§1. Два уровня предпринимательства: государство и директора
Период "военного коммунизма" и нэпа — это период формирования социалистического планового хозяйства, т. е. социалистического предпринимательства. "Великий перелом" 1929 г. был той границей, с которой начинается дальнейшее развитие уже сложившейся системы социалистического хозяйствования. Эта система оставалась почти неизменной до 80-х гг.

Социалистическое предпринимательство имело два уровня: государство и руководители отдельных предприятий.

Поскольку государство является собственником всего хозяйства страны, оно и является главным предпринимателем.

В условиях, когда имеется много собственников, соотношение спроса и предложения регулирует рынок. Рынок сам вызывает перемещение капиталов, ресурсов, рабочей силы для наиболее полного удовлетворения потребностей общества. Конкуренция позволяет обойтись без "сознательного общественного контроля". Правда, некоторые сферы с согласия жителей страны передаются в руки государства. Обычно это инфраструктура: почта, дороги, больницы, школа. Такая система требует демократического устройства: государство не может без согласия граждан ставить ограничения предпринимательству или расширять сферу своей деятельности путем национализации.

Один из недостатков такой системы с точки зрения сторонников социализма — отсутствие цели. Общий результат достигается в итоге действий множества людей, каждый из которых заботится лишь о своем благосостоянии, преследует свои эгоистические цели.

Естественно, когда все хозяйство находится в руках одного собственника — государства, рыночная конкуренция, рыночные регуляторы исчезают. Их надо заменять сознательным регулированием, т. е. планированием социалистического типа. К тому же социалистическое планирование имеет определенную цель: строительство социализма, обеспечение экономической независимости и т. д.

Однако, во-первых, такое планирование невозможно осуществить демократическим путем. Нельзя голосованием принимать отдельные пункты плана: он должен исходить из одной концепции. План разрабатывает узкий круг людей, и, следовательно, воля этой группы людей во главе с их руководителем становится обязательной для всех. Такое планирование означает экономическую диктатуру. "Прокламирована была "диктатура пролетариата". На ее месте оказалась диктатура авантюристов, вышедших из буржуазных семей, никогда не работавших на заводе (Ленин, Троцкий, Бухарин, Красин, Радек и т. д. — все из буржуазных семей)", — писал Питирим Сорокин1.

Во-вторых, при планировании необходимо рассчитать потребности. Но рассчитать потребности каждого человека — задача непосильная. В лучшем случае вырабатываются нормы уравнительного потребления, т. е. достигается, по выражению российского экономиста 20-х гг., "счастье сытой казармы". Таким образом, государство определяет, как должен жить человек.

В-третьих, поскольку рыночные отношения не регулируют производство, их приходится заменять мелочным учетом. Поскольку цена определяется государством, невозможно определить эффективность работы предприятия, а также соотношение того, что предприятие берет от общества и что оно ему дает. Рыночные стимулы заменяются мелочным контролем "за формальной аккуратностью служащих, за использованием сырья и машин".

Второй уровень предпринимательства — директора предприятий.

В рыночном обществе благосостояние предпринимателя всегда связано с риском: при удаче он обогащается, и его доход намного выше дохода других людей, но при неудаче его ждет банкротство, безжалостный конец.

Директор социалистического предприятия — просто чиновник. На его зарплате не отражаются результаты работы предприятия. Решения принимает не он: от него требуется лишь добросовестно выполнять директивы из центра. Правда, директор тоже рискует: если предприятие сорвет полученное задание, то ссылки на неверные директивы вряд ли помогут. По выражению одного из критиков советской хозяйственной системы, "если при конкурентной экономике последним средством является судебный исполнитель, то при плановой — палач"2, потому что ошибка рассматривается как преступление против государства.

Советский директор, конечно, заинтересован в хорошей работе своего предприятия, потому что иначе оно не выполнит плановых заданий. Но принципиальное отличие остается: при рыночной экономике цель — добиться выгодного сбыта продукции, при плановой — выполнить директивные указания.

То обстоятельство, что рыночные регуляторы производства заменяются "учетом и контролем", строгой регламентацией, требует огромного бюрократического аппарата, содержания армии чиновников. Разрастается привилегированный слой, между членами которого распределены предпринимательские функции. Ведь теперь уже не директор, не руководство предприятия занимается сбытом продукции — для этого существует централизованный распределительный аппарат.

Качество работы этого слоя людей, призванных руководить хозяйством, не может быть очень высоким. И не только потому, что номенклатурные работники выдвигались не по профессиональным, а по совершенно иным критериям, и с легкостью перебрасывались с одного профиля работы на иной.

Поскольку цели, программу устанавливает верховная власть, у ее исполнителей не может быть собственных убеждений. Поэтому на высоких постах преимущественно оказывались люди, склонные к послушанию, охотно принимающие готовую систему ценностей. Чем выше умственные способности и уровень образования, тем резче разнятся взгляды, тем меньше шансов, что эти лица примут навязанную иерархию ценностей. Естественно, это дополнительно понижало уровень управления хозяйством, уровень предпринимательства.




1 Сорокин П. Современное состояние России // Новый мир. 1998. № 4—5.
2 Хайек Ф. А. Дорога к рабству // Новый мир. 1991. № 7—8. С. 13.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 830

X