Изъяснение

1. О рождении сих в гл. 11, р. 2 и 3, показано.

2. Скифы, как в гл. 11 показано, название от греков, а не их собственное.

3. Аристей. О нем выше показано, что жил во время Креза и Кира Великого. Сей стихотворец писал песни об аримаспах, три книги, и о начале богов, всё многими баснями наполненное, как и Геродот многим его сказаниям не верит. О нем баснословные греки не меньше басен, чудес и явлений по смерти, как у них в обычае, сложили; сицилиане в боги его причли и алтари ему строили. Страбон полагает его волхвом, но более следует счесть за рассказчика и обманщика суеверных.

4. Исседоны и есседоны у всех древних писателей известны были; иногда за один, иногда два разные града полагали. Плиний, кн. IV, гл. 12, показывает исседонов вниз по Волге, хотя оной реки ни под каким именем, как и Геродот, не упоминает, но обстоятельствами это доказывается. Гардвин94 на оное говорит: Исседон в южной стороне Руссии с Есседоном за один разумеет, но Плиний сам в гл. 17 различает и есседонов указывает близ Кавказа с колхидами, смотри гл. 14, н. 36 и 55. Птоломей в кн. VI, гл. 15, Исседон скифский, а в гл. 16 серический полагает, сему и в сочиненных табелях Пеутингеровых95 последовано, но с описанием, видится, несогласно. Страленберг, стр. 50, нашел оный серический в Даурии при озере Косогол. А Клюверий сходнее с Плинием Есседон положил между Волгой и Днепром близ Кумы. Мартиние в Лексиконе географическом под обоими именами темно и неопределенно, за неведением когда различая, когда совокупляя за един, говорит. Я же сначала представлю об имени, хотя греки более имена сих стран переводили или сами давали, но сим обоим в греческом значения не нахожу. Татары также ничего мне сказать не могли. В сарматском иса – отец, исо – велико, исаетон – сирота, исоиде – господин. Здесь же то разуметь должно, что сарматы не все букву Д, но более Т выговаривают. Черемисы слово исотоны толковали господа рыбные или богатые рыбами. Они же всех купцов богатых господами именуют, как то и у нас в простонародье в обычае. А поскольку по Ахтубе великих градов развалины удостоверивают, что было тут сильное купечество и рыбами здесь преизобильно, то думаю, что господа или купцы рыбные от простонародья названы. А как поблизости от Персии и Бухар изобилие шелка и парчи получать могли, из-за того оный Птоломей серический назвал. Ниже положенное Геродотово сказание, н. 28, что исседоны от болгар или аргипеев на восток, сему мнению не противоречит. Абулгази сию страну Даште Кипчак или поле Кипчатское именует, а у русских Хвалисы именованы. Смотри гл. 25. О Есседоне же ниже в гл. 14, н. 55 и в гл. 26 показано.

5. Прежде, Геродот говорит, скифы массагетами, гл. 11, н. 1, а здесь исседонами изгнаны. Сие, думаю, так разуметь, что скифы или турки прежде жили близ Аральского моря и реки Аму или Араксиса, где он, кн. 1, н. 201, массагетов полагает, и оттуда скифы пришли к Волге, но исседонами далее к Дону и Кубани прогнаны.

6. Борисфен град по Геродоту и другим при устье Днепра, где ныне Очаков. Построен милезианами для купечества, гл. 13, н. 29, гл. 14, н. 22, 23, гл. 15, н. 70, гл. 34 и 36. В Лексиконе же географическом Мартиние ошибся, что за один с Олбиополем положил, потому что Геродот о Борисфене так, упомянув, сказал: сами зовутся олбиополиты. И это именование местное от града Олбио, а общее всех от реки Борисфена, или Днепра. Борисфена же града положение и Златоуст, так как в оном в ссылке был, точно в слове 36-м показал так: Борисфена град хотя по великости Борисфена (Днепра) от оного имя получил, но по сути лежит при Гипанисе (Боге). Олбиополь, по сказанию Плиния, гл. 14, н. 23, и у Страбона, гл. 13, н. 30, вверх по Днепру, который у русских Белавежа именован, гл. 36, в части II, н. 7, 113, 137, 152 и 367.

