал ведомым и неведомым согрешениям нашим, и устроил бы создатель путь нам мирным и немятежным, и врагов бы наших иноплеменных в покорение и во умирение привел, бедное же христианство, грехов ради наших страдающее у них в великих бедах, освободил и к себе возвратил, а царство бы наше, порученное Богом тебе и нам, во время шествия нашего и впредь покрыл благодатию своею от всех врагов, воюющих на благочестие, и соблюл невредимым, а нас бы всещедрый владыко оградил и укрепил благодатию своею, сподобил бы нас Бог возвратиться с избавлением христианским во свое отечество и видеть пречистый образ, и великих чудотворцев мощи, и твою святыню, и всех своих со всем своим воинством православных христиан в радость. А нас, государь, и с братом нашим Владимиром Андреевичем, и с боярами, и со всем воинством христианским, всех вместе, прости, и благослови, и молитвою поспешествуй, а мы тебе, господину и отцу своему, челом бьем.

О Шигалее и отпуске воевод. Государь воинов своих уряжал и рассматривал их орудия, да все готовы будут на брань, как по пророку сказано: приготовился и не смутился; и послал государь стольника своего Федора сына Ивана Умного за царем Шигалеем. И царь поехал к государю в Муром, и отпустил его государь в судах в Казань, а с ним послал воеводу князя Петра Андреевича Булгакова с товарищами да детей боярских и стрельцов многих. А рати всей велел перевозиться за реку Оку по многим перевозам.

О походе воеводском на черемису. Приехал к государю со Свияги от воевод боярина и воеводы князя Александра Борисовича Горбатого с товарищами Иван Вокщерин, а сказывал государю: бояре ходили на горных изменников, в большем полку боярин князь Семен Иванович Микулинский, а в передовом полку боярин и дворецкий Даниил Романович да Борис Салтыков, а в сторожевом полку боярин князь Петр Семенович Серебряный, и села горные воевали; а ертаулы воеводские с горными людьми бились, и от обоих пали, и потоптали горных людей; а на том бою убили князя Александра сына князя Дмитрия Жижемского; и горной стороны люди по Свияге реке вниз и по Волге воеводам добили челом, государю правду дали и к городу Свияжскому пошли и с женами и детьми.

О строении в полках. Государь же о сем Богу хвалу воздал, что без великой крови Бог победу показал, и во умиление придя, приказал государь в своем полку воеводам боярину князю Владимиру Ивановичу, Ивану Васильевичу, да установят порядок в полку в его царском, каждой сотне бранных детей боярских голову устроят из детей великих отцов, изящных молодцев и искусных ратному делу, для большего дела супротивного и для разных посылок, да каждый сын боярский своего полка голову знает и приблизится к делу, да всяк вооружается на брань, а об ином не смущается. Воеводы же по государеву наказу устроили так, выбрав детей великих отцов и стольников государевых, которые могут содержать ратное дело, и детей боярских после них расписали. А также и по всем полкам воеводам государь посылал, да так же в полках урядят, да не будет смущения в полках, и к делу приступили.

Отпуск ертаульский. И отпустил государь наперед себя в ертаулах июля 15 князя Юрия Ивановича Шемякина да князя Феодора Ивановича Троекурова, а с ними детей боярских; и посошных людей за ними послал, а велел на речках и на ржавцах (ручьях) мосты мостить.

О царском походе из Мурома. Июля 20 в среду на Ильи день пришел государь в церковь Рождества пречистой и великих чудотворцев, и молебны с великими слезами много часов совершал, и призвал всесильного Бога на помощь, и пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев, а также святых своих сродников, также и молитвы преосвященного архиерея митрополита Макария и всего преосвященного православного собора, и всего народа христианского молитвы, и в настоящий путь государь тронулся, пошел за Оку реку на Саканский лес. А за собою государь велел идти левой руке, да сторожевому полку, да князя Владимирова Андреевича боярину и воеводе с людьми князю Юрию Андреевичу Пенинскому-Оболенскому. И в тот день государь ночевал на лесу на реке Велетме и от города без половины 30 верст; а второй стан был на Шилекше, а третий под Саканским городищем, а четвертый на Поле на Ирже, а пятый на Авше речке, а шестой на Кевсе, а седьмой на озере Икше, а восьмой на озере, не дойдя до Пьяны реки. И оттуда государь Полем пошел. И тут к государю пришел из Городка Аксеит Черевсеев со всеми городецкими князями, и мурзами, и татарами, а шел сеит на Монсыров угол; и государь велел ему идти с ертаулами вместе. И на Пьяне велел государь мосты соделать многие и перешел. А девятый стан на Дубровке озере, а десятый стан на речке Медянке, а одиннадцатый стан на речке Мяни августа в 1 день; и тут государь на воде стоял, и воду святили. Двенадцатый стан на Алаторе реке; и тут пришел к государю Еникей князь темниковский со всеми темниковскими татарами и мордвою; а на Алаторе сделаны до прихода государя три моста. Тринадцатый стан на реке Большом Саре; и тут послали к государю бояре и воеводы его князь Иван Мстиславский с товарищами, что они пришли вверх той ж реки Сары, дал Бог, здоровы, как государь и велел им придти. И велел им государь идти прямо к Суре реке и перевозиться выше себя, чтобы не было тесноты людям, а к себе им велел быть за Сурою рекою на полях. Четырнадцатый стан был на реке Суре под Баранчеевым городищем; и на реке Суре соделаны были многие мосты.

И тут государя встретили горные люди. И пришел государь на Суру реку под Баранчеевым городищем. И тут государя встретили со Свияги от воевод Никита Трофимович да Роман Пивов, а с ними горной стороны люди Янтуду мурза, да Бускей, да Кудабердей с товарищами, а сказали государю, что ходили бояре князь Петр Иванович Шуйский да Даниил Романович с товарищами на остальных горных людей, и горные люди все государю добили челом и приложились к Свияжскому городу. И государь о сем похвалу Богу воздал, который благодать свою являет, язычников устрашает; и горных людей есть звал да, удоволив их словом, пожаловал, вины им отдал и отпустил в Свияжский город, а велел на реках мосты мостить и тесные места чистить по дороге. А к воеводам государь послал Ваську Тетерина, а велел им себя встретить за два дня от Свияжского города вверх по Свияге.

О пришествии к государю воевод. И перешел государь Суру реку; и тут на полях пришли к государю справа воеводы его государевы боярин и воевода князь Иван Федорович Мстиславский с товарищами. И государь послал, велел передовому полку пред своим полком за ертаулами пойти, а правой руке велел идти направо у себя, а большему полку велел идти назади своего полка, а левой руке велел государь идти у своего царского полка на левой стороне. Пятнадцатый стан на речке Кивате; тут царь государь благочестивый дневал на боголепное Преображение Господа нашего Иисуса Христа; и в тот день государь причастился неизреченных тайн Христовых, а также князь Владимир Андреевич. И сподобился государь благодати Святого Духа, и вооружился благочестием на нечестивые, и радостною надеждою благодати Христовой шествовал путь свой. Шестнадцатый стан на Якле, 17 стан на Чивлы; и тут государя встретили многие люди, а били челом о своем отступлении; сказывают, страхом от государя отступили, что их воевали казанцы. И государь их пожаловал, проступки их простил, и есть звал, и удовлетворил едою и питием, отпустил их по их селам, сказав им готовым быть с собою, государем, на Казань; они же обещались государю служить. 18 стан на Карле, 19 стан на Буле, 20 стан на Бее.

И когда государь пошел со стану, тут его, государя, встретили со Свияги воеводы государевы. А шли воеводы на 3 полка: в полку воеводы и бояре, которые с весны на Свиягу пришли, боярин и воевода князь Александр Борисович Горбатый, да боярин и дворецкий Даниил Романович Юрьев, да воевода Борис Иванович Салтыков; да годовавшие воеводы со Свияги боярин и воевода Семен Иванович Микулинский, да боярин князь Петр Семенович Серебряный, да окольничий Феодор Григориевич Адашев, да воевода князь Федор Борисович Ромодановский, а с ним дети боярские все, которые с теми воеводами были; а в третьем полку многие горные, князи, мурзы, казаки, черемиса и чуваши. И государь бояр жаловал, звал к руке и о здравии спрашивал и за службу жалованными словами, так же и всех детей боярских; и была государеву всему воинству радость несказанная. Государь, узрев многих людей, трудящихся за благочестие, их увещевал многими жалованными словами и впредь за благочестие поборниками быть повелевал. Люди же все радовались и Бога прославляли, что даровал им такого государя благочестивого, и благоразумного, и долготерпеливого к согрешающим, храброго в бранях и твердого заступника христианству, такую нужду принимающего за благочестие и такую долготу пути шествующего, ибо Бог ему поспешествовал. И много радостных слез о царевом пришествии и у верных было. И горных людей также привечал, есть звал, и множество у государя ели в шатрах и на поле, дети боярские и горные люди. 21 стан на поле Итякове, а с Итякова государь пошел к Свияжскому городу.

И пришел государь в Свияжский город августа в 13 день в субботу, и встретили его государевы бояре, которые в городе были, князь Петр Иванович Шуйский да Семен Константинович Заболоцкий с товарищами, и дети боярские, стрельцы и все люди. Православные же христиане возрадовались радостью несказанною, видя государя пришедшим здравым со многорастоянного пути, и встречали государя в градных воротах с крестами. И пришел в церковь Рождества пречистой, и воздал благодарные молитвы, что сподобила его, царя, образ свой в новопресвященном граде и месте видеть. А также приходил к чудотворному образу чудотворца Сергия и просил помощи и избавления христианству от язычных. И пели дьяки многолетие государю, а князь Владимир Андреевич и все князи и бояре поздравили государю в богодарованной ему вотчине и в новопресвященном месте. И пошел государь на луг, и стал в шатрах на лугах под Свияжским градом. И повелел у себя быть Шигалею, и советовался государь с князем Владимиром Андреевичем, и с царем Шигалеем, и с боярами, и воеводами, как ему своим делом промышлять. А постановил государь идти к городу Казани, не мешкая, а к ним послать грамоты: похотят без крови государю бить челом, и государь их пожалует. Государь ж наш смирение показывал, ибо ведал, что Господь гордым противится, а смиренным благодать дает, и велел царю Шигалею от себя послать царю Едигеру-Магмету грамоты, поскольку от его роду есть, чтобы ему в том поверил, от государя нашего не остерегался, поехал из города к государю нашему, государь его пожалует. И царь благочестивый посылал грамоты к Кулшерифу молне и ко всей земле Казанской, чтобы государю били челом, а кто лихое дело начал, и землю возмутил, и на государя и на бояр его лихое дело возвели, за тех бы не стояли, и государь их пожалует. И отпустил государь тезика казанского августа в 15 день. Августа в 16 день велел государь перевозиться за реку против Свияжского города, а ставиться на лугах на казанской стороне, ертаулам и передовому полку, правой руке, большему полку. И августа в 18 день в четверток пришел государь в соборную церковь Рождества пречистой, и, молебны пев, припадал к образу пречистой и к чудотворному образу Сергия чудотворца со многими слезами, и молясь много времени, тайно молитвы воссылая тому единственному сведущему, и благословился от протопопа и от всего священного чину, которые тут пребывали. И поехал государь за Волгу реку, а сторожевому полку и левой руке приказал перевозиться выше себя, а царя Шигалея отпустил в судах на Гостин остров. А также с нарядом государь отпустил в судах боярина своего Михаила Яковлевича и дьяка своего Ивана Выродкова, и башни и тарасы рубленые велел привести, которые приготовлены, чтобы против Казани поставить. И тут государь дневал, и ждал, когда все полки переправятся; и посылал на Казань реку, а велел многие мосты мостить, ибо было тогда время дождливое и воды в реках велики.

Пошел государь за Казань реку того ж месяца 20 в субботу. И тут прислал царь Едигер-Махмет к царю Шигалею с грамотою полоняника, а писал гордые и скверные слова, веру православную и царя благочестивого поносил и укорял, а также и Шигалея хулил и себя на брань готовым возвещал. Царь же благочестивый, слыша поношение от нечестивых на веру христианскую, у Бога милости просил, а сам за веру страдать старался. И стал на Терень-узяке, полки же все стали по Цареву лугу и вниз по Волге. И повелел государь наряд из судов вынимать и устраивать, как ему идти к городу. В воскресенье и в понедельник государь тут стоял, и тут приехал к государю служить Камай мурза, князя Усеина сын, а с ним 7 казаков. А сказывал государю, что их было поехало человек с 200 к государю служить и, сведав, казанцы остальных переловили. А про Казань государю сказал: в городе царь Едигер-Махмет советом злым с казанцами утвердились, а государю бить челом не хотят; а единомышленники его Кулшериф молна, да и кады, да Зейнеш князь ногайский, да изменники государевы Чапкун князь, тот аталык у него, да Ислам князь, Аликей Нарыков, Кебек князь тюменский, Дербыш князь, те все землю на лихо наводят; и запасы многие в граде; «а совет их: послали на Арскую засеку твоих же государевых изменников Япанчу князя, да Чупкунова племянника Шунак мурзу, да арского князя Явуша, а велел к засеке всех людей собрать, которые не в городе, и приходить на государевых людей и за засеку бы воинских людей на Арское не пропустить». И Камая мурзу государь пожаловал с товарищами великим своим жалованием.

Призвал государь к себе брата своего князя Владимира Андреевича, и царя Шигалея, и бояр, и воевод и сказал про Камаев приезд и что Камай государю сказал. И советовался государь, как пойти к городу, и постановил: стать самому государю и князю Владимиру Андреевичу на Цареве луге близко Отучевой мечети, а царю Шигалею за Булаком под кладбищем, а идти государю в большем полку; а на Арском стать большему полку, да передовому, да князя Владимира Андреевича боярину и воеводе князю Юрию; а правой руке за Казанью рекою да казакам с ними многим; а сторожевому полку на устье Булака, а левой руке выше его. И приказал государь дворовым воеводам и во все полки послать велел, чтобы во всей рати приготовили на 10 человек по топору, да всяк человек на тын приготовил, да обступив, даст Бог, город крепко приступать будут турами и тынами. Да приказывал государь всем боярам, и воеводам, и головам, и детям боярским, и во все полки: без его царского веления и в полках без воеводского веления никто бы не ездил ругаться к городу, до тех пор, пока время не приспеет. И завещал государь сие великим словом грозным, да не станут дерзить, до тех пор пока не утвердят крепости около града.

Августа 20 пошел государь к городу Казани с Терень-узяка, урядил полки к городу, а велел идти ертаулу князю Юрию Шемякину да князь Феодору Троекурову, а с ним стрельцы и казаки пешие пред полками; также пред всеми полками головы стрелецкие, а с ними их сотские, всякий своей сотней идет, и атаманы с сотскими и казаками, разделяясь по чину; а также передовому полку и большему полку, царю Шигалею и воеводам на Арское поле вверх Булака у Кубана озера, а правой руке велел ниже города за Казань реку, а левой руке и сторожевому полку стать против города за Булаком. А сам государь пошел за большим полком, а за собою велел идти наряду, и сторожевому полку, и левой руке. И когда государь вышел на луг против города, велел государь хоругви христианские развернуть, сиречь знамена, на которых образ Господа нашего Иисуса Христа нерукотворенный написан был и на верх водружен животворящий крест, который был у прародителя его, государя нашего, достохвального князя Дмитрия на Дону, и велел начать молебны. А сам государь и князь Владимир Андреевич и все бояре и воеводы сошли с коней. И начали молебны петь пречистому образу Спасову и честному кресту на исхождение ратным.

Речь царская к князю Владимиру. Царь благочестивый, взирая на знамя, на котором был образ создателев и животворящий крест, непрестанно молитвы воссылал. По окончании же молебнов призвал государь к себе князя Владимира Андреевича, и бояр своих, и воевод, и всех воинов, которые с ним в полку, и начал говорить умильно: «Приспело, князь Владимир Андреевич и все бояре и воеводы, время нашему подвигу что за благочестие поборствовать. Постарайтесь, пожалуйста, единодушно пострадать за благочестие, и за святую церковь, и за нашу православную веру христианскую, призывая милосердого Бога на помощь, и, не сомневаясь нисколько, за единородную нашу братию православных христиан, которые напрасно, в плену будучи многие годы, зло страдают от безбожных сил казанцев. Воспомянем Христово слово: нет ничего больше, чем душу свою положить за друзей своих. Припадем чистыми сердцами к создателю нашему Христу, попросим у него избавления бедным христианам, да нас не предаст в руки врагам нашим, и не обрадуются враги наши погибели нашей. Да и нам послужите, сколько вам Бог поможет, не пощадите голов своих за благочестие, ибо не есть сие смерть, но жизнь; если ныне не умрем, всяко умрем, и от сих безбожных как впредь пребудем? Я же сам с вами на сие пришел, лучше себе здесь избрал умереть, нежели жить и видеть за грехи мои Христа хулимого и порученных мне от Бога христиан зло мучимыми от безбожных казанцев. А если уж нам милосердый Бог милость свою пошлет, видя нашу неотложную веру, поборником будучи по благодати, подаст помощь, как его воля, и я вас рад жаловать великим жалованием, своею любовью, и всех вас недостающим восполнить и всякое пожаловать, сколько милосердый Бог поможет. А кому от нас случится пострадать, и я рад жен их и детей до скончания века жаловать».

Ответ царю. Князь же Владимир Андреевич, и все бояре, и воеводы единомышленно государю отвечали со слезами и многим плачем: «Видим тебя, государя, твердым во истинном законе и за православие не щадя себя и нас на то утверждающим, должны мы все единодушно помереть от безбожных сих агарян. Дерзай, царь, не на иное же ты пришел, да сбудется на тебе, государе нашем, Христово слово: всякий просящий получает, и стучащему отворят». Слышал же благочестивый государь, что не различно отвечают, но единомышленно с ним стремятся за благочестие пострадать, и вспомнил, что единомышленных Господь вселяет в дом свой, и воззрев на создателев образ, сказал, что все слышали: «О владыко, во твое имя движемся и мы. Ты, владыко, поспособствуй нам силою крестною и укрепи нас силою честного креста и благодатию Святого Духа». На много же часов прослезились все полки, видели образ Христов и помощи просили. И пришел к отцу своему духовному Андрею протопопу, и благословил его протопоп крестом животворящим, и говорил ему: «Дерзай, слуга Божий, ибо тот победит врагов, кто есть человеколюбец, ибо человеколюбив владыко наш Христос». И крестом его ограждал, царь же крестом благословился, а на врагов ополчился. Повелел же государь всем полкам крестом ограждаться, забрался на аргамака (рослую лошадь), и радовались весьма с государем духовною радостью все его воины, избрав лучше смерть, нежели жизнь тленную, желая венчаться за Христа, и охрабрившись все благодатию Святого Духа. И урядив полки, поехал прямо к городу, и пришли ертаулы государевы к Казани выше Булака у Кабана озера, и вылезли казанцы из города и пришли навстречу государевым полкам. Государева ж заповедь такая была: без повеления да никто не дерзнет на бой. И казанцы, приехав, начали стрелять на полк, а стрельцы государя нашего из пищалей на них стреляют. И казанцы конные на пеших стрельцов приехали, и князю Юрию Ивановичу Шемякину и князю Федору велел из полку своего детям боярским пособить стрельцам. И сразились обои, русь и татары, и Бог был в помощь, православные погнали казанцев к самым воротам градским и тут татар побили, а иных поранили. И татары съехали к городу, и отослали всех детей боярских в полк. Государевы ж все сохранены Богом были, немногие ранены из них; из иных же полков ни один человек не поехал неповеленно. И все видевшие удивлялись царскому порядку и повелению. Царь же Шигалей и воеводы пришли к Булаку и стали на Арском поле, куда повелел государь.

Приход царский к Казани. Государь же приехал на прежде оговоренное место, где его царскому стану быть, во вторник 23, повелел церкви поставить полотняные, одну архистратига Михаила, вторую Екатерины Христовой мученицы, третью преподобного отца Сергия чудотворца, к нему же каждый день государь ходил; и потом повелел ставить шатры свои царские. И устроив стан, сошел государь с коня, и пришел к чудотворцу Сергию, и молебны совершив, в шатер вошел свой и приказывал воеводам, да хранят с опасением порученное им от государя; и все полки стали по царскому повелению. На следующий день в среду повелел государь сторожевому полку воеводам боярину князю Василию Семеновичу Серебряному да воеводе Семену Васильевичу Шереметьеву да левой руке воеводам князю Дмитрию Ивановичу Микулинскому да Дмитрию Михайловичу Плещееву туры ставить по Булаку вверх от Казани реки. И пришли воеводы против пятницы в ночи и туры поставили, дал Бог, без бою здорово. И стрельцы по воеводскому повелению на другой стороне Булака, к городу, закопались во рвы и не дали из города татарам вылезать. И была баня каменная, Даирова называемая, под городскою стеною, и в бане стали казаки воеводскою посылкою, и пушки к турам, которым у тех туров надлежало быть, привезли.

Ертаулов бой с казанцами. Того же месяца 25 дня в четверг повелел государь за Казань идти ертаулам с верха Казани с Саарского поля, а правой руке ниже Казани за Казань же реку, и стать против города. И вылазки делали на ертаулов из Казани города многие люди казанские, и бились стрелами обе стороны многое время, и сражали те у обоих, и пособил ертаулам, передовому полку, другой воевода князь Дмитрий Иванович Хилков с детьми боярскими, и, Бог православным способствовал, потоптали казанцев по самый город, иных из них убили, а многих уязвили, православные же Богом сохраненны были; ранен же был воевода князь Юрий Иванович.

И в среду вечера была буря великая. В тот же день была буря великая, что шатры царские по многим полкам упали, а на Волге в остроге многие суда поразбило, царские запасы и всего воинства. И о сем была скорбь в людях. Государь же посылал и велел из Свияжского города многие запасы привезти, и недостающее повелевали давать. А к Москве государь посылал и велел к себе спешить со многою казною и запасами многими, и зазимовать хотели тут.

Царь рассматривает места градские. А сам государь ездил не со многими людьми вокруг града, каждый день и ночь рассматривая, по коим местам крепости делать. И в пяток того ж месяца 26 дня повелел государь крепости делать против Царевых ворот, и Арских, и Аталыковых, и Тюменских. И повелел из большего полка другому воеводе слуге князю Ивану Михайловичу Воротынскому со своим полком сойти с коней и идти пешими к городу и туры катить, старшему воеводе боярину князю Ивану Федоровичу со своим полком быть на конях. А из своего полка государь посылал головы на конях выборные с детьми боярскими, а велел государь от того беречь: вылезут люди конные на князя Михаила, и князю Ивану делать, сколько Бог поможет. Да из своего государь полка послал детей боярских, выбрав дородных и искусных ратному обычаю, а им разделил боярских людей, и всякому сыну боярскому по сто человек, и велел им быть у князя Михаила пешим.

О поставлении туров у Казани. В тот же день в вечернюю годину по государеву наказу пошел князь Михаил к городу, по государеву наказу устроив людей: наперед велел идти к городу стрелецким головам Ивану Черемисинову, Григорию Желобову, Федору Дурасову, Дьяку Ржевскому с их всеми стрельцами, да атаманам казачьим многим с казаками, да головам с боярскими людьми, и туры велел покатить на место оговоренное, а сам с детьми боярскими пошел пешим за ними.

И когда пошли к городу, и казанцы вылезли многие люди, конные и пешие, и обои, христианские и татарские люди, бились крепко долгое время, и из пушек по граду и по воротам беспрестанно стреляли, и стрельцы из пищалей, а также и с города из пушек и из пищалей стреляли. И была сеча великая и преужасная, от бою пушечного, и от пищального грому, и от гласов и воплей и кричания от обоих войск, и от треска оружия и не было слышно друг другу говоримого, было словно гром великий и блистание от множества огня пушечного, и пищального стреляния, и дымного курения. И Бог помог православным, одолели язычников, и множество побили татар, и град сбили их, и мосты градские завалены стали мертвыми. И стали головы стрелецкие по рву града, и стреляли из пищалей и из улуков. И князь Михаил Иванович утвердил туры и землею насыпал за пятьдесят сажен от города, от реки Булака и по ворота, против всего города с приступных мест, и велел головам всех людей отвести к турам, и пред турами велел стрельцам и казакам закопаться во рвы. Из города же вылазки делали, сражаясь, до полуночи приходили к турам и сражались, за руки хватаясь. И Божиим поспешеством побивали язычников православные и во град вбивали их. А также и всю ночь бились беспрестанно, приходили к турам и бились, и за руки хватались, ни мало сна не дозволяя, и с Божиею помощию прибивали язычников. Государь же благочестивый беспрестанно велел в церквах молебны совершать и посылал ежечасно бояр своих, да утверждаются и не ослабевают, сражаясь. И Божиею помощию на том бою побили множество казанцев, убили князя Ислама Нарыкова, Бакшанду Брунцова и Сянчелея богатыря, и многих князей и мурз побили. Православные же по Божией благодати немногие пали, от выборных голов с боярскими людьми сын боярский Левонтий Борисов сын Шушерин, а многие были ранены да Божиею благодатию восставали; и о сем государь благодарение Богу воздавал и впредь делами распространял.

Наряд больший к городу прикатили. И в субботу 26 дня августа повелел государь боярину своему Михаилу Яковлевичу Морозову наряд больший прикатить к турам. И посылал государь окольничего своего Петра Васильевича Морозова, и велел у тех же туров быть, которые князь Михаил ставит. И боярин Михаил Яковлевич прикатили наряд и устроили, как ему быть по местам. И начали беспрестанно по граду бить боем стенобитным и верхними пушками огненными, побивали многих людей из наряду. А также и стрельцы пред турами в закопах, не давая на стенах людям быть, из ворот вылезать, многих побивали.

В тот же день послал государь своего окольничего Ивана Михайловича Воронцова места смотреть, где стоять большему полку. А в то время вылезал из Крымских ворот Карамыш улан, Кадайга уланов сын, те же ему ворота были доверены, желая добыть языка близ князь полка Ивана Мстиславского, когда полк же не собран был. И поспешил князь Иван Федорович прийти на них, и побили их, Карамыша улана живого поймали; самого же князя Ивана уязвили двумя стрелами, прочие же все здравы были христиане. И князь Иван Феодорович Карамыш улана послал к государю царю и великому князю, царь же велел его крепко пытать. И сказывал Карамыш, что люди в пятницу многие побиты, а царь казанский Едигер-Махмет и вся земля Казанская на смерть в городе затворились и не желают государю бить челом, Бог же ожесточил сердца их, как и фараоново, да прославится имя его святое в нас.

И в воскресенье 28 августа пришли с лесу многие люди казанцы на Арское поле, и напали внезапно на передовой полк, и поставленного голову на сторожах от лесу Третьяка Лашакова убили. Воевода же князь Дмитрий Иванович Хилков поспешил прийти на них, ибо на станы его пришли, и храбрствовали мужественно на них, крепко сражаясь с ними, а также приспел боярин князь Иван Иванович Пронский, помалу из большего полка приспел боярин князь Иван Федорович Мстиславский и боярин князя Владимира Андреевича князь Юрий Оболенский. Государя воеводы известили, и государь вскоре повелел дворовым воеводам головы послать, и сам государь хотел поспешить к своему делу. А оные бились, и потоптали воеводы татар, иные по лесу разошлись, а иных живых поймали, мурзу Шабалатова сына княжьего с товарищами; и на том бою от обоих пали и многие были ранены. Языки же государю сказывали, что приходили Япанча князь да Евуш князь из острога от Арска, и мысль их во все места приходить к полка царским, чтобы пакости сотворять. И в понедельник августа 29 повелел государь правой руке, боярину князю Петру Михайловичу Щенятеву да князю Андрею Курбскому, да ертаулам, князю Юрию Ивановичу Пронскому да князю Федору Ивановичу Троекурову, за Казанью по берегу Казани реки против города туры ставить. И выполнили воеводы по государеву наказу по вышесказанному, стрелецкого голову Ивана Ершова со стрельцами и многих атаманов наперед послали, и стали стрельцы и казаки по берегу, и закопались во рвы; из города же стреляли из пушек, и из пищалей, и из улуков. Воеводы же туры поставили мужественно, и землею укрепили, и сами под турами стали, по государеву повелению, правая рука, а ертаулы пошли на Арское поле. Татары же с лесу выехали на поле Арское конные многие и пешие и стали близко лесу, а иные в лесу. Государь же повелел своим полкам остерегаясь стоять, а с ними не биться, и заповедали ни одному человеку не ехать на напрасную смерть. Полки же, больший полк и передовой полк, старшие воеводы и князя Владимира Андреевича боярин князь Юрий Оболенский, и головы с людьми полка царского стояли весь день. И государь велел в тот день туры ставить с Арского поля против города, а послал от себя боярина князя Дмитрия Федоровича Палецкого да Алексея Адашева, да других воевод переднего полка и ертаулов, да с князем Дмитрием послал своего полка головы многие с боярскими людьми, стрелецкого голову Якова Бундова. И поставили туры из бульших туров, что князь Михаил ставил, по Казань реку против Кабацких ворот, и Елбугиных ворот, да и Сбойливых ворот, и у Елбугиных ворот было без бою: казанцы не вылезали, только была стрельба с города из пушек, и из пищалей, и из улуков, а стрельцы и боярские люди на них стреляли. А где нельзя оказалось турам быть, государь, пересмотрев место, повелел дьяку своему Ивану Выродкову промежду туров тын ставить. И оградил государь град Казанский крепостями своими, ни в город, ни из города весть не пройдет. И приказал государь своему боярину Михаилу Яковлевичу Морозову вокруг всего города наряд поставить и бить беспрестанно по городу.

О побиении татар на поле Арском. Того ж месяца августа 30 дня во вторник умыслил государь на тех людей, которые с лесу на полки приходят на царские и на кормовщиков. И послал государь боярина своего и воеводу князя Александра Борисовича Горбатого да боярина князя Петра Семеновича Серебряного, а с ними головы своего полка царского с детьми боярскими, и стрелецкие головы со стрельцами, и дети боярские головы многие с людьми боярскими, и велел князю Александру на них с Арского поля прямо прийти; а князю Юрию Ивановичу Шемякину с детьми боярскими своим полком, да пешие ж стрельцы, и боярские люди, и мордва, тем государь велел идти от Казани реки: как им князь Александр Борисович по времени весть подаст, так князя Юрия напустить. И как князь Александр Борисович вышел со всеми людьми, а пеших всех от Кабана озера послал лесом, татары же, увидев князя Александра, вышли многие люди из лесу конные и пешие. И велел князь Александр к ним немногим людям приближаться. Татары же все устремились на бой. И призвали православные Бога на помощь, и напустились на них наперед с лесу, и князь Юрий Шемякин, а князь Александр Борисович, уповая на Бога, велегласно сказал: «Напустимся же, и Бог за нас, кто за них?». И напустился со всеми людьми. Благоверные же все устремились на язычников, и помощию всесильного Бога побили татар вскоре наголову, и пятнадцать верст гнали и били их. И стал боярин князь Александр Борисович с товарищами на Киле речке и трубить велел и созывать ратных, ибо по всем сторонам разогнались на многие версты. И собравшись, пошел по всему лесу так вот всеми людьми, поскольку многих татар с коней посбили и они по лесу валялись, и пешие татары многие по лесу разбежались; и князь Александр пошел к полю лесом, и пешие стрельцы и боярские люди от поля все были на лесу, ища язычников и побивая их. Множество язычных на лесу побили, скрывающихся в лесу на деревьях, и живых взяли и государю привели сто сорок человек. И прислал князь Александр Борисович к государю Божие щедроты возвестить голову его царского полка князя Ивана Ивановича Кашина. И слышал государь про Божию милость на себе, царе православном, и на всем православии и про победу над нечестивыми, и прибежал в церковь чудотворца Сергия с благодарными слезами, и хвалу о сем милосердому Богу воздал, и впредь милости и помощи просил. Воеводы к государю приехали в тот же день со всеми детьми боярскими, и государь их жаловал великим жалованием, и любовными словами увещал, и храбрость их похвалял, и впредь жаловать их обещался.

О послании в град Казань. Во град же благочестивый царь послал одного из приведенных татар с грамотою, а писал к ним, чтоб государю царю и великому князю били челом, и государь всех пожалует; а не станут бить челом, и государь тех живых, которые взяты живыми, велит побить. Граждане же не учинили ответу, и царь их, пред град приведя, велел всех побить.

О подкопе. Того ж месяца августа в 31 день в среду призвал к себе государь немчина, именуемого Размысл, хитрого, навычного градскому разорению, и приказывает ему подкоп под градом учинить. И начал подкоп творить от Булака реки у окольничего у Петровых туров Морозова промеж Талыковых ворот и Тюменских.

Вопрос царский о воде. В тот же месяц призвал государь к себе Камая мурзу, нововыезжего из Казани, и расспрашивал, откуда воду берут в городе, ибо Казань реку уже у них отняли; а также и полоненников, которые в те дни выбегали к государю. И сказывали государю, что есть у них тайник от Казани реки, от Муралеевых ворот, ключ в берегу, а ходят к нему по подземелью. Государь же повелел полку сторожевому, воеводам боярину князю Василию Семеновичу и Семену Васильевичу, да как возмогут и порушат путь их к воде; они же много покушались, но не возмогли, ибо твердо землею путь их к воде утвержден. И воеводы государю возвестили, что путь их близко той бани каменной, в которой казаки государевы от них стоят, и из той бани можно подкопаться под тайник.

О порушении тайника. Государь послал к воеводам Алексея Адашева, а с ним Розмысла, и велел тот тайник казанский подкапывать. А велел ему на то дело учеников отставить, а самому ради великого дела постараться; а как изготовят подкопы, государь себе возвестить велел. И боярин князь Василий Семенович, прося у Бога милости прилежно о сем, по царскому велению прилежал в том и в день и в ночь, и в десятый день подкопался под мост, куда с водою ходили. И сам князь Василий с товарищами известился, видев и голоса татарские слышав, что с водою чрез них ходят, и возвестил государю.

