С. Козлов. Милиция. Бей своих, чтоб чужие боялись
За несколько дней до свершившихся событий (речь идет о гибели Сергиево-Посадского Омона. — Ред.) возник конфликт у начальника Старопромысловского РОВД, где работали сторонники Б.Гантамирова, с начальником РОВД, в состав которого прибыли ОМОНовцы из Свердловска. Претензии заключались в том, что наши из БТР обстреляли чеченский блокпост. Гантамировцы обиделись. Разрядить ситуацию не удалось, конфликт на этой почве перешел в противостояние. В разговоре начальник Старопромысловского района сообщил, что скоро к нему прибудет усиление из Урус-Мартана и привезет с собой АГС-17. Свердловчане восприняли это, как попытку нарушить равновесие сил и АТС в этом играл решающую роль.
К развитию описываемых событий заканчивался срок командировки у Подольского ОМОНа. Его должен был менять Сергиево-Посадский. На момент смены Комендант города Грозный поставил задачу выделить из состава Старопомысловской комендатуры огневую подгруппу, которая должна была обеспечить процедуру замены подразделений. В состав огневой подгруппы было дополнительно выделено два БТР-70, а старшим был назначен майор Дьяченко. Но перед выездом этой группы начальник РОВД провел еще и свой инструктаж, в свете конфликта с местной милицией. Группа майора Дьяченко должна была не допустить доставку автоматического гранатомета на позиции чеченского блокпоста. Личный состав при прохождении через позиции группы пропустить, а АГС-17 либо вернуть в Урус-Мартан, либо изъять. Вообще-то ставили огневую группу для того, чтобы не допустить несанкционированного прорыва местных жителей через блокпост, который находился на дороге близ расположения Подольского ОМОНа.
Первого марта 2000 года был открыт доступ в город, и руководство опасалось, что толпа жителей сможет просто прорваться, а вместе с ними и боевики. Сейчас трудно сказать, от кого поступила информация о том, что под видом колонны, идущей на усиление гантамировцам, могут проехать и местные жители, и боевики.

Огневая группа прибыла на блокпост за 15—20 минут до подъезда колонны Сергиево-Посадского ОМОНа, идущего на смену Подольчанам. Дьяченко прибыл к начальнику штаба Подольского ОМОНа и сообщил, что получил задачу остановить и разоружить колонну гантамировцев. Начальник штаба ответил, что у него у самого на подходе колонна с заменой, которую уехал встречать командир. Они уже сообщили, что прошли село Побединское и скоро будут здесь. Поэтому ему заниматься проблемами Дьяченко некогда, пусть он решает их самостоятельно.
Дьяченко, долго не раздумывая, выезжает к дороге, где располагает на крышах двух ангаров и за забором, идущим вдоль дороги на расстоянии, от силы — метров десять, людей. Бронетранспортеры он поставил рядом с ангарами. Своим УАЗиком он перекрыл дорогу. На посту, который располагался на повороте, стояло два бойца из Подольского ОМОНа и пулеметчик-гантамировец. В этом месте гантамировцы должны были также выставить блок-пост, но не выставили, поскольку в городе в это время была торжественная церемония вручения им наград.

Спустя несколько минут, примерно в 10.00, на дороге показалась колонна. Из-за нее выехала белая «Нива» и быстро стала приближаться к блокпосту. Когда она подъехала, внутри оказалось трое гантамировцев. Их на блокпосту остановили и спросили: «Это ваши едут?», но пассажиры «Нивы» сказали, что это идет колонна федералов, и пожаловались, что в окно бросают пластиковые стаканчики. Один, при обгоне колонны, упал им на ветровое стекло, и они испугались, вдруг в окно выбросят бутылку.
Но Дьяченко проявил «бдительность» и не поверил словам чеченских милиционеров. Чеченские милиционеры свою машину никуда не убирали. Она стояла тут же. И если предположить, что это хитро спланированная провокация, то этот факт опровергает эту версию.
Дьяченко находился на блокпосту в будке, метрах в 100—150 от поворота. С того места дорога не просматривалась. Тут стали приближаться первые машины колонны. В это время прозвучала очередь, происхождение которой толком установить не удалось. По одним предположениям стреляли в частном секторе с дома муллы, по другим откуда-то сзади. Был даже арестован пулеметчик, который стоял на этом блокпосту. Но толком до сих пор ничего не известно. Очередь послужила сигналом для всей огневой группы на открытие огня. Били все, кроме бронетранспортеров (см. схему 19). Им было приказано без особой команды огонь не открывать. Огонь велся практически в упор. В колонне шло шесть "Уралов", за ним ГАЗ-53 гражданского цвета, дальше УАЗики. Обычно колонны федералов сопровождает «броня». С той колонной никого не было. Поэтому на первых порах колонну можно было принять за гантамировскую. В середине колонны двигалась машина с флагом ОМОНа. Но его тем, кто сидел на левом фланге засады, видно не было. Те же, кто сидел на правом ангаре, огонь по колонне не вели, поскольку все же флаг увидели. Но связи между элементами боевого порядка не было и поэтому, не смотря на активную жестикуляцию с ангара, огонь прекратился далеко не сразу. Первый «Урал», получив гранату РПГ, ушел влево, второй сгорел прямо на дороге, а третий сошел с дороги и уткнулся между домами в огороде и тоже сгорел. Остальные стояли на дороге.

