1.7. Служба «городов» во время строительства Белгородской черты
Строительство новой засечной черты началось в 1636 г. Одновременно шел и ремонт старой засечной черты. Дворяне и дети боярские должны были принимать в этом процессе активное участие, обеспечивая согласно нормам силами своих людей и крестьян постройку и возобновление определенного количества саженей защитных сооружений. С 25 крестьянских дворов должна была строиться одна сажень вала. Участие в «валовом деле» поощрялось выплатой жалованья по окладам и придачами к поместным и денежным окладам. Соответственно те, кто не имел крестьян, к «валовому делу» не привлекался, хотя были и исключения, касавшиеся «городов», находившихся в непосредственной близости от черты. Первоначально к строительству черты привлекались лишь украинные и рязанские «города». Так, например, в июне 1638 г. дворяне и дети боярские рязанцы жаловались на то, что они разорены татарской войной, а все их люди и крестьяне находятся «у засеки», поместья опустели: «И мы Резанскую засеку делаем с посошными людьми сами, своими руками, острог и надолбы, и рвы и честоколы и земляные городки... А на Туле и на Рязани и у всех твоих государевых засек делают крепости, острог и надолбы посошные люди, а не мы, ратные люди»1. Рязанцам было позволено «острога не делать, а острог делать замосковными ратными людьми, которые засек с поместий и с вотчин не делали, да стрельцами и солдатами». В 1643 г. строились городовые укрепления, вал и ров в Карпове сторожевье. После татарского набега 1645 г., обнаружившего слабые стороны оборонительной системы, было форсировано сооружение новых укреплений. В 1646 г. под руководством кн. Н. И. Одоевского началось строительство земляного вала между Карповым и Белгородом на протяжении 4 верст, которое продолжалось до 1648 г. В 1646—1647 гг, укрепления строились в Курске. С постройкой Белгородской черты появились новые «службы» дворян и детей боярских — отныне им нужно было описывать засеки и наблюдать за ними. Для описания засек посылались «дворяне добрые» — засечные головы и в помощь им дети боярские2. Выборные дворяне из «городов» назначались также для управления во вновь построенных городах, крепостях и острогах. Так, в 1641 г. двое выборных по Алатарю не приехали на смотр в Переславль Рязанский, в связи с чем в списке появилась запись: «...Олаторь. Выбор. Григорей Михайлов сын Охматов ведает новой город Атемар. Ондреян Микитин сын Апраксин велено ему быть... в Кадомском уезде на реке на Воду у острожного и у засечнова дела в головах»3. Г. Ф. Бохин, выборный по Твери, в 1649 г. в сказке объявил, что не был на службе на Ливнах и не делал «валового дела», в связи с тем, что был на службе с окольничим Б. М. Хитрово «на Курской и на си[н]бирской засеках с приезду до отпуску»4.

Дворяне и дети боярские замосковных «городов» стали активно привлекаться к строительству городов и укреплений черты с середины 1640-х гг. В 1646 г., например, дворяне и дети боярские первых половин украинных «городов» отпускались со службы, «как земляной (вал) отделают»5. Это строительство осуществлялось силами их людей и крестьян, поэтому отличиться на службе мог лишь тот, кто приводил с собой на черту достаточное количество работных людей. Участие помещиков, владельцев крестьян в строительных работах на черте довольно серьезно контролировалось, в полки посылались росписи поместных и вотчинных крестьян. В июле 1647 г. служивший на Ливнах И. Баклановский жаловался, что в присланной росписи «галитцкие мои деревнишка прописаны, а написана одна кашинская деревнишко. И я, холоп твой, тех своих галицких деревнишек крестьяном приносил на Ливнах... сказку за своею рукою, и они (подьячие), государь, сказки у меня не взяли». Баклановский просил записать его челобитье, чтобы не оказаться в «опале и в наказанье»6. Прибавку к окладам получали за подобные службы только сравнительно обеспеченные дворяне и дети боярские. Это обострило борьбу за рабочие руки и явилось одной из причин недовольства провинциального дворянства и участия его в событиях 1648 г. Изменился в связи с постройкой засечной черты и сам характер службы — отныне ее прохождение и возможность повышения в чине зависели уже не только и не столько от «конности» и «оружности» провинциального дворянина, сколько от его «людности». За каждую лишнюю сажень вала предполагалась определенное поощрение и придача. Увеличилась и отдаленность, и продолжительность службы. Все эти обстоятельства приводили к ухудшению положения беспоместных однодворцев, которые хотя и могли приехать на службу, но часто не могли на ней «дожить» до конца.




1 АМГ. Т. 2. № 113. С. 65—66.
2 АМГ. Т. 2. № 181. С. 116—117; № 187. С. 120—121. В 141 г. засечных голов было 44 чел.
3 РГАДА. Ф. 210. Оп. 5. Смотренные списки. № 1. Л. 146.
4 Там же. Оп. 4. Дела десятен. № 199. Л. 10.
5 Записные книги... // РИБ. Т. 10. С. 326.
6 Там же. С. 379.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1267

X