Что же он град Борисфен в средине Скифии указывает, тому Плиний гл. 14, н. 29, не противоречит, отсчитывая от Дуная до Дону, как ниже, н. 47 исчислением квадрата Скифии показано.

7. Каллипиды – греческие скифы. По сему видимо, что не только славян и сарматов, но самих греков, в сей стране живущих, скифами именовали, что Плиний, гл. 14, н. 20, правильно порочит. Но сих греков, поселившихся между скифами, было число немалое и под разными названиями, как то ниже, н. 51, иеллоны, н. 35, тириты, и многие города по Днепру и впадающим в него рекам греками населены были.

8. Алазоны. Иоаким, гл. 4, н. 4,7 толкует, что сии славяне, и имя греческое тоже славяне значит. Они, по Геродоту, жили на западной стороне Днепра при верховье Ингула, его же Амаксампей именует. И заслуживает веры, что Геродот при них другой народ оратеры или оратели положил и точно рассказывает, что пашнею питаются. В Лексиконе географическом название алазоны переменено в ализоны, под которым краткое о них описание, о них же в гл. 34.

9. Гилия предел, степь на восточной стороне Днепра возле Меотиса к Дону, а к северу до реки Ворскла или Самары и Донца; и залив оный, что ныне лиман, море Гилейское именован. Имя, если б греческое, то б значило лесное, как Плиний точно лесная страна именует. Но нам довольно известно, что никаких лесов там нет. Скорее же, думаю, сарматское, значит западный или вечерний, что им может от живших к востоку дано, как черемис значит восточные люди. В сарматском же гилия и нерпа называется и уголь горящий, что с падшим горящим с неба золотом согласуется, гл. 11, р. 2. Нестор, н. 37, народ гилы указывает при Ворскле и реке Орели, которую славяне Угль именовали.

10. До Пантикапы реки 3 дня езды. Сие, видится, от Днепра, но так как оную на разных местах кладут, то дознаться трудно, как ныне именуется. Плиний, гл. 14, н. 25, указывает течение ее в Днепр ниже Олбии. Страбон, а также и Птоломей, оную в Крыму, текущей в пролив Киммерийский, и при устье оной град Пантикапея, чему в табели Пеутингера, Клюверий, кн. IV, гл. 20, и Буноний96 на оное согласуют; смотри ниже, н. 41.

11. Андрофаги – отдельный народ от скифов и к сарматам их не причисляет, то не иначе как славяне. Хотя Меля97, кн. 3, гл. 7, их скифами именует, но это имя общее всем, как выше, н. 7 и части II, н. 78.

12. Герро река, Геррус и Герх у разных писателей в разные места полагаема. Плиний, гл. 14, н. 28, указывает течением в озеро Бугес или Гнилое море, чему и Птоломей последовал, гл. 15, н. 54, и в табели Пеутингера европейской, IIX ев., а Геродот ниже, н. 41, в море, совокупившуюся с Гипанисом. А поскольку все согласно полагают, что оная отделяет базилеев от пахарей, базилеев же ниже точно вверх по Дону положил, а также оную от пастырей, живших при Меотисе, в 14 дней езды, то не иначе как Донец разуметь должно, ибо в том положении столь знатной иной реки нет. В табели Пеутингера положена течением в Каспийское море, где Кума и по оной народ герхи, но та река должна быть другая. Что ж Геродот оную описывает текущей от Днепра, то хотя ее верховья далеко от Днепра, но должно разуметь, что оная поперек, от Днепра к Дону, т. е. от запада к востоку течет и с Доном вместе в Меотис впадает.

