Глава двадцать четвертая. О кимбрах, или цымбрах, и киммерах

1. Кимбры разбойники. По значимости народов сарматских киммеры, а у латинистов цимбры, как Страбон о том показывает, кн. 7, не меньше нападениями и многими разорении в империи Римской известны были. О значении сего имени Плутарх в Марие толкует: в галлическом древнем языке разбойник, по латыни латрон. Но Шпенер, почитая это за поносное название германам, не толкуя точно об имени кимбры, в примечании Древней Германии, кн. V, гл. I, латрона превращает в воина. Только это дивно, для чего бы Спенеру сего стыдиться, хотя б даже совершенно они предкамии германцев были и в Ютландии в древности обитали, ведь очевидно, что имя разбойник в сем крае не весьма поносно было и владетели того не стыдились. Как в Библиотеке шведской, части I, и здесь в гл. 30 показано, что шведы именованы варги и варгионы, славяне в Вандалии вилчьи, люты, предоны, в Персии великий и славный народ курты, и есть остров и королевство Карсиканское, не все ли сии от разбойничества имена получили? Но я думаю, что так как они были сарматами и с готами, по показанию в гл. 23, единородны, имя их сарматское, значит свирепый и страшный.

2. Боярик. О роде их также весьма разное пишут. Мартиние в Лексиконе географическом в статье цимбри именует так древний германцев народ, в статье циммеры – относящихся к сарматам. Но Страбон, как показано, и Стефанус географ в слове аврои, за единое принимают. Страленберг, стр. 71, взяв из Плиния, как гл. 14, н. 54, хочет их за славян счесть, что они во время Фелемоново по-славянски говорили, утверждая, что они море марус именуют, толкуя марус на славянском означающим тяжкую стужу; но это неправильно, ибо в славянском и русском слова марус нет, а жестокую стужу называем по-славянски мраз, по-русски мороз. Но в сарматском марус точно означает море, как выше в гл. 14, н. 54, в изъяснении на Плиния показано. Но по сему одному слову нельзя утверждать, что они славянский язык употребляли, однако более из имен их вождей сарматских видимо, что были сарматами, например, Плутарх в Марие упоминает вождя их Боярика, что в сарматском значит умная голова, по имени которго они затем всех вельмож именовали, и у нас, из того испорчено, боярин значило вельможу, ч. II, н. 449. Бельский и Стрыковский указывают их с готами и вандалами единородными и род их производят от Магога с готами, гепидами и пр., гл. 23, н. 12. Других многих для краткости не толкую. Но когда они, войдя в Германию, смешались, и, как видно, в древности язык германский немного с сарматским разнился, то, смешавшись, название свое угасили и могли за германцев почесться. Подобных примеров в переходящих народах довольно видим.

3. Кимры в Литве. Места обитания их также различные. Геродот, см. гл. 11, н. 12, и другие воспоминают их в глубокой древности у Черного моря и Меотиса на восточной стороне, из-за чего пролив между оными (ныне Таманский) Киммерическим именован. Оные по изгнании скифами прошли в Мидию и Лидию. И хотя о них воспоминают, якобы чрез море Черное или пролив Фракический в Европу возвратились, но где они поселились, неизвестно. Плиний в кн. 4, гл. 13, два места кимбров описал. Первое у реки Парапамис над морем Балтийским. Гардвин оную реку полагает Диной при Риге, смотри гл. 14, н. 45, но после киммеров указывает в Ютландии, Голштиндии и Мекленбургии, от которых и море Кимбрийское именовано; но все ли сии одного племени и, переселяясь, имя сохранили или разные, о том древние точно не описали. Страленберг, стр. 35, нашел их в Бухарии, но довод его весьма слабый, на догадке недоказательной. Стрыковский и другие польские писатели утверждают, что кимбры жили в Литве, отчего и море Цымбрийское именовано. Сие, может, во время Фелемоново было, когда Плиний их при реке Дине, или Парапамис, упомянул, но после их никто в Пруссии, Литве и Померании не упоминает, а были в Голштинии и Дании, как ниже точнее показано. Птоломей же в описании и ландкартах в тех местах над морем Балтийским, где ныне Пруссия и Померания, указывает народы венеды, или венды, и другие, как например люты, славяне, и море оное Венедицкое, а не Кимрийское именует, море же Кимрийское около Голштиндии и Дании. Клюверий же в своей Географии их начало и происхождение указывает из северных стран, но откуда, точно не сказал, разве тот их поход, что они пред рожеством Христовым за 112 лет, совокупясь с ближними народами, прочих названий сарматами и славянами, 300 000 от моря Балтийского, которое от Италии на север, в Германию, Иллирию и Италию пройдя, войска римские неоднократно победили и великие разорения чинили, несмотря на то, что консул римский Мариус их победил. Потом прошли они в Галлию и Испанию. О них же говорят, что первые барабаны придумали. Страбон и Плутарх рассказывают, что они, великие кожи на телегах растягивая, к начинанию битвы по оным били.

