Глава XVI. Мукденская операция

Подготовка Куропаткина к наступлению

Значительное влияние на последующие боевые события на Манчжурском театре оказали революционные события 9 января. Лозунги «долой войну», «долой самодержавие» докатились до Манчжурии вместе с прибывающими пополнениями. Слухи о расстреле рабочих 9 января не могли не найти отклика в армии, куда уже гораздо раньше проникли пораженческие настроения. Последующие мобилизации протекали при огромном количестве уклонявшихся от воинской повинности. Участились случаи волнений в войсках главным образом среди запасных, отправляемых в Манчжурию из внутренних губерний. Только после Мукденской операции царское правительство сократило процент командирования на фронт запасных.

Манчжурская армия была подавлена событиями на реке Шахэ. Вокруг Куропаткина создалась атмосфера крайней враждебности и недоброжелательности. Длительное и однообразное сидение в окопах, прерываемое тяжелыми работами по устройству укреплений, действовало на армию деморализующе, облегчая соответствующую работу революционных организаций. Дисциплина заметно падала. Солдаты проявляли повышенный интерес к происходящим на родине событиям, а между тем почта и телеграф были настолько завалены, что солдаты месяцами ждали ответа на свои письма. Тяга к дому вызывала дезертирство. Русское командование создало специальные отряды для задержания дезертиров и возвращения их в свои части.

Бездействие офицерства породило в армии картежную игру и увлечение спиртными напитками. Участились случаи растрат и хищений.

Подавленный предшествующими событиями на фронте, Куропаткин не был склонен к проявлению активности, однако империалистическая политика царского правительства диктовала наступательные действия, которые Куропаткин всемерно оттягивал.

Без торопливости работали канцелярии штабов, составляя для Куропаткина обширные докладные записки с изложением соображений о наступательных планах. Потребовав по обыкновению «соображений» о предполагаемом наступлении, Куропаткин независимо от плана дальнейших действий имел твердое решение о необходимости овладения деревней Сандепу. Нахождение в руках противника «ключа» японских позиций — именно этой деревни, по заявлению Гриппенберга, ничем не отличавшейся от других окрестных деревень, по мнению Куропаткина, являлось препятствием для разгрома японских армий. Составителям наступательного плана были разосланы так называемые «размышления главнокомандующего по поводу Сандепу», где он давал подробные указания для штурма этой деревни.

Ошибки январского неудачного наступления русским командованием осознаны не были, и намечаемый план наступления опять предусматривал лобовую атаку Сандепу центром 2-й армии при поддержке корпусов, расположенных на флангах. Роль остальных армий опять сводилась к «демонстрированию». Начало наступления назначалось на 25 февраля.

Силы сторон и расположение армий

К середине февраля русская армия насчитывала в своих рядах 330 000 человек боевого состава, 1266 орудий и 56 пулеметов, занимая фронт протяжением около 150 км (с охраняющими отрядами).

2-я армия оставалась на правом фланге, развернутая на фронте около 25 км и имея в своем составе 100 000 человек, 439 орудий и 24 пулемета. После неудачного январского наступления армия продолжала оставаться на линии Сыфантай — Чжантань — Ямандапу, выделив в армейский резерв 1-й Сибирский корпус и сосредоточив его в районе Гаухуопу — Шуанго. Отбывшего в Петербург Гриппенберга заместил в должности командующего армией генерал Каульбарс.

В центре русского фронта стояла 3-я армия Бильдерлинга. Занимая 20-км позицию Халянтай — Шанланцза, 3-я армия имела в своем составе 5-й Сибирский корпус Дембовского, 17-й армейский корпус Волкова и 55-ю дивизию 6-го Сибирского корпуса — всего 68 000 человек, 266 орудий и 10 пулеметов.

1-я армия Линевича была наибольшей по численности и занимала фронт протяжением около 45 км севернее реки Шахэ от Шалапцза до Гаотулинского перевала. В эту армию входили 1-й армейский, 4-й, 2-й и 3-й Сибирские корпуса и Цинхэченский отряд. Общие силы 1-й армии достигали 107 000 человек, 370 орудий и 22 пулеметов.

Обеспечение правого фланга армий возлагалось на конницу Мищенко, сосредоточенную в районе Убаньюлу. Левый фланг охранялся отрядом Маслова у Синцзинтина. 16-й корпус Топорнина (25-я и 41-я дивизии) и 72-я дивизия 6-го Сибирского корпуса — всего 40 000 человек и 144 орудия — расположены были в районе Батайпу и угольного разъезда, составляя резерв главнокомандующего.

Таким образом, три русских армии растянулись по фронту, имея различную плотность боевого порядка: в то время как плотность боевого порядка 2-й армии достигала 3700 человек и 16 орудий на 1 км, 1-я армия имела на 1 км 2140 человек и 7 орудий; 3-я армия имела среднюю плотность — 3400 человек и 13 орудий.

Находясь под впечатлением охватывающих действий противника, Куропаткин растянул свои войска кордоном, стремясь захватить более широкий фронт как средство к воспрепятствованию обходным движениям японцев, утрачивая в то же время возможность быстрых перегруппировок в случае необходимости.

Силы японцев возросли в связи с прибытием армии Ноги, а также пополнений из Японии, и перед началом Мукденской операции достигали 270 000 человек, 1062 орудий и 200 пулеметов.

Японцы располагались против русского фронта в предвидении двустороннего охвата своего противника в предстоящем наступлении.

На правом фланге японского фронта стояла вновь сформированная неожиданно для русских 5-я армия Кавамуры, объединившая 11-ю дивизию, переброшенную сюда из 3-й армии Ноги, и одну резервную дивизию. Сосредоточенная у Цзянчана 5-я армия силой около 30 000 человек и 84 орудий составляла уступ за правым флангом 1-й армии Куроки, которая располагалась на фронте Уйнюнин — Хэшэгоу в составе 2-й, 12-й и гвардейской дивизий и двух резервных бригад, насчитывал около 60 000 человек и 170 орудий. Левее 1-й армии до Линшинпу тянулась человек армия Нодзу в составе 10-й и 6-й дивизий и трех резервных бригад общей силой до 50 000 человек и 204 орудий. На фронте от Линшинпу до реки Хуньхэ располагалась 2-я армия Оку, в состав которой вошли 4-я, 5-я и 8-я дивизии и усиленная резервная бригада Тамиоко — всего около 50 000 человек и 200 орудий.

Уступом за левым флангом 2-й армии в районе Сяобейхэ — Тасалин скрытно сосредоточилась 3-я армия Ноги из 1-й, 7-й и 9-й дивизий и одной резервной бригады, составляя около 50 000 человек и 268 орудий. Левый фланг 3-й армии прикрывался 2-й кавалерийской бригадой Тамуры, заменившего Кагата.

В районе Шилихэ — станция Яптай сосредоточен был резерв Ойямы — 3-я дивизия и 3-я резервная бригада, всего около 30 000 человек.