13. Базилеи, или царские скифы, хотя они не одни царей или владетелей имели, но может из-за их силы и преизящества пред другими так именованы. О месте их обитания, хотя все им к югу Герг или Донец за границу полагают, однако ж на разных местах разноречат, например Геродот ниже от верховий Дона или Иван озера к северу их положил, Птоломей, гл. 14, н. 30, между Окой и верховьями Дона, гл. 13, н. 31, 14, н. 27. Они надвое разделялись. Сии от Донца или Герро до верховий Дона особых государей имели, а другие от верховий Дона к северу просто сарматами названы, по чему разуметь можно, что сии всю Белую Русь наполняли и особых государей имели, к чему град Шуя вероятие подает, что в оном цари их жили, ибо оное на сарматском языке значит столица или престольный.

14. Ров, сделанный слепыми рабами. О чем Геродот, кн. IV, гл. 1, рассказывает, якобы скифы рабов своих для доения кобыл ослепляли и что после долгого скифов от домов отлучения рабы сделались господами и рвом себя укрепили. Скифы же, возвратясь после долгого сражения, не оружием, но плетьми их победили, что явная есть басня. О сем некто, не знающий истории, Витсена обманул, которому Мартиниер поверив, в Лексикон географический внес, якобы это было близ села Бронницы. А о рве, сделанном скифами, Плиний говорит видно о Перекопи крымской, якобы река Гипан оным течет, что Порфирогенит точнее утверждает, гл. 14, н. 31, гл. 16, н. 38. Об этом пространнее гл. 29, о рве сем, что ныне Крымская Перекопь.

15. Меланхлены, или черные. В русской истории в договоре Игоря, н. 115, черные именованы, но оное значит всех степных, которые дикие и необразованные. А также часто упоминаемы черные клобуки, они же торки, казары, берендеи и поросяне от реки Рси или Роси. Можно бы думать, Черная Русь от них имя получила, но это имя новое; смотри гл. 44, н...

16. За сими озеро и пустыня, а поскольку в том месте озера, кроме Иваня, нет, которое он ниже, н. 44, правильнее болотом назвал, или скорее, думаю, реку Оку, неправильно им болотом названную, разуметь должно, которой не упоминает, и оную удобнее за границу счесть, как Птоломей верховья Дона границею сарматов именовал, гл. 15, н...

17. Лаксиоры относятся к сарматам, следственно сарматы родом и языком со скифами разнились, как в гл. 14, н. 20, гл. 19 показано. Здесь же Геродот точно сарматов Доном от скифов отделяет. И по русской истории довольно ясно, что по Волге вниз богарды, от русских испорчено болгары, мордва, черемисы, чуваши и пр., по Куме команы и пр. обитали, и по языку довольно известно, что были сарматы, а не скифы, или как ныне зовем татаров, в чем от неведения и ныне многие погрешают. И Птоломей оных восточных азиатскими, а западных европейскими сарматами именовал, гл. 15, н. 44.

18. Сия (безлесная) степь между Доном и Волгой ниже Царицына за линиею до Кубани, Кумы и до Каспийского моря никаких лесов не имеет, только при Волге по буеракам, низким местам и островам, а также и выше до реки Суры весьма мало. От Меотиса ж до Волги 15 дней езды положено, что похоже на правду.

19. Будины. У Плиния, гл. 14. н. 1 и 48, бодины, дудины и бены, у Птоломея – бодины и бодены. Меля – будицы. Их обитания не только разные, но и Геродот на разных местах полагает, например здесь за Доном к Волге, а ниже, н. 51, описывает их близ Днепра и Ворскла с гелонами. Птоломей же и в табели Пеутингера меж Днепром и Ингульцем положил, гл. 15, н. 60.

20. Лаксы, а выше лаксиоры, н. 17. Страбон и Плиний многие народы, молоком питающиеся, около Дуная лаксиорами именовали, следственно это не наименование народа. Здесь же о лесах упоминает, оное, думаю, в Свиаской и Алаторской провинциях или за Волгою на луговой, т. е. левой стороне.