7061 (1553). Месяца сентября четвертого дня повелел государь боярину и воеводам князю Василию Семеновичу Серебряному, и Семену Васильевичу, и Алексею под тайник пороха подставить одиннадцать бочек. В воскресенье на ранней заре взорвало тайник и с людьми казанскими, которые по воду ходили, и стена городовая оплела и обрушилась, и множество во граде казанцев побило камнями и бревнами, с высоты великой падающими, что порохом взорвало. И люди во граде от страха омертвели, и много розни в городе сотворили: иные хотели за изнеможение бить челом государю нашему; иные же изменники начали воду копать и не нашли, но только до малого источника докопались смрадного, и до взятия взимали воду с нуждою, от той же воды болезнь была в них, пухли и умирали с нее. Царь же благочестивый каждый день и каждую ночь призывал Бога в помощь и ездил по полкам, а также вокруг города и по всем турам, и велел укрепляться воеводам, да с опасением берегут дела его государевы, и всех жаловал и утверждал, и труды их похвалял, и жаловать их обещался; сие же многие дни и ночи творил. По граду из пушек беспрестанно били, и Арские ворота до основания сбили, и обломки побили, и множество людей побивали, ибо высоко каменными ядрами и камнями всю ночь стреляли, да не опочивают язычники.

Поход воевод на Арское место. Того ж месяца 6 дня во вторник отпустил государь на Арское место и на острог воевод своих на три полка: в большем полку боярин и воевода князь Александр Борисович Горбатый, боярин и воевода Захарий Петрович Яковлев; в передовом полку боярин и воевода князь Семен Иванович Микулинский да боярин и дворецкий Даниил Романович; в сторожевом полку воевода князь Петр Андреевич Булгаков да князь Давыд Федорович Палецкий. Да от бояр велел быть головам своего царского полка с детьми боярскими, да с ними стрелецким головам со стрельцами, да атаманам многим с казаками, да сеит городецкий и со всеми городецкими татарами, да Еникей князь с мордвою темниковской, да горной стороны люди многие, те и в проводниках были. И пришли воеводы, наперед полки прошли у воевод пешие стрельцы и казаки, и так пришли на высокую гору к острогу, и острог был их рублен городнями и землею засыпан, а в ином месте многими засеками засечено, а сделан промеж непроходимых болот. Воеводы же начали говорить царевою речью детям боярским, да поусердствуют послужить Богу и государю, и все устремились на язычных. Князь Семен Иванович и Даниил Романович приблизились к вратам острога и повелели детям боярским пешим пойти к острогу; головы ж царевого полка и сами с коней сошли и прошли к острогу. И начали приступать к острогу, стрельцы же из множества пищалей стреляли, а также и из улуков и христиане и татары, и было же как дождевая туча сильная частыми краплями землю омочила, так вот от обоих стрелы летали и гром зычный был от пищалей. Когда же оные бились во вратах, князь Александр Борисович и Захарий Петрович большим полком направо пошли, да пришли к другому месту, также к острогу, так же пешим повелел пойти, поскольку конями непроходимо, великие крепости у них были поделаны и в лесу чаща великая. Православные же призвали Бога в помощь и вместе устремились на супротивных, язычники же побежали, с Божьей помощью. И одолели царевы православные воеводы, взяли острог, и татар великое множество побили, и живых двести человек поймали. И пошли, воюя и села сожигая, к Арскому городищу; и пришли на Арское городище, и бояре и воеводы послали головы царева полка, а сами на городище стояли два дня и пошли другою дорогою к Казани. И повоевали Арскую сторону всю, многих людей побили, а жен их и детей в полон взяли и великое множество христианского полону освободили. Война их была на полтораста верст поперек, а в длину и по Каму села повыжгли, и скот их побили, и бесчисленное множество скота с собою к Казани в полки пригнали. И сошлись к воеводам головы все из набегов за добычей, дал Бог, здоровы.

О пришествии воевод к государю. И пришли воеводы к государю, а наперед послали возвестить государю несказанное смотрение Божие и милость благочестивому царю и ко всем христианам голову его царского полка Семена Васильевича Яковлева. Государь же, Богом избранный, пришел в церковь, и много молитвенного изрек со слезами втайне, и явственно возвестил: «Что тебе воздам, владыко, против твоего благодарения, но только слезы и сердце сокрушенно. Милостивый владыко Христос, подай совершенное избавление бедному христианству; не нам, Господи, не нам, но имени твоему дай славу». Воевод же своих любезно обнимал, и целование руки своей подавал, и жалованными словами великими увещал, храбрость и мужество их чествовал; также и всех по чину воинов своих государь жаловал.

О баште. В тот же месяц повелел царь дьяку своему Ивану Выродкову башту (крепостную постройку, башню) поставить у туров князя Михаила Воротынского против Царевых ворот Казани. И поставили башту шести сажен вверх, и взнесли на нее много наряду, полуторные пищали и затинные; и стрельцы с пищалями многие стали, и стреляли в город по улицам и по стенам градным. Многие же люди язычные скрывались в ямы и рвы копали под врата градские и под стену рыли норы под тарасы, ибо были у них у всяких ворот за рвом тарасы великие, землею насыпанные, из-за тарасов бились каждый день и из нор, как змеи, вылезая, бились беспрестанно день и ночь.

О подвигании туров ко рву. Государь царь благочестивый и великий князь повелел князю Михаилу Воротынскому подвинуть туры к их рву против башты арской и Арских ворот к тарасам против же Царевых ворот. И князь Михаил не за один день подвигал туры и приближался ко рву, прося у Бога милости, великой хитростью и храбростью; татары же все это время бились, не желая дать приблизиться православным. Воеводы же царевы, уповая на Бога, по государеву указу приближались к рву. В воскресенье повелел государь князю Михаилу стать у туров у рва и у тарасов против Царевых, Арских ворот. И по государеву велению пришли стрельцы, и казаки, и головы с боярскими людьми, и стали по рву, и бились весьма, и от обоих пали. И князь Михаил по рву туры поставил, а до тарасов не придвинул: стрельцы и казаки многие поранены были и поослабели; и велел утвердить, и за турами детей боярских, и стрельцов, и казаков поставили. Татары же видели, что по Божию милосердию стали христиане на рвах у язычников, и промеж стен градских и туров царских был один ров трех сажен поперек, а глубина рву семь сажен, и бились беспрестанно, из пушек, из пищалей, из улуков стреляли и камней множество бросали. И во время обеда русские многие разошлись есть, а те узрели, что не много людей у туров, вылезли из рву из всех нор и из тарасов и внезапно напали на туры; христиане же дрогнули и бежали от туров.

О прогнании язычников и об укреплении туров. Воеводы же царевы мужеством охрабрились и крепко напали на татар; и видели все христиане, что воеводы их бьются с татарами, и все устремились на татар. Из всех мест поспешили и с Божьей помощью православные одолевали, и вметались язычники во рвы свои, воины же царевы и во рвах их побивали, а они норами своими во град утекали. И так стали православные и туры свои укрепили. И на том бою пали от обоих, а сами воеводы многие ранены: князь Михаил Иванович многими оружиями ранен, и крепко доспех на нем пробивали, в лице же немного ранен; окольничий воевода Петр Морозов уязвлен и ранен больно в лице, и отнесли его с бою, да после выздоровел; воевода князь Юрий Иванович Кашин в грудь ранен; а также и головы стрелецкие и дети боярские многие ранены. Да в то ж время Зейнеш князь со всеми ногаями и со многими казанцами вылезли из Сбойливых ворот на туры передового полка и ертаулов. Но те туры не близ города были, воеводы же увидели, и подпустили их близко к турам, и ударили по ним стрельцы из пищалей, а также и воеводы напали на них, и побили их, и гнали их до рвов градских, и побили их много. Православные же все Богом сохранены были. Царь же благочестивый послал князю Михаилу в помощь окольничего своего Алексея Даниловича Плещеева, а на Петрово место казначея Фому Петрова, а также и головы в помощь посылал своего полка царского с детьми боярскими и многие головы с боярскими людьми. Царь же благочестивый, ездя по полкам вокруг града и к турам приходя, утверждал всех, да не ослабеют в бранях, до тех пор пока Христос милость свою пошлет, и раненых воевод навещал и жаловал. И все, видя государя благоразумным и мужественным в храбрости, вооружались храбростию на брань. И рассмотрел государь злонырство тех и тарасы, что многие за тарасами граждане скрываются, и повелел их подкопать.

О разорении тарасов. Того ж месяца сентября 30 дня в пяток велел государь под тарасы порох поставить; и как взорвет тарасы, туры велел по рву против Царевых, Арских ворот поставить, и по государеву велению приготовятся на брань тех полков воеводы, которые были у тех туров; по иным же полкам заповедал царь никак же не приступать к граду. И зажгли порох, и взорвало тарасы с людьми казанскими на высоту великую, и с высоты бревна падали в город и побили множество татар. Граждане же страху и ужасу исполнились, много часов стрелы на них налетали.

О поставлении туров. Воеводы ж стали по рву против врат Царевых, и Арских, и Аталыковых, а также и Тюменских, и по всему рву туры установили. Горожане же стеклись со всех мест, и вылезали из всех ворот, и бились зло; воины же царевы жестоко приступили к граду. Царь же благочестивый сам выехал к граду, и видели воины царя своего, и вскоре все устремились на град, и мужественно боролись с неверными на мостах градских и воротах, а также и о стенах; из пушек же и стенобитных и высокими ядрами огненными и каменными беспрестанно стреляли из пищалей стрельцы; воины же бились копьями и саблями, за руки хватались. И была сеча злая и ужасная, и гром сильный был от пушечного бою, и от зыку и вопля и от обоих сторон людей, и от треска оружия; и от множества огня и курения дыму сгустился дым, покрыл дома, и людей, и град. Бог поспешествовал христианам, были христиане на стенах градских, и у ворот града, и в башне града от Арского поля. Царь благочестивый видел воинов своих на стенах города и в городе бьющимися, и князь Михаил Воротынский докладывал государю, что в городе Казани, дал Бог, христиане многих татар побили, да повелит царь со всех сторон приступать. Войско же по иным полкам не приготовлено было к тому дню, и повелел царь воеводам, а также и есаулов посылал многих, и велел из города из стен люди выводить. Воины же не хотели отойти от язычных, но по необходимости отступили они; стену же градную, и ворота, и мосты зажгли, а в башне утвердились, и на стенах градских, и у Арских ворот.

Взятие казанское. Воеводы же князь Михаил Иванович и Алексей Данилович на стенах градских и во граде в башне повелели крепкими щитами заставиться и туры засыпать землею, и сидели на граде два дня и две ночи, ожидая приступу. Татары же ставили струбы против тех ворот и пробитых мест и землею насыпали.

О горении мостов. Мосты у Царевых ворот, и у Аталыковых, и у Ногайских всю ночь горели, и выгорела стена градная и обгорела, и земля с города сыпалась, ибо был весь град насыпан землею и хрящем.

О приготовлении к очищению. Царь благочестивый повелел во всех полках приготовиться к приступу в воскресенье, и очищаться всем, и от отцов духовных исповедаться, достойные же благодати сподобятся, ибо приближается день, в который пить общую чашу всем.

О наполнении рвов и мостов. Месяца октября в 1 день в субботу, на Покров пресвятой Богородицы, повелел государь рвы наполнить лесом и землею, и многие мосты устроить, да из большого наряду беспрестанно бить. И били весь день и сбили до основания стену градскую.

О послании во град Казань. Государь христианский царь благочестивый, не желая крови человеческой видеть, посылал к граду Камая мурзу, казанца из горных людей, чтобы государю били челом, и видят милосердие Божие, люди царевы во граде начнут бить челом, и учинятся в воле его царской, и изменников отдадут, и государь им гнев свой отдаст и ни которого им лиха не учинит. Казанцы же во граде гласом единым сказали: «Не бьем челом, на стенных и в башне русь, но мы иную стену поставим, да все помрем или отсидимся». Как юродивые несмышленые отвечали, ибо Бог ослепил злобой их, что не разумели царева пред собою исправления. Царь же православный сказал: «Премилостивый царь Бог, зри сердце наше, как со всем покорением посылали к ним, они же избрали кровь, нежели покой, и обратится болезнь их на головы их, и будь кровь их на чадах их».

О разрядстве воеводском, как приступать к граду. После сего благочестивый царь повелел людям готовым быть в полках, желая приступать к граду. И отобрал множество воинов своих, и повелев боярским всем по вышесказанному головы устроить выборных людей из детей боярских, и научил их ратному делу, всякому сыну боярскому по десять человек. И наперед велел приступать со всех сторон атаманам с казаками и головам с боярскими людьми да головам со стрельцами. И как, даст Бог, люди у города будут и на станах, государь велел помогать другим воеводам из всех полков с детьми боярскими. А также назначил всякой сотне сынов боярских царского полка выборные головы. После же повелел и старшим воеводам из полков пособлять со всеми людьми. Царю благочестивому и брату его с ним князю Владимиру Андреевичу со своими полками стать против Ханских ворот на посаде от кладбища и помогать на все стороны, как Бог устроит. А от сторон государь, следовав, велел беречь полки и против сильной вылазки из города и пробивания на лесах, на Арском поле и на дорогах арских и на чувашских велел государь быть царю Шигалею, а с ним все князи и мурзы городецкие; да боярину и воеводе князю Ивану Федоровичу Мстиславскому со своим полком, да горной стороны людям велел с ними же быть. А на Ногайской дороге велел быть боярину князя Владимира Андреевича князю Юрию Оболенскому с полком да голове с дворянами своего царского полка князю Григорию Федоровичу Мещерскому. На Галицкой дороге за Казанью рекою велел государь быть воеводе своему князю Ивану Ромодановскому с людьми да князя Владимира Андреевича воеводе Ивану Угрюмову-Заболоцкому; да за Казанью рекою велел быть голове с дворянами своего царского полка Михаилу Ивановичу Вороному; а далее по Казани у Старого городища поставил голову Михаила сына Петра Головина. В тот же день разрядил государь по местам, где кому быть, отпустил, да всяк готовится и строит, где кому повелено быть.

О помощи воевод друг другу. Воеводам государь велел приступать, как только, что даст Бог, взорвет подкоп. Из башни в пролом пойти по времени, как государь приказал, слуге князю Михаилу Ивановичу Воротынскому да окольничему Алексею Даниловичу Басманову. Да и в пробитые все места велел им устроить и послать головы по царскому разряду. А в другой пролом за Аталыковыми воротами велел от князя Михаила же казначею Ивану Фоме Петровичу; а помогать им царю и великому князю своим полком. А в Кабацкие ворота воеводам передовому полку, наперед князю Дмитрию Ивановичу Хилкову, а помогать ему боярину князю Ивану Ивановичу Пронскому. А в Сбойливые ворота ертаулам, наперед князю Федору, а помогать ему князю Юрию Ивановичу Шемякину. А во Елбугины ворота от Казани реки воеводе князю Андрею Михайловичу Курбскому, а помогать боярину князю Петру Михайловичу Щенятеву. А в Муралеевы ворота воеводе Семену Васильевичу Шереметьеву, а помогать боярину князю Василию Семеновичу Серебряному. А в Тюменские ворота воеводе Дмитрию Михайловичу Плещееву, а помогать воеводе князю Дмитрию Ивановичу Микулинскому. И государь приказал готовиться к третьему часу дня воскресенья.

И прислал к государю князь Михаил Воротынский: Розмысл де порох под городом поставил, а с города де его видели, и невозможно де до третьего часа мешкать. Царь же благочестивый послал по всем полкам возвестить, да приготовятся вскоре все на брань.

Пошел государь в церковь. Сам же государь пошел в церковь и повелел правило поскору совершать, а сам государь многие слезы от очей своих испускал и у Бога милости просил. Перед рассветом отпустил царь воевод своего полка царского боярина князя Владимира Ивановича да боярина Ивана Васильевича Шереметьева и всех полков и велел на условленном месте стать у города и своего царского приходу ожидать.

О слушании божественной литургии. Сам государь литургию велел начать, ибо хотел святыни коснуться и, совершив литургию, отдать Богу Божие и поехать во свой полк. Когда же литургия началась, страшно и умиления достойно было в то время благочестивого царя видеть в церкви вооруженным стоящего, доспех же на нем ничем не прикрыт, но так все были с ним вооруженные и усердствовали к оговоренному часу за благочестие.

Моление царское. Сам же благочестивый царь на образ Христа Бога нашего прилежно взирал, и на родившую его матерь, и на угодника его Сергия, ибо пришел тогда царь к чудотворцеву образу стоящему, на котором живой светильник Сергий начертанный, в сердце же своем тайно беспрестанные молитвы воссылал, от очей же его словно река слез изливалась, и таковое явственно сказал: «О владыко Премилостивый Христос, помилуй рабов своих. Сие время пришло милости твоей, сие время. Подай крепость на супротивных рабам твоим, помилуй, милостивый, помилуй падших рабов твоих, человеколюбивый. Восставь, владыко, и плененных сих освободи, пошли, милосердо, милость свою древнюю свыше, и разумеют язычные, что ты есть Бог наш, на тебя уповая, побеждаем. И ты, о пречистая владычица Богородица, умоли родившегося из тебе Христа истинного Бога нашего, да не помянет грехов моих и беззаконий великих, сколько согрешил я пред величеством славы Его, но помилуй меня великой ради милости своей. Ты, владычица, помощницей нам да будешь и всему воинству нашему, на тебя надеемся, не посрамимся в бранях молитвами твоими и всех святых российских чудотворцев и сродников наших, и молитвенников и помощников на супротивных».

И вот пришло время на литургии святое Евангелие читать, когда солнце уже восходило, и когда закончил дьякон и возгласил последнюю строку во Евангелии: «И будет одно стадо и один Пастырь», тотчас же словно сильный гром грянул и весьма земля дрогнула и потряслась. Благочестивый же царь из церковных дверей мало выступил и увидел градскую стену подкопом вырванную, и страшна же и умиления достойна зрением земля, словно тьма поднявшаяся, и на великую высоту взлетевшая, и многие бревна и людей на высоту взметая язычников. Царь же благоверный на молитву склонился, и вот внезапно второй подкоп градскую стену грознее первого разметал, и множество горожан на высоту взметнулось, иные пополам разорванные, а иным ноги и руки оторваны, и с великой высоты бревна падали во град и множество нечестивых побили.

И пошло воинство царское со всех сторон на град. И все воины православные Бога на помощь призывали, и кликнули Бога на помощь: «Бог с нами!», а иные «С нами Бог!», и со всех сторон вскоре устремились на язычников. Татары же во граде скверного своего Махмета лживого и советников его призывали на помощь себе и говорили: «Все помрем за юрт». И бились обои в воротах и на стенах крепко, царь же благочестивый стоял в церкви и молил создателя Бога, а также и все люди с великим воплем, и плачем, и стенанием сердечным призывали Бога на помощь. И вот пришел некий ближний царев и говорил ему: «Вот, государь, время тебе ехать, поскольку, сражаясь с неверными, многие полки тебя ожидают». Царь же отвечал ему: «Если до конца пения здесь будем, совершенную милость от Христа получим». И вот вторая весть пришла от града: великое время царю ехать, да укрепятся воины, увидев царя. Царь же воздохнув из глубины сердца своего, и слезы многие изливая, сказал: «Не оставь меня, Господи Боже мой, и не отступи от меня, не откажи в помощи мне». И пришел к образу чудотворца Сергия, и приложился к нему, и любезно целовал образ, и сказал: «Угодник Христов, помогай нам молитвами твоими». И причастился святой воды и дары вкусил, также и богородичного хлеба, и когда литургия окончена была, благословил его отец его духовный изрядный Андрей протопоп животворящим крестом.

Пошел царь в полк свой. И вышел царь из церкви, молитвою вооруженный, и, обратясь к своим богомольцам, сказал: «Меня благословите и простите, а вы беспрестанно Бога молите, а нам молитвою помогайте». И вступил государь в забранное стремя, и взобрался на коня своего, и скорым ходом пошел к полку своему к граду. И видел государь, что знамена христианские уже на стенах градских, и приехал самодержавец в полк свой, и по всем сторонам посылал, утверждая воинов. И видели все люди, что государь приблизился к ним и мужественно храбрствует с ними, и в тот час от всех сторон, как на крылах, возлетели на стены градские, а также и со стен во граде бились во всех местах жестоко.

Была сеча во граде Казани. К государю же от князя Михаила Воротынского говорили, что Божиим милосердием люди царевы во граде бьются с неверными, а государь бы им помогал. Царь же посылал головы из своего царева полка, а велел пешим спешить и помогать своим, ибо на конях невозможно было, теснота в граде великая в хоромах, а также и от множества людей. Головы же царские с детьми боярскими мужественно нападали на иноверных, и бились царевы воины во всех местах от всех ворот мужественно, за руки хватая, копьями и саблями, в теснотах ножами резали; на многих улицах с обоих сторон христиане и татары сражались во многие копья и многие часы стояли на копьях, и ни единый не отступал.

Божиею помощию одолели православные татар. Бог же помогал православным, поверх хором ходящие христиане сверху побивали татар, к государю же из всех мест воеводы докладывали: «Воинство крепко бьется, и Бог помогает за тебя, царя благочестивого, и ты, царь, помогай нам». Царь же посылал бояр и многих ближних помогать в бою тем, а также следить, да не станут растаскивать сокровища. И головы своего царского полка посылал с людьми во все места помогать. И приблизились христиане к мечети Кулшерифа к Тезицкому врагу, где с Кулшерифом молною многие неверные совокупились и зло бились.

Убили Кулшерифа с его полком. И Божиим милосердием одолевали православные Кулшерифа, со всеми его побили, татары же побежали все на царев двор. Воины же православные приблизились к цареву двору и секли нещадно нечестивых мужей и жен, земля кровью была залита. И татары собрались на царском дворе, и видели свою конечную погибель, и сказали друг другу: «Бежим же из города скоро от них, поскольку Бог помогает им, и множество наших умерло». И побежали все к Елбугиным воротам, и начали со града кидаться и в ворота пробиваться, и многие к лесу на бегство устремились. И в тот час поведали благочестивому царю, что многие с города люди побросались и за Казань на бежание устремились. И в том месте был воевода боярин князь Петр Михайлович Щенятев, и напустился на них полком своим, и многих у них убили. А воевода князь Андрей Михайлович Курбский выехал из города, и сели на коней, и гнались за ними, и въехали во всех в них. Они же его с коня сбили, и его людей посекли множество, и пришедшие за ним многие замертво пали, но он Божиим милосердием после выздоровел. Татары же побежали порознь к лесу. Царь же благочестивый послал к Бежболде боярина князя Семена Ивановича Микулинского да оружничего Льва Андреевича Салтыкова, а за Казань боярина князя Михаила Васильевича Глинского да боярина дворового воеводу Ивана Васильевича Шереметьева; и там были за Казанью голова царского полка Михаил Вороной да князя Владимира Андреевича воевода Иван Угримов. Бояре же и воеводы Божиим милосердием побили множество язычников, и там они некоторое множество побили, от реки Казани, и до леса, и в лесу многие мертвые лежали; и немногие убежали, многими ранами ранены.

Об избиении язычников. И уже помощию всесильного Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, молитвами нашей владычицы Богородицы, и пособлением и заступлением великого архистратига Михаила и прочих сил бесплотных, и великих чудотворцев молитвами, и сродников царя нашего православного и всех святых молитвами случилось одоление царское над врагами. Благочестивый и боговечанный наш государь царь православный и великий князь Иоанн Васильевич, самодержец всея Руси, сражался с нечестивыми, и одолел их до конца, и царя казанского Едигер-Махмета поймали, и знамена их взяли, и царство и град многолюдный Казанский захватили. В полон же повелел царь брать жен и детей малые, а ратных людей за их измены убить всех, и такое множество взяли полону татарского, что всем полкам русским наполниться, у всякого человека русского полон татарский был; христианского ж полону множество тысяч душ освободили. А побитыми их во граде такое множество лежали, что по всему граду не было где ступать не на мертвых; за царевым же двором, где на бегство предались из стен градских, и по улицам груды мертвых лежали, и по Казань реку, и в реке, и за рекою по всему лугу мертвые язычники лежали.

Царь хвалу Богу воздает. Видел благочестивый царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси таковое милосердие Божие на себе и на всем своем христолюбивом воинстве, руки воздел к Богу, благодарные молитвы приносил. И повелел благочестивый царь и великий князь во своем полку под своим знаменем молебны петь о победе, благодарение воздавая. И в тот час животворящий крест повелел поставить, и церковь поставить нерукотворенного образа Господа нашего Иисуса Христа на том месте, где знамя царское стояло во время взятия градского.

Здравствуют царю государю на царстве Казанском. И тут князь Владимир Андреевич и все бояре и воеводы здравствовали государю: «Радуйся, царь православный, Божиею благодатию победивший супостатов! Да будешь, государь, здрав на многие годы на богодарованном тебе царстве Казанском! Ибо ты есть воистину от Бога наш заступник от безбожных агарян, ибо тобою ныне бедные христиане освобождаются на веки, и нечестивое место благодатию освящается. И впредь у Бога милости просим умножить лет жизни твоей, и покорить всех супостатов твоих под ноги твои, и даст сынов и наследников царству твоему, да и мы в тишине и покое поживем».

Ответ царский. Государь же им со умилением отвечал: «Бог сие содеял твоим, брата моего, попечением и всего нашего воинства страданием и всенародною молитвою, да будет Господня воля».

Царю и государю здравствует Шигалей. Также, приехав, царь Шигалей здравствовал государю: «Да будь, государь, здрав, победив супостатов, на своей вотчине вовеки!».

Ответ царский к царю Шигалею. Государь же ему благочестивый отвечал: «Господин, тебе, брату нашему, ведомо: много я к ним посылал, чтобы похотели покою. И тебе их жестокость ведома, каким злым ухищрением многие годы лгали и сколько крови христианской проливали. И Бог милосердый и праведный суд показал нам на милосердие свое, а им отмстил кровь христианскую».

О въезде царском во град. Повелел государь одну улицу очистить к цареву двору от Муралеевых ворот, мертвых посносить; и едва очистили, государь въехал во град. Пред ним ехали воеводы, и дворяне многие, да и с животворящим крестом Андрей протопоп, а за государем ехал князь Владимир Андреевич и царь Шигалей. И приехал государь на царев двор. Воеводы же и все люди православные здравствовали государю, и великим гласом кликнули люди: «Многих лет царю благочестивому и победителю варваров! Да будь, государь, здрав на богодарованной тебе вотчине вовеки!». И видели православные люди животворящий крест и царя благочестивого в запустенной мерзости казанской. Прежде на том дворе нечестивые цари водворялись, и многая кровь христианская по много лет проливалась, и много бед христиане принимали, ныне же воссияло на нем праведное солнце, самое древо, животворящий крест, и образ владыки нашего Христа, и пречистой его Богоматери, и великих чудотворцев. И православный и благоверный царь, добрый страдалец, с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всем христианским воинством, и все люди благодарение Богу воздали и сказали: «Благодарим тебя, владыку Христа, который в нынешнем роде последнем сие чудо соделал, в темном месте, в застоявшейся мерзости свет твой истинный воссиял, вместо скверного Махмета и его прелестников крест свой животворящий и образ свой пречудный нам грешным показал, и иноплеменный род с царями их без вести сгинул в единый час. Слава тебе, владыко наш Христос, в Троице прославляемый, давший нам такового государя царя христианам в последнее время, из праведных царей и благочестивых, храброго и мужественного, и в заповедях твоих живущего и благорассудного, милостивого, долготерпеливого к согрешившим и от врагов нас избавляющего». Царь же благоверный, воздав хвалу Богу, приказал воеводам во граде огни гасить и многие сокровища казанские брать своему воинству. На себя же государь не велел брать ни единой медной монеты, ни плену, только одного царя Едигер-Махмета и знамена царские да пушки градские. Все же сокровища казанские, и жен их, и детей велел всему своему воинству брать. А сам государь поехал на свой двор за город, где прежде сего стоял, и пришел в церковь Сергия чудотворца, много слез изливая и Богу благодарствия воссылая со всем воинством. И пошел государь к престолу, всех своих воинов благодарными словами утешая, и всех жаловать обещался, и раненых воевод и всех воинов всякими довольствами одарял.

О послании к Москве. И послал государь к Москве Божьего величия чудные дела возвестить к своей царице Анастасии, и к отцу своему и богомольцу Макарию митрополиту, и к брату своему князю Юрию Васильевичу боярина своего и дворецкого Даниила Романовича Юрьева.

А сам государь послал по всем улусам черным людям ясачным жалованные грамоты покровительственные, чтобы шли к государю, не боясь ничего; а кто лиха чинил, тем Бог мстил; а их государь пожалует, а они бы ясаки платили, как и прежним казанским царям.

Арские люди прислали к государю бить челом. И прислали к царю арские люди бить челом казаков Шамая да Кубиша с грамотою, чтобы государь их пожаловал, черных людей, гнев свой отдал и велел ясаки брать, как и прежние цари, и прислал бы к ним сына боярского, кто бы им сказал государево жалованное слово, а их собрал, поскольку они от страху разбежались, и они бы, учинив государю правду, дав присягу, поехали к государю. И царь государь и великий князь послал к ним сына боярского Никиту Казаринова да Камая мурзу казанского. А с луговой стороны также черемиса приехали к царю бить челом, и государь их пожаловал.

Об освящении града. В тот же год октября четвертого дня город Казанский вычистили от множества трупов мертвых, и государь поехал во град, и избрал место среди града, и водрузил на нем крест своими руками царскими, и заложил на том месте храм во имя пречистой владычицы нашей Богородицы честного ее Благовещения. И пел молебен протопоп Андрей, и с игуменами и со священниками освящал воду. И пошел государь царь и великий князь с крестами по стенам градским, и освятил град во имя святой и живоначальной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, и пречистой Богоматери, и великих чудотворцев.

Об освящении церкви. Того же месяца шестого дня освящал государь церковь соборную Благовещения пречистой Богородицы, и освящал Андрей протопоп да со Свияги рождественский протопоп Афанасий и с игуменами, и со священниками. В тот же день выбрал царь государь воевод, кого ему оставить после себя в Казани, старшего боярина и воеводу князя Александра Борисовича Горбатого, тому и царевым местом управлять велел, да боярина и воеводу князя Василия Семеновича Серебряного и иных воевод многих, да с ними оставил дворян своих старших, и детей боярских многих, и стрельцов, и казаков.

Государю били челом арские люди. Того ж месяца в 10 день приехал Никита Казаринов и Камай мурза, а с ними многие арские люди и царю государю били челом, чтобы им государь свою милость показал, а они всею землею государю бьют челом и ясаки дают. И царь государь черных людей и арских пожаловал, а ясаки на них велел брать прямые, как были при Махметелиме царе, и приказал боярину своему князю Александру Борисовичу, а велел их к шерти привести, и ясаки на них брать, и во всем ими управлять.

Государю били челом луговые люди. В тот же день луговые люди из Як и из многих мест к государю приехали, а били челом государю от всех луговых людей, так же и арских, хотели государева жалования. И царь государь их пожаловал по тому же, приказал боярину своему их к шерти приводить и управу чинить; и в тот день правду от всех людей черных дали.

Того же месяца 11 дня постановил государь с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всеми боярами идти к Москве; а самому государю идти Волгою рекою в судах, а в конной отпустил слугу и воеводу князя Михаила Ивановича Воротынского с товарищами, идти им на Василь город берегом. В тот же день царь и государь слышал молебн у Благовещения пречистой Богородицы, и положил всю надежду на милосердого Бога, и пречистую его матерь, и великих чудотворцев, и сказал: «Ты, владыко наш Христос, сие соделал, ты соблюди во имя свое град и людей». И приказал боярину своему и воеводе князю Александру Борисовичу с товарищами все творить по своему царскому наказу; и пошел к Волге, и в тот день ночевал на берегу у Волги. И на следующий день сел государь с братом своим в ушкуи, и погреб вверх Волгою, и пригреб в тот день во Свияжский град, и тут ночевал. И приказал боярину и воеводе князю Петру Ивановичу горными людьми управлять, и ясаки брать, и во всем их беречь велел, и горным людям всякую управу велел чинить во Свияжском городе, а луговым и арским велел управу в Казани чинить, а о местных делах горным с казанскими велел государь посланиями обмениваться воеводам казанским со свияжскими, а свияжским с казанскими.

В тот же день государь пошел Волгою к Василю городу и к Новгороду Нижнему, и пригреб государь в Нижний Новгород. И тут его встретил от его царицы боярин его князь Федор Андреевич Булгаков и от брата его князя Юрия Васильевича окольничий его Владимир Васильевич Морозов, а от митрополита Иван Кузьмин, Елизар Соболев, и здравствовали государю на его богодарованной вотчине, царстве Казанском, и многими челобитьями похваляя его труды и подвиги. А также и множество народов Богу великое благодарение возносили о несказанном его даре, и государю великое благодарение приносили, и к Богу о нем всенародною молитвою вопили: «Умножь, всемилосердый Бог, лет жизни его, который избавил нас от таковых змей ядовитых, от которых много лет зло страдали мы».

О походе из Новгорода. Оттуда государь поехал на конях на Балахну к Владимиру. И тут к государю приехал от его царицы Настасьи боярин Василий Юрьевич Траханиот и возвестил царю и государю, что ему послал Бог у царицы его, и родился ему сын царевич Дмитрий. Государь благочестивый испустил от радости несказанной слезы и сказал: «Что воздам, владыко, за такое твое благодарение? Удвоил ты ко мне свою милость». И Василия жаловать обещался. А сам государь из Владимира поехал в Суздаль к Покрову пречистой Богородицы, и там молебны совершив, поехал на Юрьев к живоначальной Троице и к чудотворцу Сергию. И вошел в церковь живоначальной Троицы, и припал к образу, и долгое время со слезами молитвы к Богу воссылал. А затем пришел к чудотворцевым мощам преподобного отца Сергия и многие сердечные слезы с молитвою испускал и всю надежду на Бога, и на пречистую его Богоматерь, и на великих чудотворцев; игумену и братье великие слова с челобитьем говорил за их труды и подвиги, их молитвами государь благое получил. И бывший там митрополит Иоасаф, и игумен, и братия государю со слезами челом били об избавлении христианском.