Плотность расположения японских войск на фронте длиной 110 км — 2450 человек и 9 1/2 орудий на 1 км — превышала плотность общего фронта русских, растянувшихся на 150 км и имевших 2200 человек и 8 1/2 орудий на 1 км.

Если кордонное расположение русских войск отражало пассивно-оборонительную идею русского командования с полным отказом от сосредоточения, которое не приводило к победам в предшествующих боях, то группировка японцев отражала идею охвата главной группировки русских, что являлось лейтмотивом оперативного искусства японского командования на всем протяжении войны.

Наступательный план Ойямы

Еще до подхода 3-й армии Ноги и прибытия новых формирований из Японии через Корею Ойяма подготавливался в наступлению.

Личный свидетель торжества Мольтке под Седаном, Ойяма готовил русским окружение. Вытянутый фронт русских армий подсказывал мысль о возможности путем наступления 5-й армии в охват левого фланга русских в Фушунском направлении привлечь сюда резервы русского главнокомандующего, а это обстоятельство, в свою очередь, облегчало удар против правого фланга русских, где успех мог быть достигнут раньше, чем сюда вновь будет переброшен резерв. После отвлечения внимания русских к левому флангу японский план предусматривал выдвижение армии Ноги в обход правого фланга русского расположения для выхода на сообщения своего противника. В дальнейшем предполагалось соединение армий Ноги и Кавамуры в тылу русских.

Трем армиям, расположенным в центре общего японского фронта, ставилась задача по сковыванию противника и содействию обходному движению фланговых армий.

Начало наступления 5-й армии при поддержке 1-й армии было назначено на 23 февраля; остальные армии должны были перейти в наступление 27 февраля в предположении, что к этому времени все внимание и силы русских будут прикованы к их левому флангу. 1-я армия должна была атаковать позиции 3-го и 2-го Сибирских корпусов, армия Нодзу энергичным наступлением в центре должна была воспрепятствовать переброске отсюда русских войск для поддержания флангов, а 2-я армия Оку, наступая на фронте Линшинпу — Сандепу, должна была произвести захождение левым плечом, имея свой крайний левый фланг на высоте движения обходящей армии Ноги. Иначе говоря, верный последователь немецкой военной школы Ойяма намечал «Седан» в условиях Манчжурского театра.

Предпосылки «Седана» на Манчжурском театре несомненно были еще налицо. Даже возросшие по численности армии оставляли на обширном Манчжурском театре свободное пространство для обходов. Впрочем, смело задуманная японским командованием Мукденская операция не была проведена с той же смелостью, и поражение русской армии не превратилось в седанскую катастрофу.

Не имея абсолютного превосходства в силах, японское командование сумело обеспечить себе относительное превосходство на направлениях обходящих армий: 30-тысячная 5-я армия Кавамуры встречала на пути своего наступления только 13-тысячный Цинхэченский отряд, который впоследствии усилился отрядами Данилова и Маслова, а 100-тысячная 2-я армия Каульбарса подвергалась удару объединенных сил 2-й и 3-й японских армий, которые насчитывали 100 000 человек. Помимо того сюда мог быть привлечен 30-тысячный резерв Ойямы.

Перевес сил русских в центре не смущал японское командование: армия, втянувшаяся в пассивную оборону, неспособна к глубокому прорыву фронта, вклинение малобоеспособной армии в расположение противника может явиться для нее только ловушкой. Японский план учитывал состояние царской армии и психологию ее главнокомандующего.

Японцы сумели обеспечить себе некоторую выгоду в соотношении сил роспуском ложных слухов о движении армии Ноги для осады Владивостока, что вызвало распоряжение Куропаткина о переброске к Владивостоку специально сформированной им сводной бригады для штурма Сандепу. Все прибывающие пополнения делились Куропаткиным между полевой армией и Владивостоком. Набегом на железную дорогу в тылу русских японцы вызвали переброску крупных сил для охраны тыла русской армии.

Слухи об угрозе железной дороге со стороны Монголии заставили Куропаткина дополнительно выделить для охраны тыла бригаду 41-й дивизии, казачий полк и 15 000 человек из прибывающего наполнения, всего 25 000 человек.

Обмен рейдами

Для выяснения обстановки оба противника организовали рейды. В первой половине февраля был совершен набег японской конницы на железную дорогу в тыл русских. Для этой цели японцами были сформированы два эскадрона по 100 отборных кавалеристов, для которых был подобран лучший конский состав.

Один из этих эскадронов под командованием Наганумы еще 9 января выступил из Сумапу и, узнав о движении конницы Мищенко (набег на Инкоу), уклонился к западу. Только в ночь на 12 февраля Наганума приблизился к железнодорожному мосту в 5 км севернее станции Фанцзятунь и атаковал охранявшую мост команду русских пограничников в числе 42 человек. Оттеснив команду, японцы пытались уничтожить мост, но подрывная партия сумела взорвать только настил моста, который был отремонтирован русскими через 17 часов.

Отступив немедленно после порчи моста, Наганума встретил русский отряд из 4 сотен пограничной стражи и 2 орудий, посланный для отражения появившихся в тылу японцев, однако начальник этого отряда не только не нанес поражения японцам, но после короткой атаки, закончившейся потерей 28 человек и 1 орудия, отступил, донеся начальству, что силы японского отряда достигали 4 эскадронов, 4 рот, посаженных на коней, и 3000 хунхузов.

На пути обратного движения отряд Наганумы никаких серьезных повреждений железной дороге не нанес.

Еще менее удачным был набег другого эскадрона под командованием Хасегавы. Выступив из Сяобейхе и двигаясь только по ночам, Хасегава 18 февраля совершил налет на станции Яомынь, где произвел незначительные повреждения.

Оба японских отряда, блуждая в тылу русских, присоединились к своей армии только по окончании Мукденского сражения.

Этот незначительный рейд двух японских эскадронов, суточный пробег которых в среднем не превышал 20 км, повлек за собой серьезные последствия, результата которых японцы, очевидно, не ожидали. По данным разведывательных органов штабов, силы японцев, угрожавших сообщениям русской армии, выросли до 30 000 человек, что вызвало со стороны Куропаткина ряд мероприятий, ослабивших боевой фронт русской армии к предстоящему Мукденскому сражению. Командированная к Владивостоку сводная бригада была остановлена в районе Фанцзятунь. Параллельно с этим для охраны тыла был направлен ряд частей, общая численность которых достигала, как ужо сказано, 25 000 человек и 36 орудий, кроме 25 000 человек, уже находившихся на охране тыла. Эти войска никаких столкновений с японцами в тылу не имели, однако в Мукденском сражении они участия не принимали.

Совсем иначе реагировали японцы на появление в их тылу русской конницы, которая в ответ на рейды японцев была направлена для порчи Хайченского железнодорожного моста.

Из состава конницы Мищенко был сформирован сводный отряд в 4 казачьих сотни под командованием Гилленшмидта. Выступив 18 февраля через Каляму (схема 32) и двигаясь скрытно в обход левого фланга японцев, Гилленшмидт на третий день к вечеру подошел к железнодорожному мосту, что в 6 км севернее Хайчена. Отбросив охрану моста, Гилленшмидт посредством взрыва повредил мост, но настолько несерьезно, что он немедленно же был исправлен японцами.

