2.8. Экономическое состояние «городов» Тверского региона по данным разборных книг 1660-х гг.
Судя по разборным книгам 1665 г., обеспеченность крестьянскими дворами в «городах» Тверского региона по-прежнему была низкой. Положение дел усугублял также набор крестьян в солдаты и военные действия в пограничных уездах. Взамен утраченных работников помещики селили на пустующих землях пленных поляков и литовцев, а также «выходцев» из-за границы. У выборных в Зубцове (12 чел.) в среднем количество дворов не превышало 10, в основном выборные зубцовцы имели 3—5 дворов. Лишь Фома Данилов сын Цызырев имел 32 двора в Галицком, Ржевском и Зубцовском уездах. Он же имел в Зубцовском уезде 1 двор в вотчине, а также 3 двора «литовских выхотцов задворных людей»1. В Галицком же уезде 6 крестьян были взяты в солдаты, «и те дворы пусчы»2. Мирон Никитин сын Черкасов имел в Ржевском и Зубцовском уездах 11 дворов крестьянских и бобыльских «в живущем», из них в солдаты были взяты 4 крестьянина, эти дворы были пусты, но в его поместье поселились 7 семей «полоняников и выходцов». Литовские выходцы (4 двора) поселились и в поместье выборного Семена Перфильева сына Сысоева, и в поместье Артемия Федорова сына Есипова (2 двора, «беспашенные»)3. Не имел поместий и вотчин только один выборный зубцовец, Федот Миронов сын Черкасов4. Из 21 дворовых пустое поместье имели 5 чел., не имел земельных владений 1 чел., количество дворов не превышало 8. Из городовых (14 чел.) примерно треть имели крестьянские и бобыльские дворы, у трети поместья были пусты, треть поместий и вотчин не имела5. Положение выборных в Твери (7 чел.) было еще хуже. Большинство владело всего 7 дворами, один выборный имел пустое поместье и в вотчине всего 1 крестьянский двор. Только Мирон Деев сын Александров, умерший на службе на Луках Великих, владел 30 дворами, поместье его было отдано дочери6. Дворовые тверичи в основном имели также очень небольшое количество крестьянских дворов — от 10 до 1. У одного дворового вотчина была пуста (поместья не было), трое не имели земельных владений, из них двое «скитались меж двор» в Москве7. Из 20 городовых у 10 чел. поместья и вотчины были пусты, крестьянских и бобыльских дворов не было, 6 чел. поместий не имели, 2 чел. имели соответственно по 3 и 2 двора, об остальных сведений нет8. В Торжке большинство выборных также владели не более, чем 10 дворами. Только Иван Васильев сын Тыртов имел 21 двор, из которых в моровое поветрие вымерло 4 двора, выгорело в 1664 г. 3 двора, «в живущем» осталось 17 дворов, что позволяло ему в 1663 г. служить без жалованья9. Двое имели по 13 дворов, один выборный 15 дворов. У окладчика Саввы Львова сына Цыплятева было 9 дворов, а также 3 двора «в бегах», 9 дворов также еще у одного окладчика. Но 3 двора было у пяти выборных, 2 двора 1 чел., 1 двор 2 чел. Пустое поместье было у 3 чел., 2 чел. поместья не имели10. По сравнению с 1649 г. экономическое положение тверского дворянства ухудшилось, что неудивительно в условиях длительной войны с Польшей. В Торжке выборные имели в среднем еще меньше дворов, чем в Твери, 1 чел. поместья не имел, у одного выборного поместье было пустое, 1 чел. имел 1 двор, большинство имело имели от 3 до 9 дворов. У двух человек было 13 и 15 дворов, однако они состояли в совместном владении с братьями. Наиболее обеспеченным был Иван Иванов сын Шишков, у которого был 21 двор, из них «вымерло в моровое поветрие» 4 двора, сгорело в Ржевском уезде 3 двора, итого осталось «в живущем» 17 дворов. Из 9 дворов у Саввы Львова сына Цыплетева 3 двора были «в бегах»11. Из 24 дворовых пустое поместье было у трех человек, у 4 чел. поместья вообще не было. У двух человек имелось по 15 и 13 дворов. В среднем же дворовые новоторжцы также имели по 3-5 дворов. Богатым помещиком окладчики считали Ивана Данилова сына Львова: «поместье за ним доброе, в дву городех дворов з десять и больши, служить мочно без государева жалованья»12. У половины городовых новоторжцев поместья были пусты, остальные владели не более чем 3 дворами крестьян13. Среди неверстанных (50 чел.) поместья не было у 10 чел., пустое поместье было у 6 чел., по одному двору имели 7 чел., 2 двора 1 чел., 3 двора 4 чел., 4 двора 2 чел., 5 дворов 2 чел., 15 дворов 2 чел. (совместное владение 6 братьев, в том числе служивших по дворовому списку)14. Написанные в службу сверх списка находились в таком же положении, имея в среднем по 3 двора. Из 13 чел. 6 чел. не имели поместий вообще15.

В Старице в наилучшем положении также находились выборные, хотя и они владели в среднем 3—4 дворами. Только отставной Пантелей Макарьев сын Бахтеев имел «дворов з дватцать»16. Дворовые по Старице также не имели свыше 3 дворов, а городовые свыше 2 дворов. Лишь городовой Илья Иванов сын Муханов имел 7 дворов, которые остались за его четырьмя сыновьями17. Поместья старичан в Луцком уезде (у 2 чел. по 3 двора) были разорены «от литовских людей»18.

Таким образом, можно констатировать определенное ухудшение экономического положения «городов» Тверского региона во время войны с Польшей.

В 1663 г. за «городовыми дворянами и детьми боярскими» и за иноземцами числилось 101 156 дворов19. Если исходить из указанной В. Н. Козляковым численности провинциального дворянства к 1651 г. (26 439 чел., см. 1.2), то на каждого дворянина или сына боярского (без семьи) приходится менее 4 дворов.




1 Задворные люди - безземельные крестьяне, живущие на чужом дворе и занятые в хозяйстве землевладельца.
2 РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 6в. Книги Новгородского стола. № 16. Л. 389.
3 Там же. Л. 387, 387об., 391.
4 Там же. Л. 390об.
5 Там же. Л. 391 об.—402об.
6 Там же. Л. 411—414.
7 Там же. Л. 415, 416об., 417об.
8 Там же. Л. 418—427.
9 Там же. Л. 441 об.
10 Там же. Л. 441—451.
11 Там же. Л. 441—441 об.
12 Там же. Л. 459об.
13 Там же. Л. 460об.—465.
14 Там же. Л. 465—480.
15 Там же. Л. 480—484.
16 Там же. Л. 489.
17 Там же. Л. 492.
18 Там же. Л. 491, 494.
19 Веселовский С. Б. Сметы военных сил Московского государства в 1661—1663 гг.//ЧОИДР. 1911. Кн. 3. С. 5.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1231

X