21. Имя геты не собственное того народа, но греками данное, и, думаю, из геитон, т. е. сосед или ближний. Равно то же, что в сарматском чудь значит, гл. 17, н. 14. О гетах же гл. 13, н. 19, гл. 14, н. 14 и гл. 35. Но оное с разными обстоятельствами различным и весьма отдаленным народам давалось, так вот тирогеты у Нестора, ч. II, н. 7, славяне; Геродот, н. 33, описывает эти края как греками населенные. Массагеты обитали при Аральском море и реке Аму или Араке, были по сути татары или турки, четвертые сии фиссы или казенные геты. Хотя их Геродот от скифов различает, но славянами или сарматами были, неизвестно, может, думает, что сии славяне были, как и о тирогетах Нестор, именуя днестрянами, славянами их описывает, тогда как Геродот и Страбон рассказывают, что тириты или тирогеты были греками. Но, может, они, по сообществу язык на славянский переменив, за славян почитались, также как греки ж, с будинами обитая, в скифский язык переменились и за скифов почитались, именовались же фиссы. И я думаю, не переведено ли имя Волга, сарматское Раа в греческое, ибо почти то же значит – обилие, довольство, богатство и сокровище.

22. Высокие горы не что иное, как правый берег Волги, как до сих пор простой народ и все обыватели, а также и бурлаки, на судах ходящие, оный именуют горы и нагорная, а левую луговая сторона. Что же имени Волги не указано, это у Геродота и других легко могло от несмысленных сказывателей или переводчиков приключиться, а скорее, думаю, последние виновны, что многих знатных рек не упоминаемо, а вместо оных берега горами названы, как у Плиния сказанное Дон из гор Рифейских не иное разумеет, как берег Оки, от которого недалеко, гл. 14, н. 13, чего более всего у Птоломея находится, например вместо Донца горы амодоков или даже алаунов положены, где, кроме берегов, никаких гор нет, смотри гл. 15, н. 21, гл. 16, н. 45. Здесь же по обстоятельствам не иное разумеет, как Болгарию Волжскую.

23. Понтикум древо и плод подобен бобам. Но такого, ни сколь-либо подобного в сей стране нет, но похоже, что лесные орехи, сок же из плода масло, а под лепешками избоину разумеет. Однако сего плода во всей, а тем более в Белой Руси, довольство. Сие я для того отметил, что в таких неясных сказаниях у древних иногда истину за басню счесть можно, каковых у Плиния весьма много, и до правды едва дознаться можно.

24. Плешивые или аргипеи по обстоятельствам сказания при берегах Волги есть те самые, что билиры сами и, от града, боогарды, а от русских испорчено болгары именованы, о которых гл. 6, н. 69, гл. 25, н. 1, пространнее показано. Что же они мудрыми названы и к войне не охотники, то весьма сему соответствует, как о них в Истории в части II, н. 173, 208, 637, а более же всего следующее обстоятельство, что греки к ним с торгом ездили, и потому нужно разуметь болгар, как сильнейших в те времена в купечестве в сих странах.

25. Семь переводчиков. Не могло быть, чтоб столько разных языков в сей стране было, долно быть три: сарматский, славянский и татарский. О последнем же еще не доказательно, разве только разных 7 диалектов (наречий) разуметь, как мордва, чуваши, черемиса и пр. все одного сарматского рода и языка, хотя в наречии немалую разность имеют, однако ж один другого легко речение разумеют, гл. 41.

26. Здесь горы разумеет Поясные, или Урал, а у древних Рифеи, славящиеся между Пермью и Сибирью, в которых хотя высоких много, как например Павлинов камень, Благодать, Волчья и Соколья горы весьма высоки, но нет ни единой, на которую взойти невозможно. Я сам на самые верхи на лошади, хотя с трудом, въезжал, а между оными дороги свободные сделаны, но тогда из-за малой обитаемости за непроходимые почитали, как и наши историки о них сказывали, часть II, н. 238 и 318. В исходе же 16 века нашли первый проход по Косве реке, потом по Чусовой, а также через Верхотурие, как я в Сибирской географии описал. Ныне же дорог уже разных и не очень трудных немало. О сих горах гл. 13, н. 10, гл. 14, н. 12, 37, 43, гл. 15, н. 44 и 58.