Преследуемый противником, Гилленшмидт вынужден был возвращаться кружным путем через Синминтин, сделав пробег около 400 км в 5 суток.

Набег русской конницы не вызвал со стороны японцев никаких перебросок, которые привели бы к ослаблению фронта.

Поле сражения

Многодневные бои под Мукденом протекали в пространстве, которое по характеру поверхности может быть подразделено линией железной дороги на две части: западную — равнинную и восточную — гористую. К западу от железной дороги и в полосе этой дороги местность ничем не отличается от описанной уже в Тахэйской операции: равнина с множеством поселков с глинобитными домами, окруженными такими же заборами. Обилие разбросанных здесь очень похожих друг на друга селений затрудняло обзор и обстрел. Каменные кумирни и китайские кладбища могли служить удобными опорными пунктами. От деревни Мадяну через Салинпу тянулась железнодорожная насыпь, сопровождаемая песчаными буграми. В свое время эта насыпь была 5-м Сибирским корпусом приспособлена для обороны. Севернее Мукдена находились так называемые Императорские могилы, густо поросшие деревьями. Равнинная местность была покрыта мерзлыми стеблями остатков гаоляна.

К востоку от железной дороги местность, пересекаясь рядом хребтов и их отрогами, была слабо заселена и бедна дорогами. В своем протяжении на восток хребты становятся все менее проходимыми и восточнее линии Фушун — Бенсиху приобретают труднодоступный характер, представляя возможность движения по весьма ограниченным путям. Японцы пользовались здесь для движения тремя главными направлениями: от Цинхэчена через Далинский перевал на Фушун, от Гаотулинского перевала через Шихойчен на Фушун и от Баньяпузы через Кандолисан на Шнисапгоу. Река Хуньхэ была покрыта льдом, но лед уже не являлся надежным. Крутые берега местами были приспособлены для переправы.

Еще с мая 1904 года по распоряжению Куропаткина начали строиться укрепления для прикрытия направлений на Мукден, и к началу Мукденской операции здесь уже имелись четыре укрепленных позиции.

В первой линии оборонительных сооружений Шахэйские позиции тянулись на протяжении около 90 км, начинаясь от Сыфантая, через Чжантань, Халянтай и далее по берегам реки Шахэ через Лазегоу до Гаотулинского перевала. Деревни на фронте этих позиций были приведены в оборонительное состояние, построены редуты, люнеты, батареи с расположенными перед ними искусственными препятствиями в виде колючей проволоки, засек и фугасов.

Севернее Шахэйской позиции проходила Мукденская позиция протяжением около 13 км. Эта позиция состояла из ряда фортов, редутов, реданов и люнетов и, начинаясь от деревни Лануа, проходила через деревни Янзудянза, Тидявань, Юйшутай и Инпань к деревне Теянтунь. Названные деревни были приспособлены в обороне. Все опорные пункты были окружены проволочными заграждениями и волчьими ямами. За флангами этой позиции был возведен ряд укреплений.

Для задержания противника на случай отхода была подготовлена Телинская позиция, огибавшая город с юго-западной, южной и восточной сторон. Эта позиция также имела ряд фортов, редутов и люнетов, впереди которых были устроены искусственные препятствия. Вторая линия обороны у Телина была возведена уступом за правым флангом главной позиции. Наконец, Каулитуньская позиция (схема 32) предназначалась для обеспечения переправ через реку Ляохэ у деревни Каулитунь. Обход левого фланга русских обеспечивался Цинхэченской позицией, преграждавшей единственный колесный путь из Цзянчанского района к Далинскому перевалу и тропу, проходившую от Цинхэчена через Сяопапинлинский перевал на север. Позиция у Яцзылинза преграждала пути, проходящие через Малинский, Яцзылинский и Силинский перевалы.

Таким образом, на путях своего наступления японцы встречали укрепленные позиции, которые не имели глубины, причем обход их облегчался загнутым расположением флангов главной группировки русских.

Наступление правого крыла японского фронта

В ночь на 19 февраля передовые части 5-й японской армии вошли в соприкосновение с авангардами Цинхэченского отряда.

Этим отрядом временно командовал Алексеев, заменявший Ренненкампфа, который в свою очередь заменял раненого Мищенко. Главные силы отряда под командованием Экка были сосредоточены в Цинхэчене с авангардами в Суйдун, Ванлихэ и Тиндяюй. Отряд Любавина — 2 батальона, 4 сотни и 6 орудий — был выделен в Гаолинцзы, где он развернулся на заранее подготовленной позиции. Левый фланг отряда охранялся 4 батальонами, 1 сотней и 2 орудиями, выдвинутыми под командованием Маслова к Синцзинтину.

Потеснив передовые части русских у Хабалина и Суйдуна, японцы вынудили их отойти. Попытки Алексеева вернуть потерянные деревни не увенчались успехом: контрнаступление русских затруднялось сильным морозом и обледенением высот, а угроза обхода левого фланга вынудила Алексеева отвести авангарды на Цинхэченскую позицию.

Позиция была выбрана неудачно. Протягиваясь до Янцзылинского перевала, который необходимо было занять для обеспечения Цинхэченского отряда от обхода, позиция имела перед собой гористую местность, затруднявшую обзор и обстрел.

Утром 23 февраля, в снежную вьюгу 5-я армия перешла в наступление. Резервная дивизия получила направление на Ванлихэ и далее на Мацзюндан в обход левого фланга Цинхэченского отряда. В направлении Цинхэчена и Янцзылина двигалась 11-я дивизия.

Японцы приблизились к Цинхэченскому участку позиции, которую занимали 7 батальонов, 16 орудий и 4 пулемета Экка, и атаковали Берсеневскую сопку, возвышавшуюся восточнее Цинхэчена. Одновременно атакован был Малинский и Янцзылинский перевалы.

Попытки противника сбить русских с занимаемых позиций в этот день к успеху не привели.

Намеренная пассивность японцев на остальном фронте позволила Линевичу еще с утра 23 февраля направить для поддержки Цинхэченского отряда отряд Данилова в составе усиленной бригады 6-й Сибирской дивизии: кроме того, выделены были части, которые готовились к выступлению из Падяза и Фаншина (схема 32).

Всю ночь на 24 февраля японцы не прекращали артиллерийского огня, а с утра вновь атаковали Цинхэченскую позицию, открыв огонь нескольких батарей по Берсеневской сопке. К полудню атака японцев отдала в их руки опорный пункт Берсеневской сопки, после чего они получили возможность обстрела защитников сопки перекрестным огнем. Одновременно с этим три батальона японцев двигались в охват левого фланга Цинхэченской позиции.