Встретил царя и государя брат его князь Юрий Васильевич. И пошел государь к Москве и ночевал в селе своем Танинском; и тут его встретил брат его государев князь Юрий Васильевич и бояре государевы, которые на Москве были. И князь Юрий Васильевич здравствовал государю на царстве Казанском и со благородным сыном царевичем Дмитрием. И возрадовался государь, который, с такою победою придя, узрел брата своего здравым, а также и князь Юрий Васильевич, и бояре, и все люди, возрадовались, видя царя своего пришествие, с великими победами идущего.

О приходе царском к Москве. Пришел государь к царствующему граду Москве, и встречали государя множество народа, и поля не вмещали их: от реки Яузы и по самый град и до посада по обе стороны пути бесчисленно народа, старые и юные, весьма громко вопия. Ничего же иного не слышно было, только: «Многих лет царю благочестивому, победителю варваров и избавителю христианскому!». И встретил царя благочестивого у пречистой у Сретения митрополит с крестами и с чудотворными образами, и со архиепископами, и епископами, и со всем священническим чином. И пришел государь к чудотворным образам, и знаменовался у образов, и благословился у отца своего богомольца Макария, митрополита всея Руси, и от всего священного собора.

Речь царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси к Макарию митрополиту и ко всему священному собору. Отец наш Макарий, митрополит всея Руси, архиепископы и епископы и весь православный русский собор! Били мы вам челом о вашем к всесильному Богу подвиге и прилежных молитвах, чтобы вы, господа мои, молили премилостивого Бога, и пречистую Богородицу, и великих чудотворцев, и всех святых о вашем здравии, и прощении многих согрешений, и об устроении земском, и об избавлении от варварского нашествия, и от всех видимых и невидимых врагов избавлении. Еще же и советовались мы с вами о том, что казанские цари и все казанские люди многие годы чрез наше жалование нам изменяют, и христианство расхищают, и многие грады и села, Богом дарованные нам, нашей Русской державы попленили, и в тех градах было нескольким церквам святым разорение и низложены честные монастыри и попленены, и множество народа христианского, священнического чина и иноческого, и князей, юных и младенцев, и бояр мужского пола и женского, и неисчислимое количество крови христианской пролилось, и в плен расхищены и рассеянны по лицу всей земли, грехов ради наших, особенно же моих согрешений. И не раз в прежние годы бывшие прежде нас отцы наши и деды, а также и мы вооружались во отмщение им, воевод своих посылали и нисколько не преуспели из-за грехов наших. И ныне мы с Божиею помощию по вашему совету ходили на них, и в то время приблизился к нам недруг наш крымский Дивлет-Гирей царь и желал после отшествия нашего на Казань до конца православие погубить. И ты, отец наш Макарий, митрополит всея Руси, и своими о Святом Духе детьми, архиепископами, и епископами, и игуменами, и со всеми священными соборами, не презрел к себе моления нашего и помянул владыки нашего Христа слово: «Бдите и молитесь, да не войдете в напасть». И исполнил ты Христово слово бдением, и молитвами, трудами, и голоданием, и всенощным стоянием. А также заповедал ты по всем святым местам и всему народу христианскому после нашего отшествия против иноплеменных на пост и на молитву к всемогущему Богу, и владыке Христу, и пречистой Богоматери, и великим чудотворцам об избавлении христианском и о наших согрешениях. И милосердый Бог молитв ради пречистой Богоматери, и великих чудотворцев, и твоих ради великих трудов, и молитв архиепископов, и епископов, и всего священного русского собора, и всенародные молитвы услышав, подал нам помощь: крымский Дивлет-Гирей царь возвратился, никем не гонимый, но только гневом Божиим и вашими молитвами святыми, не дождавшись вас, вскоре возвратился. А которые его люди с нашими людьми виделись, и над теми нам Бог милосердие свое показал, наши воеводы крымских многих воевод побили и многих живых к нам привели. И мы ныне благодарение Богу приносим, а тебе, отцу своему Макарию, митрополиту всея Руси, и архиепископам, и епископам, и всему священному собору челом бьем. И после отшествия, господин, крымского царя, положив упование на всемогущего Бога, и на пречистую его Богоматерь, и на великих чудотворцев молитвы и на ваши святые молитвы уповая, на оных свирепых кровопроливцев казанцев пошли мы и с братом своим князем Владимиром Андреевичем, и со всем своим воинством. И, дал Бог, дошли туда здраво милосердого Бога помощию и поспешением пречистой его Богоматери и великих чудотворцев молитвами, и вашими святыми великими трудами, и бдениями, и молитвами, и преждепочивших родителей наших молитвами, а также попечением, и мужеством, и храбростью брата нашего князя Владимира Андреевича, и всех наших бояр, и воевод, и всего нашего христианского воинства усердием и страданием за непорочную нашу и истинную христианскую веру, и за святую церковь, и за единородную нашу братию православных христиан. И милосердый Бог призрел с высоты небесной, изливая щедроты благости своей на нас, неблагодарных рабов своих, и не по нашему согрешению даровал нам благодать свою, царствующее место, многолюдный град Казань, и со всеми живущими в нем, передал в руки наши, и Магметову прелесть прогнал, и водрузил животворящий крест в запустенной мерзости казанской. И все живущие в ней басурмане судом Божиим в один час без вести погибли, а царь казанский Едигер-Махмет один живой нами найден был. И по Божию дарованию, его святой воле, а вашими святыми молитвами град Казанский, прежде бывший нечестивый, освящали во имя живоначальной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, нераздельное Божество, и по стенам градским с крестами ходили, и церковь соборную во имя пречистой нашей Богородицы воздвигли по твоему прежнему благословению и совету, и иные храмы во имя угодников Его. И Божиим милосердием и вашими молитвами из всех казанских пределов все земские люди, арские и луговые, нам добили челом и обещались нам пожизненно дань даровать. А там мы с Божиею благодатию на сохранение градам и землям оставили воевод своих, людей многих, а сами с таким великим Божиим дарованием сюда к образу пречистой Богоматери, и к мощам великих чудотворцев, и к твоей святыни, и к отеческому своему месту здравы пришли. И я тебе, отцу своему и богомольцу, и всему священному собору с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всем нашим воинством на ваших трудах и молитвах, которыми вашими молитвами сии великие чудеса Бог соделал, много челом бьем пред священным собором.

И поклонился благочестивый царь с братом своим с князем Владимиром Андреевичем и со всем воинством до лица земного. «И ныне вам челом бью, чтобы вы пожаловали, поусердствовали молитвою к Богу о нашем согрешении и об устроении земском, чтобы вашими молитвами Бог милосердый милость свою послал и порученную вам паству православных христиан, которую искупил Христос честною кровью от проклятия греховного, снабдил во всяком благоверии и чистоте, и наставил бы нас на путь спасения, и от врагов невредимыми сохранил, и новопресвященный град Казанский, по воле его святой данный нам, сохранил во имя святое свое и утвердил бы в нем благоверие и истинный закон христианский, и неверных бы обратил к истинному христианскому закону, чтобы и те вместе с нами славили великое имя святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Речь митрополита к царю и государю. О Богом венчанный царь и благочестивый государь великий князь Иоанн Васильевич всея Руси! Мы, твои богомольцы, со священным собором молим Бога и великой его благодать хвалу воздаем. И что возгласим, только к нему скажем: дивен Бог во славах творящий чудеса, показанные на тебе, царе благочестивом, славу свою и светлые победы над врагами даровал тебе над крымским Девлет-Гиреем, царем нечестивым, и свое христоименитое стадо от нашествия иноплеменного агарянина ныне тобою, государем нашим, охранил нас. Ты же, государь наш, по таковой Божией благодати, своих великих трудах и с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всеми своими христолюбивыми воинствами, поборниками благочестия с Божиею помощию и заступлением мужественно, ты, царь, царски весьма подвизался против супостатов своих нечестивых царей и клятвопреступников татар казанских, всегда неповинно проливающих кровь христианскую, и оскверняющих и разоряющих святую церковь Божию, и православных христиан в плен расхищая и рассевая по лицу всей земли. И ты, благочестивый царь, крепкий в бранях, возложил ты неуклонную надежду и веру на Бога вседержителя и показал ты великие подвиги и труды, постарался ты данный тебе талант умножить и расхищенное стадо паствы твоей освободить от рабства. И видел владыка неотложную твою веру, и чистоту, и любовь нелицемерную, и рассуждение благоразумное, и храбрость, и мужество, и целомудрие, не отступился ты пострадать до крови, более скажу, предал ты душу свою и тело за святую чистую нашу и пречестнейшую веру христианскую, и за церковь святую, и за порученную тебе паству православных христиан, за пролитие их крови и в плен расхищенных и всяческими от них бедами томимым, многообразными страстями оскверненных, по твоей вере и великим и несказанным трудом и даровал тебе Бог милосердие свое: град и царство Казанское передал в руки, и воссияла на тебе благодать его, как на прежних благочестивых царях, творящих волю Господню, благочестивому и равноапостольному Константину царю крестом победу на врагами даровал и прочим благочестивым царям, а также и прародителю твоему великому князю Владимиру, просветившему Русскую землю святым крещением, многих иноплеменных победить, достохвальному ж великому князю Дмитрию на Дону варваров победить, и святому Александру Невскому латинов победить. На тебе же, благочестивом царе, превзошла свыше Божия благодать: царствующий град Казанский со всеми окрестными тебе даровал и змея, гнездящегося там, и кроющегося в норах своих, и нас зло поедающего, сокрушил своею благодатию, и силою крестною, и тобою, благочестивым царем, сие нечестие вырвал и благодать насадил, животворящий крест водрузил и святую церковь воздвиг, и твоею царскою рукою многих христиан пленных от рабства избавил. И видел творец всем владыка наш Христос твои праведные нынешние подвиги и труды во имя его святое и за христоименитое стадо, порученное тебе от всесильные его десницы, хотение сердца твоего исполнил и желание твое совершил, даровал тебе свыше победу над врагами креста своего и над иноплеменными сими, да освятится град и люди благодатию Христовою. И незабывчив мздовоздатель Христос против твоих трудов о имени его и о людях его, исполняя слово свое: благи рабы верные; в малом ты был верен, над многим тебя поставлю. Еще же и даровал тебе Господь Бог из чресл твоих перворожденного сына родить от твоей царицы великой княгини Анастасии, царевича Дмитрия Иоанновича. Мы ж, твои богомольцы, что Богу возгласим против великой его милости, дарования к тебе, царю благочестивому верному его рабу? Но только говорим: велик ты, Господи, чудны дела твои, никаких слов недостаточно для похваления чудес твоих. Тебе же, царь, как возможем бить челом и какие тебе похвалы принесем? Ты же с Божиею помощию избавил нас от нашествия варварского своим благородием, а также и жилища их до основания разорил и победой братию нашу плененную от рабства освободил. И с избавленною братиею говорим тебе: радуйся, благочестивый царь, и веселись, приводя сих Христовых, пастырям начальник! Здравствуй, государь благочестивый царь, и со своею царицею и великою княгинею Анастасиею, и со своим Богом дарованным сыном царевичем Дмитрием, и со своею братиею князем Юрием Васильевичем и князем Владимиром Андреевичем, и со своими боярами, и со всем христианским воинством в богоспасаемом царствующем граде Москве, и на всех своих царствах, и на богодарованном тебе царстве Казанском и сей год и впредь идущие годы на многие поколения и на многие годы! А тебе, царю благочестивому государю, за твои труды со священным собором и со всеми православными христианами челом бьем.

И архиепископ Макарий, митрополит всея Руси, и со всем христианским народом пред царем на землю упали, и от радости сердечные слезы испускали о Божеском даровании и о царском здравом пришествии.

И тут царь благочестивый переменил воинскую одежду и надел царское одеяние, и положил на шею свою и на грудь животворящий крест и на голову свою шапку Мономахову, сиречь венец царский, и на плечи диадему. И пошел за крестами и за чудотворными образами с митрополитом пешим во град, и пришел в соборную и апостольскую церковь пречистой Богородицы честного ее Успения, и припал любезно к чудотворному образу Богородицы, которую написал божественный апостол Лука евангелист, и к многоцелебным мощам Петра чудотворца и Ионы чудотворца, и многие молитвы благодарные со слезами изрек, принял благословение от митрополита и пошел в царские свои палаты. И пришел к своей царице Анастасье и новорожденному своему сыну царевичу Дмитрию, и жаловал свою царицу, и увещал богомудренными словами. Она же, немного уже от болезни рождения оправившаяся, здравствовала государя и челом била о сбывшемся чуде.

Ноября в 8 день на Михайлов день был стол у царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси в большой палате Грановитой, что от Пречистой с площади. А ел у него митрополит Макарий со архиепископами, и епископами, и архимандритами, и игуменами, да ел у государя брат его князь Юрий Васильевич да князь Владимир Андреевич и многие бояре и воеводы, которые с ним мужествовали в бранях. И одарил царь государь Макария митрополита и владык всех, в то время случившихся, за то, что их святыми молитвами и всенародною молитвою даровал Бог несказанную свою милость. А брата своего князя Владимира Андреевича жаловал государь шубами, и великими фряжскими кубками, и ковшами золотыми. А также жаловал государь бояр своих, и воевод, и детей боярских, и всех воинов по достоинству шубами многоценными со своих плеч, бархатами с золотом, на соболях, и кубками, иным же шубы и ковши, и иным шубы, и иным кони и доспехи, и иным из казны платье и деньги. Сие же торжество у государя было три дня в той палате, и за те три дня государь раздал из казны своей, по смете казначеев за все деньгами, платья и судов, доспехов и коней и денег, не считая вотчин и поместий и кормлений, на 48 000 рублей. А кормлениями государь пожаловал всю ту землю.

В тот же месяц приехали к государю царю и великому князю черкасские государи князи Маашук князь, да князь Иван Езбозлуков, да Танашук князь бить челом, чтобы их государь пожаловал и вступился в них, а их с землями взял к себе в холопы.

В 7061 было Божие наказание во Пскове и в Великом Новгороде, великое поветрие, и по спискам в Новгороде и в пятинах умерло поветрием 500 000 человек, а наказывает нас Бог, к спасению приводя. Преставился владыка Серапион, и не стало поветрием же дворецкого Василия Машутыкина и много священнического чину и приказных людей. В том же году в месяце ноябре поставлен был Макарием митрополитом архиепископ Новгороду и Пскову старец Пимен черной Андреановой пустыни. И царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси и митрополит Макарий вносили мощи всех святых, да молили Бога и святили воду, и отпустили богомольца Пимена в Новгород. И пришел владыка в Новгород на Николаев день, и служил в Софии премудрости Божии первую обедню на Николаев день. И от того дня явил Бог милосердие свое, перестало поветрие.

В тот же год декабря 20 дня писали к государю из Василя города воеводы, что на Волге побили гонцов, и гостей, и боярских людей с запасами луговые люди, да и горные с ними были. И государь послал в Свияжский город к боярину и воеводе князю Петру Ивановичу Шуйскому с товарищами, чтобы то в горных людях велел сыскать. И князь Петр отпустил воеводу Бориса Ивановича Салтыкова, и Борис приехал на Цывиль и сыскал тех между горными людьми, что с луговыми воровали. И Борис взял оных, которые воровали, а иных тут повесил, а иных в город Свияжский привел да у города перевешал; и всех их казнил семьдесят четыре человека, а имущество их истцам поотдавал.

Того ж месяца декабря 25 дня прислал из Казани боярин князь Александр Борисович Горбатый Микиту Казаринова и сказывал, что которые казанцы хотели лихо чинить, Тугаевы дети с товарищами, и воеводы посылали Камая мурзу да Никиту Казаринова, и они на Арской стороне, а с ними арские люди, побили их, а вдосталь переловив, тридцать восемь человек в город Казань привели; и воеводы их велели за их измену перевешать. И посылали воеводы на Арскую и на побережную сторону ясаки брать детей боярских Алексея Давыдова, Назара Глебова, Григория Злобина, Якова Остафьева, Ширяя Кобякова, а иных в разные волости, и дети боярские ясаки собрали сполна и привезли к воеводам; а на луговую послали же.

В 61 лето января в 8 день в воскресенье крещен был казанский царь Утемыш-Гирей, Сава-Гирея царя сын, а имя ему наречено во святом крещении Александр царь. А крещен у Чуда в монастыре, а крестил его Макарий митрополит, а приемником был владыка Савва крутицкий. И ел царь новопресвященный у Макария митрополита, и, крестив его, митрополит привел к благоверному царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси, и приветствовал государь, что сподобил Бог нечестивого царя просветить святым крещением. И царь благоверный пожаловал царя Александра Савагиреевича, велел жить у себя в царском доме своем и повелел его учить грамоте, поскольку юн он был, да навыкнет страху Божию и научится закону христианскому.

Царь казанский прислал бить челом митрополиту. В тот же месяц прислал к митрополиту бить челом царь казанский, что полоном взят в Казани, Едигер-Махмет, чтобы о нем пожаловал, бил челом царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси, пожаловал бы ему государь, имущество дал, а за его грубость казнить не велел, и государь бы пожаловал, освободил и ему приступить к истинному закону христианскому велел бы, а его истинное желание к вере Христовой. И митрополит посылал к нему по много дней с извещением как архимандритов и игуменов, не от нужды ли хочет принять за истинный закон христианский. Он же с клятвою извещался, что с любовью желает истинно веровать во Христа, а лживого Магмега и со скверным его законом проклинает.

Макарий митрополит бил челом царю и великому князю. Макарий митрополит царю и великому князю о нем бил челом, и царь и государь его пожаловал из-за веры христианской, и очами своими его велел видеть, и креститься ему позволил.

О крещении казанского царя. Той же зимой февраля 26 дня в неделю вторую поста крещен был казанский царь Едигер-Махмет на Москве реке у тайника, и наречен во святом крещении Симеон. А на крещении был благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси, и митрополит Макарий, и братья его князь Юрий Васильевич и князь Владимир Андреевич, и владыко крутицкий, и весь собор, архимандриты, игумены, протопопы, и множество бояр; и принял его от купели Макарий митрополит всея Руси, а священнодействовал отец его духовный Аммос, протопоп Николы Гостунского.

Царь и великий князь Симеона пожаловал. Царь и великий князь Симеона пожаловал, дал ему двор в городе и учинил при нем в боярское место Ивана Петровича Заболоцкого и всех чиновников по чину господскому, учинил его не так, как пленных держат, как царя и царского сына по достоинству.

О присылке из Казани. Той же зимой марта в 10 день прислал князь Александр Борисович Горбатый, что изменили луговые люди, ясаков не давали и ясачников, которые ясаки на луговой собирали, Мисиря Лихорева да Ивана Скуратова, побили, и пришли на Арское, и соединились все до одного, и стали на высокой горе у засеки. И воеводы посылали на них Ваську Елизарова, а с ним казаков да Ивана Ершева со стрельцами. И пришли на засеку, и за грехи порознились разными дорогами стрельцы и казаки, пришли на них арские люди и луговые, да их побили наголову и убили 350 стрельцов да 450 казаков.

О поставлении города на Меше. После арских людей побережные и луговые поставили себе город на Меше реке от Казани города 70 верст, и землею стену насыпали, желая тут отсидеться. Той же зимой того ж месяца 20 дня писал из Свияжского города боярин князь Петр Иванович Шуйский, что приходили на горную сторону арские люди и луговые Зен сеит да Сара богатырь с товарищами, и князь Петр отпускал на них воеводу Бориса Ивановича Салтыкова, да с ним детей боярских, да горных людей всех. И Борис на них пришел. В то время снега были великие. Арские люди и луговые пришли со сторон в нартах да за грех Бориса побили и самого Бориса жива взяли, да 36 сынов боярских убили, да боярских 50 человек, да 170 человек горных, а живых взяли 200 человек. И то случилось грехов ради наших и за превозношение наше: Бог показал милосердие свое над Казанью, и в нас явились гордые слова и неблагодарные, и начали сами по себе мудрые быть, забыв евангельское слово: «Кто хочет в мире сем мудр быть, да будет». И за многое наше неблагодарение и в то время грехов ради наших посетила немощь православного царя нашего, пришел огонь великий, сиречь огневая болезнь. И сбылось на нас евангельское слово: «Поражу пастыря, и рассеются овцы стада». Он государь, добрый пастырь, когда в силах был, тогда у Бога милости просил и нас хорошо хранил, и благорассудным его утверждением всегда сохранены мы. И на мало время примолк к Богу о нас молении простирать и на благое нас утверждать, и все злое и скорбное пострадали мы. Когда же не по нашим грехам своим праведным судом, не желая смерти грешным, воздвигли от болезни праведного нашего рачителя всея Руси государя, благочестивая оная душа, приняв от Бога ослабу телесным своим болезням, просит же вкупе и душевным облегчения и на молитву нас к Богу простирает, и все чины, суды и разбирательства земские от Бога строил, и в Казань и в иные области державы своей со утверждением посылал, и праведных миловать велел, а злых наказывать запрещением велел.

В ту же весну на Вятку государь послал Даниила сына Федора Адашева, а с ним детей боярских, да велел ему с Вятки с вятчанами и с теми детьми боярскими прийти в Каму, и стоять в Каме, и по реке Вятке искать над изменниками. И с верху на Волгу государь казаков послал к Даниилу, а велел приходить во многие места, что и было над изменниками. И Даниил с вятчянами стоял на Каме, и по Вятке, и по Волге, и побивал на перевозах во многих местах казанских и ногайских людей, и живых в Казань к воеводам присылал, за все лето 240 человек.

В тот же год приехали к царю и великому князю из Крыма царя и великого князя татары служивые Кадыш Кудинов с товарищами да Ступин человек Васька, а с ними вместе приехал от Девлет-Гирея царя гонец его Акинчей с товарищами, 11 человек. А царь и великий князь был в ту пору на своем богомолье в Кириллове монастыре. А писал к царю и великому князю, что Ступу отпускает да и своего посла Шага-Мансыр улана с Ступою вместе к царю и великому князю посылает с шертною грамотою, а царь бы и великий князь прежних послов Магметжар мурзу с товарищами к нему отпустил, а со Магметжар мурзою прислал к нему своего посла.

Кирилловский езд. В тот же год в месяце мае поехал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси и со своею царицею, и с сыном царевичем Дмитрием, и с братом князь Юрием Васильевичем помолиться по монастырям, к живоначальной Троице, да оттуда в Дмитров по монастырям, на Преснушу к Николе. Да тут государь сел в суда в Яхроме реке, да Яхромою в Дубну, да был у Пречистой в Медведевой пустыни, да Дубною в Волгу, да был государь в Калязине монастыре у Макария чудотворца, да оттуда на Углич и у Покрова в монастыре, да оттуда на устье Шексны на Рыбную, да Шексною вверх к Кириллу чудотворцу. Да в Кириллове монастыре государь молебны совершил и учредил братию, да ездил в Ферапонтов монастырь и по пустыням, а царица и великая княгиня была в Кириллове монастыре. И оттуда царь и государь пошел опять Шексною вниз, да и Волгою вниз на Романов и в Ярославль. Да в Ярославле государь был у чудотворцев, да в Переславль к живоначальной Троице. И приехал государь в Москву в месяце июне.

Преставился царевич князь Дмитрий. В тот же год в месяце июне не стало царевича Дмитрия в объезде Кирилловском, умер назад едучи к Москве; и положили его во Архангеле в ногах у великого князя Василия Иоанновича.

Об отпуске послов крымского царя. Царь и великий князь, приехав из Кириллова монастыря, крымского гонца Акинчея с товарищами к царю отпустил июня в 20 день. А с Акинчеем вместе послал к царю своих татар служивых Сеньку Тутаева с товарищами с грамотою, а в грамоте писал к царю, что с царем дружбы хочет и послов его Магметжар мурзу с товарищами к царю отпускает, а с Магметжар мурзою вместе посылает своего посла Федора Загряжского.

О после в Крым. Июня в 29 день отпустил царь и великий князь к царю в Крым посольством Феодора сына Дмитрия Загряжского, а с ним вместе отпустил к царю прежних послов Магметжар мурзу с товарищами.

О ереси. В тот же год выросла ересь и явилось шатание в людях и неудобные слова о Божестве. Царь благочестивый и митрополит Макарий того поизыскали, откуда сие зло является. И сказали царю и митрополиту на Матюшку сына Семена Башкина, что он со своими советниками с Григорием да с Иваном Тимофеевыми детьми Борисова и с иными поносят владыку нашего Христа, измышляют что сына Божия нет и поносят преславные действа о таинстве, о литургии, о причастии, о церкви и о всех православных в вере христианской. И царь и патриарх велели его, поймав, истязать о сих. Он же христианином себя исповедал, скрывая в себе прелесть вражью и сатанинское еретичество, ибо думал безумный от всевидящего ока укрыться. Повелел же его благочестивый царь под палатою у себя в подклете держать, до тех пор пока сыщут о них. И пошел государь на Коломну, а его велел взять осифовским старцам Герасиму Ленкову да Филофею Полеву, а велел его рассматривать житие. Он же однако был злонамеренным, за христианина себя выдающим, и не потерпел Бог злоначинания, попустил на него гнев свой, начал бесноваться, зло мучим от него, и язык свой долу свесил, и много время так мучим был, рычал разными голосами, и после мучений о злой своей ереси начал исповедоваться. И возвестили сие митрополиту, и митрополит повелел ему писать богохульные свои ереси. И на единомышленников своих сказал двух Борисовых, Григория и Ивана; и с иными, сказал, советовался о зле; а злое учение, сказал, что принял от литвина Матюшки аптекаря да Андреяшки Хотеева латынников; да и на старцев на заволжских говорил, что его злобу не хулили и утверждали его в том. И царь и великий князь и митрополит того сыскали: и Артемий, бывшей игумен троицкий, и Перфил Малой, Савва Шах, и сыскали про них и от их уст слышали, что всех чудотворцев, верующих во Христа и чудеса творящих, похулили, а правила все церковные и соборы в басни вменяли. И осудили их неисходимыми быть, да не сеют злобы своей роду человеческому, и утвердили истинный закон христианский, изъяснив святым Евангелием и Апостолом и Правилами святых апостолов, а в прелесть впавших посрамили. И в то самое время когда у митрополита истязались с Перфилом о чудотворцах, что говорили про святого Николу как простого мужа, в то время Никола Гостунский чудотворец в храме своем у своего образа простил сына боярского, расслабленного руками и ногами, туленина Григория Сухотина: на молебне в один час стал здрав, как ничем невредим. И пришел протопоп Никольский Аммос, и того Григория прощеного привели к митрополиту на собор. И уведали все от самого прощенного чудо, свершившееся Богом и его угодником, и прославили Бога истинного Христа нашего и угодника его Николу, который не оставляет рабов своих, уповающих на Бога, и богохульных еретиков зло посрамили.

О присылке из Литвы. В тот же год прислали из Литвы пан Павел, бискуп виленский, да пан Ян Николаевич Родивилов, да Николай Николаевич Родивилов же к митрополиту и к боярам царя государя и великого князя, к князю Ивану Михайловичу Шуйскому да к Даниилу Романовичу Юрьева, человека своего Гакна с грамотою; а писали, чтобы митрополит и бояре били челом царю государю великому, чтобы похотел с их государем королем доброго согласия и вечного миру. И бояре к царю государю грамоту носили, и приказал им государь послать сына боярского за своего человека, а к ним против отписать, что государь хочет с королем доброго пожития и вечного миру; а за что у них нелюбье движется, то государь велел к панам отписать. И бояре князь Иван Михайлович и Даниил Романович послали к панам Микиту Сущова с грамотою покровительственной на послов.

Приезд Никитин из Литвы. Марта 28 дня приехал Никита Сущов из Литвы, а приехав, от панов к боярам привез грамоту, а писали, что послов король пришлет к Петрову дню, а кого именем, с тем король гонца пришлет.

Приехал гонец от короля. В тот же год в месяце апреле приехал гонец от короля к царю и великому князю Андрей Станиславов с грамотою, а писал король, что отпустил послов своих к царю и великому князю пана Станислава Довойна, полоцкого воеводу, с товарищами, а будет к Москве после Петрова дня.

О вестях к царю из Крыма. В тот же год июля 6 дня пришли вести к государю из Крыма, что царь крымский хочет быть на его украине. И государь по тем вестям пошел на Коломну, а в Серпухов отпустил князя Владимира Андреевича да воевод своих князя Семена Ивановича Микулинского с товарищами, а в Калугу царя Дербыш-Алея астраханского да боярина и воеводу князя Ивана Федоровича Мстиславского и иных воевод. Со царем и великим князем были царь Симеон казанский, да бояре и воеводы по полкам по росписи, да черкасские князи Магаушко с братиею и с людьми, да из Городка царь Шигалей, да из Юрьева царевич астраханский Кайбула Ахкубеков, да из Калуги царь государь велел у себя быть Дербышу, царю астраханскому.

О присылке из Мценска с языками. И в августе прислал из Мценска князь Петр сын князя Ивана Горенского с языками пять татаринов крымских, приходили на мценские украины 50 человек крымских, и князь Петр их побил. И те языки сказывали, что крымский царь приходил на Черкасские земли и на царя великого князя украину не пошел. И государь пошел к Москве, а царей и царевичей отпустил по вотчинам. А черкасских князей отпустил по их челобитью в Черкасские земли, и крест государю целовали на том, что им со всею землею Черкасскою служить государю до конца своей жизни, куда их государь пошлет на службу, туда им ходить. И послал государь с ними в Черкасские земли Андрея Щепотева правду их видеть. А пришел государь царь и великий князь с Коломны к Москве августа 18 дня в пяток.

О поставлении города в Шацких воротах. В том же году поставлен был в Мещере город в Шацких воротах на Шате реке. А воеводы были на охранении с людьми князь Дмитрий Семенович Шастунов да Стефан Сидоров; а ставил его Борис Иванов сын Сукин.

О послах. В тот же год в августе пришли послы к царю и великому князю от Сигизмунда-Августа, короля польского, пан Станислав Станиславович Довойно, воевода полоцкий, да пан Остав Волович, да писарь Петр Семешка просить о вечном мире. А вечного миру не сделали, а ради просьб послал царь и великий князь взять с королем перемирье на два года, от года 7062 от Благовещения дня до года 7064 до Благовещения же дня. А послов королевских к королю отпустил, а своих послов послал к королю боярина Василия Михайловича Юрьева, да казначея Феодора Ивановича Сукина, дьяка Ишука Бухарина заключать перемирье.

7062 (1554). В сентября от царя приехали царя и великого князя татары Сенька Тутаев с товарищами да путимлец Ромашка Лукианов, что взят был с Мягким. Да с ними же вместе приехал царев гонец Толышман-Аталык с товарищами. И сказывал Сенька, что царь Ступу, и Мягкого Битяговского, и детей боярских путимльцев отпустил, а с ними вместе послал к царю и великому князю своего посла Шаг-Мансыр улана с товарищами, и они с послами ехали вместе до Думчого кургана, и от Думчого кургана поехали наперед, а Ступа и послы будучи к Путимлю скоро.

7062. О приезде татар из Крыма. В сентябре отпустил государь воевод своих в Казань на арских изменников: в большем полку боярина и воеводу князя Семена Ивановича Микулинского да боярина Петра Васильевича Морозова, в передовом боярина Ивана Васильевича Шереметьева да окольничего и оружничего Льва Андреевича Салтыкова, а в сторожевом воеводу князя Андрея Михайловича Курбского да Михаила Вороного. И велел государь идти по первому пути, и пошли из Нижнего Новгорода с Николина дня.

Об отпущении послов к королю. В тот же год отпустил государь царь и великий князь послов своих к королю, боярина Василия Михайловича Юрьева, да казначея Федора Ивановича Сукина, да дьяка Ишука Бухарина заключать перемирие. Они же были у короля, и перемирие заключили, и короля к присяге на перемирных грамотах привели, и пришли в том же году.

Царь и великий князь царя Симеона пожаловал. В том же году ноября в 5 день пожаловал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси царя казанского Симеона, женил, а дал за него Андрея Кутузова дочь Марью. А женил его государь на своем дворе, а венчался у Благовещения на царском дворе.

В тот же год в октябре пришли к государю послы из Ногаев от Исмаила мурзы и от иных мурз, чтобы их царь и великий князь жаловал, оборонил от Емгурчея царя астраханского, отпустил бы на Астрахань Дербыша царя, да рать свою послал, и посадил бы на ней же Дербыша царя; а Исмаил и с иными мурзами его царево дело станут делать, как им государь царь и великий князь велит. И царь и великий князь велел окольничему своему Алексею Федоровичу Адашеву и дьяку Ивану Михайлову вопросить Исмаиловых послов, каково их хотение, и велел с ними постановить, как тому делу делаться. И по царя и государя велению и по постановлению окольничий Алексей и дьяк Иван приговорили на том, что царю и великому князю послать Дербыша царя на Астрахань да воевод своих в судах Волгою многих и с нарядом, а Исмаилу идти Полем или детей и племянников своих прислать к Астрахани, и если, даст Бог, возьмут Астраханский юрт, то царевым и великого князя воеводам посадить на Астрахань царя Дербыша, а Исмаилу сына или племянника; а Исмаилу же в то время, или как ему будет возможно, прийти на брата своего на Исупа князя войною за то, что он царю и великому князю не прямит, послов царя и великого князя бесчестит и посланного в то время Сюудюка Тулусупова скованного у себя держит, и на всех недругов царя и великого князя Исмаил мурзе с детьми и с племянниками заедино быть, куда его царь и великий князь пошлет, туда ему ходить. И царь и великий князь, положив упование на всемогущего Господа Бога, начал советоваться с боярами, как ему промышлять над Емгурчеем, царем астраханским, за великую свою обиду: на чем присылал послов своих, Ишима князя, бить челом, в том всем изменил и царя великого князя посла Севастиана ограбил. И воспоминал царь и великий государь древнее свое отечество, что прежде его бывшие родители святопочившие и великий князь Владимир, просветивший Русскую землю святым крещением, области разделил на части детям своим, и та Астрахань тогда именовалась Тмутаракань, и дал ее, Астрахань, сыну своему Мстиславу, в которой храм Пречистой сотворен был. И многие христианские государи от Владимира, преждепочившие сродники царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, теми владели местами, да Бог попустил из-за грехов христианских, и за непослушание закону Христову, и многих междоусобных браней русских государей ею завладели нечестивые цари ордынские, которые именовались Большая орда. И много лет цари нечестивые в той Орде водворялись, и многие беды и крови православные государи от них страдальчески приняли и мученическими венцами венчались, среди которых и блаженный князь великий Михаил черниговский, и боярин его Феодор, и прочие государи зло пострадали, и до блаженного великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, деда царя и великого князя Иоанна Васильевича. Тем блаженным великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси вначале освободил Бог христианство от рабства басурманского, и та Большая орда им порушилась, и начали те цари ордынские жить в Астрахани, а Большая орда опустела, а место ее было примерно близ города Астрахани, два днища по Волге вверх, именуется Сараи Большие. И царь великий князь, уповая на всемогущего Бога и великие его щедроты, и на пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев молитву, и за обиду свою и срамоту, что царь Емгурчей обетам своим изменил и посла ограбил, и по ногайских мурз челобитью умыслил послать рать свою на Астрахань.