27. Спящие 6 месяцев. Сия басня думаю от того сложена, что из-за трудности прохода, как выше сказано, мало в ту страну ходили, особенно зимою, из-за множества снегов, проход, кроме как на лыжах, был неудобен, ибо сии горы поперек в любом месте не меньше 50 верст, а кое-где до 100, и так как люди тамошние зимою оттуда не приходили, то придумали, якобы они все то время спят. Сию басню Плиний шестимесячным днем подтвердить старался. Смотри в гл. 14, н. 39, гл. 15, н. 6, и 44. И, может, у калмык южные горе от Сибири Алтай Шестимесячные от того же названы.

28. К востоку живут исседоны. Разумеет от аргипеев или болгар, как выше, н. 24, показано; следственно, рассказывает о нижних болгарах или хвалисах; смотри выше, н. 4.

29. Аримаспы – одноглазые. Это толкование неправильное послужило басне причиной, ибо в сарматском языке ари значит крайний или внешний, ма земля или предел, а спу что значит, неизвестно. Вотяки, от русских названные от реки Вятки, сами зовутся ари, а предел свой Арима, потому что оный предел был в Европе или в Болгарском владении последний или крайний к горам Рифейским, поскольку и Пермь в то же заключалась, как и Геродот область болгар или аргипеев описывает до гор, выше, н. 26. Клюверий, кн. IV, гл. 17, аримаспеев положил с еседонами близ Дона, а в кн. V, гл. 13, в Арихозии или Кандагаре за Персиею. Плиний, гл. 14, близ грифов в Бухарии, Дионисий Периегета98 вымыслил это о самоедах, будто для стреляния из лука один глаз жмурят, что Мартиние в Лексиконе географическом правильно за басню почел.

30. Около Понта народ глупейший. Думаю, разумеет Колхис, ныне Мингрелия, или Милитиния. Может, тогда сей народ таков был, правда и ныне не очень в них много мудрых, однако ж лестию, коварствами и лицемерством не скудны, но и в том грузинцы их превосходят.

31. Анахарсис. Геродот о нем, кн. IV, гл. 11, рассказывает, что был королевичем скифским, как он много земель осмотрел; по сказанию Плутарха, во время Солоново в Афинах учился и многую мудрость приобрел, придумал употребление на кораблях якорей и делание горшков, но за перемену обычаев братом Саулием в Гилии, думаю, близ Ворскла, убит. Эфор99 его между семью мудрецами указывает. О нем гл. 1, р. 6, гл. 13, н. 16, 18.

32. Истр – первая река в Скифии. И хотя Плиний и Страбон на южной стороне Дуная во Фракии и Мисии народы скифские кладут, однако ж все оную реку за границу Скифии к югу полагают, как и выше, н. 6 и 47, н. 23, гл. 14, н. 29.

33. Парата река, ныне Прут, ибо в сарматском порато, в славянском прутко и быстро одно и то же значат. Но греки для чего оную Пиретон, т. е. Лихарадочная, назвали, неизвестно, чего мы, будучи возле оной с войском в 1711-м, не приметили. Гл. 16, н. 50.

34. Реки, текущие в Дунай, ныне в том месте известны: Прут, Сыреть, Моничь, Феле и Дембровица, судя по этому он агафирсов указывает в Трансильвании, но указывает их с фраками в гл. 15 н. 4, гл. 15, н. 26, гл. 16, н...

35. Греки, называющиеся тириты от реки Тирас, Страбон, кн. II, IV, Клюверий, кн. IV, гл. 13, именуют тирогеты. Нестор, н. 7, днестряне от той же реки. Смотри гл. 11, н. 4, выше, н. 21.