В 14 часов русские очистили Бересневскую сопку и отошли на высоты севернее Сяодянцзы. В то же время происходила перестрелка у Янцзылинского и Силинского перевалов, которые были атакованы японцами силой до двух полков при 16 орудиях. Не добившись здесь успеха, японцы двинулись к Малинскому перевалу в обход Янцзылина.

Опасаясь возможности выхода противника в тыл на единственный колесный путь к Мацзюндану, Алексеев приказал своим войскам отойти к Далину.

Отступление совершалось под прикрытием двух арьергардов, остававшихся на сопках в районе Цинхэчена до вечера. Движение артиллерии и обозов через Далинский перевал было крайне затруднено крутизной подъема. Требовалась людская помощь. 25 февраля Цинхэченский отряд сосредоточился к Санлунью, выдвинув охраняющие части к Тингуалинскому, Далинскому и Чейлинскому перевалам. Отряд Любавина отходил на Тингуалинский перевал.

Успешное наступление 5-й японской армии ускорило наступление Куроки. 24 февраля начала активные действия 1-я японская армия против 3-го Сибирского корпуса, позиции которого располагались на горных хребтах и отдельных сопках. Крутые скаты хребтов в сторону японцев образовывали мертвые пространства, облегчавшие накапливание противника.

Против позиции 3-го Сибирского корпуса располагалась в течение долгого времени 12-я японская дивизия в составе 18 батальонов, 3 эскадронов и 46 орудий, но к началу наступления японцы подтянули сюда также 2-ю дивизию в составе 15 батальонов, 3 эскадронов и 42 орудий и резервную бригаду. 3-й Сибирский корпус, ослабленный выделением частей на поддержку Цинхэченского отряда, имел только 13 батальонов, 11 сотен и 52 орудия.

С началом наступления японцев командир 3-го Сибирского корпуса успел вернуть выступивший из Фаншина полк, который должен был двинуться к Цинхэчену, и оставил его в резерве корпуса.

С утра 24 февраля 2-я японская дивизия и резервная бригада начали движение в общем направлении на Гаотулинский перевал.

Выдвинутая перед позициями 3-го Сибирского корпуса Сибирская казачья дивизия Баумгартена, сосредоточенная главными силами в Чаохуанзае, начала отходить. Противник, заняв Хэньялинский перевал, двинулся к северу, сбивая передовые части русских. К вечеру 2-я дивизия и резервная бригада японцев выдвинулись на линию Чаохуанзай — Фаншин.

Намечавшийся к отправке в Цинхэчен полк вместе с подготовленным к переброске на поддержку 3-го Сибирского корпуса стрелковым полком и 12 орудиями из состава 2-го Сибирского корпуса были направлены к Падяза, где они составили резерв в предвидении возможности парирования обхода Гаотулинской позиции слева. 4 батальона двигались также из состава 4-го Сибирского корпуса.

На другой день армия Куроки возобновила наступление. 2-я дивизия и резервная бригада продолжали движение к Гаотулинскому перевалу, а 12-я дивизия — против правого крыла позиций 3-го Сибирского корпуса.

Первые дни наступательной операции японцев протекали успешно. Цинхэченский отряд был отброшен к Санлунью и не препятствовал обходному движению 5-й армии. Расчет японского командования на привлечение русских резервов к левому флангу начал осуществляться. Нахождение в составе армии Кавамуры 11-й дивизии, переброшенной сюда в первую очередь из-под Порт-Артура, ввело в заблуждение русское командование, предположившее сосредоточение здесь всей армии Ноги. Демонстрация Ойямы принята была за массовое наступление и вызвала со стороны Куропаткина ряд мероприятий для усиления своего левого фланга, что полностью отвечало планам японцев. В общей сложности на усиление 1-й армии было переброшено из резервов главнокомандующего и 2-й армии 50 батальонов и 128 орудий, после чего в 1-й армии оказалось 178 батальонов, в то время как во 2-й армии, обходимой крупными силами японцев, только 96 батальонов.

Здравый смысл подсказывал, что обход крупными силами левого фланга русских армий представлялся весьма трудной задачей не только потому, что движение здесь крайне затруднено пересеченной местностью, но и потому, что эшелонирование тыла необходимо было бы организовать в горах с общим базированием на Корею, что потребовало бы большого и многостороннего напряжения. Это ясно указывало на то, что на левом фланге возможен только неглубокий охват.

Обходя правый фланг, японцы базировались на «нейтральный» Синминтин (схема 30), куда предметы снабжения подвозились по железной дороге Синминтин — Шанхайгуань — Тянцзинь, что давало возможность без затруднений проводить обходную операцию 3-й армии.

Помимо подготовки парирования предполагаемого на левом фланге главного удара японцев Куропаткин оправдывал переброску войск намечаемым здесь переходом в наступление после отбития удара японцев для нанесения им «частного поражения».

К вечеру 25 февраля 1-й Сибирский корпус был переброшен в Чансаматунь, а на следующий день он двинулся к Шихойчену в распоряжение Линевича. Подготавливался к переброске 16-й армейский корпус.

26 февраля бой на фронте 1-й армии Линевича продолжался. Части 11-й японской дивизии начали теснить Цинхэченский отряд у перевалов. В то же время части резервной дивизии приближались к Убаньюпуза, обстреливая ее артиллерийским огнем. Одновременно с этим части резервной дивизии подходили к Улингоу, создавая угрозу обхода Цинхэченского отряда. Возвратившийся в этот день к Цинхэченскому отряду Ренненкампф отвел отряд к Тюпинтаю, а двигавшиеся из Фушуна три полка Данилова в столкновении у Кудяза с обходящей колонной японцев удержали последних.

27 февраля японцы ограничились на фронте Цинхэченского отряда только перестрелкой, а на другой день они возобновили наступление на всем фронте отряда, но русские в этот день удержались на своих позициях. Только отряд Любавина переброшен был к Хумяндянлинскому перевалу для содействия Данилову наступлением в тыл действующих против него частей японцев.

Между тем на участке 3-го Сибирского корпуса японцы начали наступление на перевалы Бейдалингоу и Уанфулин, вынудив отряд Баумгартена отступить к перевалу Кулинза. 12-я дивизия также продвинулась несколько вперед, но дальнейшее наступление японцев было приостановлено снежной бурей.

28 февраля 3-й Сибирский корпус был усилен за счет прибывших подкреплений, что доводило его силы до 30 батальонов. Кроме того, по распоряжению Куропаткина сюда двигались 1-й Сибирский корпус и 72-я дивизия из резерва главнокомандующего.

Усиление здесь русских, очевидно, не ускользнуло от внимания японцев, потому что выдвижение их к северу носило весьма осторожный характер. Атака 12-й дивизии в направлении на Лазегоу была прекращена; левее Лазегоу японцы захватили один из редутов, но дальнейшее движение их было остановлено сосредоточенным огнем русской артиллерии. 12-я дивизия почти не продвинулась вперед.

В течение 28 февраля японцы не предпринимали здесь никаких активных действий. На фронте 2-го и 4-го Сибирских корпусов в эти дни было спокойно. Только позиции 1-го армейского корпуса подвергались огню 11-дюймовых орудий, разрушивших укрепления корпуса.