Царь и великий князь послал Дербыша царя на Астрахань. И царь великий послал Дербыша царя на Астрахань, а с ним послал воевод своих князя Юрия Ивановича Пронского-Шемякина с товарищами, а велел ему идти тремя полками: в большем полку князь Юрий Иванович Пронский да Михаил Петрович Головин, а в передовом полку постельничий Игнатий Михайлович Вишняков да Ширяй Кобяков, в сторожевом полку Стефан сын Григория Сидорова, да князь Андрей Булгак-Борятинский, а с ними дворяне царского двора и дети боярские из разных городов выбором, да стрельцы и казаки. Да с князем Юрием же велел быть с вятичами князю Александру Ивановичу Вяземскому. А велел государь князю Юрию с товарищами идти, как лед вскроется.

О отпуске к Исмаилу мурзе. В том же году в марте отпустил государь в Ногаи к Исмаилу мурзе и ко всем мурзам послов их, а своего посла к Исмаилу послал Микулу Бронцына и о всяких своих делах приказал Микуле, как ему делать, как ему царь и великий князь постановил.

Поставлен владыка на Крутицы. Того ж месяца 11 в неделю 5 святого поста поставлен был владыка на Крутицы архимандрит Нифонт от Спаса Нового.

Ступа да Мягкий приехали к Москве. Октября в 4 день Ступа да Мягкий Битяговский к Москве приехали; а крымские послы Шах-Мансыр улан с товарищами к Москве приехали октября 13, а гонцов и людей всех с крымскими послами 53 человека. А привез крымский посол к царю и великому князю от царя шертную грамоту, а царем царя и великого князя в той грамоте не писал, писал великим князем и, кроме имени, всю грамоту писал по царя и великого князя хотению. И о после царя и великого князя написал именно: учинится тому какая нечесть в Крыме от кого-нибудь, и царю и великому князю так же учинить над его послом.

О побеге в Литву. В том же году в июле побежал в Литву князь Никита князя Семена сын Лобанов-Ростовский, и взяли его в Торопце дети боярские, и привели к царю и великому князю. И царь и великий князь велел его выпросить, отчего побежал. И князь Никита сказал, что его отпустил в Литву боярин князь Семен Ростовский к королю сказать про себя, что он к королю идет, а с ним братья его и племянники, а наперед того послал к королю князь Семен человека своего Бакшея безопасности просить. И царь и великий князь велел князя Семена взять и выспросить его. И князь Семен сказал, что хотел тот бежать от убожества и от малоумия, поскольку скудость у него была разума и ко всяким добрым делам, напрасно и впустую изъедал царское жалованье и домашних своих. И царь и великий князь велел людей его взять, которых сказал в дому у себя. И человек его Семка сказал на него, что он с послами с литовскими сообщениями обменивается, с Довойном с товарищами, человеком своим Бакшеем, и сам с ним дважды виделся, и правдою с ними уверился, и думу царя и великого князя послам рассказывал, и потому послы вечного мира не сделали; и многие поносительные слова про царя государя и великого князя им говорил, на что его сам добра ненавидец сатана подбил; и человека своего Бакшея к королю послал, а писал с ними хулу и укоризну на государя и на всю землю. И князь Семен сам сказал, что все то от малоумия говорил и думу царя и великого князя к королю с послами его сообщал, а с ним ехать хотели такие же полуумные ростовские князи Лобановы и Приимковы и иные клятвопреступники, а в думе у него в злой и в приказе были два его человека, Бакшей да Семейка, ими-то с послами сообщениями обменивался. А те того, сказывают, не видали, только бежать хотели. И царь и великий князь постановил с боярами по его делам и по его словам, осудив его, казнить смертию, и на позор послал, и с товарищами его. И митрополит Макарий и со владыками и архимандритами отпросил его от смертной казни; и послал его на Белоозеро в тюрьму, а людей его велел распустить.

В тот же год в феврале в Чистый понедельник приехал к царю государю от воевод от князя Семена Ивановича Никулинского с товарищами Назарий сын Семена Глебова и говорил от воевод, что послал их царь на свое дело на арских людей, и пошли от Казани. А с ним по государеву наказу пошли воеводы из Свияжского города: в большем полку с князем Семеном воевода князь Юрий Иванович Кашин, в передовом полку Феодор Иванович Умный-Колычов с теми людьми, которые годовали там. И они, призывая Бога на помощь, пошли из Казани Арскою дорогою на высокую гору в засеки, а направо послали побережных людей по Чувашской дороге, и по Ногайской, и по Каме, и по Меше воевать головы, а налево и вперед по тому же послали, и во многие места послали головы воевать; и сами, идучи на Арский, и к Нурме, и на Уржум, воевали и жгли во всех местах. И прошли воеводы на Уржум, от Казани 10 днищ ходу, а направо послали и на побережную сторону Чувашскою дорогою головы и на многих людей, и налево многие посылки, и, дал Бог, многие места воевали. А навстречу к ним приходили во многих местах казанские люди, и головы с детьми боярскими их побивали везде, и побили на боях, и в языков их взяли честных людей 6000 человек, и в полон брали, ребят и женок татарского полону 15000. И город на Меже сожгли, и людей в нем, немногих там застав, побили, а иные из него выбежали; и окрестные тут села все повыжгли и людей повыбили, и город до основания разорили. А война их была от Казани по Каму, а от Волги за Ошит, и за Уржум, и на Илет, и по Вятские волости, от Казани вверх по Каме 250 верст; а ходили с Казани 4 недели; а не была война вверх по Волге по Кокшагам и по Руткам. И пришли к воеводам Усейн сеит, да Таокмыш шихзада, да Сары богатырь и за всю Арскую сторону и побережную добили челом, что им государю дань давать и от Казани неотступным быть и до конца жизни своей; и в том воеводам правду дали. И многие люди у воевод были и правду давали, арские и побережные, все без выбора. И пошли воеводы вверх Волгою, и пришли к царю и великому князю здравые к Благовещения дню.

Поставлен владыка на Рязани. В тот же год марта в 17 день поставлен на Рязани владыка Гурий, от Троицы игумен.

Родился благоверному царю и великому князю Иоанну Васильевичу сын Иоанн. В том же году месяца марта в 28 день, Светлой недели со среды против четвертка, в третьем часу ночи родился благоверному царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси сын царевич Иоанн от благоверной царицы Анастасии, от дочери Романа Юрьевича; и была радость о рождении его великая. А крещен в третью неделю после Пасхи апреля 15-го у Чуда архистратига Михаила и у чудотворных мощей Алексия чудотворца, в церкви пречистой честного ее Благовещения; а принял его от купели митрополит Макарий всея Руси, а священная совершал Андрей, протопоп благовещенский.

О присылке к царю и великому князю. В тот же год апреля 21-го прислал к царю и великому князю посол его Федор Загряжский служивых татар Байберю Туишева с товарищами. А царь прислал с ними вместе к царю и великому князю своего гонца Будалей мурзу с товарищами, а писал к царю и великому князю, что ему царь и великий князь подарков прислал мало, и он о том на Феодора кручинится, а пришлет ему царь и великий князь подарков того больше, и они крепче помирятся.

В том же году царь и великий князь велел город поставить на Поле против Тулы, Дедилов град, а берег его Василий сын Петра Яковлевич, а делал князь Дмитрий Жижемский.

В том же году в мае пришли послы к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси из Немецкой земли от магистра ливонского Иван Бакостр, да Артем, да писарь Веденихт, да от бискупа юрьевского Гармана послы Владимир с товарищами бить челом, чтобы их государь пожаловал, велел наместникам своих вотчин новгородским и псковским перемирие дать. И государь и великий князь послал к ним с ответом окольничего своего Алексея Феодоровича Адашева да дьяка Ивана Михайлова, а велел им говорить, что за много лет с Юрьевской области даней его царских не платят, и гостей обижают, и церкви христианские и концы (части города) русские освоили, и гостям царевым и великого князя их не отдают, и государь на магистра, и бискупа, и на всю землю Ливонскую гнев свой положил за то их неисправление, и наместникам своим перемирия не велел давать. И послы немецкие добили челом о том, чтоб бискупу юрьевскому собрать дань со всей области Юрьевской по перемирным грамотам, со всякого человека по гривне по немецкой, кроме только царевых людей, и ту дань привезти царю и великому князю всю сполна; а не исправится бискуп, то от него взять магистру дань цареву сполна и прислать к царю и великому князю; и церкви христианские и концы русские очистить, и людям всяким царевым и великого князя управу учинить вскоре честную безволокитно. И царь и великий князь магистра ливонского и бискупа юрьевского и всю землю Ливонскую пожаловал на том на всем и дань свою на Юрьевскую область наложил по гривне немецкой на всякого человека. И велел наместникам новгородским и псковским дать перемирие на 15 лет, и в третий год перемирия сего собрать дань царя и великого князя и старые залоги, привести к царю и великому князю, и впредь дань давать всякий год без промедлений по гривне немецкой со всякого человека.

Об отпуске крымских послов. Мая 13-го царь и великий князь крымского гонца Бидалий мурзу с товарищами и прежних гонцов Талышман-Аталыка с товарищами к царю отпустил. А с ними вместе послал к царю служивых татар Байберю Таишева с товарищами с грамотою. А писал к царю, что дружбы у царя не выкупает, а похочет царь с ним мириться по любви, и царь и великий князь с ним миру хочет по прежним обычаем; и похочет царь со царем и великим князем миру, и он бы царя и великого князя посла Феодора Загряжского к царю великому князю отпустил и с ним вместе послал своего посла, а царь и великий князь его посла Мансыр улана с товарищами отпустит и с Шах-Мансыр уланом пошлет к нему своего посла Ивана Федцова; а не захочет миру, и он бы посла Феодора Загряжского одного отпустил, а царь и великий князь его посла отпустит Мансыр улана, и разминутся послы в Путивле.

О приходе из Ногаев Никулы Бровцына. В тот же год в июле пришел из Ногаев от Исмаил мурзы Никула Бровцын. А Исмаил с ним приказал царю и великому князю, что он по царя и великого князя приказу пошел на брата своего Исупа князя, а к Астрахани ему невозможно идти, потому что с братом завоевался, а царь бы и великий князь рать свою к Астрахани отпускал, а что ему царь и великий князь велит делать, Исмаил те дела должен ведать, и ныне на брата своего пошел; да на том перед Никулою царю и великому князю и правду дал.

О присылке к царю и великому князю. В том же году августа 29-го прислал к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси воевода его князь Юрий Иванович Пронской-Шемякин с товарищами с сеунчем из Астрахани князя Василия сына князя Ивана Барбошина. А государь тогда был во своем селе в Коломенском, праздник творил рождения своего, ибо там каждый год честно праздновал, митрополит с собором и множество бояр у царя праздновали. И говорил князь Василий царю и великому князю: послал его воевода князь Юрий Иванович Пронский возвестить государю величие Божие, как Бог сотворил милосердие свое, прославил имя свое святое Господне и возвеличил царя благочестивого, а врагов креста Христова басурманов низложил и посрамил, и освободил Бог христиан пленных.

О приходе воевод на Переволоку. Пришли воеводы на Переволоку, что к Дону с Волги, июня в 29 день, отпустили наперед себя князя Александра Вяземского да Даниила Чулкова, а с ними детей боярских и атаманов с казаками астраханских людей поискать и языков подобывать. И князь Александр встретился с астраханцами выше Черного острова, а они гребли в ушкуях проведать про рать царя и великого князя, а в головах у них был Сакмак. И князь Александр на тех людей пришел, и Божиим милосердием и царя и великого князя счастьем тех людей побил наголову. И не ушел от тех ни один человек, а самого Сакмака живого взяли и иных многих и к воеводам навстречу тех привели. И языки воеводам, Сакмак с товарищами, сказывали, что их послал Емгурчей царь про рать московскую проведать, а сам Емгурчей царь стоит ниже города Астрахани 5 верст. А в городе, сказали, людей немного, а все де люди сидят на островах по своим улусам. И воеводы по указу царя и великого князя суда большие оставили, а сами пошли поспешно к граду Астрахани. И когда воеводы пригребли на Черный остров, тут к ним прислал князь Александр Вяземский с другими языками; и те им языки про Емгурчея сказывали то же. И когда воеводы пришли против Больших Сараев, где была Большая орда, и тут к ним иных языков привели, и те им языки про Емгурчея царя сказывали то ж. И воеводы князь Юрий Иванович с товарищами выбрали головы да к князю Александру Вяземскому прибавили князя Давыда Гундорова, князя Тимофея Кропоткина, Григория Желобова, Даниила Чулкова, а с ними и дворян жильцов царевых и детей боярских многих послали на царев стан, где стоял Емгурчей царь. А сами пошли к городу июля в 2 день; а в городе в то время были люди немногие. И воеводы пристали выше города и ниже и, вылезши из судов, призвав Бога на помощь, пришли к городу. И астраханцы из города побежали, и всесильного Бога помощью, и его Богоматери и великих чудотворцев молением, и царя благочестивого и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси благородством, и твердыми свирепостью разума его наукам, и его царским счастьем воеводы его князь Юрий Иванович Пронский с товарищами Астраханское царство и город взяли, и людей пеших разогнали и многих побили, а иных живых взяли. И взят город Астрахань июля 2-го на праздник пречистой владычицы нашей Богородицы Положения честной ризы, которая во Влахерне.

О приходе голов на царев стан. В тот же день головы пришли, князь Александр Вяземский с товарищами, на царев стан. А царь в тот день перед ним побежал на конях, уведав про рать на Астрахань, а царя и царицу с детьми отпустил в судах к морю. А люди все побежали в судах, а иные пешие по сторонам; а которых застали на царевом стану, тех Божию помощию побили многих и пушки и пищали взяли. И догнал атаман Федька Павлов ушкуй с девками царевыми, да и набаты царевы и пищали с ним были многие, и то все взяли и людей побили.

О посаждении на Астрахани царя Дербыша. И в тот же день воеводы князь Юрий Иванович с товарищами по царя и великого князя наказу царя Дербыш-Алея на Астрахани посадили, и тех людей, которых переловили, по их челобитью к правде привели. И в Ногаи к Исмаилу мурзе сказать послали, что воеводы, дал Бог, взяли Астрахань. И послали в Ногаи служивого татарина Янбулата да царя Дербыша-Алея человека Айдеяра, чтобы к Астрахани поспешали безопасно: по Божию милосердию и по царя и великого князя велению Астрахань взяли, и царя Дербыша на ней посадили, и во всем по тому устроили, как царь и великий князь со своим послом Никулою к Исмаилу сообщал. А сами воеводы пошли за царем Емгурчеем, а пошли двумя частями, а головы послали по всем островам, потому что люди побежали порознь и про царя прямых вестей не было, в какое место побежал. А у царя оставили воеводы в городе князя Андрея Борятинского да Петра Тургенева, да из своих полков оставили детей боярских, и стрельцов, и казаков. И воеводы пошли князь Юрий Иванович Пронский, да Михаил Петрович Головин, да сторожевого полка воевода Стефан Сидоров, а передовой полк Игнатий Михайлович Вишняков да Ширяй Кобяков пошли в Чаган да в Казань на море. А в Бамы послали с воеводами, выбрав головы, князя Василия Кольца Масальского да Якова Козьмина. А наперед себя воеводы послали к морю князя Александра Вяземского, а с ним детей боярских нижегородцев да атамана Федьку Павлова. А в Иванчук воеводы послали голову Полуехта Тимофеева, и князя Давыда Гундорова послали в Большой Иванчук на море же. И те головы людей побили, а иных живых взяли, и те языки сказывали, что царь пошел в Мочак, и люди астраханские пошли в Мочак же. И воеводы пошли за царем в Мочак и пришли на Белое озеро. И те языки начали говорить, что царю на Белое озеро не бежать, а бежать ему в Тюмень, и все астраханские люди побегут за царем. И воеводы по словам тех языков воротились к морю, и с тех дорог всех отъехали, куда было царю в Тюмень бежать. А на море воеводы выплыли и по островом царя и астраханских людей посылали искать; и царя и астраханских людей на островах не нашли. А головы посылали во многие места, и головы людей побивали во многих местах, и языки брали. И привели Богатыря князя с товарищами. И те языки сказывали, Богатырь князь, что царицы идут в Базцыж мочак и люди многие пошли за царицами в Базцыж мочак. И пришли на царицыных и на астраханских людей в Базцыж мочаке атаман Федька Павлов, да толмач Федша Рышков, да Савва Ждеринский, и Божием милосердием, а царевым государевым счастьем цариц взяли, и взяли царицу старшую Тевкель, Кел-Магмета мурзы дочь, другую царицу Крым-Шавкала царя дочь Кандазу, да царя Емгурчея дочь Ертагану, да царя же Емгурчея младшую дочь Ельякши биримину, и взятая родила сына Юрышты царевича, да царевича Айбулата жену Мергивану, да царевича дочь Байбиче царевну; а людей многих побили, а иных живых взяли. А князи, и мурзы, и все люди астраханские пошли Уским мочаком к Кара-Булаку, и тех людей воеводы догнали июля в 7 день, князь Юрий Иванович с товарищами, вверх от Уского мочака на Кара-Булаке. И Божиим милосердием, а царевым и великого князя счастьем многих людей побили, а иных живых взяли. И астраханские люди пошли на Поле конные и пешие, и воеводы пошли за ними на Поле, и догнали их у Белого озера, и тут многих людей побили, и полону русского много отполонили. И астраханские люди начали бить челом воеводам: приехал Кара-Иклеш князь и начал воеводам князю Юрию с товарищами бить челом от уланов, и от князей, и от мурз, и от людей астраханских, чтобы их царь и великий князь пожаловал, побить и развести не велел, а велел бы служить себе, царю и великому князю, и Дербыш-Алею царю, а они на том правду дадут, что им служить царю и великому князю прямо; а сам Иклеш на том правду дал. И воеводы князя Иклеша отпустили к уланам и ко всем людям астраханским сказать им государево жалование, что царь и великий князь побить и развести не велел. И астраханские люди Ишим князь, Алей князь, Курат-Клеш князь и иные многие люди правду великому князю дали на том, что им царю и великому князю и Дербыш-Алею царю служить прямо и полон русский весь отдать, откуда ни уведен и в которой ни был орде куплен. И поехали в судах с воеводами бить челом царю Дербышу-Алею. И царь их пожаловал, лучшим людям велел в городе у себя жить, а черных людей отпустил по улусам с женами и с детьми. И грамоты воеводы посылали по улусам к черным людям, чтобы ехали в город, царю и великому князю и Дербыш-Алею царю правду давали. И многие люди из всех улусов к царю и воеводам приходили, и правду давали, и полон русский отдавали многий. И было их изо всех улусов князей и мурз 500 человек, а черных людей 7 000, и за всю землю правду дали. А про царя Емгурчея сказали астраханские люди, что побежал в Азов, а с ним человек с 20. А посылки от воевод были по всей земле Астраханской, и которые бежали астраханцы на море на острова, тех всех догнали и в город приводили. И последних людей догнали за днище до Тюмени, и взяли, и в Астрахань привели. И Енгул азей пришел, а с ними многие муллы, а азеи, и всяких 3 000 человек, и правду царю и великому князю и царю Дербышу учинили, тот у них в то время был большой человек. И воевода князь Юрий Иванович с товарищами пришли в город и всю землю Астраханскую привели и поручили царю Дербыш-Алею. И царь Дербыш-Алей и вся земля Астраханская соединились, государю царю и великому князю Иоанну Василевичу всея России и его детям правду дали, давать им ежегодно по 40 000 алтын да по 3 000 рыб, а то им самим собирать да присылать с послами ежегодно к государю. А ловцам царя великого князя ловить Волгою от Казани по Астрахань и до моря безданно и безъявочно, астраханским ловцам с ними же ловить без обиды. А не станет у них Дербыш-Алея, и астраханским людям бить челом царю и великому князю и его детям: кого им государь пожалует на Астрахань, тот им государь люб, а ни коим образом ниоткуда им государя себе не искать. И на тех на всех делах царь Дербыш-Алей и вся земля Астраханская учинили пред воеводами царю и великому князю и его детям правду, и шертную грамоту, написав, послали, укрепив ее печатями, к царю и государю. И воеводы собрали весь астраханский полон татарский и отпускали по государеву наказу без всяких препон. Одну царицу взяли с детьми и вверх к государю повезли да русский полон весь, собрав, с собою же взяли. И стояли воеводы в Астрахани 4 недели, и пошли вверх июля в 29 день в воскресенье, а в Астрахани у Дербыш-Алея царя оставили по государеву наказу Петра Тургенева, а с ним казаков со атаманами. И пришли воеводы и послы к царю и великому князю в 63-м году в октябре, дал Бог, совсем здоровы. И государь их жаловал великим жалованьем. А Дербыш-Алей царь послал к государю царю и великому князю послов бить челом за его жалование, на Астраханском царстве, князей астраханских Кара-Иклеша да Курленая от земли бить челом послов, что их государь пожаловал, побивать не велел и царя им дал.

В том же году в августе писали воеводы из Казани боярин князь Михаил Васильевич Глинский с товарищами, что посылали из Казани на луговых изменников князей казанских Ктебензяка князя да Кулая мурзу и от всех арских и побережных людей с нагорною смотреть их службы; а с ними послали Митьку Кушелева. И казанцы солгали, царю государю изменили, на изменников не пошли, сложились с ними, да тех арских людей и черных, которые государю верны, побили многих, и на Каме рыболовов побили, и к городу Казани приходить начали на сенокос.

О поездке царской. 7063 (1555). В сентябре ездил царь и великий князь к чудотворцу Сергию на память чудотворца молиться. И простил чудотворец Сергий жену Домну слепую, рабу Валисия Машуткина, на память свою: два года не видела нисколько и веки не подымались, и затем Бог угодником своим сотворил чудо, простил, и очи ей просветились в один час, словно и не были больны. И царь воздал хвалу Богу и пречистой Богоматери, и чудотворцу великое благодарение воздал, и, учредив братию и удоволив милостынею, пошел к Москве.

Присылка из Астрахани. Апреля 13-го прислал из Астрахани Дербыш-Алеев сын царев Янтимир царевич человека своего Тинбулата с грамотою. А в грамоте писал, что приходили к Астрахани Емгурчей князь, да Исуповы княжие дети Юнус мурза, да Алей мурза, да Як мурза, да и все те мурзы, которые выбиты из Ногаев, да Казы мурза, да крымский царь присылал с ними же вместе, и Шигай богатырь Антувов да с ним крымцы и янычары. И приступали к городу, и Дербыш царь и все астраханцы, город подготовив и казаков и с пищалями царя и великого князя приготовив, с ними бились, и побили у города многих из пушек и из пищалей, и прогнали их. И Дербыш царь посылал за ними сына своего Янтимира царевича. И он за ними гонялся, и с погони послал к царю и великому князю с сеунчем человека своего Тинбулата, что недруг Емгурчей царь приходил, собравшись, и Божиим милосердием и царя и великого князя счастьем город Астрахань, и люди его астраханцы, и русь, дал Бог, здоровы, чтобы царю и государю было то ведомо. Да он же писал, что из многих орд в царя и великого князя царство Астраханское многие пришли послы и гости, и государю бы царю и великому князю про то было ведомо. И царь и великий князь человека царевича Янтимира пожаловал, отпустил, а царевичу писал с великим жалованием, а к Дербышу царю и ко всей земле послать с жалованием хочет по весне.

О присылке воевод к царю и великому князю. В тот же день присылал к царю и великому князю боярин его и воевода Иван Феодорович Мстиславский с товарищами Дмитрия сына Григория Плещеева, сказать велели государю, что их государь посылал на луговую сторону на изменников на черемису, и воеводы пришли в волость в Ашлу, а воеводу Ивана Петровича с товарищами отпустили по государеву наказу в Ветлугу и в Рутки. Иван ходил по волостям многим, и воевал, и пришел к ним в Ошлю, дал Бог, здоровым. И сказывал Иван, что приходили пешая черемиса на лесу на сторожевой полк, на князя Василия Токмакова, и князь Василий, дал Бог, их побил наголову. И от старших воевод была война в волостях в Шумурше, да в Хозякове, да в Ошле, да в Мазарах обоих, да в двух волостях во Аршах, в Малой да в Большой, да в Биште, да в Кушкуле, в Сороке, Куншах, да Василукове Белаке, да Мамич-Бердеевы волости, да Килееву волость, да Кикину волость, да Кухтуял, Кокшах, в Большой да в Малой, а волость Сызиль, да Дмаши, да Монам, да Кемерчи, да Улыязы. И в тех во всех волостях от воевод война была, и многих людей взяли и побили. И были на луговой стороне в войне две недели, да вышли на Волгу, да к Казани ходили, и назад шли Волгою же, и пришли к государю, дал Бог, здоровы.

Царю и великому князю писали из Казани. Марта в 1 день писали царю и великому князю из Казани боярин князь Михаил Глинский с товарищами, что луговые люди приходили на Арскую сторону войною. И арские люди, остроги поделав, отбились, а с ними в острогах были стрельцы царя и великого князя, из пищалей побивали многих луговых; а луговые воевали села татарские и пошли на луговую.

О присылке из Свияжского города. В тот же месяц прислал из Свияжского города князь Михаил Воротынский с товарищами Федька Баскакова. Посылал Федька в головах горной стороны людей на луговую сторону воевать, и горных ходило 700 человек на лыжах. И пришли внезапно, воевав, людей побили, и в полон взяли, и животину побили, и пришли, дал Бог, здоровы.

Об отпуске ногайских послов. В тот же месяц отпустил государь ногайских послов, пожаловав, в Ногаи, а своих послал к Исмаилу князю Игнатия Загряжского, и от Каса мурзы Мясоеда Вислово, а к Араслану татар служивых; а приказал царь и великий князь, чтоб были заедино с царем и великим князем на всех его недругов. И за то, что Юсуфа князя побили, послал со своими послами князю и мурзам жалованье свое казенное.

О послании в Литву. В 7063-м в тот же месяц царь государь отпустил к королю Сигизмунду-Августу литовскому посланника своего Феодора сына Василия Вокшерина с сеунчем, велел сказать про Божие милосердие, как Бог ему Астрахань поручил и как ногаи послушными учинились.

О посланниках в Крым. А в Крым государь с тем послал служивых татар Зенебека Кулабердеева с товарищами, а писал к царю о сеунче астраханском.

О присылке к государю из Казани. В месяце октябре прислали к царю и государю из Казани боярин и воевода князь Михаил Глинский с товарищами Даниила сына Феодора Адашева: посылали, что они на изменников на Кобеулона с товарищами князей казанских Еналия Чигасова да Еналия Манатова с товарищами, да сотского стрелецкого Офоньку Бартенова со стрельцами, да Ивана Мохнева с жильцами казанскими и с новокрещеными, и Божиим милосердием, а царя государя повелением побили изменников наголову и живых взяли, привели к воеводам живых Кубеняка князя, Курманалия князя, Кулая мурзу Данина, Чебака мурзу Бастрагаева и иных многих князей, и мурз, и казаков, и сотных князей, и воеводы их велели всех побить. И арские люди и побережные переловили сами многих татар, которые не прямили государю, да иных сами побивали, а иных к воеводам приводили да сами резали их и побивали пред воеводами. И побили их тою осенью 1560 именных людей, князей и мурз, да сотных князей, да лучших казаков. И государь в Казань прислал к воеводам своим с жалованьем с золотыми и тем татарам, который прямо служат государю. И арские побережные люди все укрепились у государя, и ясаки все сполна поплатили. А луговые сотники Мамич-Бердей с товарищами во град не пошли и воруют по-старому на Волге, приходя на суда. И государь на них рать свою большую послал: в большем полку воеводы боярин и воевода князь Иван Мстиславский да боярин Даниил Романович; в передовом полку боярин и воевода Захарий Петрович да воевода Михаил Воронов; в сторожевом боярин и воевода Михаил Яковлевич Морозов да князь Василий Сицкий; да с князем же Иваном Феодоровичем воеводы для посылок, Иван Петрович Яковлев, в передовом Иван Меньший Васильев сын Шереметьев, в сторожевом князь Василий Токмаков.

О приходе Феодора Вокшеринова. В тот же год в феврале Феодор Вокшеринов пришел от короля. И король к царю и великому князю с ним приказывал, что он о том Богу благодарение воссылает, что Бог роду христианскому покоряет басурманский род, и то им весьма за честь, что царя и великого князя рука высится; и вперед у Бога просит, чтобы более того возвысил род христианский.

В том же году в январе пришли послы к царю и великому князю из Сибири от сибирского князя Едигера и от всей земли Сибирской Тягриул да Панъяды, а здравствовали государю царю и великому князю на царствах на Казанском и Астраханском. Да били челом государю от князя Едигера и от всей земли, чтобы государь их князя и всю землю Сибирскую взял во свое имя, и от сторон от всех заступил, и дань на них положить велел, и добили челом, и человека своего прислал, кому дань собрать. И царь и государь их пожаловал, взял их князя и всю землю в свою волю и под свою руку и дань на них положить велел. И добили челом послы о дани, и правду за князя и за всю землю свою дали на том, что им давать государю со всякого черного человека по соболю да по белке с человека по сибирской; а черных людей у себя сказали 37 000 человек и 700. И царь и государь послал к ним посла своего с дарованным им своим жалованным ярлыком Дмитрия Курова сына Непейцына, и велел Дмитрию князя Едигера и всю землю Сибирскую к правде привести и, черных людей переписав, дань всю сполна взять и с дорожною пошлиною.

О послах волошских. В тот же месяц пришли послы от волошского воеводы Александра Стефан Перкалаб Романовский да Микула Перкулат Сорокич бить челом, чтобы государь христианства ради помог чем откупиться от турецкого. И царь и великий князь их пожаловал, послов отпустил по прежним обычаям.

Ко царю и великому князю от короля посланник. В тот же месяц пришел к царю и великому князю от короля посланник Юрий Васильевич сын Тишкевич, а здравствовал от короля государю на Астраханском царстве, и впредь у Бога король милости просит, чтоб над всеми басурманскими государями руку его возвысил; и многие слова от короля говорил, которые хвалам государевым пристойны. Да быв у государя, бил челом Юрий посланник, а просился к митрополиту, чтобы ему митрополит велел быть у себя. И он бил челом митрополиту, а сказал, бьет челом без приказу, ради христианского закона и веры, чтобы митрополит пожаловал, а бьет челом к царю и великому князю, чтобы государь не наступал на кровь христианскую, чтобы с королем помирился. Да был у митрополита трижды, а все бил челом о том же. И митрополит ему говорил, что они от начала у Бога милости просят о смирении миру и царям благочестивым воспоминают и молят на благочестие и на кротость. «Да ныне, ты говоришь, сказываешь от себя, а не по приказу, и то к делу не пристойно. Коли будет от короля присылка к царю и великому князю или к нам, тогда мы рады бить челом о Святом Духе сыну и господину своему царю и великому князю, чтоб на кровь христианскую не наступал и похотел бы с королем миру, как его царской державе пристойно». И царь и великий князь почтил королевского посланника, и пожаловал довольно, и отпустил к королю.

О послах от Исмаила. В том же году февраля 1 пришли к царю и великому князю Иоанну Васильевичу великой всея России послы: от Исмаила князя ногайского посол Байберик, да от Касая мурзы посол его Ишекей, да от Рыслана посол его Еулак, и от иных мурз. Да Исмаил же прислал царя и великого князя посланников служивых татар Сюудюка Тулусупова с товарищами, которые были у Юсифа князя и у детей его. И говорили послы Исмаиловы и иных мурз царю и великому князю от князя и от мурз, здравствовали на Астраханском царстве и били челом, что царь и великий князь по Исмаилову прошению Дербыша на Астрахани посадил, а Исмаил и иные мурзы по царя и великого князя велению Исуфа князя убили и многих мурз побили, и Исмаил князь в Ногаях учинился князем, а Касай теховатом, а Уруслан мурадином; а Исуфовых остальных детей и племянников всех выгнали, и вся орда Ногайская на них смотрят. А князь и мурзы хотят с царем и великим князем быть заедино на всех недругов и неотступным быть от царя и великого князя и до конца своей жизни. А царь бы их и великий князь пожаловал, велел дать торг повольней на Москве, и в Казани, и в Астрахани. А Сюудюк Тулусупов сказывал царю и великому князю, что он и с товарищами был у Исуфа князя взятым, и как Исмаил, и Касай, и Уруслан пришли на Исуфа князя и на детей его и бились многие дни. И сперва побивал Исуф Исмаила и улусы его взял, и как Исмаил, собравшись с Касаем и с Урусланом и с иными мурзами, побил Исуфа, самого убили и детей его и племянников многих побили, а остальных выгнали. А людей ногайских с обеих сторон много множество побито: с тех пор как стала орда Ногайская, такового количества убитых у них не бывало. И когда Исмаил побил князя, то Сюудюка с товарищами, собрав, отпустил к царю и великому князю, и передавал с ним, что и до конца своей жизни неотступен будет от царя и великого князя.