36. Геродот реку Гипанис точно разумеет Бог, чему и другие согласны, но Плиний оную на разных местах указывает и реку Аксиак вместо Гипаниса положил, гл. 14, н. 22, 26 и 31. Что же Геродот здесь о кислоте рассказывает, то, видится, басня, ибо я из оной, а также из Ингула, которую он, думаю, Амаксампей именует, довольно воды употребляя, кислоты не приметил, хотя там в малых болотных потоках серы и селитры много и весьма тем смердят.

37. У алазонов Тирас и Гипан стекаются. Здесь велика ошибка, но думаю, как он выше сказал, что Ингула верховья у алазонов, то и здесь разумеет совокупление Ингула и Бога или вместо Днестра Днепр разумеет, как ниже правильно сказал.

38. Это от недостаточного известия о других реках сказано, ибо Волга многим Днепра и Дуная, а думаю, и Нила больше, не упоминая Обь в Сибири, с которой, чаю, ни одна в великости сравняться не может. Равно о пажитях около Волги и множества в оной рыбы никак с Днепром сравнить нельзя.

39. Соли при Днепре как не знаю, но по берегам Гнилого моря и в Балчике летом садится много. При Волге же в озерах во сто крат оной более, но, не ведая о довольстве Волги, это за великое количество поставляли, как Геродот о том, кн. IV, гл. 10, и Константин Порфирогенит, гл. 16, н…, воспоминает.

40. Герро река 40 дней езды от Днепра водою. Сие, думаю, сказано от устья Днепра морем около Крыма до устья Дона, с которою Донец стекается. Ежели же езду Днепром указывает, то не иначе как реку Десну Геррус именует, и это весьма с тем не согласно, что выше, н. 10, о ней сказал.

41. Пантикапа река, выше, н. 10, положена чрез Гилию от Днепра 3 дня езды, а здесь течение ее точно в Днепр, то думаю Самару имеет в виду. Имя же это переводчик всюду торжище с греческого истолковал, правильно ль, не знаю, но, может, скифы по оной непрестанный торг имели, чему и сарматское сумару, вода торжищная, согласует. По-татарски же самара значит миска, из которой едят. Плиний как о всех реках сумятно писал, так и о сей, а Страбон и другие кладут в Херсонесе. Смотри гл. 11, н. 21, 25.

42. Иппокарис по имени сходна с Конскими водами, но сия течет в Днепр с восточной стороны, а Ипокарис положена в море или лиман, но как одно от другого недалеко, то, может, в сказании ошибочность, особенно, что ниже реку Геррус, стекающуюся с Ипокарисом, неправильно положил. Другая сумятка, говорит – при граде Карцините, чему быть нельзя, ибо оный был в Крыму при заливе Карцините, который ныне Балчиск Большой, как ниже, н. 43 и 46.

43. Герруса течение в Ипокарис, по вышеописанному в лиман, что с вышеописанным н. 10 и (40) несогласно, но скорее разумеет, что стекается с Доном.

44. Выше, н. 16, озером, а здесь болотом именует, и хотя русские Иван-озеро именуют, но более можно болотом назвать. Может, оно прежде велико было, да мхом заросло. Оно хотя и совсем невелико, но две реки немалые истекают, к югу Дон, а к северу река Упа, текущая в Оку, что дало причину Петру Великому проход судам из Оки в Дон попытаться сделать, но из-за многого труда и большой стоимости ввиду крайней неудобности оставлено. О сем Перри100 лживо писал.

45. Иргиз река с которой стороны в Дон течет, не показано, потому дознаться нельзя. Ныне же сего имени по описям и чертежам в Дон текущей не находится, а известно три реки сего имени в иных местах: 2 в Волгу с левой стороны и одна в Яик с левой же стороны. В Дон же величайшие реки Сосна, Ворона, Битюг, Хопер, Медведица и Маничь. Из сих одна только Сосна с правой стороны.