Таким образом, наступлением армии Кавамуры при поддержке правофланговых частей армии Куроки японцы добились переброски сюда большей части резерва русского главнокомандующего и продвинули свое правое крыло свыше чем на один переход.

На фронте 3-й русской армии до 25 февраля была лишь обычная перестрелка. 25 февраля по распоряжению Куропаткина Бильдерлинг организовал демонстративное наступление с целью отвлечения части японских сил, действовавших против Линевича, но эта демонстрация оказалась неудачной и привела лишь к излишним потерям.

Переход в наступление левого крыла японского расположения

Активность, проявленная японцами на левом фланге русского расположения, нарушила наступательный план Куропаткина. Как известно, наступление 2-й Манчжурской армии было назначено на 25 февраля и уже были отданы все приказы, призывающие к решительному наступлению, однако 24 февраля Куропаткин получил сведения, что японцы, узнав о предстоящем наступлении русских, сосредоточили против 2-й армии Каульбарса 100–125 тысяч человек и 340 орудий, помимо резервов, расположенных в районе Сяобейхэ.

Куропаткин отказался от общего наступления, предоставив «на усмотрение» Каульбарса решить вопрос о наступлении 2-й армии, предупредив его, что до выяснения обстановки на левом фланге он не может предоставить для поддержки Каульбарса «ни одного штыка». Вполне понятно, что Каульбарс поспешил от наступления отказаться.

В связи с уходом 1-го Сибирского корпуса Каульбарс лишился резерва за своим правым — флангом; необходимо было создать новый резерв, ослабив линию фронта. Вообще с переброской на левый фланг резерва главнокомандующего силы 2-й армии не превышали 96 батальонов, 52 эскадронов и сотен и 288 орудии. Корпуса 2-й армии продолжали оставаться на местах, располагаясь равномерно по фронту с армейским резервом в 7 батальонов в районе Шуанго.

Удавшийся маневр на правом фланге японского расположения облегчил обходную операцию 3-й армии Ноги, 26 февраля 2-я и 3-я армии японцев были готовы к наступлению. 4-я дивизия Теукамота и отряд Томиоко45 располагались в районе южнее Лидиутунь — Лабатай. 5-я дивизия Кигоши46 стояла в районе Сандепу — Кучинцзы, а 8-я дивизия Тадзуми располагалась левее 5-й дивизии, имея за своим левым флангом кавалерийскую бригаду Акиямы. 3-я армия Ноги стояла уступом за левым флангом 2-й армии в районе Сяобейхэ — Тасалин.

Таким образом, на 2-ю русскую армию готовы были обрушиться 2-я и 3-я японские армии общей силой около 100 батальонов, 42 эскадронов и 468 орудий.

27 февраля начала наступление 3-я армия Ноги, которая к концу следующего дня должна была выйти на линию Чандиуопа — Каляма. Японская конница генерала Тамура обеспечивала наступление Ноги движением по правому берегу реки Ляохэ. За правым флангом 3-й армии 2-я армия содействовала наступлению Ноги демонстративными действиями конницы Акиямы и артиллерийским обстрелом позиции 2-й русской армии.

Армия Ноги двигалась дивизионными колоннами в пространство между Сыфантаем и рекой Ляохэ, имея левофланговые дивизии выдвинутыми уступом вперед.

Конница под командованием Грекова, заменявшего Мищенко после возвращения Ренненкампфа в Цинхэченский отряд, обнаружила наступление 3-й японской армии только тогда, когда части 1-й дивизии уже заняли Каляму 28 февраля. Развернутая на всем пространстве от левого фланга 2-й армии Каульбарса до рек Ляохэ русская конница в составе 32 сотен и 18 орудий никакого сопротивления продвижению японцев не оказала и отошла, облегчив японцам охват правого фланга Каульбарса. Только у Сыфантая русской коннице удалось задержать 9-ю японскую дивизию и помешать ей овладеть этой деревней к намеченному сроку, а Каульбарс, узнавший о наступлении Ноги, только около полудня 28 февраля, поторопился перебросить 8 батальонов в Сыфантай, где после расформирования Ляохэйского отряда не было пехоты.

Растянувшаяся армия Каульбарса, не обладавшая достаточной глубиной эшелонирования и не имевшая серьезного резерва, мало была способна к отражению обходящего движения 3-й японской армии, а демонстративный артиллерийский обстрел Сандепу и Лидиутуня ни в какой мере не мог повлиять на задержание обходного движения Ноги. 2-й армии Оку было предписано 1 марта перейти в наступление на фронте Чжаньтань — Эртхацзы.

Несмотря на то, что армия Ноги в полной мере угрожала Куропаткину, последний продолжал еще «выяснять обстановку», не будучи в состоянии разобраться в намерениях японцев.

Не торопясь с возвращением войск, отправленных на левый фланг, Куропаткин принял меры к парированию обхода правого фланга. Предполагая глубокий обход, Куропаткин перебросил к Каулитуньским позициям отряд Биргера (бригада 41-й дивизии, 3 казачьих сотни и 24 орудия)47, возложив на него задачу по удержанию противника, который по предположению Куропаткина только угрожал сообщениям русских.

Пассивная задача, поставленная отряду Биргера, привела лишь к ослаблению общего фронта русских, но не способствовала выяснению сил противника и задержанию его.

На фронте Кавамуры и Куроки

Энергичная атака в ночь на 1 марта, предпринятая Кавамурой, пытавшимся прорваться к Фушуну, дезориентировала Куропаткина в отношении направления главного удара противника.

Резервная дивизия повторила атаку отряда Данилова у Кудязы, а у Тюпинтая Ренненкампф был атакован 11-й дивизией, однако русские 1 марта удержались на своих позициях.

Атака Кавамуры была поддержана наступлением Куроки, который стремился выйти на сообщения русских через Гаотулинский перевал, защищаемый развернутыми на Гаотулинской позиции 12 батальонами из состава 3-го Сибирского корпуса. Перевалы восточнее Гаотулина занимали 20 батальонов этого корпуса.

Куроки в этот день имел больше успеха, чем его сосед справа. 3-я бригада Ишибаши48, перейдя с утра в наступление из Инпаня, вскоре овладела двумя опорными пунктами, вынудив части 3-го Сибирского корпуса занять главные позиции у Гаотулинского перевала. На остальном участке своего наступления Куроки также продвинулся вперед, подойдя к долине реки Шахэ.

Линевич проектировал переход в контратаку силами 1-го Сибирского корпуса, который располагался уже в районе Шихойчен — Иншоупуза, но к вечеру обстоятельства изменились. Куропаткин, понявший, наконец, маневр 3-й и 2-й японских армий, приказал перебросить 1-й Сибирский корпус на правый фланг. Одновременно с этим необходимо было откомандировать части, прибывшие на усиление 3-го Сибирского корпуса из состава 2-го и 4-го Сибирских корпусов, на фронте которых противник угрожал переходом в наступление.