Повелением царя государя сошлись все русские архиепископы. В том же году повелением царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России и по благословению Макария, митрополита всея России, сошлись все русские архиепископы, и епископы, и архимандриты, и игумены, и о многоразличных чинах церковных и о многих делах к утверждению веры христианской. И царь и великий князь и митрополит Макарий со всеми архиепископами, и епископами, и со всем священным собором русским по священным правилам избрали на Казанское царство на утверждение веры и постановили быть архиепископу, а на Свияге быть архимандриту и игуменам, в Казани у владыки архимандрит же и игумены. Архиепископу быть: под его областию город Казань с окрестными улусами, город Свияга с горною стороною, Василь город, Вятская земля вся. И уложил благочестивый царь и великий князь Иоанн владыке и всем церквам обещанное Богу из доходов Казанской земли десятое; а сперва митрополит, и все владыки, и монастыри пособствуют казанскому владыке деньгами и хлебом.

О поставлении архиепископа Гурия на Казань. Месяца февраля в 3 день поставлен архиепископ Гурий царству Казанскому и Свияжскому городу, прежде бывший игумен Селижарова монастыря, а избран по жребию. А на поставлении был царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России, да брат его князь Юрий Васильевич, да князь Владимир Андреевич, да царь Симеон казанский. А с митрополитом действовали священные архиепископы и епископы: архиепископ Пимен Новгорода и Пскова, архиепископ Никандр ростовский, владыко Афанасий суздальский, владыко Гурий смоленский, владыко Гурий рязанский, владыко Иокакий тверской, владыко Феодосий коломенский, владыко Крутицкий Нифонт, владыко Киприан вологодский, архимандрит из Владимира рождественский Закхей, архимандрит спасский Никифор московский, архимандрит из Новгорода юрьевский Геннадий, архимандрит чудовский Левкий, игумен Троицкого Сергиева монастыря Иларион, архимандрит симоновский Алексий, архимандрит андроньевский Иосиф, игумен Маркел хутынский из Новгорода, игумен Симеон кирилловский, игумен богоявленский Варлаам, игумен пафнутьевский Вениамин, игумен иосифовский Галасия, протопоп из Владимира пречистенский Евсигней, протопоп пречистенский московский Иоанн, протопоп из Новгорода софийский Дмитрий, протопоп архангельский Тимофей, протопоп спасский из дворца Ермолай, протопоп Вознесенский Дмитрий, протопоп Рождества пречистого Тихон, протопоп Никольский Амос, протопоп Рождества Христова Борис, да игумены и священники соборные. И всех служащих было с митрополитом в Пречистой и со архиепископом казанским архиепископов и епископов, архимандритов и игуменов, протопопов и попов, архидьяконов, протодьяконов и дьяконов 76, не считая подьяков. И царь и великий князь и митрополит со всем собором учинили место архиепископу казанскому и свияжскому у архиепископа Великого Новгорода и Пскова, и выше архиепископа ростовского. А на поставлении же были со царем и великим князем бояре его все, и князи служивые, и дворяне многие; да был тут королевский посланник Юрий Тишкевич, да воеводы волошского послы Осиф да Никула с товарищами, да старцы Святой горы Хиландаря монастыря иеромонах Сильвестр и иные старцы.

О поставлении храма Покрова святой Богородицы. Той же осенью в месяце октябре благоверный и христолюбивый царь Иоанн Васильевич всея России самодержец с великою верою и со многим усердием повелел поставить храм пречистой царицы Богородицы честного и славного Покрова с приделами о казанской победе, что милостию ее и молением к сыну своему и Богу нашему Иисусу Христу о роде христианском, и помощию ее и святых молитвами и новых чудотворцев русских всемилостивый Бог покорил басурманский род казанских татар царю государю Иоанну Васильевичу, всея России самодержцу, под его державу. От прадеда же его князя Василия Васильевича казанцы учинили себе самовольство от года 6953-го и от месяца июля 7-го числа. По Божьему попущению грехов ради православных христиан за многие согрешения бывают наказания от Бога иногда нашествием иноплеменных, иногда пожаром, иногда же голодом приводит на покаяние и отвращение от грехов. Когда пленен был благоверный и великий князь Василий Васильевич под Суздалем от Улу-Махметовых детей от Мамутяка и от Ягуба царевичей, и из вотчины великого князя из Курмыша в Суры отпущен был князь великий Василий Васильевич на Москву, а царь Мамутяк, придя из Курмыша, Казань взял, а казанского царя Язы убил, а сам на Казани воцарился. И оттуда началось царство быть Казанское, а прежние великие князи русские от Рюрика обладали и дани брали по Волге и до Хвалынского моря и по Каме. И Божиею милостию и православного царя Иоанна Васильевича великою верою, по его желанию сердечному, передал ему Господь Бог безбожных татар казанских, и басурманскую их веру благочестивый государь разорил, и мечети их рассыпал и попрал, и мрачные их места своим благочестием просветил, и Божии церкви устроил, и православие воздвигнул и архиепископию, и многое священство по церквам учинил своею верою желанной Божия любви. И Божьего ради дарования воздвиг сей храм великий государь честну, радуясь и веселясь Божию желанию, Божией матери святой Покров с приделами, надо рвом у града близ Фроловских врат. А прежде сего на тех же местах бывали церкви над рвом.

Царь и великий князь повелел отцу своему Макарию митрополиту церковь освящать. Того ж месяца сентября 30-го в воскресенье благоверный царь и великий князь и государь повелел отцу своему Макарию митрополиту церковь ту освятить. Митрополит же Макарий со всем собором царствующего града Москвы вечернюю пел в новопоставленном храме, и всенощную, и заутреннюю. И был тут благочестивый царь и великий государь Иоанн Васильевич, и брат его князь Юрий Васильевич, и множество бояр. На утро октября 1-го в понедельник, на праздник пречистого и славного Покрова Богородицы, преосвященный митрополит Макарий пришел с крестами со всем собором к новопоставленному храму и освятил храм пречистой владычицы нашей Богородицы честного и славного Покрова. И праздновал государь день тот радостно с отцом своим Макарием митрополитом, и со епископами, и архимандритами, и игуменами, и со всем собором русской митрополии; и нищих множество кормил, и довольную милостыню повелел им давать.

Об освящении церкви. Того ж месяца октября 7-го освящена была церковь великого чудотворца Николая Гостунского того ж ради, что расписали ее и украсили всякими потребами церковными; а освящена была Макарием, митрополитом всея России. Был же на освящении тут благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России и с братом своим с князем Юрием, и с боярами, и множество народа. Того ж месяца 8-го в понедельник выехал царь и великий князь Иоанн Васильевич с Москвы в свое село в Черкизово, а оттуда в Клинские леса, поглядеть восхотел, а оттуда на Волок, а с Волока в Можайск, а оттуда в князя Владимира Андреевича село Городень. И князь Владимир Андреевич великого государя встретил, и царь и великий князь пожаловал, у брата своего князя Владимира Андреевича хлеба ел и пировал во князя Владимира селе в Городени; а оттуда во свое село Денисово, а из Денисова в Крылатское; и во своем селе в Крылатском велел церковь освящать.

О привезении на Москву цариц астраханских. Того ж месяца 18 день в четверток привели в Москву к благоверному царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея России самодержцу пленниц, астраханского царя Емгурчея цариц его, Тевкель, да Канзаду, да младшую дочь Ельякши, что взяты во Астрахани. И царь и великий князь государь русский велел цариц астраханских почтить, не как пленниц, но как бы свободных встретить казначею своему за посадом, и честно их велел государь держать, и корм довольный давать от своих царских погребов и палат. А младшая дочь царица астраханская Ельякши, едучи, по дороге в судах на Волге родила царевича, именем Юрашты. И когда приехали к Москве, царь и великий князь государь велел царевича крестить и с матерью, и наречено имя царевичу Петр, а матери его имя Ульяния. И царь и великий государь пожаловал, велел ее дать замуж за Захария Ивановича Плещеева, а царевича велел кормить матери его до возмужания. Той же осенью ноября 8-го в четверток пожаловал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России самодержец, женил князя Ивана Дмитриевича Бельского, дал за него племянницу по сестре свою, царевича Петра внучку и деда своего великого князя Иоанна Васильевича всея России правнучку, а дочь князя Василия Васильевича Шуйского, а выдал государь от себя со своего двора.

О прихождении старцев из Святой горы. Той же зимой декабря в 20 день пришли к благоверному царю и христолюбивому государю самодержцу Иоанну Васильевичу всея России старцы от Святой горы Афонской из Хиландаря монастыря сербского священноинок Сильвестр, да священноинок Прохор, да священноинок Агей, да дьякон Геннадий, да инок Анофрий. Били челом благоверному царю и великому государю Иоанну Васильевичу и вместо всей братии Хиландаря монастыря, чтобы их государь пожаловал, взял в царское свое имя монастырь их Хиландарь и со всею братиею, чтобы его богомолия стала вторая во Святой горе, «а мы бы убогие за твое царское здравие Бога молили, и о твоей благоверной царице, и о благоверном твоем сыне. А мы, государь, нищие Святой горы, выкупаем веру христианскую у басурманских султанов, а сел, царь, не имеем, но сами делаем винограды, и землю копаем, и все потребное монастырю делаем, дела всякие братия соделывают и пищу от своих трудов приемлют, а праздности не приемлют, и откупы от монастырей подают турецкому султану благочестия ради и веры христианской». И христолюбивый великий государь старцев Святой горы Сильвестра с братиею пожаловал, во свое царское имя монастырь их Хиландарь взял, и в монастырь свое царское устроение послал на церковное украшение и на монастырское устроение, и милостыню довольную на братию.

О поставлении владыки. Той же зимой в марте епископ смоленский Гурий оставил епископию из-за немощи и сошел в монастырь. Той же зимой марта 17-го в неделю 3-ю святого поста поставлен был владыко в Смоленск Макарием митрополитом кирилловский игумен Симеон.

О жаловании царя и государя. Той же весною апреля 28-го в неделю вторую после Пасхи, что святых Жен Мироносиц, женил царь и великий государь Иоанн Васильевич брата своего князя Владимира Андреевича, взял за него дочь князя Романа Одоевского княжну Евдокию.

О приходе священников и лучших людей. В том же году приходили священники с Вятки и лучшие люди земские о том бить челом государю и воспоминать, что на Вятке образ Николы чудотворца великорецкого великие чудеса творит да от много лет не поновлялся, и горела не один раз церковь, а образ невредимо пребывал, чтобы государь велел обновить. И велел священникам с Вятки с образом в судах быть. И шел Николая чудотворца образ Вяткою и Камою вниз да Волгою вверх на Казань, и на Свияжский город, и на Нижний Новгород Окою вверх.

О принесении великорецкого образа чудотворца Николая. В тот же год июня 29-го в субботу святых апостолов Петра и Павла принесен был образ святого великого чудотворца Николая от Вятских сел Великоречия в царствующий град Москву. И царь и великий государь послал брата своего князя Юрия Васильевича, а велел встретить у монастыря святого Николая, что на Угреши, у судна на реке Москве образ святого Николая чудотворца. Когда же принесен был образ святого чудотворца Николая близ царствующего града Москвы в Симонов, тут встретил его великий самодержец Иоанн Васильевич с великою верою и со многим желанием. И с крестами владыки встретили его, образ святого чудотворца Николая, у Яузского моста, а митрополит встретил у Фроловских врат у Троицы на рву с крестами же. И пошел митрополит с крестами, и образ святого чудотворца Николая понесли во град, и поставили в соборной церкви честного и славного ее Успения царствующего града Москвы против митрополитова места. Прошел же святой великого чудотворца образ от Вятских мест Камою, и Волгою, и Окою, и Москвою, многие исцеления были с верою приходящим всякими болезнями одержимые по обоим сторонам рек, верующим и неверующим. Многие исцеления были и приходящим на посад царствующего града Москвы, и в церкви, бесчисленное исцеление принимали от образа святого чудотворца Николая больные, и слепые, и хромые. И утром в воскресенье в церкви Пречистой было неоскудевающее чудо от образа великого Николая чудотворца, и от Петра чудотворца, от митрополита всея России, и Ионы, и каждый день были исцеления от образа великого чудотворца Николая. И обновлял образ Николая чудотворца сам Макарий митрополит, ибо был иконному писанию навычен, а с ним Андрей протопоп благовещенский, и со многим желанием и верою, постом и молитвою. Образ же его наиболее чудотворениями с верою приходящим преизобилует, и много образов с него писали размером и подобием, и от всех чудотворения были многим верным.

О заложении церкви. В тот же месяц благоверный и христолюбивый царь и великий государь велел заложить церковь каменную о девяти верхах, которая прежде была деревянной, о Казанском взятии у Фроловских ворот над рвом, придел к той же церкви живоначальной Троицы над рвом Николаю чудотворцу вятскому. А прежде сего за два года заложена была одна Троица, и государь велел прибавить к той же церкви Покров пречистой и приделы. В тот же месяц благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России, с великою верою и со многим желанием повелел поставить церковь деревянную святого чудотворца Николая вятского.

В тот же месяц отпустил государь ногайских послов в Ногаи милостиво. А своих послал к Исмаилу князю Игнатия Загряжского, а к Касай мурзе Мясоеда Вислова, а к Араслану татар служивых. А приказал царь и великий князь, чтоб были заедино со царем и великим князем на всех его недругов, и за то, что Юсуфа князя побили, послал со своими послами князю и мурзам жалованье свое казенное. А по Исмаилову челобитью на Волгу послал голову стрелецкого Григория Кафтырева со стрельцами да Федьку Павлова, а велел беречь на Волге по перевозам от Исуфовых детей и в Астрахань с Дербышем царем посланиями обмениваться; каковы будут вести, и им грести в Астрахань помогать Астрахани.

О присылке из Астрахани. В тот же месяц май прислал из Астрахани Петр Тургенев, что приходили к Астрахани Ямгурчей царь с братиею, да Исуфовы дети, и Дербыш, соединясь с Казы мурзою и с Исуфовыми детьми, Емгурчия царя и с братиею Ногайлы царевича и брата его Крым-Гурей царевича побили. А побили их мурзы Исуфовы дети, а Дербыш их за то за Волгу перевез. В тот же месяц май писал с Волги Григорий Кафтырев, что встретил Петра Тургенева, а он гребет из Астрахани. А сказывает, будто его отпустил Дербыш царь к царю и великому князю, а послов своих не послал, а сказывает, что у него обмен сообщениями с крымским царем. И Григорий Петра воротил и сам погреб во Астрахань со стрельцами и со всеми казаками.

О присылке гонца из Крыма. В том же году в месяце мае прислал из Крыма Девлет-Гирей царь гонца Ян-Магмета, а писал о дружбе, и послал послов своих, и великого князя посла Феодора Загряжского отпустил, а царь бы князь великий к нему послов послал, а срок учинил 20 дней, да солгал, послов не прислал. В тот же месяц июнь приехали к государю из Ногаев Игнатий Загряжский и Мясоед Вислово. А сказывали, что пришли на Исмаила Исуфовы дети да Казы мурза Ураков сын, да Исмаила согнали, а Казу мурзу убили.

О посылке царской на стада крымские. В том же году в месяце июне послал государь на стада крымские воевод в Мамайлуг: в большем полку боярина Ивана Васильевича Шереметьева да окольничего Льва Андреевича Салтыкова; в передовом полку окольничего Алексея Даниловича Басманова да Бахтеяра Зюзина; в сторожевом Дмитрия Михайловича Плещеева да Стефана Сидорова. А велел им прийти в Мамаевы луга, промыслить на стада послать крымские, а самим остерегаться. И пошли из Белева на Троицын день, а шли Муравскою дорогою. И когда воеводы пришли выше Мжи и Коломака, прибежал к ним страж от Святых гор да станичник Лаврентий Колтовский товарища прислал с тем: царь крымский через Донец переправился со многими людьми, а идет к Рязанским или к Тульским украинам. И воеводы послали царю и великому князю с вестью, что царь крымский идет на его украину, а сами воеводы воротились и пошли по сакме. И примчались от воевод к царю и великому князю с тою вестью Ивашко Дарин с товарищами. В месяце июне в пяток отпустил царь и великий князь воевод своих на Коломну боярина князя Ивана Феодоровича Мстиславского с товарищами, а сам пошел с Москвы на третий день в воскресенье, а с ним князь Владимир Андреевич, да царь казанский Симеон, да бояре и дети боярские многие, и пришел в Коломну во вторник. И тут пришла государю весть в среду вечером, что крымский царь идет к Туле. И царь и великий князь пошел на Тулу со всеми людьми в четверток рано, и в тот день под Каширою государь через Оку реку переправился со всеми людьми и передовому полку велел идти скорее. И в тот день прислали к государю из Воротынских вотчин языка крымского. А сказывал, что крымский царь, идя к Туле, взял стражей, и сказали ему, что царь и великий князь идет на Тулу, и крымский царь воротился со всеми своими людьми во вторник, а людей с ним было всех из иных орд съезжих 6 000. И царь и великий князь послал доведаться подлинных вестей, и за царем послал многих подъездчиков, а сам к Туле пошел, не мешкая, в пятницу рано. И на Столке пришла весть к царю и великому князю от воевод, от Ивана Шереметьева с товарищами, что Иван, идучи за царем, посылал на его кош головы, а с ними детей боярских многих, Ширяя Кобякова да Григория Желябова с товарищами. И головы на царев кош пришли и коши взяли, лошадей с 60 000, да аргамаков 200, да 80 верблюдов. Да и весть воеводам прислали с тем, что кош взяли, и 20 языков к воеводам прислали. И языки воеводам сказали, что царь пошел на Тулу, а идти ему наспех за реку за Оку под Каширою. И воеводы пошли за царем наспех его колеею, и встретились со царем в среду около полудня на Судбищах, и со царем бились до вечера, и передовой полк царев и правую руку и левую потоптали, и знамя взяли ширинских князей, и бились до ночи, и тут стояли полки всю ночь. И воеводы посылали назад за головами и за детьми боярскими, чтобы к ним спешили, а они со царем бьются. И прискакали к ним немногие, а все поворотили к украине со всем кошем, куда ближе, на Рязань и во Мценск. А на утро в четверг бились до пятого часа дня, полки на полки напускали жестоким крепким боем и многих крымцев в его полках передовых побили. И царь крымский со своим полком пришел и со всеми людьми да воевод разгромил и людей побил многих, а сам к Туле пошел. И царь и великий князь пошел наспех к Туле, шел повсенощно и пришел на Тулу в субботу на солнечном восходе. И тут к государю приехали воеводы боярин Иван Васильевич да окольничий Лев Андреевич. А сказывали государю, что на кош послали многих людей и кош царев взяли, а спешили за царем по его государеву наказу, ожидали его в войне застать, если станет воевать и распустит войну, чтобы воеводам не приходить на всякий сброд, а не станет воевать, и они бы не стали его промышлять, смотря по делу; да за грехи с ним встретились, и бились со царем полтора дня. И которые люди на коше были, те к ним многие не приехали, а поехали с кошем по украинам. И царь потоптал и разграбил, и многие люди и с бою съехали, разбежались и поскидывали с себя оружие, а воеводы все, дал Бог, здоровы. Дмитрий Плещеев и Бахтеяр Зюзин приехали в тот же день. А окольничий Алексей Данилович Басманов да Стефан Сидоров, найдя в дуброве коши своих полков, велели тут бить по набату и в сурну играть, и к ним съехались многие дети боярские, и боярские люди, и стрельцы, тысяч с пять или с шесть, и тут отсеклись. И царь к ним приступал со всеми людьми, и с пушками, и с пищалями и до вечерни. И Божиим милосердием, дал Бог, Алексей Данилович тут от царя отсиделись, и из луков и из пищалей многих татар побили. И которых крымских царь взял детей боярских, те ему сказали, что царь и великий князь на Туле, и ожидают его на царя приходу. И царь крымский пошел назад наспех и через Сосну переправился на следующий день. И пришел Алексей к царю на Тулу в воскресенье со всеми людьми, дал Бог, здоровы. А Стефана тут в засеке ранили из затинной пищали по колену, а на бою его копьем ранили, и лежал 5 недель, и не стало его в чернецах и в схиме на Москве. И царь и великий князь стоял на Туле 2 дня, а за крымским царем не пошел, потому что промеж их 4 дня, а бой был от Тулы 150 верст, и пришла весть от подъездчиков, что царь идет в обход наспех по 70 верст на день. И дождался государь всех людей, и с Поля к Москве пошел, и пришел к Москве, и жаловал государь воевод и детей боярских, которые бились с крымцами. А всех было с воеводами детей боярских 4 000, а с людьми их, и казаков, и стрельцов, и кошевых людей 13 000. И от них было послано на коши с 6 000, и в ночи к ним поспело против четверга только с 500 человек, а те все и с конными со всеми отъехали на украины здоровы. А на бою убили и взяли детей боярских 320 человек, а стрельцов 34 человека, а боярских людей […].

В тот же месяц июль прислали из Литвы бискуп Павел виленский да воевода виленский пан Николай Радивилович к Макарию митрополиту да к боярину князю Ивану Михайловичу Шуйскому с грамотою торгового человека Демешку, чтобы митрополит молил и наводил на то царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России, чтобы с королем похотел миру. Августа 25 митрополит послал в Литву дьяка своего Савлука Турпеева с грамотами, а писал о согласии и мире и на послов королевских от царя и великого князя послал грамоту покровительственную.

В тот же месяц август прислал из Астрахани голова стрелецкий Григорий Кафтырев сотника Стефана Кобелева. А сказывал, приехал Григорий Кафтырев со стрельцами, и Федька Павлов с казаками, и посол Петр Тургенев, а Дербыш царь и все астраханские люди из города выбежали потому: солгали им, что на них царь и великий князь рать послал и побить их велел всех, и они от страху выбежали все; а крымский к ним прислал трех царевичей да своего князя Чегилека и с пушками и с пищалями. И Григорий с царем Дербышем сообщениями обменялся и со всеми астраханскими людьми, и сказал им, что их царь и великий князь пожаловал и посла своего к Дербышу Леонтия Мансурова послал, и цариц отпустил, и дань им на сей год пожаловал государь отдать. И царь Дербыш с детьми и вся земля пришла в Астрахань и государю в холопстве учинились. Да Стефан же сказывал, что Исмаил князь, собравшись с детьми и с племянниками, пришел на Исуфовых детей, да их побил, Алы мурзу убил и иных, а иных разогнал, а сам опять учинился князем на всех ногаях.

Мая в 20 день отпустил государь в Астрахань посла Леонтия Мансурова к Дербышу царю со своим жалованьем да по Дербышеву челобитью отпустил к нему цариц астраханских, Тевкель царицу и с дочерью, да другую царицу Гандазу царя Шавкала дочь, да послов Дербышевых Кара-Иклиша князя да Курлена, да старых Емгурчеевых послов Тонотора князя с товарищами; а отпустил государь цариц и послов с Москвы в судах.

Того ж мая в 26 день отпустил царь и великий князь да митрополит Макарий образы и владыку Гурия в Казань, и во Свияжский город, и на все пределы Казанские, также и архимандритов и игуменов. И проводили царь и митрополит образы и владыку с крестами за Фроловские ворота, а до судов послали проводить владыку крутицкого, а до Симонова провожали архимандриты, и игумены, и протопопы, и от царя и от великого князя бояре.

О приезде черкасских князей. В августе приехали из Черкасских земель князи черкасские Сибок князь да брат его Ацымгук князь жаженские черкасские государи да Тутарык князь Езбузлуев княжий сын. Да с Сибоком князем приехал сын его Кудадик, а людей с ними их полтораста человек. Да царя и великого князя посол пришел Андрей Щепотев. И били челом князи черкасские и от всей земли, чтоб государь пожаловал, дал им помощь на города турецкого и на крымского царя, а они холопы царя и великого князя и с женами, и с детьми вовеки. И Андрей Щепотев царю и великому князю то же сказывал, что дали правду всею землею быть им неотступным от царя и великого князя и служить им вовеки, как им государь повелит. И царь и великий князь их пожаловал великим своим жалованьем, а о турецкого царя городах велел им отмолвить, что турецкий султан в миру с царем и великим князем, а от крымского их хочет государь беречь, как возможно, а во своей им земле учинил отъезд и приезд добровольный, кормами их удоволил и казенным жалованьем. И Сибок князь бил челом царю и великому князю, чтобы государь пожаловал, велел крестить сына его Кудадека. А Тутарык князь о себе бил челом, чтобы его государь пожаловал, велел крестить. И царь и великий князь их пожаловал, велел крестить; и в крещении Тутарыку имя князь Иван, а Кудадеку князь Александр. И велел царь и великий князь князю Александру жить у себя в дворе, учить его велел грамоте со царем Александром казанским вместе.

О разъезде со свицкими немцами. Учинился раздор со свицкими немцами (шведами) ореховским и корельским людям по рубежам. А перемирие было царя и великого князя наместникам новгородским с королем с Густавом свицким на 60 лет, и прошло 20 лет, и раздоры учинились многие с обеих сторон. Немцы за рубеж перелезли во многих местах, и наместники новгородские послали к королю, и король не похотел с наместниками посланиями обмениваться, захотел с царем и великим князем посланиями обмениваться, да выборгским наместникам не велел подпускать к себе посланников новгородских, а велел выборгским наместникам отписывать в Новгород, и новгородские наместники того слушать не стали. И потому люди по рубежу многие ссорились, с обеих сторон начали быть убийства и грабежи многие, и немцы, приходя, начали села жечь и детей боярских убивать, и гостей у себя многих задержали, не отпустили, и сына боярского на кол горлом посадили. И боярин и наместник новгородский о всех о тех обидах послал к королю свицкому Густаву посланника своего Никиту Кузьмина земца. И держали его в Выборге долго, и к королю пропустили, и король его назад не отпустил. И князь Дмитрий Палецкий, обменявшись сообщениями с царем и великим князем, послал свое взять Ивана Бибикова да с ним земцев и черных людей, да после о том сообщениями обменявшись, размен учинят. И немцы Бибикова побили наголову да пришли войною во многие места. Да отписал выборгский наместник Магнуш Николаев в Новгород к наместнику, что многие стались задирки и крови пролилось по рубежу, послать бы им добрых людей по рубежу с обеих сторон сыскать того. И князь Дмитрий, обменявшись сообщениями с господарем, да послал на рубеж на съезд Андакана Тушина, а немцы из Выборга, не дождавшись Андакана, прислали к Палецкому покровительственных просить на своего выборгского посланника. И князь Дмитрий покровительственные дал, и немцы на съезд не поехали, и по покровительственным своего гонца не прислали. И пришли вести к князю Дмитрию, что полностью король перемирие порушил, и он рать свою за царя и великого князя послал, и к государю отписал.

Царь и великий князь послал от себя воевод князя Андрея Ивановича Ногтева-Суздальского, да Захария Ивановича Плещеева, да Петра Петровича Головина, да из Новгорода велел идти дворецкому Семену Васильевичу Шереметьеву, а с ним велел собраться Обонежской пятине да Водской. А приказал им и велел того государь сыскать, отчего задирка учинилась с его стороны. А велел того беречь накрепко, чтоб несомненно в Немецкую землю не ходили великого князя люди ни войною, ни татьбою. И отписали то воеводы к царю и великому князю, что с обеих сторон воровства много, а потому кровь льется и дурно чинится, что промеж королем и наместниками новгородскими соглашения нет об управах.

7064 (1556). Король свицкий преступил крестное целование. В сентябре король свицкий Густав преступил крестное целование и перемирие порушил, прислал войною воеводу своего Якова Багу со многими людьми к Орешку. А пришел Яков от Выборга сухим путем на конях, и пешие с ним люди были многие, а в бусах с моря Невою пришли в то же время с нарядом многие же люди к Орешку же, и по городу из наряду били, и землю воевали, а стояли под городом 3 недели. А в городе был тогда Петр Петров. И воеводы на них приходили князь Андрей да Захарий, и в набегах у них людей побивали, да взяли у них бусу одну, на ней было полтораста человек да 4 пушки, и людей всех побили и взяли, а не утек у них никто из той бусы. А Семен Шереметьев на тех приходил, которые воевать немцев ходили за Неву на Новгородскую сторону, и у тех языков взял. А в которую ночь к Орешку немцы приходили, Петр на них вылезал и убил у них княжедворцев человек с 20. И когда пошли немцы от Орешка, и воеводы к князю Андрею же пришли, и были на три полка: в большем полку князь Андрей Ногтев да Петр Петров, в передовом Семен Шереметьев, в сторожевом Захарий Плещеев; а люди с ними не сошлись и тем, которым наряжено. И приходили на немцев, и немцы из пищалей и из пушек на полки начали стрелять, и передовой полк дрогнул, и все отъехали, не в меру им были люди. А не убили тут немцы никого, на обе стороны мертвых от стрел и от пищалей человек по пять и по шесть.

О присылке из Крыма. В месяце октябре в том же году прислал царь Девлет-Гирей из Крыма к царю и великому князю гонца своего с грамотою Сулеша князя человека Кучелека да царя и великого князя татарина Байберю. А в грамоте писал, что собирался было он на Черкасские земли, и учинились ему вести, что царь и великий князь послал рать свою на Крым, и он пошел навстречу да с ним бился 2 дня, и сколько мог, столько у них и убил и взял; и царь бы князь великий послами с ним разменялся, и похочет ли делать или не похочет, а гонца бы к нему царь и великий князь послал. А Сулеш князь к царю и великому князю писал, чтобы с царем крымским царь и великий князь похотел миру, а прошлого бы не поминать. А гонец Кучелек дьяку царя и великого князя Ивану Михайлову от Сулеша князя бил челом, чтоб промеж государей добра похотел, и бил челом царю и великому князю, чтобы сталось доброе дело, а кровь бы промеж государей на обе стороны унялась. Да отпустили князи Сулеш да Обреим двух сынов боярских с теми их татарами на откуп, Ивана Трофимова да Богдана Шеланина. Иван, и Богдан, и татарин Байберя царю и великому князю сказывали, что у царя крымского на бою царя и великого князя воеводы Иван Васильевич Шереметьев с товарищами побил многих лучших людей, князей и мурз. И бесчестие царю и убытки сказывает в том, что кош у него взяли и тех лошадей на украину увели, а на бою с ним русские немногие бились и побили у него многих людей; и хотя их царь разгромил, но которые же в дуброве сели, тех не мог взять, и назад наспех шел, остерегаясь царя и великого князя приходу на себя.

В тот же месяц пришли к царю и великому князю от цесаря Карлоса сына английского короля Филиппа и его королевы Имаир посланники Рыцерт да Юрьи с грамотами. А в грамотах писал к царю и великому князю с великою любовью и похвалою, и царем его благочестивым называл на многих государем странах, и челобитье с прошением о всяком добре. А привезли три грамоты: одна по-фряж­ски, а другая по-польски, а третья по-гречески; а во всех писано одно дело. И государь их пожаловал, почтил великим жалованьем.

В том же году в ноябре крымского гонца царь и великий князь в Крым отпустил, а своего к царю послал татарина Яшку Макшова с грамотою; а писал к царю, воспоминая все его неправды, и о послах о размене.

О приходе из Литвы митрополитова дьяка. В тот же месяц декабрь митрополитов дьяк Савлук Терпеев от панов из Литвы пришел и привез к митрополиту грамоту от воеводы виленского, а бискуп Павел умер, и писал в грамоте, что король послов своих великих посылает к царю и великому князю, а будут к Москве к Рождеству Христову или к Крещению.

В тот же месяц ноябрь пришли из Астрахани голова стрелецкий Григорий Кафтырев, да посол Петр Тургенев, да Дербыша царя посол Темир. И сказывали Григорий и Петр царю и великому князю, что посол его Леонтий Мансуров и с царицами в Астрахань пришел здоров, а Дербыш царь царю и великому князю не прямит, с Крымом переписывается и на Исмаила князя выбитых из Ногаев мурз перевез и укрепился с ними, что ему на Исмаила с Исуфовыми детьми стоять заодно. В тот же месяц пришли из Ногаев послы к царю и великому князю, от Исмаила князя посол его Елболда, да от Рослана мурзы Кучан, да от Бек мурзы Ших-Мамаева сына с братиею Девлет-Хозя, и от иных многих мурз, да служивые татары Девлет-Хозя Усеенов да Байкеш, а шли на Казань. А в Казани от них послы к наместнику казанскому боярину князю Петру Ивановичу Шуйскому Байтерек с товарищами пришли ж. И в Свияжский город к наместнику боярину князю Василию Семеновичу Серебряному пришли ж послы. И приказывал Исмаил князь и все мурзы царю и великому князю бить челом и жаловаться на Дербыша царя, что он царю и великому князю не прямит и им соделал нужды великие, чтоб их государь от Дербыша оборонил и учинил бы своих людей в Астрахани так же, как и в Казани. А князь и все мурзы прислали грамоту шертную со служивыми татарами через Девлет-Хозю да и с Байкешем: перед ними присягу учинили царю и великому князю Исмаил князь и все мурзы ногайские на том, куда их царь и великий князь пошлет, туда им всюду ходить; другу им царя и великого князя другом быть, а недругу недругом, и на всех недрузей быть заедино.

Об отпущении воевод на свицкого короля. В том же году в месяце декабре отпустил царь и великий князь на свицкого короля Густава воевод своих за его неправду: в большем полку боярин и воевода князь Петр Михайлович Щенятев да боярин и воевода князь Дмитрий Феодорович Палецкий, в передовом полку воеводы Семен да Никита Васильевичи Шереметьевы, на правой руке князь Андрей Иванович Ногтев да Иван младший Васильевич Шереметьев, на левой руке Захарий Иванович Очин да Михаил Петрович Головин, а в сторожевом полку князь Дмитрий Семенович Шастунов да Петр Петрович Головин. Да отпустил государь царевича астраханского Кайбула Ахкубековича, а с ним всех городецких татар, и велел ему ходить за передовым полком. И им, как государь отпустил воевод и царевича, и велел в Новгороде собираться. А велел боярам князю Петру и князю Дмитрию послать к королю грамоту, а в грамоте писали, воспоминая перемирие, на чем взял с новгородским наместником с князем Борисом Горбатым на 60 лет, и как порушил, из-за чего раздор учинился. И буде захочет перемирие держать, на чем целовал, он бы на рубеж пришел на Рождество Христово в этом же году, а виновных бы, кто войну распалил, с собой привел да казнил перед ними, или бы лучших прислал людей, кому верить можно. А бояре на Рождество Христово будут на рубеже со многою ратью и виноватых, сыскав, приведут да по обеих сторонам казнят, чтобы крестного целования не изменить и перемирия не порушить. А буде король на тот срок не пришлет никого, царь и великий князь велел за свою обиду и за короля неправду воевать: «И крестное целование будет на тебе и на твоих державцах, и кровь старых и младых прольется из-за тебя, Густава короля, и твоих державцев, а не из-за нашего справедливого государя, и не из-за нас, наместников его». И грамота пришла в Выборг за две недели до Рождества Христова. И отписали из Выборга державцы его Аврам с товарищами к князю Дмитрию Палецкому, что ходил войною Яков Баг воевать без королевского ведома, написал похвально, как воеводы от него дрогнули, а о приезде ничего не упомянули. И царь и великий князь велел идти воеводам своим во Свийскую землю, положив упование на всемилосердого Бога и на животворящий крест, которым наместников в перемирие утверждал, не от него та кровь сталась, и велел за свою обиду мстить, как милосердый Бог поможет. И пошли за рубеж воеводы в Крещение Христово.