46. Карцинит град. Здесь Геродот, видится, сей град указывает во Фракии, когда говорит от Дуная к югу или по меньшей мере при устье Дуная. Однако Страбон и Плиний яснее говорят, что оный в Херсонесе у залива Карцинитского, как н. 42, гл. 14, н. 30, 31, гл. 15, н. 39, и сам Геродот ниже изъясняет, что от оного до града Херсонеса живут таурики, не иначе как в Крыму. Помпоний Меля, кн. 1, указывает оный по вышеописанному, н. 42, при устье реки Герруса и Ипокариса. В табели Пеутингера, видится, река Каланча, текущая в лиман, названа Карцина, и при оной град Карцинит положен.

47. Размеры Скифии Геродот хотя четвероугольными назвал, но нисколько на то не походило и границы их к северу только до верховий Дона или меньше, к востоку же и западу как далеко распространялось, не упомянул, но Птоломей от Дуная к северу до моря Ледовитого распространил, как в гл. 15 показано.

48. Агафирсов положение не только у разных авторов, но и у Геродота в 4-х местах положены: 1) в Трансильвании при реке Марисе, н. 34; 2) по Богу на западной стороне Днепра; 3) в верховье Дона, чему и Плиний согласно указывает; 4) при берегах Меотиса. Но всюду с неврами обще. Бриет езуит101, по сказанию Марцелина102, Мели и Солина103 полагает их в Поморье близ Каргополя и к Вологде, Птоломей к морю Балтийскому, по которому в табели Пеутингера положены в Ингермоландии, Клюверий, кн. IV, гл. 17, при верховье Днепра в области Смоленской. Мартиние в Лексиконе географическом рассказывает, что они мазались синею краскою, и чем шире, тем гуще, отчего пикты (размалеванные) названы, и якобы они в Британию, потом во Францию перешли. Страленберг, стр. 166, это о якутах и тунгусах в Сибири разумеет, ибо оные, зачерняя нитку на дне котла, иглою под кожей по лицу, на груди и руках протягивают и разные узоры изображают, оная сажа сквозь кожу видится синей. У них кто более таких узоров имеет, тем более похваляется, как я сам таких довольно видел. Геродот рассказывает только о глазах синих, но что он общность жен причиною или способом указывает к мирному и безвраждебному житию, с этим Страбон, кн. 7, и Плиний, о других народах рассказывая, согласно указывают, однако ж по искусству и правилам политики это неправильно, о чем в гл. 49.

49. Неуры змеями изгнаны. Может быть, что в той степи между Ворсклой и Крымом их тогда умножилось, как и ныне там великих нескудно, но сия басня у сарматов и татар всюду известна. Страленберг то же писал об аринчах в Сибири, стр. 86, о чем я в Географии сибирской пространнее показал. Татарский безымянный писатель о родословии Чингизовом рассказывает по преданию древних, что змеи златоглавые, придя в Болгарию, великой вред учинили и многие от них к северу и за горы (т. е. в Сибирь) ушли. Но это аллегорично о персах рассказывается, что и по персидской истории доказательно, что персы, около рождества Христова на казар и болгар войною ходя, много попленили, и кизылбаш, название персиан, значит златоглавый, по злобе же их змиями именовали.

