3.14. Судопроизводство во время военных действий
Столкновения и споры между служилыми людьми случались, конечно, и во время службы. Место проведения суда в этих случаях переносилось в полки, где судить должен был боярин (окольничий) и воевода. В 1632 г. в Туле и Рязани судили и «расправу меж ими чинили» назначенные в полки воеводы, причем им указывалось делать это «безволокитно»1. Во время Смоленского похода в полках выбирались судьи, которые должны были «сыскивать» про грабежи и насилия ратных людей над людьми уездными, при этом воеводе М. Б. Шейну указывалось «надсматривать» над судьями», чтобы они «не норовили» ратным людям2. Строго смотрели и за рейтарами полка Эбера: во время похода к Смоленску они не должны были разорять население и брать «кормы» бесплатно, за «обышные» вины русские рейтары наказывались битьем батогами, «по большой же вине» (за убийство и грабеж) их надлежало бить кнутом3. Судить ратных людей воеводы должны были и в полках на Тульской и Рязанской чертах. Соборным Уложением предусматривалось проведение судебной процедуры в случае возникновения конфликтов в полках: «А будет меж служилыми людьми какая обида учинится в полкех, и их в таких делех судить и росправа меж ими чинить полковым воеводам или судьям, которым судьям полковые воеводы прикажут» (Гл. X. Ст. 149). В статье подчеркивалось, что в полках запрещается судить дела, возникшие до службы, в поместьях и вотчинах служилых людей. В связи с этим в полках разбирались в основном дела о бесчестье. Решение судебных дел входило в обязанности воевод в полках и во время войны с Польшей. В 1653 г. правительство распорядилось о разбирательстве судебных дел воеводой непосредственно на месте расположения полков. В полковом архиве кн. Б. А. Репнина сохранились документы, относившиеся к «вершению» им судебных дел в 1662—1663 гг.: челобитные провинциальных дворян друг на друга, касавшиеся в основном беглых людей и крестьян, очные ставки и т. п.4 Для слушания судных дел в полки посылались Соборное Уложение и «чиновники». Так, например, в апреле 1661 г. кн. П. А. Долгорукому указывалось провести судебное разбирательство по делу о бесчестье между В. Ф. Елчиным и смольнянином С. Звягиным5. В полках для «судных и всяких росправных дел» назначались особые лица — например, в 1669 г. в полку Г. Г. Ромодановского для этого был назначен «из дворян» Роман Федоров сын Матов6. Уголовное преступление могло повлечь за собой в качестве наказания понижение чина и запись в городовую корпорацию. Так, в марте 1653 г. жилец С. С. Колтовский «за вину за смертное убойство» был написан «по Коломне с городом»7.

Дети боярские привлекались и к проведению розыскных и следственных мероприятий на местах, в уездах и городах. Речь в этом случае шла прежде всего об отставных (см. 1.29). Осенью 1664 г. Артемий Агибалов был послан во Владимирский, Суздальский и Юрьевский уезды, а также в «иные городы» «для сыску розбойных и убивственных дел». Он жаловался на то, что во Владимире и других городах воеводы не дают ему отставных детей боярских, подьячих, пушкарей и рассыльщиков, «чинятца непослушны», поэтому в деле происходит задержка8. Заметим, что к подобным мероприятиям привлекались исключительно дети боярские, для дворян такая служба была «малочестной».




1 Книги разрядные. Т. 2. С. 649.
2 Там же. С. 409.
3 Там же. С. 495—499.
4 Записные книги Московского стола // РИБ. Т. 10. С. 579—580.
5 АМГ. Т. 3. № 398. С. 361—362.
6 РГАДА. Ф. 210. Оп. 6а. Записные книги Московского стола. № 16. Л. 331.
7 АМГ. Т. 3. № 511. С. 316.
8 Записная книга Московского стола 1664—1665 гг. // РИБ. Т. 11. С. 35.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1143

X