В том же году в январе пришли воеводы из Литвы к царю и великому князю от Сигизмунда-Августа короля пан князь Стефан Збарижоский, витебский воевода, да пан Ян Шимкович маршалка, и писарь Венцлав Николаевич о вечном примирении, не сговорились и сделали перемирие на 6 лет, а в те годы с государем посланиями обмениваться о вечном мире иными послами. И царь и великий князь их отпустил, а своих послов послал к королю боярина Ивана Михайловича Воронцова, да казначея Феодора Ивановича Сукина, да дьяка Бориса Щекина. А с Москвы пошли послы литовские февраля 10 день.

О приезде от воевод из Немецкой земли. В том же году месяца февраля в 7 день приехал от воевод из Немецкой земли Шемяки князь Дмитрий Гагарин, а от царевича Уразлы мурза Канбаров и сказывали: когда воеводы пришли за рубеж в Смолиной и в Лебежбе, послали воевать на обе стороны и к городу Киновепи, и немцы из города побежали, а город зажгли, и воеводы за ними послали и многих, нагнав, побили. А в городе народ взяли, и 7 пушек взяли, и пожитки всякие многие брали, и город до основания сожгли, а сами пошли к Выборгу, воюя по обе стороны. И не доходя до Выборга за пять верст, встретили их немцы конные и пешие, пришли на ертаульный полк, и в ертаулах были князь Никита Приимков-Ростовский да Федор Пушкин. И Федора с коня сбили и ранили больно, а князя Никиту ранили ж, и полк ертаульный потоптали. И напустились передовым полком Семен да Никита Шереметьевы, и которые пришли на ертаульный полк, тех побили немцев и гнали их с версту под гору, а там у них конные и пешие многие с пищалями стояли в камнях, а приезд к ним тесен. И тут ранили воеводу Никиту Васильевича Шереметьева. И поспешил к ним царевич Кайбула со своим полком, и начали с ними тут биться, а с правой руки воевода Иван младший Васильевич Шереметьев обошел около и пришел на них от города Выборга, побили их тут наголову, и гоняли по самый Выборг, и многих живых взяли королевских дворян. А князь Андрей Ногтев не был на бою потому, что был болен, ногу испортил еще на рубеже. И воеводы пришли все с полками к Выборгу, и велели князю Григорию Путятину к городу из наряду быть да голове стрелецкому Тимофею Тетерину со стрельцами. И стояли под городом воеводы три дня, из города выйти прямо на полки не дали, и побивали народ из пищалей. А в то время воеводы послали головы Богдана да Василия Сабуровых, да Ивана Шарапова Замыцкого, да Василия Розладина и иных многих голов за Выборг верст со сто в Латрецкий погост. И там головы встретились с немцами, которые шли из Стекольни от короля, и тех побили наголову, и повоевали и в полон взяли бесчисленно, и пришли к воеводам все в добром здравии. И воеводы пошли на реку от Выборга, и к городу Дащаному посылали голову Семейку Вишнякова и иных многих голов, и немцы вышли из городка. И тут воевали по обе стороны Воксы реки, и посылали воеводы головы и с детьми боярскими, и атаманов с казаками, и головы с татарами, и сотников от голов со стрельцами, и повоевали великое множество, и взяли полону; и выкупали у них полон в гривну немчин, а девка 5 алтын. И вышли на Корельский рубеж, дал Бог, здоровы со всеми людьми. И царь государь Богу хвалу воздал, что милосердый Бог отомстил кровь христианскую неповинную от них, и к воеводам послал с жалованием. А в то время отпустил государь в Новгород наместника боярина князя Михаила Глинского и велел к королю свицкому отписать, вспоминая его неправду, и буде захочет покою, и он бы к нему послов прислал и стал бы царю и государю бить челом о том, чтобы государь перемирие по старине велел держать.

Того ж месяца в 15 день отпустил государь в Ногаи к князю и мурзам послов их, а своих послов государь к Исмаилу князю Андрея Тишкова, а к Ораслану Григория Велина, а к Ба мурзе, Мамаевым детям, Истому Матюшкова, а приказал передать им, что их по их челобитью хочет государь так делать, как Бог поможет.

Того ж месяца 29-го в среду на второй неделе поста родилась царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси дочь царевна Евдокия от его царевны и царицы и великой княгини Анастасии. Того же поста в четвертое воскресение крестили ее у Чуда архистратига Михаила в монастыре, а принял ее от купели Макарий, митрополит всея Руси, а священнодействовал Андрей, протопоп благовещенский.

О присылке гонца от Исмаила. Месяца марта 1-го прислал из Ногаев Исмаил князь гонца своего Бихчурю. А писал царю и великому князю об измене и совокуплении с крымским царем и с ногайскими мурзами, с Исуфовыми детьми, и с иными мурзами, которые выбиты из Ногаев, посла Леонтия Мансурова выбили из Астрахани; Исмаил пошел под Астрахань, а царь бы и великий князь послал рать свою.

Об измене арских людей. В тот же день писал из Казани боярин князь Петр Иванович Шуйский, что арские люди и побережные государю изменили и стрельцов побили, которые у него были на охранение в посылке с Мамич-Бердеем. А Мамич-Бердей взял к себе царевича, а пришел к ним из Ногаев и живет на луговой стороне, а с ним пришло человек с 100 ногаев.

Того ж месяца в 5 день прислал Леонтий Мансуров с Волги с Переволоки служивых татар да своих людей, а писал то ж, что Исмаил писал: Дербыш царь изменил и тех князей, которые честно служили царю и великому князю, Бегука с товарищами, побил. И к нему приступал три дня со всеми людьми, которые сидели в малом городе у Волги, отбился от астраханцев и пошел в судах вверх, и пришел к казакам в Земъего, 308 человек; а всего с ним было 500 человек, и те ныне побиты, а иные потонули и с голоду, идучи, померли.

Об отпущении Исмаилова гонца. В тот же месяц отпустил царь и великий князь Исмаилова гонца Бехчурю к Исмаилу, а с ним послал казаков с пищалями 30 человек, а в головах Уланка с товарищами. И писал к Исмаилу, что рать свою Волгою на Астрахань отпускает, а Полем на лыжах послал на Волгу для Исмаила астраханского дела казаков 500 человек, атамана Липуна Филимонова и иных атаманов с товарищами.

О отпуске в Астрахань. В тот же месяц отпустил царь и великий князь в Астрахань голову стрелецкого Ивана Черемисинова с его стрельцами да Михаила Колупаева с казаками да с вятчанами и велел идти Федору Писемскому. Да послал государь в прибавку голову ж стрелецкого Тимофея Пухова сына Тетерина с его стрельцами, да с вятчанами Феодора Писемского, да с ними атаманы с казаками многие. И велел иным идти к Астрахани и промышлять своим делом, как милосердый Бог подаст.

Знамение. Той же зимой в великое говение было знамение на небе, звезда хвостатая восходила с востока хвостом на запад, а была с две недели.

О приезде торговых людей. В тот же месяц приехали к государю горной стороны люди Ахтыш сотник с товарищами, а привезли с собою изменника Мамич-Бердея лугового сотного князя. А сказывали государю, что приходил Мамич-Бердей их воевать, а с ним было 2000 человек, и к острогу их приступал, и их воевал. И они с ним сговорили, что им заодно с ним изменить, да договорясь с ним, взяли его пить к себе, а с ним человек с 200, и тех людей всех побили, а его, поймав, к государю привели. И царь государь горных людей пожаловал великим своим жалованием, и в ясаках их легче сделал. А Мамич-Бердей сказывал: взял было из Ногаев царя, и царь им не учинил никакой помощи, и он царя убил и всех ногайских людей побил, да совокупился с арскими людьми, а сам пошел на горную сторону тех отводить от царя и великого князя, и горные его обманули, товарищей побили, а его поймали и к государю привели.

О присылке из Новгорода. В тот же день прислал из Новгорода Великого наместник боярин князь Михаил Васильевич Глинский немецкою грамоту, а пишут немцы к нему, грамоту просят покровительственную на послов, чтобы идти им к царю и великому князю от короля бить челом. И царь и великий князь велел князю Михаилу покровительственную грамоту дать на послов или на гонцов.

7058-го. Решение государево. В 7058 постановил царь государь с митрополитом и со всеми боярами в полках быть княжатам и детям боярским с воеводами без мест, ходить на всякие дела без тесноты людям, а в том отчеству их уничижения нет; которые будут впредь в боярах или воеводах, и он считается по своему отчеству.

О воеводах. А воеводы в полках: больший полк, да правой руки, да левой руки по местам; а передовой полк да сторожевой полк меньший одного в большем полку старшего воеводы, а до правой руки, до левой руки и в большем полку до другого воеводы дела нет, с теми без мест, кто с кем в одном полку послан, тот того и меньший. А воевод государь подбирает, принимая во внимание их отечество и кто от кого родится, кто как может ратный обычай содержать.

Решение царское о кормлениях и о службе. В 7064-м постановил царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси с братиею и с боярами о кормлениях и о службе всем людям, как им впредь служить. А по сие время бояре, и князи, и дети боярские сидели по кормлениям по городам и по волостям для разбирательств людям, и всякого устроения землям, и себе от служб для покою и прокормления. На которых городах и волостях были в некоторые года наместники и волостели, и тем городам и волостям разбирательства и устрой делали и от всякого их лиха отвращали на благое, а сами были довольны оброками своими и пошлинами указными, что им государь уложил. И дошел слух благочестивому царю, что многие грады и волости пусты учинили наместники и волостели, за многие годы презрев страх Божий и государские уставы, много злокозненных дел на них учинили, не были им пастырями и учителями, но сотворились им гонителями и разорителями, и потому тех городов и волостей мужичье многие коварства содеяли и убийства их людям, и как съедут с кормления, мужики многие иски отыскивают. И многое в том множество кровопролития и осквернения душам содеяли, которого не подобает в христианской вере и слышать, а многие наместники и волостели и старое свое стяжания растратили, имущество и вотчины. Царю же благочестивому обычай был таков: начало его премудрости страх Господень, во всем пред Богом себя чисто соблюдать, церковное предстояние во страхе и трепете иметь, нисколько не говоря, ни же помышляя во время святого пения, только совесть свою пред Богом исправляя. И ни на один день никоторым обычаем не разлучится от переданного правила божественного всего церковного, а также и уединенная молитва, затем же суд и правда нелицемерная всех. Потехи же царские, ловы и иные учреждения, что подобает по обычаям царским, все оставили, но усердствовали по Христе волю его сотворить во всем, порученные ему царства сохранить, и устроить во всех в подобие правду, и оборонить от всех иноверных басурман и латинов. А храбрость же, и мужество его, и от Бога данное ему благородие, как старается за благочестие поборником быть всякий день и час, нисколько иное не содеивает, только о том печется, как утвердить закон и веру пресветлую благочестивую христианскую во всех порученных ему государствах. А также и против неверных на все года и на все времена поборником является и вооружается, ополчается, как бы освободить православие от рук нечестивых. Не только не щадит своей царской шеи принимать всегда нужду и не радит о сем, но более старается всегда о пролитии своей праведной крови царской, об избавлении единородных наших братьев православных христиан. Иное услаждение и потехи никоторые в разум его царский не входили, только об избавлении христианам, просто говоря, только закон Христов и ратные дела. Любовь же его от Бога ко всем под рукою его, к вельможам, и к средним, и к младым, и ко всем равно, по их достоинству всех любит, всех жалует и дает уроки вправду против их трудов, мзды им воздает по их отечеству и службе; ни единого же забвенным видеть от своего жалования не хочет, а также никого ни от кого обидимым видеть не хочет. И такого его Бог явил царя и государя православным землям уродил, подражателя прежним благочестивым царям и храбрым государям. Более же иных благодать свою на нем всемогущий Бог показал, губителем его басурманов иноверных сотворил. И таким его Бог сотворил, и потому старается и подручных всех пред Богом в законе христианском и непорочных поставить и обращать их от всех недобрых дел, как было сказано во святом Евангелии: пастырь добрый, который душу свою полагает за овец, истинный пастырь, а не наемник, о всех промышляет душах их, а также и пищею и одеждою вправду устроит, и хочет от Бога в страшное второе пришествие праведный глас слышать: «Ты есть царь правде»; и которому бы без стыда отвечать: «Господи, вот я и люди, которых мне ты дал».

О велении царском. И повелел государь во градах и в волостях установить старост, и сотских, и пятидесятских, и десятских и страшным и грозным запрещением заповедь положить, чтоб им рассуждать промеж о разбоях и татьбе и всякие дела, и отнюдь бы никоторая вражда не сказывалась, также ни возмездие, ни праведное, ни лживое послушество; а у кого промеж собою такое лихо найдут, таковых велел казням предавать. А на грады и на волости положить оброки по их промыслам и по землям, и все оброки собирать к царским казнам своим дьякам. Бояр же, и вельмож, и всех воинов устроили кормлением, по праведными условиям, которому по достоинству будет по отечеству и по родству, а городовых в четвертый год, а иных в третий год денежным жалованием.

О рассмотрении государском. После сего же сие государь рассмотрел: которые вельможи и всякие воины многими землями завладели, службою оскудели, не соответствует государеву жалованью и своим вотчинам служба их, государь же им уравнение творил. В поместьях землемерие учинили, каждому по достоинству, так устроили, от имеющих излишки разделили неимущим. А с вотчин и поместий уложенную службу учинили: со 100 четвертей доброй угожей земли человек на коне и в доспехе полном, а в дальний поход о двух конях. И кто служит по земле, государь их жалует своим жалованием, кормлением и на уложенных людей дает денежное жалование. А кто землю держит, а службы с нее не платит, и на тех на самих брать деньги за людей. А кто дает в службу людей лишних, более чем следует по земле через уложение, тем от государя большое жалование самим, а людям сверх уложенных в два с половиной раза более давать деньгами. И все государь устраивал, как бы стройнее воинству и служба бы государская безо лжи была и без греха вправду, и заслуженные по тому разряды у государских чиноначальников, у приказных людей.

О приведении крымских языков. В месяце марте привели языков крымских к царю и великому князю. Ходил из Рыльска на Поле атаман Михаил Грошев и побил крымцев. И те языки сказывали, что крымский царь гонца послал к царю и великому князю против его гонца, а Яшку Михайлова не отпустил, а послу и гонцу принуждение учинил, а сам снаряжается со всеми людьми, а хочет быть весной рано на царя и великого князя украину. И по тем вестям послал государь Дьяка Ржевского из Путимля на Днепр с казаками, а велел ему идти Днепром под улусы крымские языков добывать, а про царя проведать. И Дьяк с казаками собрался и пришел на Псел реку, суда сделал и пошел по наказу. А Даниила Чулкова да Ивана Мальцева послал государь вниз по Дону проведать про крымские вести. В тот же месяц пришли назад Гриша Велин да Истома Матюков, а сказывали, до Исмаила их не допустили Исуфовы дети, но разгромили и иных взяли, а ногайских послов и Андрея Тимонова взяли.

О письме из Казани от наместника. В месяца апреле писал из Казани боярин и наместник князь Петр Иванович: отпускал он боярина Петра Васильевича Морозова да с ним детей боярских, и казаков, и стрельцов, и новокрещеных татар, и набережных людей на Чалымский городок. И Петр ходил, и их повоевал и побил многих, и городок сжег, и назад здравым пришел.

Петр Морозов ходил из Казани на Арское. В месяце мае ходил Петр же Морозов из Казани на Арское и за Арским на Меше реке встретил Петра Девляк мурза, Калай мурзы брат, с арскими людьми. И Петр на него послал голов детей боярских князя Петра Глебова Засекина, да Романа Пивова, да Еналеев двух, а с ним дети боярские, и стрельцы, и новокрещеные; Девляка со всеми товарищи побили, и самого живым взяли, и многих его товарищей переловили. И после того Петр воевал 10 дней и все Арские места повоевал, и побил многих людей, и полоном вывел бесчисленно много. Да с Петром вместе ходил без мест воевода Феодор Иванович Бутурлин, и в Казань пришли, дал Бог, здраво.

О хождении Петра Морозова да Федора Салтыкова. В месяце июне ходил из Казани боярин Петр же Васильевич Морозов, с ним же воевода Федор Игнатьевич Салтыков, да дети боярские из Казани и из Свияжского города обои, перемирные и старые и годовальщики, и татары и новокрещеные, казаки и стрельцы за Арское, за Ошит, и за Уржум, и к Вятке. И не дошли до Вятки за 50 верст и воевали бесчисленно много и в полон брали женок да робят, а мужиков всех побивали. И пришли в Казань, дал Бог, здраво со всеми людьми.

Отпустил из Казани князь Петр Иванович воинов. А боярин князь Петр Иванович отпустил из Казани многих воинов языка добывать, и Арскую сторону и побережную до конца в нужде учинили. И остальные все пришли в Казань и били челом за свои вины.

О отпущении королевских посланников. В тот же месяц отпустил государь Филиппа короля английского посланников Рыцерта да Юрия, а с ними послал своего посланника Непею вологжанина с грамотою, а писал к королю о любви и о ссылке. И людям его царь и великий князь пожаловал, в своих государствах велел учинить пристанище корабельное на Двине и торг по всему государству повольно дал, также и на Москве двором их устроил.

О послании Дьяка Ржевского. В месяце мае писал Дьяк Ржевский Исмаилу со своими казаками, что к нему полоненники прибежали, а сказывают, что крымский царь, собравшись, вышел на Конские Воды со всеми людьми, а хочет идти на царя и великого князя украину.

Выбежал путимлец из Крыма. И в тот же месяц выбежал путимлец из Крыма Демешка Иванов, а сказывал то же, что царь крымский вышел, а хочет быть на Тульские места или на Козельские, а запас велел царь брать на все лето. И по тем вестям царь и великий князь постановил с братиею и с боярами, что идти ему в Серпухов, да тут собраться с людьми, да идти на Тулу, и с Тулы выйдя на Поле, дождаться царя и делать с ним прямое дело, как Бог поможет, а потому государь постановил, с Тулы выйдя, на Поле ждать, на которую царь крымский украину пойдет, на Рязань, или в Одоев, или в Козельск, и царю и великому князю ко всем местам поспеть можно, докуда ни придет на украину.

О приходе царском от Троицы и поход в Серпухов. В тот же месяц царь и великий князь, приехав от Троицы, в четверток перед заговеньем Петровым пошел в Серпухов, а с ним князь Владимир Андреевич, да царь Симеон казанский, да бояре и воеводы и многие люди, а пришел в Серпухов на заговенье. А велел у себя быть в Серпухове царевичу Кайбуле, Ахкубекову цареву сыну, астраханскому, а с ним всем князям и мурзам городецким, а велел ему государь стоять в Торусе. Да в Торусе велел быть передовому полку да правой руке, а большему полку велел стоять у устья Поротвы, а левой руке на Сенькине перевозе, а сторожевому полку у устья Лопасны.

В месяце июне царь и великий князь велел воеводам детей боярских сметить по спискам нарядным. И воеводы царю государю сказали: изо всех мест отписали, чтоб дети боярские сошлись. И государь сам смотрел свой полк, бояр, и княжат, и детей боярских, и людей их всех, да уведает государь свое воинство, кто ему как служит, и государское им по тому достоинству жалованье.

О приказе государевом князю Владимиру Андреевичу. И в тот же день государь приказал князю Владимиру Андреевичу во всех местах смотреть детей боярских и людей их. И свезли к государю списки изо всех мест, и государь сметил множество воинства своего, что прежде сего не было так, ибо многие скрывались и от службы избывали. И царь и великий князь и ленивых подвиг поборниками быть по благочестию, и по сему множество воинства учинились.

Решение царское. И в тот же месяц постановил идти за реку, а окольничего своего Никиту Васильевича Шереметьева отпустил, а велел места занять за Шавороною на Поле.

О присылке к государю от Даниила Чулкова с Поля. Прислал к государю царю с Поля Данилко Чулков девять татар крымских, а сказывают, встретили на Дону близ Азова 200 человек крымцев и побили их наголову. И языки сказывали, что крымский царь, собравшись, хотел идти на царя и великого князя украину, и послал Сеньку Жакулова языков добывать, и взял де мужика в Северских вотчинах. И сказал тот царю, что царь и великий князь про него уведал и готов против него, выйдя, ждет его. А царь не пошел на царя и великого князя украину, а пошел было на Черкасские земли. И когда пришел на Миюс, и тут за ним прислали из Крыма, что видели многих людей русских на Днепре к Ислам-Кирменю. И царь по тем вестям воротился в Крым. Да те же языки сказывали, что у царя многие люди померли поветрием, и теперь из-за недостатка людей быть его походу никуда невозможно.

О присылке Дьяка Ржевского с Днепра. И в тот же день прислал Дьяк Ржевский с Днепра казаков своих, а писал к государю, что на Днепре к нему пристали литовские люди, атаманы черкасские, которого Млымский зовут да Михаил Ескович, а с ними 300 казаков черкасов конных. И Дьяк, а с ним казаки и литовские атаманы ходили под Ислам-Кирмень, и в Ислам-Кирмень про них весть учинилась, и люди убереглись, и тут коней и многую животину отогнали. Да пошли под Очаков, и у Очакова остров взяли и турок и татар побили и языков взяли. А как пошли прочь, за ними пошли санчаки очаковский и тягинский со многими людьми. И Дьяк на них учинил в тростнике у Днепра подсаду, и побил из пищалей многих людей, и сам отошел здраво со всеми людьми. Да как пришел под Ислам-Кирмень, и тут пришел к Ислам-Кирменю султан калга крымский, а с ним весь Крым, и князи, и мурзы. И Дьяк стал против него на острове и бился с ним из пищалей 6 дней, да отогнал ночью Дьяк у крымцев стада конные да на остров к себе привез и по Заднепровью по литовской стороне вверх и пошел. И разошелся с царевичем Дьяк, дал Бог, здраво, а у царевича из пищалей поранил и побил людей многих. И прислал с тем казаков своих Гришу да Костю и вести крымские писал, что и языки крымские и турецкие полоняники сказывали, что царь хотел идти на царя и великого князя украину, и весть ему учинилась, что его царь и великий князь ждет, и он не пошел, да и потому, что у него многие люди поветрием померли, и теперь ему против царя и великого князя никогда не хаживать.

И в то время пришли из Крыма полоняники князь Афанасий Звенигородский да Верига Клешнин с товарищами, а сказывали те же вести, что царю не бывать, а бережется царь крымский на себя приходу от царя и великого князя. И по тем вестям царь и великий князь на Поле не пошел и за окольничим послал, а сам поехал к Николе Зарайскому на Рязань молиться и оттуда на Коломну. И к Москве пришел государь в июне, а по украинам оставил по всем воевод для малого количества людей приходу.

О присылке языков от Мишки. В месяце июне прислал Мишка черкашенин двух языков, один крымец, а другой турчанин, а взяты, сказывает, под Керчем городком за Ширинских князей улусами. А приходил Мишка с Казани в то же время, как Дьяк был под Ислам-Кермень, Миюсом рекою в море, а морем под Керчь, и тут воевал и отошел здорово. И те языки сказывали то ж, что и прежние.

О письме Исмаила князя с гонцом. В тот же месяц послал Исмаил князь с гонцом своим, что Шихмамаевы дети к нему не прямят, и каково над ним станется, и царь бы ему и великий князь дал пристанище в Казани или в Астрахани. И царь и великий князь гонца Исмаилова отпустил, а к нему с его гонцом послал татар своих служивых, а писал к нему, что в Астрахани готовое ему пристанище, по его присылке государь людей своих в Астрахань прислал, а захочет и в Казань не со многими людьми на отдых, государь его и там принять велит.

О гонце к государю от свицкого короля. В тот же год в месяце июне приехал к государю царю от свицкого короля Густауса гонец, именем Кнут Иванов, магистр Абова города, по-русски архимандрит, бить челом и с грамотами. А в челобитье его и в грамотах пишет, что сталось много кровопролития от греха и от задору порубежных людей и с обеих сторон, и царь бы и государь бы его пожаловал, гнев свой утолил и рать свою унял, и воспоминая прежнюю свою неправду, чтобы ему с наместниками новгородскими не обмениваться посланиями, а обмениваться бы посланиями с сыном его. И царь государь гонца его пожаловал, к нему отпустил, а велел ему отписать, что государь его пожаловал за его покорное челобитье, наместникам новгородским велел с ним перемирие утвердить старое. А о ссылке, что сыну его с наместниками новгородскими посланиями обмениваться, велел отговорить, что посланиями обмениваться с ним самим по старине, как у них изначала было. И буде он гордость оставит и угодно ему по старине сделать, он бы прислал послов своих старших к государю бить челом и перемирие покрепить по старине. И отпущен гонец в тот же месяц.

Об отпущении послов в Литву. В месяце мае отпустил государь послов своих в Литву боярина Ивана Михайловича Воронцова, да казначея Федора Ивановича Сукина, да дьяка Бориса Щекина перемирие утвердить и короля к правде привести.

О приведении мурз от Ляпуна. Месяца августа в 1 день привели от Ляпуна двух мурз, Коурати-Шийдяка с братом, во языках. А взял их, приходил на Дербыша царя Ляпун с товарищами, и побил многих людей, и в полон многих взял, и дождался с полоном голов Ивана Черемисинова. И языки сказывали, что по Дербышевой присылке прислал царь крымский в Астрахань Атман-Думана, а с ним 700 татар да 300 янычаров с пищалями, да и пушки прислал на охранение Астрахани.

В тот же месяц август пришли послы из Литвы, а были у короля в Литве в Вильне, и перемирные грамоты переписали, и короля к правде привели на том же, на чем и послы его на Москве правду государю нашему давали.

О Василе городе. В том же году Василь город переставлен и убавлено его снизу, по горе учинен.

О позлачении верха церкви в Сергиеве. В тот же год месяца октября в 11 день позлачен был верх у церкви святой живоначальной Троицы в обители преподобного чудотворца Сергия повелением благоверного и христолюбивого царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси самодержца. И с великою верою и со многим желанием и любовью сердечною нещадною десницею украшение церковное любил и подавал золото на украшение церквам Божиим, как им по достоинству быть, и всего честнее и любезнее дом Божий называл, и причетников церковных любил, и милостыню им подавал, и любезно их почитал, и милостив, и щедр, и долготерпелив к согрешающим был. Царская власть от Бога дана на отмщение злым, а на похваление благим.

7065 (1557). О поездке царской к Троице и в Переславль. Сентября в 10 день выехал царь и великий князь и со своею царицею и великою княгинею Анастасиею и со своим сыном царевичем Иоанном Иоанновичем, и брат его с ним князь Юрий Васильевич, к Троице и чудотворцу Сергию. И Воздвижение честного креста праздновали государи у Троицы в монастыре. И братию довольно учредили, и оттуда поехали государи в Переславль к великому Никите чудотворцу молиться. И у великого Никиты чудотворца в монастыре государи с теплою верою и с великим усердием праздновали, и в монастырь многие земли подал на прокормление братии, и повелел игумену общество соделать, ибо прежде сего особняк был, и многие деньги давали на собрание братии, и великий монастырь крепкий выстроили в честь Бога и угодника его Никиты чудотворца. И оттуда пришли государи к живоначальной Троице на память чудотворца Сергия и праздновали тут, как был его царский обычай, с великим благочестием и подвигом. И братию учредив довольно, и милостыню из своих рук царских всю братию, также сам царь и в больницах и в богадельнях давал милостыню своими руками довольно. И к Москве приехали государи того ж месяца в 29 день.

О приезде к государю от Ивана Черемисинова. В тот же месяц около Троицы приехали к царю и великому князю из Астрахани от Ивана Черемисинова, да от Михаила Колупаева, да от главных голов от Феодора Писемского да от Тимохи Тетерина сын боярский Антонко Потулов, да атаман казачий Архипка, да вятчанин Шелом. А писали из Астрахани головы, что пришли они во Астрахань, а город пуст, царь и люди выбежали. И головы в городе Астрахани сели и город сделали крепкий и, утвердив совсем, ходили за царем 5 день от Астрахани, пришли в Мочаки к морю, и нашли суда астраханские, и все посекли и пожгли, а людей не нашли, ушли на берег далеко. А в другой раз ходили главные головы Федор Писемский да Тимофей Тетерин и дошли до царя от берега верст с 20, и пришли ночью на царя и побили в улусах у него многих людей. И на утро собрались Дербыш царь с мурзами ногайскими и с крымскими и со всеми астраханцами, и бились с ними, до Волги идучи, весь день. И отошли головы со всеми людьми, дал Бог, здравы. А прежде них приходил на царя Ляпун атаман с товарищами и взял многие улусы, княгинь и девок, женок и робят, а людей побил многих, потому астраханцы выбежали из города. Иван Черемисинов с царем сообщениями обменивается и царю о себе бьет челом, что он изменил государю неволею, государь бы ему милость показал. И правду Ивану Дербыш царь и вся земля Казанская дала, что им ехать во град и служить царю и великому князю. И Андрея Тишкова выменяли на женок, а дали за него 15 женок астраханского полону. И укрепились во граде головы, что готовы бесстрашно сидеть, и по Волге казаков и стрельцов расставили, и отняли всю волю у ногаев и у астраханцев рыбные ловли и перевозы все.

О присылке из Астрахани. Того ж месяца 23 дня прислал из Астрахани Иван Черемисинов да Михаил Колупаев казаков. А писали, что ногаи Исмаил князь с Исуфовыми детьми помирились, а Ших-Мамаевых детей отослали; и Ярослан мурза пошел было на Исуфовых детей Ших-Мамаевых, и Исуфовы дети Ярослана убили, и промеж собою бились три дня, и с обоих сторон многих мурз и татар побили. А Дербыш царь в город к ним не поехал, присягу свою изменил, а укрепляет его и от государя отводит от нашего Атман-Думан, крымского царя воевода, который к нему с весны прислан с людьми, с пушками и пищалями на бережение от царя и великого князя Исуфовых детей.

О приезде к государю казаков в Тонинское. Того же месяца сентября в 29 день приехали к государю в Тонинское с Поля от Дьяка Ржевского казаки Ростлый Стефанов да Трухан Павлов. Дьяк крымских людей побил и в Путимль с Поля пришел, а привел 400 языков. И языки сказывали, что крымский царь был в собрании, а остерегался приходу царя и великого князя, и ныне людей распустил, а сам пошел в Крым.

О приезде к царю от Вишневецкого князя Дмитрия. В тот же месяц приехал к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси от Вишневецкого князя Дмитрия Ивановича бить челом Михаил Ескович, что его государь пожаловал и велел себе служить, а от короля из Литвы отъехал и на Днепре на Кортицком острове город поставил против Конских Вод у крымских кочевищ. И царь и великий князь послал к Вишневецкому детей боярских Андрея Щепотьева, да Нечая Ртищева, да того ж Михаила с покровительственной грамотою и с жалованьем.

О приходе митрополита из Цареграда. В тот же месяц пришел от патриарха Дионисия из Цареграда митрополит Иоасаф кизицкий к царю и великому князю, а привез от патриарха к царю государю и к царице мощи мученика Георгия, да Пантелеймона, да Варнавы апостола. Патриарх прислал бить челом из-за нужды от турков о милостыни. Да говорил митрополит царю и государю от Дионисия патриарха, что патриарх Дионисий константинопольский, архиепископы и епископы и со всем цареградским собором уложили соборно молить Бога о царе и великом князе Иоанне Васильевиче всея России, как и о прежних благочестивых царях, и руками своими утвердили, что им вовеки поминать и молить Бога о царе Иоанне, а кто не станет молить, тому в отлучении быть.

О приезде к царю. Месяца октября во 2 день приехал к государю из Немецкой земли гонец Гришка Флямин бить челом о сале да о воске, чтоб им панцири пропускать, а государь бы их пожаловал, велел пропускать сало да воск. И царь и государь велел их послам быть, бить челом о том, а пожаловать их хочет. А гонца их отпустил.

О приезде из Литвы к государю. Месяца октября в 5 день приехал к государю из Литвы гонец Григорий Вихторин, а писал король литовский о свицком короле, чтоб государь с ним помирился. И царь и великий князь королевского гонца отпустил к королю, а отписал, что свицкий король сообщениями обменивается и делает всякие дела с наместниками Новгорода Великого, и тому быть по старине.

О приведении к государю языков. Месяца октября в 10 день приехал и к государю с Поля от Юрия Булгакова с языками казачьи атаманы Елка да Лопырь, а привели 8 языков, Нузыкея с товарищами; а было их полтораста человек, а шли под украину, и Юрий побил их наголову на Айдаре. И языки сказывали те ж вести, что и Дьяковы.

О приезде к царю от Вишневецкого. Месяца октября в 16 день приехали к государю от Вишневецкого Андрей Щепотьев, да Нечай Ртищев, да князь Семен Жижемский, да Михаил Ескович с товарищами. А приказал передать князь Дмитрий, что он холоп царя и великого князя, и правду на том дал, что ему ехать к государю, а пошел воевать крымские улусы и под Ислам-Кирмень, служа царю и великому князю; а с Жижемским прислал трех языков крымских, а сказывали они то же, что и прежние языки.

Об освящении церкви. Месяца октября в 1 день освящена была церковь Иоанна Лествичника да придел Евдокии преподобномученицы у Чуда архистратига Михаила на задних вратах царского строения. А на освящении был царь и великий князь, и его царица Анастасия, и сын его царевич Иоанн Иоаннович, да брат его князь Юрий Васильевич, да митрополит из Цареграда кизицкий Иоасаф, да старцы Святой горы; а освящал Макарий митрополит всея России со всем собором.