Вообще действия Куропаткина были подчинены воле японского командования. Предположив, что главный удар японцев намечался на левом фланге, Куропаткин сосредоточил здесь 178 батальонов, которые более чем вдвое превосходили силы Куроки и Кавамуры. Вместо того чтобы перебрасывать войска обратно на правый фланг, Куропаткину следовало бы нанести удар на своем левом фланге что, очевидно, заставило бы Ноги задержать темп своего выдвижения вперед, но Куропаткин поспешил отказаться от предполагаемого наступления на левом фланге для того, чтобы начать систему оборонительных мероприятий на правом фланге, где противник достиг уже значительного успеха.

Развитие успеха на левом японской фланге

Армия Ноги продолжала свой марш-маневр по выходу на сообщения русских, фронт которых сковывался действиями крупнокалиберной артиллерии на участке 4-й армии Нодзу. Последняя уже на протяжении нескольких дней вела усиленный артиллерийский обстрел русских позиций. Вместе с тем Нодзу готовился к атаке, наметив захват Сахепу. 2-я японская армия Оку также открыла с утра 1 марта огонь 136 орудий, с целью отвлечения сил русских от их правого фланга для облегчения маневра армии Ноги.

2-я русская армия оставалась на своих позициях, охраняясь на правом фланге конницей Грекова, наблюдавшей пространство к западу от Сыфантая.

На позиции Сыфантай — Чандиуопа было собрано 8 батальонов, 8 сотен, 28 орудий и 2 пулемета. От Чандиуопа к Чжаньтаню и далее через Хуньхэ к Чжантаньхэнаню тянулись позиции Своднострелкового корпуса, а восточное до Цзиньшантуня располагался на позициях 8-й армейский корпус.

Наступление Ноги не встретило серьезного сопротивления со стороны русской конницы, и к полудню 1 марта передовые части японской 3-й армии уже были в тылу русского расположения, а к вечеру передовые части конницы Тамура достигли Синминтина.

Успешным действиям армии Ноги в значительной степени способствовали атаки 2-й армии Оку на расположение 2-й армии Каульбарса. 8-й корпус был атакован 5-й японской дивизией при поддержке частей 4-й дивизии. Одновременно с этим 8-я японская дивизия атаковала позиции Своднострелкового корпуса. Связью между 2-й и 3-й японскими армиями служила конница Акиямы.

Атаки частей 2-й японской армии в этот день были особенно упорны в стремлении привлечь на себя все внимание армии Каульбарса, обеспечив тем самым беспрепятственный выход Ноги в тыл русским.

Части 9-й японской дивизии после упорного боя за Сыфантайские позиции овладели последними только к вечеру. Оттеснив здесь русских, 9-я дивизия достигла в этот день деревни Сяосинминтина. Левее ее 7-я и 1-я дивизии вышли на линию Хуашигапза — Патынцза. Конница Тамуры уже занимала Таминтунь, обеспечив себя в Синминтине небольшим отрядом.

Одновременно с продвижением армии Ноги левофланговые дивизии Оку заходили левым плечом вперед, создавая непрерывный фронт в предвидении совместного оттеснения русских от линии железной дороги к востоку.

Только 1 марта отступавший под натиском 3-й японской армии Греков сумел определить масштаб наступательной операции японцев, однако быстрых мер противодействия Куропаткин предпринять не мог: главные силы русских войск были растянуты на 100 с лишним км, а в резерве оставалась только одна 25-я пехотная дивизия. Серьезность положения на правом фланге не вызывала у Каульбарса предприимчивости в отношении мероприятий по парированию удара Ноги. Куропаткин также не использовал отсутствия энергичного нажима на левом фланге для принятия срочных мер к сосредоточению против обходящей японской армии мощного кулака за счет сил 1-й и 3-й армий. Русский главнокомандующий не мог отрешиться от своей системы заслонов. 25-ю дивизию он направил к Синминтину для придания большой устойчивости Каулитуньской позиции и потребовал от командующего 2-й армией выдвижения корпуса к Салинпу для преграждения пути наступления армии Ноги.

16-му корпусу приданы были две бригады из 10-го корпуса, которые составили сводную дивизию Васильева, и таким образом создан был сводный корпус под командованием командира 16-го корпуса Топорнина.

В общей сложности с усилением, прибывшим из состава 1-й армии, для действий против армии Ноги образовалась войсковая группа в 72 батальона, общее командование которой возложено было главнокомандующим непосредственно на Каульбарса.

Во главе остальных войск 2-й армии, оставшихся на позиции, поставлен был генерал Лауниц.

Выдвигаемая против Ноги группа по мысли Куропаткина должна была усилиться за счет 24 батальонов 1-го Сибирского корпуса, которому приказано было вернуться в Байтану49, в резерв главнокомандующего.

Формирование сводной группы Каульбарса настолько ослабило позиционную устойчивость 2-й армии, что потребовало оставления насиженных позиций и отхода на более короткую позицию, а это обстоятельство в свою очередь заставило отвести несколько к северу правый фланг 3-й армии.

Даже эти скромные мероприятия Куропаткина по противодействию успеху Ноги полностью не удались: 8-й корпус Мылова, который также предполагалось направить к Салинпу, оказался прикованным к позиции атакой японцев вечером 1 марта, а потому вместо корпуса была направлена к Салинпу только сводная дивизия Голембатовского, составленная из некоторых полков 8-го корпуса. Японцы сумели помешать русским произвести соответствующую перегруппировку во 2-й армии для образования кулака на правом фланге. В ночь на 2 марта японцы произвели несколько атак на позиции 2-й армии, вынудив ее отойти: Своднострелковый корпус — на Матурань, 8-й корпус — на линию Тоутайцзы — Чжоугуаньпу — Гуцзяцзы, а 10-й корпус — на линию Эртхацзы — Фуцзячжуаньцзы.

Пока на фронте остальных армий происходила только перестрелка, армия Ноги в течение 2 марта продолжала продвигаться на железнодорожные сообщения русских. Если продвижение 9-й дивизии задерживалось медленным движением левофланговых частей армии Оку, то остальные дивизии продвигались успешно, причем 7-я дивизия к полудню достигла района Салинпу, левее 7-й дивизии наступала резервная бригада, 1-я дивизия подходила к Ламуху, а конница Тамуры достигла Дафаншэнь, перехватив Синминтинскую дорогу. Русская конница отходила к северо-востоку.

Между тем 25-я русская дивизия, направленная вначале на Синминтин, по достижении Мадянзы была повернута на Салинпу ввиду появления здесь противника. Пневский двинул дивизию в указанном направлении и, узнав, что железнодорожная насыпь уже занята японцами, развернул ее в боевой порядок, начав артиллерийский обстрел насыпи и подставляя фланги дивизии под удары 1-й и 7-й японских дивизий. Одновременно с 25-й дивизией в столкновении с японцами приняла участие одна из бригад сводной дивизии Васильева, направленная Топорниным также для атаки Салинпу. В то же время опасение потерять изолированный отряд Биргера вызвало приказание отвести его к Мукдену. Не имея конницы, Топорнин, лично находившийся при 25-й дивизии, но мало осведомленный об обстановке, начал вклиниваться между 1-й и 7-й японскими дивизиями. Несмотря на превосходство в силах, русскими успеха здесь достигнуто не было.