Естественно, что, попав под огонь, люди, находившиеся в колонне, открыли ответный огонь. То, что они уже почти прибыли, им из-под тента не было видно. Завязалась перестрелка, в результате которой погибли бойцы Сергиево-Посадского ОМОНа и их командир. Услышав стрельбу, к месту пришествия поспешили подольчане. Во время перехода железной дороги были убиты один или двое из них. В конце концов, поняв, что это свои, огневая группа перенесла огонь в частный сектор, для отражения нападения духов, якобы засевших там. Оттягивали с дороги на себя, «прикрывая» огнем. Все основные потери были нанесены в первые десять—пятнадцать минут боя. Потом только, еще часа два, шла война с призраками
Позже проводили и прокурорское, и не одно журналистское, и даже телевизионное расследование. В результате, слава Богу, подтвердили, что колонну мочили свои же, но вот ведь какой интересный момент. Для того, чтобы минимизировать негативный эффект, стали муссировать слух, что в это время и духи тоже стреляли по колонне. Якобы снайпер бил с элеватора из СВД. Но до него около двух километров. Как ни старайся, но попасть просто невозможно. Прибывший вскоре танк расстрелял элеватор. Уверения сотрудников чеченской милиции в том, что там сейчас нет никого, даже если кто и был, не имели результата. Элеватор разрушили без сожаления.

Схема 19. Разгром Сергиево-Посадского ОМОНа
Схема 19. Разгром Сергиево-Посадского ОМОНа

Потом рассказывали, что били со стороны частного сектора и с поля. Но поле находится между дорогой и блокпостом, расположенном на горе. В это время на этот пост приезжал замполит мотострелкового полка в поисках пропавших солдат. Проезжал он и в тех местах, где якобы прятались духи, и... никого не видел. В частном секторе даже видели духов. Но в тот период прошел снег, который зафиксировал бы следы, оставленные бандитами. Район был оцеплен подразделениями СОБР. Но поиски следов боевиков в этом районе ни к чему не привели. Якобы стреляли из дома муллы, но ни внутри, ни снаружи ни единой гильзы найти не удалось.

Примыкающий район называется Собачевка. Он всегда отличался тем, что там жила дудаевская оппозиция. Жители прямо сказали, что если бы были духи, мы бы сообщили. Сразу после трагедии войска двинулись в частный сектор, где было убито два подростка, которых потом объявили группой отходящих боевиков. Но один из них был умственно неполноценным, он, увидев военных, испугался и побежал. Второй стал его догонять, что и спровоцировало огонь федералов. Также были заверения, что духи, находясь на поле между колонной и блокпостом, вели огонь и по нему. Якобы снайперы прижали блокпост огнем, а духи пытались атаковать. Но более бредовую идею трудно высказать. То, что приняли за огонь снайперов, были пули, летящие в места событий во все стороны и, в частности, залетавшие и на блокпост. А насчет атаки в чистом поле, среди белого дня укрепленных позиций блокпоста, расположенных на господствующей высоте и в то время, когда в тылу у тебя тоже противник, причем, которого ты только что обстреливал, это уже слишком.

Была даже версия, что стрелял снайпер из спортивной малокалиберной винтовки, но и она не выдерживает критики. Достаточно посмотреть повреждения, которые получили первые четыре «Урала». Все пробоины в машинах от автоматов калибра 7,62-мм и расположены спереди и слева. Справа, откуда якобы стрелял противник, нет ни единой дыры. Места попадания гранат РПГ также указывают, что огонь вели слева спереди и снизу.
Сейчас, в сущности, и не важно, кто куда стрелял. Ясно, что произошла чудовищная ошибка.
Беда в том, что никто так и не попытался разобраться, почему это стало возможно. Как получилось, что одно подразделение российских милиционеров, сделало засаду на другое. Я имею в виду — на подразделение чеченской милиции. Ведь, в сущности, все эти пули и гранаты предназначались им, а подмосковный ОМОН лишь случайно принял все это на себя.
Право слово, какой-то абсурд. Воевать надо с духами, а не друг с другом. Любая война сопровождается определенной долей неразберихи, но что бы устраивать плановые засады друг на друга, с этим я сталкиваюсь впервые.
Может, все это от нечего делать?

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8403

X