О приходе из Сибири Митьки Курова. В тот же месяц пришел из Сибири Митька Куров, посол царя и великого князя. И с ним пришел от Едигера, князя сибирского, посол Баянда, а привез царю и великому князю дани 700 соболей. А об иной дани писал Едигер князь и вся земля Сибирская, что их воевал шибанский царевич и людей взял многих. А Митька Куров сказывал, что им было возможно сполна дань прислать, да не похотели.

Об опале царской на сибирского посла. И царь и великий князь на сибирского посла опалу положил, велел его живым взять, а ему за стражей сидеть; а в Сибирь послал служивого татарина с грамотою, чтоб во всем перед ним, государем, исправились.

О поставлении града. В ту же осень поставлен град в Галиче, а ставил его Иван Выродков.

О после из Ногаев. Месяца декабря в 1 день пришли послы к государю из Ногаев, от Исмаила князя Темир, а от Исуфовых детей Айкула. А писал Исмаил князь, докладывал, что он с Исуфовыми детьми помирился, добили ему челом, а Дербыш царь от них побежал к Мекке. И Исмаил на том царю и великому князю велел бить челом, что его жалованием и страхом племянники его ему добили челом. А Исуфовы дети Юнус мурза да Алей мурза с братиею писали и приказывали государю и великому князю бить челом. Исмаилу они князю добили челом, царь бы их государь жаловал так же, как Исмаила князя. Да Исмаил же князь и все мурзы ногайские, соединившись, государю приказывали, ныне они все заедино; велит ли им государь на Крым идти самим или посылать братию и племянников, как им государь и великий князь прикажет, так и учинят.

О гонце из Крыма. В тот же месяц пригнал гонец из Крыма к государю и великому князю от Девлет-Гирея, крымского царя, Каратжан да царя и великого князя гонец Юшко Мокшов, служивый татарин. Да полоняников отпустил царь на откуп всех, которых взял на бою, когда бился с Иваном Шереметьевым, 50 человек, Игнатия Блудова, Ахантовых и иных. Да гостей пришло ардабазарцев 300 человек с торгом. А писал Дивлет-Гирей к царю и великому князю, что уже он всеивать вражду оставил, а царь и великий князь с ним помирился бы крепко, и послов бы промеж собой добрых послать, которые бы могли промеж них любовь сделать и было бы кому верить. А посол царя и великого князя Федор Загряжский писал, что царь собирался во все лето и у турецкого помощи просил, а ожидал на себя приходу в Крым царя и великого князя. И сей осенью около Покрова у него Вишневецкий князь Дмитрий взял город Ислам-Кирмень, и людей побил, и пушки вывез к себе на Днепр в свой город. А с другой стороны черкасы пятигорские взяли два города, Темряк да Томан, а приходил черкасский Таздруй князь да Сибак князь с братиею, которые были у царя и великого князя на Москве. И царь де то проведал, что царь и великий князь не идет на Крым в сем году, и он хочет де мириться со царем и великим князем, не обманываясь, а послов де хочет прислать либо Кангалу князя, или Сулешева сына Мурат мурзу. И полоняники Игнатий Блудов с товарищами то ж сказывали.

О приходе царевича Тохтамыша. В тот же месяц пришел из Ногаев царевич Тохтамыш, а царю Шигалею брат, а был много лет в Крыме, и хотели на царство, а Девлет-Гирея убить хотели, и царь то сведал, от того уберегся, и Тохтамыш в Ногаи убежал к Исмаилу князю, и Исмаил его отпустил служить царю и великому князю, а с ним прислал посла своего Бихчурю.

О приезде Кадыша из Астрахани. В тот же день приехал служивый татарин царя и великого князя Кадыш Кудинов из Астрахани от Ивана Черемисинова да от Михаила Колупаева. А писали Иван и Михаил, что Исуфовы дети Юнус мурза да Адалей Исмаилу князю добили челом, и с Иваном и с Михаилом помирились, и правду царю и государю дали на том, что им служить царю и великому князю, как Исмаил князь, и неотступными быть и до конца своей жизни, и у Астрахани кочевать, а лиха никакого не учинять. Иван да Михаил им дали суда, на чем им к Исмаилу ехать и чем в Волге кормиться. А Юнус мурза с братиею пришли на Дербыша царя да его прогнали, а пушки, которые ему прислал крымский царь, Юнус взял и прислал их в город к Ивану да к Михаилу. И Дербыш побежал в Азов, а оттуда к Мекке. А черные люди астраханцы приходят к Ивану и к Михаилу и бьют челом и правду царю государю дают, чтоб их государь пожаловал, велел жить по-старому у города Астрахани и дань давать, и вины бы им государь пожаловал простить, казнить их не велел; они черные люди, водил их царь и князи неволею, а иных астраханцев многих развели ногаи в то время, когда бегали от царя и великого князя. Да Иван же и Михаил писали, что к ним из Шамахи, из Шевкал, из Тюмени от царей присылка о мире была и о торговле и они к ним послали служивых татар по государеву царя и великого князя наказу.

О письме из Выборга к Глинскому. В тот же месяц писали из Выборга к князю Михаилу Васильевичу Глинскому свицкого короля послы князь Штен Ерисоевич, на Гренцнаши властель Смолинской земли, да наместник на Еникупенги, да архибискуп упсальский Лаврентий Петрович, да местер Михаил Агрикула, бискуп в Абове, да Пантелей Гуленти на Поторпи, да Кнут Кнутович Набыскный, да Оливей Лаврентьевич писарь, что они пришли в Выборг декабря в 1 день, а идут к царю и государю и великому князю от Густава короля, и князь Михаил бы им прислал добрых детей боярских на обмену в закладе, а наперед того королевский сын Иван из Выборга о том же писал. И царь и великий князь велел князю Михаилу отписать королю, что промеж государей изначала ходят послы по покровительственным грамотам, а к королю от царя и государя покровительственная на его послов была ж, по которой ему прислать бить челом, а заклад в послах не ведется.

Об отпуске крымского посла. В месяца январе отпустил царь и великий князь крымского царя Девлет-Гирея гонца Караджена с товарищами, а своего гонца к царю послал служивых татар Сюундюка Тулусупова с товарищами. А писал к царю: похочет быть в крепкой дружбе со царем и великим князем и на всякого недруга заедино, то бы, учинив правду с детьми своими царевичами, и с уланами, и с князями, и со всею землею пред Федором Загряжским, да прислал бы добрых людей в послах, кому возможно верить, и царь и великий князь к нему пошлет добрых послов Василия Иванова сына Наумова Филипова.

Об отпущении митрополита греческого. В тот же месяц отпущен митрополит греческий, который от патриарха Дионисия цареградского приходил, Иоасаф кизицкий и еврапский. Да с ними ж отпущены старцы Святой горы Хиландаря монастыря священник Сильвестр с товарищами и иных монастырей старцы. А с митрополитом к патриарху послал царь и великий князь на милостыню и на сооружение ограды патриаршего монастыря на 2 000 золотых соболей да митрополита многою милостынею издоволил. А в Хиландарь монастырь послал государь также многую милостыню да катапетазму (завесу) шитую, на ней образы Господа нашего Иисуса Христа, и пречистой его Богоматери, и Предтечи, и многих святых, и чудно сотворена шитьем золотом и серебром и многими шелками, также утварью, жемчугом и камнями драгоценными, яхонтами и лалами обнизаной. И приходил государь тогда в Пречистую церковь, и пел молебны митрополит со всеми соборами русскими, а митрополит греческий на молебнах облачался в ризы, и все священники греческие и сербские, и пели молебны и воду святили со всех святых мощей, и митрополит Макарий обедню служил с русскими соборами, а греки не служили. А царь и великий князь слушал обедни тут же. И удоволил столом государь митрополита и святогорцев, дарами почтив, отпустил в Цареград, а к патриарху послал с митрополитом с грамотою Ивашку Волкова, а во Святую гору бывшего архимандрита Евфимиева монастыря Феодорита.

Об отпущении послов ногайских. В тот же месяц государь отпустил в Ногаи к Исмаилу князю и ко всем мурзам послов их Темира с товарищами, а своих послов послал к Исмаилу князю Петра Григорьева сына Совина, а к Юнусу мурадину мурзе Елку Мальцева сына Даниилова, а к Араслану к теховиту мурзе Ивана Тверитинова, к Аналии мурзе Мокея Лачинова. И приказывал к князю и к мурзам, что по их челобитью из Астрахани и на Волге лиха им чинить не велел, а велел беречь во всем и торговать повольно, приказал о том к Ивану Черемисинову, а на Переволоке на Волге велел быть атаману Ляпуну Филимонову с товарищами, а на Иргызи сотскому стрелецкому Степану Кобелеву беречь ногаев от русских казаков и от крымских, а пойдут послы к Москве, им и послов перевозить; а князю Исмаилу и мурзам всем, кто к царю и великому князю недруг, и им тому недругом же быть и войною к ним ходить.

О голоде. В том же году 65-м был голод на земле по всем московским городам и по всей земле, а больше Заволжье все: во время жатвы дожди были великие, а за Волгою во всех местах мороз весь хлеб побил; и множество народа от голода умерли по всем городам. И тот пришел грехов ради наших и за неисправление закона, за всякую неправду милостиво наказует, желая обращения, и покаяния, и отвращения от злоб своих, так он, благодавец, своею благодатию утверждает всех в заповедях своих и во всяком благочестии. А зима та была студена, великие морозы во всю зиму, и ни один день с оттепелью не бывал; и снега пришли более меры, многие деревни занесло, и люди померли по деревням, и на путях также много народа скончалось. Сии же мученически скончались, грехов ради наших они, бедная наша братия единоверная, зло скончались, голодом и морозом они жизнь закончили и очистились. Мы же, сие видев, если не уцеломудримся и не покаемся, большее нас осуждение ждет.

О послах от свицкого избранного короля Густава. В месяце феврале пришли послы к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси от свицкого избранного короля Густава князь Штен Ирикович, да архибискуп Лаврентий упсальский, да бискуп Агрикула Михаил Абова города, да Бинтегутел, да Кнут Кнутов, да печатник королевский Оливей Лаврентьев бить челом, чтоб государь царь и великий князь гнев свой отложил, и рать свою унял, и перемирие учинил. А в посольстве говорили, чтоб королю со царем и великим князем посланиями обмениваться, а не с наместниками новгородскими, того ради и раздор учинился и война пошла. И царь и великий князь послал к ним с ответом окольничего своего Алексея Федоровича Адашева да дьяка Ивана Михайлова, а велел то отмолвить, что государю старины никак не рушить, буде похочет Густав король по старине перемирия с новгородскими наместниками, пусть рубежи прямые очистит по Магнуса короля грамотам, как имел с князем Юрием, когда тот был на Новгороде, и которых вопреки правде задержал, тех бы всех освободил. И много о том было разных слов, и послы били челом, что король их пред царем и великим князем виноват, а сотворили то люди порубежные без его ведома, а ныне бы государь пожаловал, велел наместникам новгородским утвердить перемирие по старине. А рубежи старые все король велел очистить, в которые сами было вступили люди его без его ведома. А которых гостей задержал и иных людей, тех всех со всем имуществом их отпустил король. Да бил челом о том, чтоб государь пожаловал, учинил свободу пленным, которых войною взяли боярин князь Петр Михайлович Щенятев да князь Дмитрий Федорович Палецкий с товарищами. И царь и государь повелел то отмолвить, что то сотворил король, а не царь и великий князь, и навел на свою землю войну за свое крестное преступление; и те уже разведены по разным землям, а которые еще не крещены, и тех кто захочет продать за свои издержки, пусть король их велит откупать. И послы на том государевом жаловании били челом, и на всей воле царя и великого князя послы добили челом, и царь и великий князь избранного короля Густава свицкого пожаловал и повелел новгородским наместникам боярам князю Михаилу Васильевичу Глинскому да Алексею Даниловичу Плещееву перемирие утвердить на всем на том, на чем государю добили челом, на 40 лет. И отпустил царь и великий князь послов с Москвы в Новгород марта в 6 день. И бояре и наместники новгородские князь Михаил Васильевич да Алексей Данилович послов свицкого короля к целованию привели и грамоты перемирные написали и утвердили печатями, отпустили их к королю, а от себя к королю послали посла Ивана Шарапова сына Замыцкого.

В тот же месяц прислал к государю бить челом магистр ливонский послов своих Фалентина, да Мелхера, да писаря Гануса, чтоб им дани царя и государя не дать, которую на себя положил бискуп юрьевский со своей области по гривне со всякого человека. И царь и государь велел своим окольничему Алексею Федоровичу да дьяку Ивану Михайлову, велел у них посольство выслушать и им отказать: что он по прежним перемирным грамотам и по их челобитью дань свою на них положил, и на том на Москве послы их Иван Бакостр да Владимир с товарищами крест целовали, а сам магистр да архибискуп и бискуп юрьевский перед новгородских наместников послом Келарем Терпигоревым крест целовали, что им по тому дань государеву сыскать за старые залоги, что не платили несколько лет, и впредь без промедлений платить с Юрьевской области по гривне немецкой со всякого человека, кроме церковных людей. А срок был в третий год исправиться по тому перемирию, и все им следовало свершать по перемирным грамотам. А магистр и архибискуп и бискуп юрьевский царю и государю того не исправили всего, на чем крест целовали, и государю теперь, положа упование на Бога своего, самому искать на магистре и на всей Ливонской земле. Да послам у себя быть не велел и отпустил их с Москвы бездельно. И отпущены с Москвы марта 12.

В том же году в апреле послал царь и великий князь окольничего князя Дмитрия Семеновича Шастунова, да Петра Петровича Головина, да Ивана Выродкова на Ивангород, а велел на Нарве ниже Ивангорода на устье на морском город поставить для корабельного пристанища. А положить велел заповедь в Новгороде, и во Пскове, и на Ивангороде, чтоб никто в Немецкую землю не ездил ни с каким товаром. А приедут немцы и в царя и великого князя вотчину, и с ними велел государь в своей земле торговать, кроме заповедного товару, а зацепки немцам не велел делать никаких.

О присылке к государю из Астрахани. В том же году в месяце мае прислали из Астрахани Иван Черемисинов да Михаил Колупаев татарина служивого Байчура. А с ним писали, что астраханские люди многие царю и великому князю добили челом, и в город к ним пришли, и правду на том дали, что им служить царю и великому князю и ясаки платить, как прежде сего царям астраханским платили. А Исмаил князь ногайский присылал к Ивану и к Михаилу детей своих Магмета с братиею, и правду за отца и за всех мурз дали, что им царю и великому князю прямить во всем, а с Иваном побратались. И отпустил их Иван и Михаил к Исмаилу, а с ними послали служивых татар. А Юнус мурза, Исуфов сын княжий, мурадин ногайский, сам у них был и правду на том же им дал за свою братию, что им служить и прямить царю и великому князю, а царю и государю их пожаловать и воевать не велеть и позволить кочевать по старым местам. И кочевали и зимовали ногаи под Астраханью, и торговали во всю зиму в Астрахани повольно и полюбовно. А изо многих земель с ними сообщениями пересылались, из Шевкал, из Шамахи, и из Дербени, и из Юрчага, о братстве и о любви, по весне хотят со многими торгами быть в Астрахань. А с Бачурою прислал Ак мурза, Юсуфов сын, гонца, бьет челом государю на его жаловании и службу свою и своих братьев извещает.

О присылке к царю от Вишневецкого со Днепра. В тот же месяц прислал к царю и великому князю с Днепра князь Дмитрий Вишневецкий казаков Дениска Малова с товарищами, путимльцев. А писал к государю, что царь крымский Девлет-Гирей и с сыном и со всеми людьми крымскими приходил под его город на Гордецкий остров и приступал 24 дня. И Божиим милосердием и царя и государя и великого князя именем и счастьем от царя отбился, и побил у царя многих людей лучших, и пошел царь от него с великим срамом. И докуда в том городе люди будут царским именем, крымцам на войну ходить никуда нельзя. И много Вишневецкий у крымцев кочевищ поосилел.

Об отписке из Казани от Шуйского князя Петра. В том же году в апреле писал из Казани князь Петр Иванович Шуйский, велел арским и побережным татарам поставить на Каме в Лаишеве город. И князь Петр в нем устроил новокрещеных да стрельцов, а у них головы детей боярских, для ногайских людей приходу, а новокрещеным велеть тут пашню пахать, а у города у Казани и по пустым селам всем велел пашни пахать русским людям и новокрещеным.

О отписке из Свияги от Ивана Петровича. В тот же месяц писал из Свияги Иван Петрович, что приходили на горную луговые люди, в головах Ахметек богатырь с товарищами. И Иван послал на них детей боярских, в головах князя Иосифа Лаврова с товарищами, и горных людей, и стрельцов, и своих людей. И луговых людей побили наголову, Ихметека богатыря живым взяли.

Об отписке из Казани, и из Свияги, и из Чебоксар, и на горную сторону во многие места. А из Казани, из Свияги и из Чебоксар писали, что приходили луговые на Арские места и на горную сторону во многие места, и Божиим милосердием во многих местах их побили. И посылают из Казани, и из Свияги, и из Чебоксар на луговую воевать, и везде, дал Бог, воюют и здорово приходят во всю зиму и весну.

Об отписке Ивана Петровича из Свияги. В том же году в месяце мае писал Иван Петрович из Свияги, что луговые люди прислали бить челом о своих винах, чтоб государь смилостивился над ними, вины их отдал и учинил в холопстве, как и горных людей, и ясак велел брать, как прежние цари брали. И царь и государь послал в Казань и на Свиягу стряпчего своего Семена Степановича Ярцова, а луговых людей велел пожаловать, вины их простить и к правде привести. И писал Иван Петрович, что луговые люди по государеву жалованью все добили челом, и приехали к Ивану луговые сотские Абыз с товарищами и правду дали. А черных людей посылал сына боярского Образца Рогатова всех к правде приводить, и черные люди все правду дали.

Об отписке из Казани от князя Петра. А из Казани писал князь Петр Иванович, что Кебяк с товарищами прислали к нему и за свои вины добили челом, а башкирцы пришли, добив челом, и ясак поплатили.

Об отписке с Чебоксари от князя Петра. А из Чебоксаров писал князь Петр Семенович, что Мамич-Бердеевы дети, и Кака сотский, и все остальные люди государю добили челом и к нему приехали и правду дали; а черных всех людей послали к правде приводить Даниила Чулкова.

О приезде из Казани Семена Ярцова. И Семен Ярцов к государю приехал и сказывал от всех воевод казанских, и свияжских, и чебоксарских, что луговые люди все соединились и царю и государю добили челом, и всею землею все люди правду дали, что им неотступным быть от царя и государя вовеки и их детям и ясаки платить все сполна, как их государь пожалует. А к государю приехали от всей земли бить челом сотные князи их Казимир, да Кака, да Янтимир с товарищами. И царь и великий князь их пожаловал, вины их простил и грамоту жалованную дал, как им государю впредь служить. И Божиим изволением и его царским великим подвигом и у Бога прошением, и воевод и всех людей службою к нему государю казанские люди лучшие, их князи и мурзы и казаки, которые лихо делали, все извелись, а черные люди все до одного в холопстве и в дани учинились. И во всем ему, государю, Бог милосердие свое показал, и дело казанское окончательно в смирение привел, и бедным христианам свободу навеки учинил.

О разделении земель. И боярин князь Петр Иванович на царя и государя, и архиепископу, и казанскому наместнику, и архимандриту, и детям боярским царевы села и всех князей казанских разделил, и пахать начали на государя и на всех русских людей и на новокрещенов и на чувашу.

Родился сын царю и великому князю царевич Феодор. В том же году мая в 31 день родился сын царю и великому князю от его царицы Анастасии царевич Феодор на третьем часу дня в понедельник 7 недели после Пасхи на 4-м часу дня и крещен в обители Чуда архистратига Михаила у чудотворца Алексия, а принял его от купели митрополит Макарий.

О посылании атамана Ляпуна на Волгу. В мае же послал государь на Волгу атамана Ляпуна Филимонова с товарищами, а велел беречь, чтоб казаки не воровали и на ногайские улусы не приходили. И те казаки воры собрались, да Ляпуна перезвали в свои станы, а сказывали, что служат государю, Ляпуна убили и товарищей его побили. И после того шел в Астрахань Елизар Ржевский с казною и с запасами, и те же казаки приходили на Елизара и казну взяли государеву, и которые были в тех ушкуях люди, тех били. И Елизар, собравшись, ходил на них, и они отбились. И царь и государь послал из Казани Алексея Ершева, да Богдана Посникова сына Губина, да голову стрелецкого казанского Даниила Хохлова с детьми боярскими, и стрельцами, и с казаками, а велел тех воров с Волги согнать, и кого поймают, тех побить. И казаки с Волги от них сбежали, а которых догнали, и тех казнили. А на Дон государь послал Даниила Чулкова, да Ваську Хрущева, да с ними атаманов и казаков, а велел их искать и побить их, и Дьяку Ржевскому велел на них послать казаков к Азову, да идти от Азова вверх Доном искать их же.

О присылке из Астрахани. В месяце июне прислали из Астрахани Иван Черемисинов да Михаил Колупаев атаманов казачьих Улана, да Арапа, да сотского стрелецкого Гаврила Богатырева. А с ними писали, что астраханские люди Чалым улан в головах, и муллы, и ходжи, и шихи, и шихзады, и князи, и все мурзы, и казаки, и вся чернь, Астраханская земля, к ним пришли, и государю добили челом, и правду дали. Михаил с Иваном привели их к правде и раздавали им острова и пашни по старине, и черным людям ясаки платить по старине, как прежним царям платили. А князи от себя прислали и от всей земли бить челом от всей земли, чтоб их государь пожаловал в Крым и в Ногаи не выдал и в холопстве у себя учинил, а прислал бить челом Алым уланова сына, а бьют челом от всей земли.

О приведении из Поля мурзы ногайского. В тот же месяц привели из Поля атаманы Лог, да Исаак, да Кушник ногайского мурзу Махмет-Казы султана, Махмета мурзы сына, Шийдякова внука, а взяли его, когда он пошел от Исмаила князя, разбранясь, к брату своему Казыю мурзе Уракову, а с ним 500 человек. И казаки на них пришли и побили их наголову на Переволоке на Волге, и мурзу взяли, и к государю привели.

О приезде князей черкасских служить государю. В тот же месяц приехали князи черкасские служить государю и об устрое бить челом в проки себе князь Маашук Кануков, да князь Себак Кансауков, да Чугук мурза, да Татар мурза, да Тохта мурза, служил у крымского царя, крымскому шурин, царя Девлет-Гирея старшая царица сестра его родная и дочь Тарзатык мурзы, да с ними люди их. И когда шли они к государю, приходили на беглых мурз улусы, ногайских мурз на Дону, и взяли у них Бечи мурзу, Бирючи мурзы сына, и государю привели. И царь и государь пожаловал и устроил их.

Государь пожаловал мурз ногайских. А мурз ногайских государь пожаловал, выпустил Махмет-Казы мурзу Биюрючугова султана Гметева и к беглым мурзам послал татарина служивого Байберю Тяюшева. А писал к ним, чтоб Исмаилу князю добили челом, и царь и великий князь казакам своим не велит на них приходить и кочевать им велит на сей стороне Дона по Хопру и по Медведице. А Тохтамыш царевич к ним писал же, потому что те мурзы братья, и те мурзы взяты Магмет и Бичей чтобы царя и великого князя послушали и Исмаилу князю добили челом и юрт бы не пропал.

О поставлении града. В том же году в июле поставлен град от немцев на устье Нарвы реки на Рассене у моря для пристанища морского корабельного, а ставил его Петр Петров да Иван Выродков.

О присылке из Астрахани. В том же году в июле прислали из Астрахани Иван Черемисинов да Михаил Колупаев Ваську Вражского с черкасским мурзою Навлычем Кавлуковым, а пришел от братии от кабардинских князей и черкасских от Темряка да от Тазрюта князя бить челом, чтоб их государь пожаловал, велел им себе служить и в холопстве учинил их, а на Шевкал бы им государь пожаловал, астраханским воеводам велел помощь учинить. Да говорил Кавлыч мурза черкасский: только их государь пожалует, учинит у себя в холопстве и помощь им учинит на недругов так ж, как и братью пожаловал, черкасских жаженских князей Машука и Себока, с братиею их с кабардинскими черкасами в одной правде и в заговоре иверский князь и вся земля Иверская, и государю с ними же бьют челом, чтоб государь царь и великий князь их пожаловал по тому же, как и тех всех. Да Иван же писал, что пришли многие гости из Шамахи, из Дербени, из Шевкал, из Тюмени, из Юрьгенча, из Зарайчина со всякими товарами, Иван и Михаил им торговать велели и пошлины у них на государя берут. Да и из Астрахани ж пришли послы от Крымшевкала и от всей земли Шевкальской да от тюменского князя с подарками бить челом, чтоб государь пожаловал их и велел быть в своем имени, и в холопстве у себя учинил, и приказал астраханским воеводам беречь их от всех сторон, и торговым бы людям дорогу пожаловал государь, велел чистой учинить. И что государю у них полюбится и что велит к себе прислать, тогда то все к государю присылать станут ежегодно.

Царя и великого князя посол пришел из Ногаев. В тот же месяц пришел из Ногаев царя и великого князя посол Петр Совин от Исмаила князя да его посол Таузар. И шертную грамоту Петр привез: Исмаил князь и все мурзы ногайские государю правду учинили на том на всем, как к ним государь писал, везде им царю и великому князю послушным быть и на крымского царя им заедино с царем и великим князем стоять. И честь Исмаил князь Петру Совину учинил, подобной которой никогда послу московскому не бывало в Ногаях. А правду с Исмаилом давали мурадин Юнус мурза Юсуфов сын, да Алей мурза и все Юсуфовы дети, да тиховат Араслов мурза, и белик мурза Булат, и многие мурзы, которые с Исмаилом князем; и правду все давали на всей воле государевой.

О присылке из Немецкой земли. В августе присылали из Немецкой земли из Ливонской магистр и архибискуп и бискуп с грамотою бить челом, чтобы государь пожаловал, дал покровительственную грамоту на послов на их. И государь покровительственную дал и послам их велел быть.

7066 (1558). Царя и великого князя послы из Ногаев пришли. В сентябре пришли из Ногаев царя и великого князя послы от Юнуса Елка Мальцов, от Орослана Иван Тверитинов, а от Олея Макей Лачинов, а с ними Юнусовы и тех мурз люди. А сказывал Елка, что Юнус с братиею Исмаила согнали со княжения, да Юнус учинился князем и царю государю правду учинил; укрепиться на княжении и царю и великому князю служить хочет, а изгонят его, который государев холоп, а иной надежды нет никакой. А в том бы государь на него кручины не держал, что с Исмаилом разбранился, прошла кровь у них, Исмаил отца у них убил. Да Елка же сказывал, что Исмаил, собрав, сына прислал Урус мурзу на Алея мурзы улусы да Алей мурзу поймал. Ярослан от Юнуса отстал да с Исмаилом же стался; и то еще неведомо, кто их пересилит. А Исмаиловы дети у Астрахани стоят, и крепки они царя и великого князя людьми, и Исмаилу та ж надежда.

О приезде из Сибири служивых татар. В тот же месяц приехали из Сибири царя и великого князя служивые татары Девлет-Хозя да Собаня Рязановы, а с ними Едигера, князя сибирского, посланники Ивтемир с товарищами, а привезли дань Сибирской земли сполна, 1000 соболей, да дорожной пошлины 160 соболей за белку. Да и грамоту шертную привезли с княжьею печатью, что учинил себя князь в холопстве и дань на всю свою землю положил, и впредь без промедлений ту дань царю и великому князю со всей Сибирской земли давать. И царь и великий князь посла его Баянду выпустил, и пред очами своими дал ему предстать, и пожаловал отпустить, а с ним послал служивых татар за данью на следующий год.

Царя и великого князя посланник пришел. В тот же месяц пришел посланник царя и великого князя Осиф Непея от Филиппа короля испанского и аглицкого и от королевы его Марии. А сказывал Непея, что едучи в Английскую землю разбило их корабли на море и королевский посланник Выцерт с товарищами утонул на море, а их прибило в Шацкое королевство, и оттуда его выпустили в Английскую землю, и король Филипп принял царя и великого князя присылку с великою любовью и честью и к царю его и великому князю отпустил. И писал с ним король Филипп и королева Мария с великою любовью и почестию и в подарках прислали льва да львицу живых, да король прислал доспех свой полный да дорогих тканей и атласа много. И Непее во своем жаловании дачку учинили великую, и царя и великого князя гостям путь чистый учинили, и двор им в большем своем в Лунском дали, и без всяких пошлин торговать велели. Да отпустил с Непеею мастеров многих, докторов, и золота и серебра искателей и делателей, и иных многих мастеров, и пришли с Непеею вместе.

В том же году в месяце октябре прислал царь крымский Девлет-Гирей гонца к царю и великому князю Акинчея из-под Азова. А писал, что ногайских мурз девять братьев взял со всеми улусами, да писал о запросе многом, а посла взялся отпустить, а своего прислать тотчас.

Из Ногаев о после от Исмаила князя. В тот же месяц прислал из Ногаев Исмаил князь посла своего Бихчеру, да от мурз от белек Булат мурзы и от иных мурз послы ж пришли. А писал: которые мурзы девять братьев и Шийдяковы дети отстали были от Исмаила, и приходил на них крымский царь да Ислам-Газу мурзу Шийдякова и иных мурз и с улусами взял, а 9 братьев, Уразлыевы дети, Ойса мурза с братиею отошли от него совсем и к Исмаилу пришли, и по царя и великого князя велению Исмаилу добили челом и соединились. А из Астрахани Иван Черемисинов с товарищами, а писал о том же, что мурзы от крымского ушли, Иван их Исмаилу перевозить велел и с улусами.

Об отписке от князя Дмитрия Ивановича Вишневецкого из Черкасских земель да из Канева. В тот же месяц писал из Черкасских земель да из Канева к царю и великому князю князь Дмитрий Иванович Вишневецкий, что он с Днепра с Хортицкого острова ушел, потому что корму не стало у него, и казаки от него разошлись, а царь крымский пошел на его город, да турецкого люди многие и в судах, да волохи, и он из-за корма не сел в городе, а пришел за Черкасские земли и Каневские, и государь как велит. И царь и великий князь писал к князю Дмитрию Ивановичу, велел ехать к себе, а Черкасские земли и Канев велел королю уступить, потому что царь и великий князь с королем в перемирье.

О приезде к царю Вишневецкого. В ноябре князь Дмитрий Иванович к царю и великому князю приехал служить. И царь государь его пожаловал великим своим жалованьем и дал ему вотчину город Белев со всеми волостями и селами, да в иных городах села подклетные (государевы) государь ему подавал и великими жалованиями устроил. И князь Дмитрий государю и крест целовал на том животворящий, что ему служить царю и великому князю вовеки и добра хотеть во всем его землям.

О рати в Немецкую землю. В тот же месяц царь и великий князь отправил рать на магистра ливонского и на всю землю Ливонскую за то, что целовали крест государю дань привести по гривне с человека от Юрьевской области и в иных земских делах, да не исправили по перемирным грамотам ни в чем, и дани не привезли, и на чем целовали, в том во всем солгали.

Об устроении полков в Немецкую землю. И отпустил государь: в большем полку Шигалей, а бояр и воевод князь Михаил Васильевич Глинский, да Даниил Романович, да черкасские князи Сибок с братиею; а в передовом полку царевич Тохтамыш, а бояр и воевод Иван Васильевич Шереметьев старший, да Алексей Данилович Басманов, да черкасские князи князь Иван Маашик с братиею; да в передовом же полку Даниил Адашев, а с ним казанские люди из Казани, и из Свияги, и из Чебоксар, и черемиса и новокрещеные; а на правой руке царевич Кайбула, а воеводы боярин князь Василий Семенович Серебряный да окольничий Иван Васильевич Шереметьев младший; да на правой же руке князь Юрий Репнин, а с ним городские люди, сеит и князи и мурзы; на левой руке воеводы боярин князь Петр Семенович Серебряный да Михаил сын Петра Головина; в сторожевом полку воеводы князь Андрей Михайлович Курбский да Петр Петрович; а люди немногие с воеводами со всеми новгородские и псковские все, и московских многих городов. И с Москвы отпущены царь и воеводы, а велел государь в Новгороде собираться с людьми.

В месяце декабре пришли к царю и великому князю послы от магистра ливонского Клаус, да Томос, да Мельхер, а от бискупа юрьевского Елерт, да Христофор, да Влас Бека бить челом, и что дань у них с собою сказали. И царь и великий князь велел окольничему своему Алексею Федоровичу Адашеву да дьяку своему Ивану Михайлову посольства выслушать и о дани договор учинить. И послы били челом от магистра да от бискупа и от всей земли, чтобы государь головную дань по гривне с головы сложил и отставил, а велел бы уроком брать, по чему государь пожалует. И царь и государь пожаловал, а велел договорится, по чему брать и что за прошлые залоги взять. И добили челом, что дать за прошлые залоги и за нынешней подъем без половины пятьдесят ефимков, а московских 18000 рублей, да впредь платить с Юрьева по 1000 золотых угорских каждый год без промедлений, а о иных делах договор бы учинили. Да сказали, что того с собой у них нет, начали сроку просить, чтоб государь ныне рать свою отставил, а желая рать утомить дорогами и впредь лгать. И государь их с Москвы отпустил без дела, а рати своей идти велел в их землю за их неправду и крестное преступление.

В тот же месяц от крымского приехал гонец царя и великого князя Сююндюк Тулусупов, а крымский царь прислал своего гонца Тутая. А писал, что правду учинил на том, что царю и великому князю к нему в Крым посылать подарки большие да и ту дань, что король литовский дает, тогда и правда в правду и дружба будет; а не похочет царь и великий князь посылать по столько, и он бы сих послов разменял. И царь и великий князь разменяться велел, и послам отказать велел, и по тому делать не похотел, что царь непригоже писал, к дружбе то не пристойно. А Федор Загряжский то же писал, что царь крымский правду давал, а выговаривал такое, чему статься нельзя.