Русская конница продолжала действовать крайне неудовлетворительно, не заметив обходного движения 1-й дивизии и конницы Тамура. По донесениям конницы получалось представление об охвате Мукдена только одной дивизией на широте Салинпу.

В то же время 2-я японская армия, обеспеченная успешным продвижением соседней слева армии, в течение 2 марта продолжала наступление, исходя из общего плана японского командования, направленного к окружению русских. Составляя единый фронт с армией Ноги, армия Оку должна была оттеснить русских на северо-восток под удары обходящей правый фланг русских 5-й армии Кавамуры.

С утра 2 марта Оку перешел в наступление на всем своем фронте. В течение дня 4-я и 5-я японские дивизии овладели Эртхацзы и Фуцзячжуаньцзы, отбросив части 10-го корпуса.

Левее наступали 5-я и 8-я дивизии, приковывая русских к позициям и лишая их возможности выделения войск для переброски против армии Ноги.

8-я японская дивизия, энергично заходя своим левым флангом, достигла Тоутайцзы, встретив сопротивление частей Своднострелкового корпуса.

Для удержания 8-й японской дивизии была направлена сводная дивизия Голембатовского, ранее предназначавшаяся для действий против Салинпу.

Получив приказание занять деревню Сатхацза, Голембатовский двинул дивизию в указанном направлении из деревни Шуанго, и, несмотря на энергичное сопротивление японцев, укрывшихся за глинобитными строениями, русские захватили деревню, взяв 64 человека пленных и 7 пулеметов. Впрочем, этот успех серьезного значения для русских не имел и не оправдал потерю здесь свыше 1000 человек, потому что вслед за отходом Своднострелкового корпуса дивизия Голембатовского также была к вечеру отведена к Шуанго, а задержка боем с 8-й дивизией исключила возможность сосредоточения Куропаткиным нужных сил у Салинпу.

* * *

В ночь на 3 марта 2-я русская армия имела правый фланг загнутым под давлением обходящего противника. Биргер, не получивший еще приказания о возвращении в Мукден, продолжал оставаться у Каулитуня. В районе Салинпу, у старой железнодорожной насыпи, располагался отряд Топорнина. Своднострелковый корпус устраивался в районе Матурань — Даваньганьпу; остатки 8-го армейского корпуса укреплялись на позиции Тоутайцзы — Чансыпу, а несколько восточное располагались части 10-го армейского корпуса, оставшиеся после сформирования сводной дивизии Васильева.

Остальные русские армии оставались на своих местах. Только к вечеру 2 марта, когда положение 2-й русской армии становилось угрожающим, для Куропаткина обстановка обхода выяснилась полностью, однако серьезных мер противодействия он не предпринимал. Для того чтобы остановить обходное движение Ноги, нужно было нанести ему чувствительный удар собранными на правом фланге силами, которые следовало перебросить с левого фланга. Куропаткин ограничился лишь полумерами: 1-му Сибирскому корпусу приказано было ускорить движение для занятия позиции у Императорских могил, расположенных севернее Мукдена, а из 3-й армии было взято 12 батальонов и 42 орудия, которые составили отряд Де-Витта, направленный для прикрытия подступов к Мукдену.

Опасение угрозы с севера заставило выдвинуть к станции Хушитай 7 батальонов и 8 орудий Запольского, прибывших из состава 3-й армии. Вместе с тем 2-й армии было приказало выделить в распоряжение Каульбарса, как начальника организуемой группы для действий против Ноги, еще 16 батальонов.

Все эти мероприятия приводили к созданию импровизированных крупных отрядов со случайными начальниками.

Крайняя медлительность русского командования в оценке обстановки и осуществлении мероприятий по противодействию обходу в значительной степени облегчала японцам выполнение плана окружения русских армий. В стремлении повторить «Седан» под Мукденом Ойяма подтвердил свои директивы 5-й и 1-й армиям о захождении правым флангом; 4-й армии — наступать фронтально; 2-й армии Оку — заходить своим левым крылом, а 3-й армии — продолжать движение на сообщения русских.

В слепом подражании Мольтке Ойяма отказался от выгоды более глубокого обхода. Искусство Мольтке не признавало наполеоновских глубоких обходов, которые при современных средствах связи и сообщений прежде времени могут быть обнаружены противником. Если такое опасение являлось целесообразным в условиях западноевропейского театра, то на пересеченной местности Манчжурского театра глубокий обход представлялся вполне возможным и выгодным. Не нашедший в себе решимости Ойяма отказался от глубокого обхода, который при крайне слабой разведке русской казачьей конницы и растерянности командования царской армии принес бы обильные плоды.

Сражения у Дафаншэня и Салинпу

Энергичное движение армии Ноги в течение 3 марта привело к столкновению с русскими войсками в нескольких пунктах западного фронта.

В ночь на 3 марта отряд Биргера согласно распоряжению главнокомандующего двигался по Синминтинской дороге на Мукден. Подойдя головой колонны к Лаобяну, Биргер выслал разведку, которая обнаружила японскую пехоту на участке Мандаринской дороги Баньцзяо — Дафаншэнь. Здесь находились части спешенной конницы Тамура, подкрепленные двумя батальонами пехоты. Биргер решил атаковать противника с нанесением удара его правому флангу, что облегчало вместе с тем прорыв к Мукдену.

К 13 часам между противниками завязалась оживленная артиллерийская и ружейная перестрелка. Бой Биргера с численно более слабыми японцами протекал успешно, однако «неизвестность общей обстановки на западном фронте, приближение ночи и появление у противника новых батарей» заставили Биргера отказаться от попытки достижения успеха и отступить кружными путями к Мукдену с севера.

Конница Грекова, ведя разведку на Сишелихэ и Дафаншэнь, по обнаружении здесь противника ушла на север, лишив пехоту своего содействия.

Более серьезный бой разыгрался у Салинпу. Еще накануне Топорнин принял решение продолжать атаку Салинпу, разослав боевой приказ, предусматривающий атаку этой деревни с обоих флангов. 3 батальона и 48 орудий 25-й дивизии Пневского должны были атаковать Салинпу с охватом левого фланга, а бригада Шатилова (из состава сводной дивизии Васильева) при 24 орудиях должна была захватить деревни Тайайпу и Кундиапуза, после чего атаковать Салинпу с юга. Резерв — другая бригада сводной дивизии, усиленная пехотным полком и 16 орудиями — оставался в Мадянза.

При содействии артиллерийского огня, начавшегося с наступлением рассвета, колонна Пневского двинулась к Салинпу, и к 8 часам передовые части ее приблизились к этой деревне на расстояние «700 шагов, однако появившиеся подкрепления японцев начали в свою очередь угрожать правому флангу Пневского, охватив правофланговый полк перекрестным огнем.