50. Превращение в зверей и птиц во многих народах и недавно в Германии неразумно верили, но Геродот благорассудно за басню почитает. У нас многие и не весьма глупые, но от неучения суеверием охваченные, сему твердо верят. Я не весьма давно от одного знатного, но нерассудного дворянина слышал, якобы он сам на некоторое время в медведя превращался, чему слышащие вполне верили. Но как я неудобности к тому представил, то принужден был замолчать. Однако ж между простым людом весьма твердо верят. В 1714-м году я, едучи из Германии чрез Польшу, в Украине заехал в Лубны к фельдмаршалу графу Шереметеву и слышал, что одна баба за чародейство осуждена на смерть, которая о себе сказывала, что в сороку и в дым превращалась, и оная с пытки в том винилась. Я хотя много объяснять пытался, что то неправда и баба на себя лжет, но фельдмаршал нисколько мне не внимал. Я упросил его, чтоб позволил мне ту бабу видеть и ее к покаянию увещать, для чего послал он со мною адъютантов своих Лаврова и Дубасова. Пришли мы к оной бабе, спрашивал я ее прилежно, чтоб она истину сказала, на что она то же, что и при расспросах утверждала. Я требовал у ней во утверждение оного, чтоб из трех вещей учинила одну: нитку, которую я в руках держал, чтоб, не дотрагиваясь, велела порваться, или свече горевшей погаснуть, или б в окошко, которое я открыл, велела воробью влететь, обещая ей за то не только свободу, но и награждение, но она от всего отреклась. Потом я ее увещал, чтоб покаялась и правду сказала. На оное она сказала, что хочет лучше умереть, нежели, отпершись, еще пытанной быть. И как ее твердо уверил, что не только сожжена, но и пытана не будет, тогда она сказала, что ничего не знает, а чарованье ее состояло в знании некоторых трав и обманах, что и достоверно утвердила. И потому оная в монастырь под присмотр сослана. Некоторые на финнов это превращение переносят, гл. 17, н. 38.

51. Будины. О сих выше, н. 19. О граде же оном Гелоне, где был, неизвестно, но, думаю, при Орели или при Ворскле, где леса есть, а за оною же до Крыма почитай нигде нет. По довольству ж рыбы близ Днепра должно быть, может, где ныне Переволочка. Озер же во всем том положении ни одного нет. Может, от сего града Гелона или от предела Гилы народ у Нестора гилы именован, гл. 21, р. 17.

52. Фермодонт, река в Кападдокии, текущая в Чермное море. Амазоны же видно, что тогда, из Сирии придя, нападение учинили, смотри в гл. 34.

53. Об амазонах все, что ни есть у древних сказывателей, многими баснями наполнено, как и здесь Геродот о переходе их из Каппадокии к Дону и совокуплении их со скифами невероятное рассказывает, ибо целому и немалому народу на одном корабле тогдашней величины никак так далеко перевестись было невозможно, а если бы их было даже 200, чего более на корабль вместить невозможно, то им с многолюдными скифами воевать было неудобно. Совокупление же их со скифами не менее баснословно, но думаю, что они из Каппадокии к Дону берегом, а оттуда к Волге перешли, как в гл. 36 показано, и Плиний их у Каспийского моря положил, гл. 14, н. 64. Но Геродот здесь довольно о языке их изъяснил, что не были ни скифы, ни сарматы, то не иначе как славяне, ибо других, кроме сих трех языков, в сей стране не было, как в гл. 9 и 33 показано.

54. Здесь явно о безбрачности амазонов басню оную опровергает и точно показывает, что жены, равно как и мужи, в войне упражнялись.

55. Дарий за Дон перешел. Это ошибка, ибо Страбон и другие точно рассказывают, что, и за Днестр не переходя, в пустыни Бесарабии войско погубив, возвратился. И сам Геродот, описывая его поход, о переходе Днестра и Днепра не воспоминает, да и удобности нет, чтоб с так великим войском в одно лето до Дона дойти, гл. 13, н. 25.

56. Реки, текущие от фиссагетов в Каспийское море, неизвестны, но можно думать, что текущие в Дон от Волги, о которых выше, н. 45, показано.

57. Выше, н. 55, явно, что Дарий за Днестр не переходил, и от него скифам или сарматам далеко к северу удаляться нужды не было.

Однако ж один народ другому уступая, к северу отдалялись и так, не без принуждения, оставив теплые и плодородные места, к самому северу поселились, и хотя Геродот скифами сих именует, но видим из древности и до сих пор все одного сарматского рода и языка, хотя о наречии, как выше, н. 25, о сарматах и о языке славянском сказано, что только в наречиях разнятся, гл. 41.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3285

X