От Исмаила князя посол пришел. В тот же месяц прислал Исмаил князь из Ногаев посла своего Байтерека, и от иных мурз послов, а били челом, чтоб государь пожаловал отпустил с ними мурз Магмета-Казым мурзу Шийдякова да Бечий мурзу и на крымского бы царя помощь оказал.

Об отпуске полоненных мурз к Исмаилу. В месяце январе царь и великий князь отпустил к Исмаилу в Ногаи мурз полоненных, смилостивился, Махмет-Казым мурзу, и Биче мурзу, и Исмаилова посла Бейтерека с товарищами, да служивых татар, и на крымского помощь взялся дать; а им, собравшись, идти же велел самим или братию и племянников отпустить.

Об отпуске Вишневецкого на крымского царя улусы. В тот же месяц царь и великий князь отпустил на крымские улусы князя Дмитрия Ивановича Вишневецкого, да с ним черкасского мурзу кабардинского Канлыча Канукова государь отпустил в Кабарду в Черкасские земли, а велел им, собравшись, идти всем к князю Дмитрию на помощь; а отпущен в Черкасские земли, на Казань да на Астрахань судном, и с Черкасских земель им идти ратью мимо Азова. Да с князем Дмитрием же брать отпустил Игнатия Заболоцкого с жильцами, да Ширяя Кобякова с детьми боярскими, да и Даниила Чулкова, да Юрия Булгакова и иных атаманов с казаками, да сотских со стрельцами. А велел им государь идти прямо, а после затем велел суда сделать и с запасами идти на Днепр. И велел государь князю Дмитрию стоять на Днепре и приглядывать за крымским царем, сколько ему Бог поможет.

В тот же месяц из Крыма посол Федор Загряжский пришел, а Девлет-Гирея царя посол с ним же пришел Янбудули Мелдеш. А сказывал Федор, что царь правду учинил, что быть в дружбе и в братстве, и царевича сына своего на короля литовского отпустил. А у правды то царь говорил, что присылать великому князю казну, как и к Махмет-Гирею царю, тогда дружба в дружбу, а если столько не пришлет, тогда и правда не в правду; а повоюет короля, и царю и великому князю ту ж дань давать, которую король сейчас дает. И царь и великий князь по тому с ним делать не похотел и посла своего к нему не послал, то положил на Бога, что милосердый Бог устроит: подарки берет и правду дает, а всегда изменяет. А старого его посла Шах-Мансур улана с товарищами отпустил к царю, а с ним послал гонца своего служивого татарина Тафкея Темеева. А писал к царю, за что у них ныне доброе дело не сталось, а захочет царь добра, и он бы непристойное отставил и многие запросы, а будет чему у них верить, и царь и великий князь с ним мирится захочет. А посла его Елбуду князя с товарищами на Москве оставил и гонцов всех с ним же оставил.

Присылка от царя Шигалея и от бояр и воевод из Немецких земель. В тот же месяц в Масленое заговенье приехал к царю и великому князю из Немецкой земли от царя Шигалея и от царевичей Уразлы князь Канбарова Мангит да Семен мурза князь, а от бояр и воевод от князя Михаила Васильевича Глинского с товарищами князь Василий Иванович Барбошин да голова стрелецкий Тимофей сын Ивана Тетерина. А сказывали государю от царя, и от царевичей, и от воевод: как пошли изо Пскова, и отпустили наперед себя воеводу князя Василия Ивановича Барбошина, да князя Юрия Петровича Репнина, да Даниила Федоровича Адашева, да с ними ж отпустили с татарами Уразлы князя Канбарова, да Екара мурзу, да Кенич мурзу Салнаглычева, да с ними ж головы с детьми боярскими, и головы с казанскими татарами и новокрещеными, и черкас пятигорских князя Ивана и князя Василия людей черкасских князей, и стрельцов, и казаков. И князь Василий, и князь Юрий, и Даниил воевали 9 дней, а пришли на засевших людей, а у Нового городка, и у Керепеки города, и у городка у Курслова, да у Бабьего городка посады пожгли, и людей побили многих, и полону бесчисленно много взяли. А война их была возле литовского рубежа вдоль на полтораста верст, а поперек на 100 верст. А сошлись с царем и воевали под Юрьевым, дал Бог, здоровы. А царь и воеводы пошли к Юрьеву, а идучи воевали по обе стороны, и Костер городок взяли, и людей, которые из него побежали, побили многих, и посылали головы во многие городки, и посады пожгли, и людей многих побили. И когда пришли к Юрьеву, тут вылезли из города и встретили воевод немцы пешие и конные с 500 человек, и пришли на ертаулов, а в ертаулах были головы князь Никита Приимков, Дмитрий Пушкин сын Шафериков. Да послал боярин и воевода Иван Васильевич Шереметьев голову Василия Вешнякова, а с ним детей боярских, да послали воеводы князь Василий Семенович Серебряной да Иван младший Шереметьев из правой руки детей боярских, и из передового и из правой руки многие черкасы и дети боярские поспели, да немцев побили наголову, и побивали их по самый город; а к воеводам привели 54 человека. И стоял царь и воеводы под Юрьевым три дня, да пошли за Омовжу реку к Ракобору, и послали наперед себя князя Ивана Мовкошева да Богдана Сабурова с товарищами. И с Ракобора приходили немцы многие конные и от Муки городка, и тех побили наголову и иных многих взяли. Да у городка у Муки людей многих побили и посады пожгли. Да пошли царь и воеводы направо к морю, а войну послали по Рижской дороге, и по Колыванской дороге воевали за пятьдесят верст, а от Колывани за 30. Да посылали голов к городку Ковгуду, Романа Плещеева да Шафра Чеглакова, и у Конгуда посад пожгли, и людей побили многих, и полон взяли многий. Да под Лаюс город посылали голов стрелецких Тимофея Тетерина да Григория Кафтырева, а с ними их сотские и стрельцы, да голов с детьми боярскими Михаила Чеглокова, да Семейку Вишнякова, да Федора Уского, и татар, и черкасов, и мордву. И под Лаусом много сбежавших людей собралось, и головы под город пришли, и посад пожгли, и побили многих людей, а убили больше 3000, и взяли множество полону и жеребцов и всяких пожитков. Да посылали под Васкилус городок да под Поркелл городок, и у тех городков посады пожгли, и людей побили многих, и полон взяли. И пришли царь, и царевич, и воеводы к морю, и оттуда поворотились к Ругодиву, и пришли на рубеж к Чудскому озеру на Козлов брод выше Ругодива города, потому что из Ивангорода князь Шастунов Дмитрий все те места повоевал и повыжег. И люди царя и государя, дал Бог, все вышли с воеводами здоровы. А где ни приходили немецкие люди на пришедших в набег за добычей, и тут, дал Бог, везде немцев побивали. А государевых людей побили под Курсловом в воротах, Ивана Ивановича Кляпика-Шеина, да в набегах и в иных местах пять сынов боярских, да стрельцов десять человек, да трех человек татар, да боярских человек с 15; а иные люди, дал Бог, все здоровы. А Немецкую землю повоевали и выжгли, и людей побили во многих местах, и полону и богатства множество взяли. И когда вышли, царь, и царевичи, и бояре, и воеводы послали к магистру грамоту, а писали к нему, что «это за их неисправление и за крестное преступление и за разорение церквам христианским. И государь царь православный послал на вас войну, и та кровь пролилась от вашего неисправления. И буде есть хотение пред государем исправится и кровь унять, вы бы прислали бить челом государю, а царь, и царевичи, и бояре станут государю об них печаловаться».

Отписка от магистра с челобитьем к государю. Месяца марта в 1 день магистр прислал к царю Шигалею грамоту, чтобы царю и государю печаловался, чтобы пожаловал, покровительственную грамоту дал и велел послам к себе быть бить челом за свои вины и дань привести. И царь и великий князь их пожаловал покровительственную грамоту дал на послов, и с данью велел быть, и за все свои вины бить челом.

Приход к государю от турецкого султана купца его Мустафы-Челебея. В месяце марте пришел из Цареграда от султана турецкого купец его Мустафа-Челебей, а привез две грамоты от султана к царю и великому князю, а писаны золотом имя царя и великого князя и султаново. А в грамоте писано: «Сюлейман султан царь, Селюма султана сын, силы инаходец Христову веру держащему, в великих князях превеличайшему мессийских превеличайших превосходящий честью, так и всем родам христианским правителю несместимому и счастливому, много воинства имеющему, крепкого разума, государю многим землям, великому московскому королю, царю Иоанну в добром пребывании быть». Да после писано чернилами, воспоминая прежние пересылки о заморских гостевых развлечениях и о любви. А другая грамота по тому ж писана. Да писал султан к царю и великому князю, что отпустил Мустафу на себя потребное купить, и царь бы и великий князь тамги не велел взять и велел бы в своих государствах торг ему дать. И Мустафа-Челебей принес от себя к царю и великому князю многие дары, и их детям царским царевичу Иоанну и царевичу Феодору, бархаты и атласы дорогие с золотом и ковры шелковые с золотом.

Об отписке воевод с Ивангорода. В тот же месяц писали к царю и великому князю с Ивангорода князь Григорий Куракин да Иван Бутурлин, что немцы из Ругодива на ивангородский посад стреляют из наряду, а они не смеют без государя царя ведома. И царь и великий князь послал жильца своего Ивана Михнева во Псков, а велел идти воевать в Немецкую землю с Изборска князю Григорию Темнику да Богдану Сабурову, да с Вышгорода князю Григорию Голове Звенигородскому да Ушатому-Чоглакову, да с Красного городка Фоме Третьякову, да Попадье Вышеславцеву. И князь Григорий по царя и великого князя наказу, сошедшись с товарищами, воевали в Ливонских немцах город Влех, город Резицу, город Лужу, город Часвани, села и волости многие, и полону взяли и побили многих; и были воеводы в земле четыре дня. А как пошли из земли, встретили их немцы конные нарядные и пешие с нарядом. И Божиим милосердием воеводы их всех побили наголову и наряд взяли, взяли четыре пушки и с порохом, с ядрами. И прислали воеводы к государю, князь Григорий с товарищами, Ждана Вешнякова да Ивана Михнева, да 26 немчинов и в доспехах, да 4 пушки и со всем нарядом. А воеводы пришли со всеми людьми, дал Бог, здоровыми и стали по своим местам. А на Ивангород государь послал дьяка своего Шестака Воронина, а велел изо всего наряду стрелять в Ругодив.

О присылке от магистра ливонского к государю с челобитьем. В тот же месяц прислал магистр, и архибискуп, и бискуп, и вся земля к государю и царю и великому князю бить челом немчина Степана Лытарева о покровительственной грамоте на послов, чтоб государь пожаловал, велел рать свою унять и дать покой, в которое время во всем перед государем исправится. И царь и великий князь к магистру и ко всей земле отписал, что покровительственную послал наперед сего, и им самим по той покровительственной быть и послов прислать за свои вины бить челом, дорога чиста и приехать и отъехать; и рать в то время унять велел государь.

О посылке в Литву Романа Олферьева. В месяце апреле приехал из Литвы от короля посланник царя и великого князя Роман Васильевич Олферьев. А послал его царь и великий князь с тем: царевич крымский воевал Литву, и король бы то себе рассудил, что многие годы кровь христианская льется от рук басурманских, а дань крымский царь всегда на короле берет; и что в том прибыли, что христианство от басурманства гинет; царь и великий князь уже многие годы со многими послами и посланниками его напоминает, чтобы с ним похотел заедино стать о свободе христианской. И король к царю и великому князю отписал, что всякого покою христианского хочет, и любо ему царя и великого князя присылка, а пришлет своих посланников вскоре, а с ними обо всем подлинно прикажет, как у них тому делу делаться. А Роман сказывал: велел ему с собою видеться в Пречистой маршалка королевский Остап Волович, и были в том костеле воевода виленский да тот же Остап; а говорили о многих делах государских, что король их весьма хочет вечным миром мириться и на крымского заедино стоять, и выспрашивали обо всем Романа, как ныне царь и великий князь с крымским живет. И Роман сказывал, что крымский царь посла государя нашего отпустил и своего прислал и писал к царю и великому князю, что короля воевать начал, а царь бы и великий князь с королем не мирился ж; и царь и великий князь ради христианства со царем миру не похотел и посла своего не послал, а послал Вишневецкого со своими людьми, с казаками и стрельцами, крымскому недружбу делать и мстить кровь христианскую: царевич Волынь воевал короля, а на Волыни все живут христиане по государя нашего правде изначала, как стали заботиться о покое христианском. И воевода и Остап маршалка говорили, что королю то весьма любо, и пошлет король обо всем своих посланников к царю и великому князю.

Об отписке с Ивангорода от воевод. В тот же месяц писали с Ивангорода воеводы, что из Ругодива беспрестанно стреляют на Ивангород и людей убивают многих. И посылали в Ругодив с выговором, что вопреки покровительственной грамоте стреляют и раздор делают, а сами сроку упросили на две недели, а все две недели стреляют из наряду и людей убивают. И немцы отказали: «Князец де стреляет, нам де его не унять». И царь и великий князь писал к воеводам и дьяку Шестаку к Воронину, а велел стрелять изо всего наряду по Ругодиву, а по иным по всем украинам воевать не велел. И стреляли неделю из всего наряду, из прямого бою из высокого каменными ядрами и огненными, и нужду им учинили великую и людей побили многих. И в великую субботу выехали к ним ругодивские посадники и били челом воеводам, чтоб им государь милость показал, вины им простил и взял их в свое имя; а за князца они не стоят, воровал к своей голове; а и от магистра они и от всей земли Ливонской отстали, чтоб им позволили к государю ехать, а воеводам на то время заклад дадут иных людей. И воеводы князь Григорий Андреевич Куракин, да Иван Андреевич Бутурлин, да дьяк Шестак Воронин прислали с тем Богдана Ржаникова, что ругодивцы государю бьют челом и даются во всю его государеву волю. И послали к государю бить челом ратманы (члены магистрата), и посадники, и бурмистры, и палатники свою братию посадников Якима Кромыша да Захара Вандина с товарищами, и на Ивангороде посадили в заклад у воевод палатников своих лучших людей Ивана Белого да Ашпира Чермного, что им ждать, пока государь их чем пожалует, а им пока с магистром посланиями не обмениваться и помощи себе не искать, а быть им в воле государевой.

О посылке воевод на Ивангород. И царь и великий князь по тем вестям послал на Ивангород воевод своих боярина Алексея Даниловича Басманова да воеводу Даниила Федоровича Адашева, а с ними велел быть детям боярским новгородским Водской пятины. Да послал с ними ж голов стрелецких Тимофея Тетерина да Андрея Кашкарова, а стрельцов с обеими послал 500 человек. И если ругодивцы не солгут, царь и великий князь Алексею и Даниилу велел быть в Ругодиве; а солгут, им государь велел делом своим и земским промышлять, сколько милосердый Бог поможет. И мая в 1 день Яким и Захар к Москве приехали. И царь и великий князь велел окольничему своему Алексею Федоровичу Адашеву да дьяку своему Алексею Федоровичу ругодивских посадников Якима и Захара принять у себя и выспросить их, что челобитье их и какого государева жалования хотят на себя видеть. И Яким и Захар били челом сперва о том, чтоб им от магистра не отстать, а государь их чем пожалует, и они тем государю челом бьют. И Алексей и Иван то им отмолвили, что они через покровительственную грамоту стреляли на государев город и по людям, а сами по своей нужде били челом, что от магистра отстали, хотели быть во всей государевой воле; «и ныне воля государева: вам надлежит выдать князца с вышгорода и город вам с вышгородом сдать государя нашего воеводам, а вас государь пожалует, из домов ваших не разведет и старины вашей и торгу у вас не порушит, а владеть будет царь государь вышгородом и Ругодивом и всеми землями ругодивскими, как магистр и князец у вас владел, а иначе тому делу не бывать». И Яким и Захар добили челом на том на всем государю. И царь и великий князь велел им у себя быть. И били челом государю о том, чтоб их взял во свое имя, вышгород, и Ругодив, и всю землю Ругодивскую, а о князце, как государь пожалует, к себе ли его велит взять или пожалует его, велит выпустить. И царь и великий князь ругодивцев ратманов, и посадников, и бурмистров, и палатников, и всю землю Ливонскую пожаловал, взял в свое имя и на том дал свою жалованную грамоту, какое было к ним государево жалование. И Яким и Захар за свою землю Ругодивскую государю крест целовали, что им служить государю, и город сдать, и иного государя не искать мимо царя и великого князя и детей его. И царь и великий князь их пожаловал, отпустил на Ивангород с Федором Писемским, к воеводам писал, чтобы его жалование сказали земле Ругодивской, на чем государь их пожаловал, и от магистра их велел беречь.

Об отписке с Ивангорода от Даниила Адашева. И в тот же месяц писал с Ивангорода Даниил Адашев, что он посылал в Ругодив сказать государское жалованье, что их государь по их челобитью пожаловал и от магистра беречь велел. И пришли с Ругодива от посадников ратман Ромашко впятером с товарищами: «О том де мы не посылали Якима и Захара, что нам от магистра отстать». И Даниил их до прихода Якима и Захара с Ивангорода не отпустил; и приехав, Яким и Захар договор учинили. В тот же месяц писали с Ивангорода боярин Алексей Данилович Басманов с товарищами с Ондрушкою Зиячесломским: стояли от воевод стражи за Ругодивом по Колыванской дороге; и вот идут с нарядом многие люди конные и пешие в Ругодив; отпустили за реку, с иных городов к ним пришли, Афанасия Михайлова сына Бутурлина, да Ука Заболоцкого, да Ивана Шарапова сына Замыцкого, да голов стрелецких Тимофея да Андрея, чтоб стражей стоптать не дать и отвести бы стражей к себе за реку. И воеводы, отвозя к себе через реку стражей, перевозили их на ивангородскую сторону, а начали перевозиться ниже Ругодива 5 верст. А немцы весь наряд в Ругодив отпустили, а сами конные и пешие пришли к перевозу на Афанасия с товарищами. А всего осталось на той стороне, которые не поспели переправиться, человек с 100, а немцы пришли на них человек с 1000 и конных и пеших. И Бог милосердие свое показал, побили немцев многих и гнали 5 верст под самый Ругодив, а взяли у них 33 человека. И языки воеводам сказали, что ругодивцы царю и великому князю изменили, и к царю и великому князю Якима и Захара отпустили, а к магистру тотчас послали, чтоб их не выдавал. И магистр прислал князца колыванского, а с ним 1000 человек конных, да пеших с пищалями 700 человек, да с нарядом людей. И ругодивцы промеж собою и крест целовали, что им царю и великому князю не сдаться.

О присылке с Ивангорода с сеунчем от воевод. В месяце том же прислали из Ругодива воеводы и боярин князь Алексей Данилович и Даниил Федорович с товарищами Андрея Ивановича Сабурова, да князя Ивана Петровича Охлебинина, да голову стрелецкого Алексея Кошкарова с сеунчем возвестить величие Божие, как милосердый Бог показал милость свою государю нашему над Ругодивом и вышгородом.

Взятие ругодивское. Мая в 11 день в среду загорелось в Ругодиве и начало гореть во многих местах. И воеводы к ним послали: на чем били челом государю, чтобы на том слове стояли и государю добили челом; и их в город пустили. И немцы отказали: на чем за них Яким и Захар крест целовали, того не похотели учинить. И воеводы к городу приступили со всеми людьми, в Рузские ворота велели приступать головам стрелецким Тимофею да Андрею со стрельцами, а в Колыванские воевода Иван Андреевич Бутурлин да с ним головы с детьми боярскими. И немцы бились с ними жестоко. И головы стрелецкие ворота у них те взяли и на город взошли, и в те ворота вошли Алексей и Даниил, а в Колыванские Иван Бутурлин, и немцев побили многих. И собрались те в вышгороде, и к вышгороду воеводы приступили до вечера со всех сторон, и из наряду с Ивангорода и из Ругодива из их же наряду стреляли по вышгороду. И прислали бить челом немцы, чтобы воеводы пожаловали их, князца выпустили и с прибыльными людьми. И воеводы князца из немцев выпустили, и вышгород и Ругодив Божиим милосердием и царя и великого князя государя нашего у Бога прошением и правдою взяли, и со всем нарядом, и с пушками, и с пищалями, и с жизнями немецкими. А черные люди все добили челом и правду государю дали, что им быть в холопах у царя и великого князя и у его детей вовеки. А загорелся, сказывают, город так: варил немчин пива да исколол Николы чудотворца образ, да тем образом огонь подгнетал; и сошел пламень и пожег все дома. А когда воеводы взяли ворота и в город вошли, и увидели на великим пламени образ пречистой лицом лежит на огонь, и образ взяли ничем невредимый. А в другом месте нашли Николин образ. И от того времени, как образы взяли, огонь начал стихать, и немцы в вышгород побежали побитые. И взят был Ругодив на обновление Цареграда и на память святого мученика Мокия в среду на пятой неделе после Пасхи. И царь и великий князь о сем Богу хвалу воздал, пришел в церковь Пречистую соборную и пречистой Богоматери и великим чудотворцам молебны сотворил о таком несказанном даре и чуде Христа Бога нашего.

Об освящении града Ругодива. А в Ругодив государь послать велел архиепископу новгородскому архимандрита юрьевского и протопопа софийского и велел город освящать во имя Божие святой живоначальной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, и церковь в вышгороде воздвигнуть Воскресение Христа Бога нашего, а в Ругодиве храм пречистой Одигитрии соборный и иные храмы ставить, и с крестами по городу и вокруг города ходить, и обновить от веры латинской и лютеровой, и утвердить в вере непорочной православной христианской.

О жаловании государевом к воеводам. К воеводам и ко всем детям боярским послал со своим жалованием, а черных людей пожаловал, велел им жить по своим местам и полон ругодивский отпустить велел, сыскав, который был еще не распродан по иным землям.

Об отписке от Вишневецкого с Иваном Мячковым. В тот же месяц прислал князь Дмитрий Иванович Вишневецкий с Днепра царю и великому князю жильца государева Ивана Мячкова. А писал с ним, что приходил к Перекопи, а людей ему навстречу крымские не бывал ни один человек, а стоял и ночевал и на следующий день до середины дня за 10 верст от Перекопи, и пошел к Днепру на Тованский перевоз ниже Ислам-Кирменя на без половины тридцать верст, и на перевозе стоял три дня, а крымцы к нему не бывали и не являлись никто. А сказывают, царь крымский со всеми людьми был в осаде. И пришел на Ортинский остров, дал Бог, со всеми людьми здоровыми. И тут дождался Дьяка Ржевского с судами, и встретил Дьяка выше порогов, и косы и с запасами оставил выше порогов на Монастырском острове. А детей боярских, которые утомились, отпустил к царю и государю с Онуфрием Лашицким, а у себя оставил немногих людей, детей боярских, да казаков и стрельцов. А сам пошел лето проводить в Ислам-Кирмень и приходить на крымские улусы на Перекопь и под Козлец хотел, сколько ему милосердый Бог поможет. А на Днепре улусов не застал, потому что король послал к царю в Крым весть, что царь и великий князь послал на его улусы, и царь крымский улусы все забил за Перекопь, а сам в осаде был. А Онуфрий Лашицкий пришел к царю и великому князю со всеми людьми, дал Бог, здоровые. И царь и великий князь послал к князю Дмитрию Ивановичу Никиту Алексеева сына Карпова и к головам к Игнатию Заболоцкому, Ширяю Кобякову, Дьяку Ржевскому, Андрею Щепотьеву со своим жалованьем с золотыми. А князю Дмитрию, а с ним Игнатию Заболоцкому велел к себе ехать. А оставить велел на Днепре Ширяя Кобякова, да Дьяка Ржевского, да Андрея Щепотева, в месте где пригоже, а с ним детей боярских немного. А с казаками велел государь оставить Даниила Чулкова да Юрия Булгакова, промышлял государь себе, хотел своим делом промышлять, как ему милосердый Бог поможет.

О присылке от магистра ливонского к государю с челобитьем. В тот же месяц пришли от магистра ливонского и от бискупа юрьевского к царю и великому князю послы Федор Ферштемберг, брат магистра, да Клас, да Семен, да Мелхир; а бискуповы дети архимандрит юрьевский Велвь, да Ганус Иван, да Влас Бека. И Клаус и архимандрит по дороге померли. А Федор с товарищами у царя и государя были и били челом государю, чтоб государь их посольство выслушать велел. И царь и государь велел окольничему своему Алексею Федоровичу Адашеву да дьяку Ивану Михайлову посольство их выслушать. И били челом послы, что земля их повоевана, а дани им платить нечем, чтоб их государь пожаловал, дани на них иметь не велел, а в иных данях впредь исправятся. И царь и великий князь велел послам ответ учинить: царь и государь было их пожаловал и покровительственную на послов дал, их после покровительственной воевать не велел; и оные после покровительственной из Ругодива две недели стреляли по Ивангороду и людей побивали, и царь и великий князь по Ругодиву стрелять, промышлять над ними велел; и Бог милосердие свое послал, Ругодив воеводы взяли, и велел государь над иными городами промышлять, сколько им Бог поможет; и верить у них нечему, на чем правду дают, в том во всем лгут; и буде захочет магистр, и он бы сам да и бискупы сами за свои вины били челом […] идти к Сыренску воеводам своим Даниилу Федоровичу Адашеву, да Павлу Петровичу, да Ивану Шарапову Замыцкому, да дьяку Шестаку Воронину и с нарядом. И пришли к Даниилу с товарищами голова из Новгорода с людьми Борис Колычев да Василий Розладин Квашнин. И пошли из Ругодива к Сыренску того ж месяца мая в 25 день. Пришли от Сыренску за пять верст на Скамью июня во 2 день. И по государеву наказу к боярам во Псков послал, а в Новгород к князю Федору Троекурову, чтоб они с людьми и с нарядом к Сыренску за 5 верст пришли, а те бы по государеву наказу к Сыренску шли.

В тот же месяц июнь приехали к царю и государю от воевод из Сыренска с сеунчем от князя Федора Троекурова и от Даниила Адашева сына […] царю и великому князю. И царь и великий князь Богу благодарение воздал и молебны велел петь со звоном. А к воеводам послал со своим жалованьем с золотыми стольника своего Григория Колычева, а храмы в Сыренске православные велел воздвигнуть во имя живоначальной Троицы, а придел Николы чудотворца, а другой Иларион Великий, на день которого Бог град получил. А воеводам велел идти ко Пскову и сниматься с боярами и с воеводами с князем Петром Ивановичем Шуйским и князем Андреем Михайловичем Курбским и промышлять над иными немецкими городами. А в Сыренске государь оставить велел Павла Заболоцкого да Ждана Вишнякова, а с ними детей боярских да стрельцов и с нарядом и всеми крепостями устроить государь велел.

В тот же месяц приехал к царю и великому князю Юнус, князь ногайский, бить челом, чтоб его государь пожаловал, промысл на нем проявил и учинил его на государстве на княжении Ногайском, на отца его юрте и на его по-старому.

В тот же месяц прислали из Ругодива боярин и наместник Алексей Данилович Басманов да Иван Андреевич Бутурлин Карпа Языкова да Григория Мякинина: из городка Адежа царю и государю добили челом и городок сдали; и воеводы послали голов Дмитрия Пушкина, да Дружину Караулова, да Мамуша Ододурова, да Истому Блаженкова, а с ними детей боярских и стрельцов; и головы в город въехали и устроили в городе, наряд установили и запасы и наряды переписали, и в городе оставили Дружину Караулова, а с ним детей боярских и стрельцов; а черные люди многие приложились, и Ракоборских волостей, которые тут близко.

В тот же месяц преставилась Евдокия, дочь царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России. В тот же день похоронена была у Вознесения в монастыре у родителей царских. А не стало ее двух годов и трех с половиной месяцев.

В тот же месяц пришли к царю и великому князю от короля Сигизмунда-Августа литовского посланники Ян Юрьевич Волчков конюший виленский да писарь Лука Гарабурда. А говорили от короля царю и великому князю, чтоб им быть в единстве против неверных царей басурманских о свободе христианской. И царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России, выслушав их посольство, к королю отпустил, и о любви и единстве на татар приказал, и покровительственную на великих послов на их посланников дал.

В тот же месяц послал государь в Немецкую землю к боярину князю Петру Ивановичу Шуйскому боярина князя Василия Семеновича Серебряного, а велел им быть на пять полков: в большем полку князь Петр Иванович Шуйский, да воевода князь Федор Иванович Троекуров, да в большем же с князем Петром Ивановичем воевода Андрей Иванович Шеин; а в передовом полку боярин князь Андрей Иванович Курбский да воевода Даниил Федорович Адашев; а на правой руке князь Василий Семенович Серебряный да Богдан сын Юрия Сабурова; а на левой руке князь Петр Щепин-Оболенский да Василий сын Василия Разладина-Квашнина; в сторожевом полку князь Григорий Иванович Темник да князь Григорий Голова Звенигородский. А велел идти к Новгородку немецкому, и Костру, и к Юрьеву и промышлять, сколько милосердый Бог поможет.

7079 (1571). Приходил к Москве крымский царь Девлет-Гирей мая в 24 день на Вознесения день, татары посад пожгли. И Божиим гневом грехов ради наших Москва сгорела вся: город, и в городе государев двор и все дворы, и посады все, и за Москвою. И людей погорело великое множество, которым не было числа. И всякое богатство и все погорело. И церкви каменные от жару оседали, и люди в каменных церквах и в каменных погребах горели и задыхались, едва кто где Божиим сохранением смерти избежал. Митрополит же Кирилл со священным собором в ту пору просидели в церкви пречистой Богородицы в соборной. А князь Иван Дмитриевич Бельский на своем дворе в каменном погребе задохнулся, умер. Иных же княгинь и боярынь и всяких людей кто может исчесть, сколько погорело и, задохнувшись, померло. И Москва река мертвых не пронесла, специально оставлены были спроваживать на низ рекою мертвых; а хоронить их некому было; а у которых оставались приятели, те хоронили. А в государевых палатах в Грановитой, и Проходной, и в Набережной, и в иных палатах прутья железные толстые, что установлены были крепости ради на связки, перегорели и переломились с жару. А царь крымский в ту пору отошел в Коломенское да, смотря на гнев Господень, дивился, и пошел в Крым. А к Москве не попустил ему Господь приступать по писанному: «Ибо не оставит Господь жезла нечестивых над жребием праведных». А сам царь и великий князь Иоанн Васильевич с опричниною в ту пору шел из Серпухова в Бронницы село в Коломенском уезде, из Бронниц села мимо Москвы в Слободу, а к Москве не пошел. А из Слободы пошел в Ярославль и дошел до Ростова. И тут пришла весть, что крымский царь пошел прочь, и царь и великий князь воротился к Москве.

О родах, который от царских служат государю и поныне. Приехал к прежним государям царевич Редига и крестился. И от Редиги пошли Белеутовы да закоснели, а родом велики. В 6809-м приехал из Большой орды царевич Берка к государю великому князю Иоанну Даниловичу Калите к Москве, и крестил его Петр митрополит да великая княгиня Соломонида от басурманства в православную веру, и нарекли имя ему во святом крещении Аникей. От того пошли Аничковы. И благословил его Петр, митрополит всея Руси, панагиею золотою с дорогими камнями, а в ней семерых мощи, да ковш серебряный, а на нем подписано: «Я смиренный митрополит Петр киевский и всея России благословил сына своего Берку царевича, а во святом крещении Аникея, сим ковшом». И та панагия и ковш и до сего дня у Аничковых. И великая княгиня дала ему многое и крест золотой и возложили на шею его. И государь князь великий Иоанн Данилович Калита дал ему вотчин и поместий множество, и пожаловал его Белым озером под Миколою Воронцовым и сверх ему Микулы пожаловал гостиную пошлину. А женился Аникей у Никулы Воронцова на дочери, и сын был Юрий Аникеевич. А Микулина жена была государыне и великой княгине сестра родная. У Юрия сын Иван, а у Ивана сына 2, Михаил да Григорий Красная Коса; Михаил умер бездетным, а у Григория Красные Косы два сына, Иван да Василий. У Ивана Григорьевича 5 сынов: старший Григорий Машинский, второй Василий Борода, третий Андрей, четвертый Иван Блоха, от того пошли Блохины, пятый Глеб. У Василия Григорьевича три сына: старший Андрей Голодуша, второй Илья, третий Иван Хрипун. А у детей Ивана Григорьевича у старшего сына у Григория Мошинского было 7 сынов: Михаил да Полуект были убиты под Оршею бездетными, третий Василий Пустоха, четвертый был убит на Итякове бездетным, пятый Третьяк, шестой Иван Крутуский, седьмой Невер. У Василия Ивановича Бороды было два сына, Тимофей да Григорий. У Андрея Ивановича был один сын Истома. У Ивана Блохи было три сына: Федор Потопай, да Григорий Столп, да Василий. У Глеба Ивановича было 3 сына: Василий, умер в плену в Литве бездетным, второй сын Иван, третий сын Видяка. У детей Василия Григорьевича у старшего сына Андрея было четыре сына: старший Дмитрий, да Матфей, да Некрас, да Андрей Ширяй. У Ильи Васильевича было четыре сына: старший Урак, да Иван Толыга, да Дмитрий, да Семен. У Ивана Васильевича у Хрипуна был один сын Иван Сюндук. А от тех пошли […]

7071 (1563). Царь и великий князь всея России Иоанн Васильевич ходил под литовский город под Полоцкий со многою силою и с нарядом и город Полоцкий взял, бив изо многих пушек. Насколько же слышали, а иные и видели, с государем было под Полоцком войска всяких людей конных и пеших, и которые над нарядом и с торгом, всех 400 000, ибо литва вся подрожала от страху от многого войска. И во граде много богатства взяли государские люди, и воевод литовских повели к Москве, а иных во граде побили.

7080 (1572). Взял государь царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России Пайду и немцев жег.

7085 (1577). Ходил государь царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России со многою силою в Немецкую землю и взял по Двине многие городки, Куконос, и Кесь, и Владимирец. А иные города многие, Куконос, и Кесь, и все города…



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6799

X