§5. Рождение мануфактуры
Мануфактурное производство в России зародилось в XVII в. Естественно, прежде всего появляются казенные мануфактуры.

Одна из первых мануфактур — Пушечный двор в Москве. В 30-х годах XVII в. здесь числилось 130—140 работников разных специальностей — литейщиков, кузнецов, паяльщиков, плотников. Перечень профессий свидетельствует о разделении труда, которое и позволяет относить это предприятие к типу мануфактуры. Правда, это была мануфактура особого рода, поскольку она не вела товарного производства: вся ее продукция шла в распоряжение государства.

Четко выраженной мануфактурой становится и Оружейная палата в Москве. К началу XVII в. здесь было занято Несколько десятков мастеров-оружейников, а в 80-х гг. XVII в. — более 300. В отличие от Пушечного двора лишь часть работ велась в мастерских при Палате, а в основном мастера работали на дому, выполняя казенные заказы. Это были специалисты по мушкетному, ствольному, замочному, сабельному делу, а также столяры, резчики и другие специалисты по изготовлению деревянных частей оружия. Перечень профессий показывает, что и здесь было разделение труда, свойственное мануфактуре.

Эти предприятия использовали наемный труд: работники получали окладное жалование, среди этих работников были знаменитые специалисты, такие, как Чохов. Но на Пушечном дворе и в Оружейной палате работали рядом с русскими и иностранцы, а они-то не были крепостными. С другой стороны, работавший тогда на государство человек вряд ли был полностью свободным и мог по своему желанию уволиться с работы.

В ведении Оружейной палаты находилась и Тульская оружейная слобода, о которой мы уже говорили. В конце XVI в. здесь числилось всего 30 казенных оружейников, а к концу XVII в. их число увеличилось до 200. Работали эти мастера по домам или в своих индивидуальных кузницах (как лесковский Левша), но между ними было определенное разделение труда: одни занимались "ствольными", другие "замковым", "ложевым" делом. Это значит, что слобода была мануфактурой рассеянного типа. За год слобода сдавала в казну от 250 до 2000 пищалей, по 10 пищалей на мастера.

Известно, что уже к началу XVII в. выделились относительно крупные предприниматели, которые имели по нескольку домниц, горнов и кузниц, где применялся наемный труд. Предприимчивый мастер-кузнец расширял производство, строил дополнительные кузницы и нанимал работников. Но перед лицом государства казенным кузнецом считался только он: принимал заказ, сдавал продукцию и получал установленную плату. В XVIII веке из таких предпринимателей Тульской слободы вышли крупнейшие горнозаводчики России: Демидовы, Баташовы, Мосоловы1.

В Кадашевской слободе, о казенном текстильном производстве которой говорилось уже в XVI в., теперь действовал Хамовный двор — казенная ткацкая мануфактура, где находилось свыше 100 ткацких станков (слово "хамовный" происходит от голландского "хамо" — рубашка). Инертность прежней системы заставила администрацию искать новые формы организации производства тканей. В начале XVII в. здесь была построена деревянная "изба", где ткачами были в основном пленные поляки, а в 1660 г. производство было перенесено в каменное двухэтажное здание, где впоследствии находился Монетный двор. Работали здесь тяглецы Кадашевской слободы, получая определенную плату.

Несколько лет в 20—30-х гг. XVII в. действовал "Бархатный двор" в Кремле, куда для организации производства были приглашены "свицкие немцы", т. е. шведы. Несколько лет просуществовала шелковая мануфактура, для действия которой Алексей Михайлович даже пытался организовать тутовые плантации под Москвой в селе Измайлове. Продукция этой мануфактуры оказалась хуже привозных шелковых тканей, а себестоимость — выше их цены. Пять лет действовала в Москве суконная мануфактура2.

Все мануфактуры были нерентабельны, да их организаторам и в голову не приходил вопрос о рентабельности, т. е. об экономической стороне производства, потому что продукция не предназначалась для рынка. В сущности, это была часть замкнутого на себя государственного натурального хозяйства.

Кроме казенных мануфактур, ряд мануфактур в XVII в. был построен иностранцами. Так, голландский купец Андрей Виниус со своими компаньонами, тоже голландскими купцами, построил под Тулой восемь железоделательных заводов. В основном они производили вооружение для армии: ядра, пушки, холодное оружие. Работали там наемные мастера, среди них иностранные, а вспомогательные работы — заготовка угля, добыча руды — выполнялись приписанными к заводу крестьянами, т. е. принудительным, крепостным трудом.