4. Клювериево же сказание, что они жили в северной стране, можно принять, что в Руси около Волги жили, как тому многие обстоятельства согласуют: во-первых, в Ростовской области весьма древнее место знатное на левом берегу Волги, село Кимра, и близ оного несколько древних запустелых городищ находится, коим имен не знают или даны новые и славянские. 2) Ростовские князи имели герб медведя, как на их и ярославских деньгах находится. То же и о киммерах рассказывают, что на знаменах имели медведя. 3) Птоломей, описывая народы около Каспийского моря к северу, сказал: выше живут кимбры; то не иначе разуметь, как в верховье Волги, чему, думаю, и Плиний согласует, как в гл. 14, н. 67, показано. Другой кимеров предел был в области Черниговской, о сих часть II, н. 293 и 386, но последний град кимеров от 1152-го опустошен, и, может, жители в тех местах народа имя в древности обитавшего хранят. Помпоний Меля, кн. I, гл. 19, рассказывает о граде Киммере у Восфора Киммерийского, а Плиний, кн. VI, гл. 7, Птоломей, кн. V, гл. 9, в Херсонесе; но, думается, все едино и, может, ошибка, ибо Плиний, кн. IV, гл. 12 описывая Херсонес, равно и Страбон, оного там не упоминают, но конечно, слыша далее лежащий, туда положили, хотя то по Геродоту бесспорно, что они в тех местах около Меотиса обитали, а после нашествия скифов часть их, к Волге и Балтийскому морю перейдя, вселились; или же живущие на севере при Меотисе не были и последние сами от Балтийского моря в Италию нападение учинили. Из сих двух разных положений два разные им названия произошли, что греки при Меотисе обитавших именовали киммерами, а латинисты, более ведавшие об обитавших при Балтийском море, кимбрами назвали, как и Страбон, кн. 7, оба сии за единое принимает, смотри гл. 13, н. 20. Стефаний географ в слове оброй тому же согласует, а Плутарх при Меотисе обитавших за малую часть цымров, обитавших при Балтийском море, указывает, о чем Байер в Комментариях академии, томе II-м, пространно писал, которое я для желающих подробнее знать здесь приобщаю.

5. Кельты, по латинскому изречению целты, народ был немалый или скорее, думается, имя, многим разным народам данное, которых одни, как например Страбон и Плутарх, почитают за сарматов или скифов и называли кельтоскифы, а другие причисляют к славянам галатам, как Плутарх в житии Камилла рассказывает, что галаты от кельтов произошли; но он, может, под галатами галлов итальянских разумеет, а не иллириков или пафлагонских, которые бессомненные славяне. Большая же часть историков почитают за народ германцев. Ортелий думает, что все народы в Европе кельты разумелись, и из-за того он всю Европу Кельтиею именует. Арриан их указывает по Дунаю, Страбон – в Мисии, и что они с иллирианами и фракийцами смешаны были, и упоминает кельтов, живущих по Днепру. Аристотель в книге о мире указывает их в Скифии, от того Страбон и Плутарх кельтоскифов сделали. И так как из множества авторов это имя по всей Европе рассеяно было, и вся Европа, по Ортелию, кельтами наполнена была, то не знаю точно, принадлежат ли они к нашим славянам или сарматам; для того о них бóльшим знатокам, не распространяя, к исследованию оставляю. Однако ж, думаю, более к сарматам, потому что многие слова оного кельтического языка с древним сарматским сходны, о чем во главе 37 показано.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2564

X