Средний размер заработной платы неквалифицированного работника в конце XVII в. составлял 5—8 коп. в день. Для сравнения: пуд мяса тогда стоил 30 коп., пуд хлеба — 10 коп. За день рабочий зарабатывал на 2,5—4 кг мяса.

Заводы Виниуса возникли в связи с переходом к доменному производству, которое до этого в России еще не было освоено. Здесь в металлургии действовали "домницы", которые не следует путать с доменными печами. Домница — это сарай с горном, т. е. открытой металлургической печью, в которую ручными мехами нагнетался воздух. В сущности, эта была обычная деревенская кузница, только не для изготовления кузнечных поделок, а для плавки железа. В горн насыпалась руда вперемежку с углем, а потом это спекалось в тестообразную массу — крицу, которую потом расковывали молотами, а минеральные остатки в процессе ковки выжимались из нее. В домнице, таким образом, сразу получалось железо.

В доменной же печи варится чугун. Согласно полулегендарной версии переход к выплавке чугуна на Западе начался с недоразумения. Когда к мехам, нагнетавшим воздух, подключили водяное колесо, ток воздуха в печь усилился, температура повысилась, и вместо тестообразной массы из печи потек жидкий чугун. Поскольку его нельзя было расковывать молотами, и мастера не знали, что с ним делать, его называли "свинским железом" (в некоторых языках это название за ним так и осталось например, pig-iron в английском). Потом обнаружили, что если строить большие доменные печи, а потом переделывать чугун на железо, то можно получить больше металла, причем с меньшими затратами, чем при прежнем способе.

Переход к доменному производству означал не только изменение технологии. Доменная печь, плотина, необходимая для вододействующих механизмов, резкое увеличение массы необходимого сырья и численности занятых рабочих — все это требовало значительных затрат и оказывалось непосильным для кустарного производства. Поэтому переход к доменному процессу означал переход от кустарного производства к относительно крупным предприятиям.

Необходимость перехода к доменному производству диктовалась еще одним обстоятельством. Из мягкого ковкого железа нельзя было отливать пушки. Первые железные пушки изготавливались довольно сложным способом: ствол составлялся из железных полос, на которые набивались железные кольца. Пушка готовилась по образцу бондарных изделий. И все же подобные орудия нередко разрывались при испытаниях, поэтому в XV— XVI вв. готовились в основном литые медные и бронзовые орудия. Но из чугуна орудия были, конечно, гораздо дешевле бронзовых, и исходного материала для них можно было получить гораздо больше, а следовательно, и намного увеличить артиллерийский парк3.

Следует оговориться: когда мы говорим "завод" применительно к предприятию XVII—XVIII вв., не следует понимать, что речь идет о предприятии фабрично-заводского типа. Термин того времени "завод" происходил от слова "заведение". Правда, железоделательный завод был довольно крупным по тому времени предприятием: в нем имелись доменный цех с одной или несколькими домнами, железоделательный цех, где чугун переделывался на железо, цеха, где готовились железные изделия. Завод обязательно располагался при плотине, потому что дутье в печи и механические молоты для расковки железа действовали от водяных колес.

Тульские заводы были основаны в 30-х голах XVII в. В 50-х гг. рождается еще одна группа железоделательных заводов — около Каширы. При Онежском озере один из компаньонов Виниуса, Бутенат, построил еще четыре завода. После этого возникла группа Звенигородских заводов. Основателем ее стал уже известный нам боярин Морозов. После его смерти заводы перешли в казну и вскоре прекратили действовать.

Под Москвой иностранцы построили бумажную и стекольную мануфактуры.

Мануфактуры иностранцев были по существу полугосударственными: государство приглашало иностранцев, чтобы те работали на казну и обеспечивали их предприятия всем необходимым.

Таким образом, в XVII в. за немногими исключениями (поташное и соляное производства) мануфактура рождается в государственном секторе, для удовлетворения потребностей государственного хозяйства, промышленность остается на стадии ремесла и простого товарного производства.




1 См.: История Тульского оружейного завода. М., 1973.
2 См.: История отечественной текстильной промышленности. М., 1992. Гл. 1.
3 История Тульского оружейного завода. М., 1973.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 738

X