Наступление колонны Шатилова началось успешно, но прибывший на поле сражения Каульбарс, получив сведения, что по Синминтинской дороге на Мукден двигается какая-то колонна силой около дивизии (это двигалась колонна Биргера), отдал приказание прекратить атаку и отойти: 25-й дивизии — на Юхуантунь, а сводной дивизии Васильева — на Хуангутэн. Таким образом, удачно начатая атака была прекращена благодаря излишней впечатлительности Каульбарса.

Не сколоченные между собой и разбросанные на западном фронте отряды, признавая за собой только оборонительные функции, не обнаруживали наступательного порыва. Помимо того значительная часть сосредоточенных против армии Ноги войск не была введена в боевые действия, и успеха здесь достигнуто не было.

Обстановка на южном фронте 2-й Манчжурской армии

Оку стремился в этот день своим содействием ускорить окружение обойденного правого фланга русского расположения и произвести дальнейшее захождение своим левым флангом, имея осью захождения 4-ю дивизию, которой приказано было выдвинуться на фронт Куацзятай — Дачжуаньхэ.

К утру 3 марта отряд Голембатовского располагался в Тунсинпу; остаток 10-го армейского корпуса — на главной позиции Цантапу — Туэльпу. На арьергардной позиции у Даваньганьпу расположены были 16 батальонов 8-го армейского корпуса. Своднострелковый корпус подходил к Сухудяпу. Одна бригада направлена была к Мадяну для обеспечения тыла.

С утра 3 марта все дивизии Оку перешли в наступление, причем слабое сопротивление русских позволило Оку расширить задачу армии: вместо первоначального предположения выйти в этот день на рубеж — Куацзятай — Дачжуаньхэ намечен был выход на линию Хуанди.

Пассивность Лауница дала возможность Оку продвинуться 3 марта дальше, чем он предполагал. У Даваньганыгу 5-я японская дивизия начала охватывать части 8-го армейского корпуса, которые были поспешно отведены.

Войска Лауница продолжали отходить на Мадяну и далее к северу, причем переход через Хуньхэ затруднялся необходимостью переправы исключительно по мостам вследствие начавшегося уже таяния льда.

В итоге дня русские потеряли значительное пространство на своем правом фланге, а отступление дивизии Биргера и конницы Грекова облегчило Ноги дальнейший обход русских. Моральное состояние войск 2-й русской армии в связи с отступлением понизилось, а случайное формирование отрядов с временными начальниками ни в какой мере но могло содействовать успеху русских войск.

Положение на правом фланге русских 4 марта

На другой день японцы продолжали успешное наступление в охват правого фланга своего противника, чему способствовали разбросанность русских сил на западном фронте и замешательство в рядах русского командования. Наспех составленные отряды без штабов были слабо ориентированы в обстановке.

К концу дня 3 марта правый фланг русских был значительно оттеснен японцами. Конница Грекова вела вялую разведку и никаких существенных сведений о противнике не давала. На фронте Тахэнтунь — Хоуха — Матюанза — Цегуантунь располагались войска Де-Витта. Отряд Топорнина укреплялся на позиции Нюсинтунь — Охуантунь. Сводная дивизия Васильева, сосредоточившаяся в Хуангутэн, составляла резерв Топорнина. Отряд Русанова — 16 батальонов, 48 орудий, — выделенный из 8-го корпуса, развертывался на фронте Янсытунь — Мадяну. Оставшиеся части Своднострелкового и 10-го корпусов занимали фронт Мадяну — Эльтхайза — Васючжуанцзы. 1-й Сибирский корпус к этому времени уже прибыл и находился в Ландюнтунь, к западу от Мукдена. Дивизия Биргера сосредоточивалась к станции Хушитай и должна была наряду с отрядом Запольского прикрывать мукденское направление с севера. Каульбарс перенес свой штаб в гОхуантунь.

В связи с отходом частей 2-й армии 5-й Сибирский корпус 3-й Манчжурской армии отошел на Шоуялинцза — Далиантунь; 17-й армейский и 6-й Сибирский корпуса оставались в прежнем положении. Войска 1-й армии также сохранили в общем свое расположение. Ставка главнокомандующего была перенесена из Чансаматуня на станцию Мукден.

Оку предполагал в течение дня 4 марта продолжать наступление частично по правому берегу Хуньхэ. привлекая на себя силы русских и тем самым облегчая обходную операцию 3-й армии Ноги. Последний 4 марта дал направление своим дивизиям на Мукденский вокзал, Императорские могилы и Куйцзятунь, что привело к ряду столкновений с русскими войсками.

Куропаткин проектировал переход в наступление против армии Ноги, рассчитывая собрать для этой цели свыше 120 батальонов и 366 орудий, однако сосредоточение войск в предположенные сроки не удалось.

Управление временными соединениями было затруднено. Каульбарс, не имея штаба и не располагая в достаточном количестве органами разведки, не только не имел нужных данных о силах и направлении движения обходящих колонн Ноги, но не знал даже местонахождения отдельных частей руководимого им отряда, который подготавливался Куропаткиным для перехода в наступление против армии Ноги.

Не сумевший наладить управления и связи в своем отряде Каульбарс, несмотря на подталкивание со стороны Куропаткина, в наступление не переходил, ограничиваясь загибом угрожаемого фланга, а между тем японское командование использовало пассивность русских для дальнейшего развития своего наступательного плана. Оку решил сковать русских атакой на фронте Далиантунь — Сухудяпу и одновременно с этим перебросить две дивизии на правый берег Хуньхэ.

На рассвете армия Оку перешла в наступление. Отряду Томиоко приказано было наступать на участок Далиантунь — Куанлинпу. Левее, на фронте Куанлинпу — Васючжуанцзы, наступала человек дивизия; на Сухудяпу двигалась 5-я дивизия. 8-я же дивизия наступлением на участке Таюшупу — Сяоюшупу должна была прикрыть переброску 5-й дивизии на правый берег Хуньхэ.

Наступление отряда Томиоко и 4-й дивизии привело их к столкновению с 5-м Сибирским корпусом. 5-я и 8-я дивизии успешно продвигались, попутно отбрасывая передовые части русских. Движение частей 2-й армии Оку постепенно приводило к некоторому сужению фронта наступления, что предоставляло возможность переброски войск на правый берег Хуньхэ.

После полудня 5-я и 8-я дивизии уже вели наступление на правом берегу Хуньхэ. Оку, передав 4-ю дивизию с отрядом Томиоко в состав армии Нодзу, переправился на правый берег реки для личного руководства. К вечеру взамен 4-й дивизии Оку был усилен 3-й дивизией из резерва Ойямы.

Наступление японцев в этот день встречало слабое сопротивление русских импровизированных отрядов, не обнаруживших никакого наступательного подъема.

Наибольшее сопротивление встретило правое крыло 2-й японской армии, что, однако, не помешало отряду Томиоко и 4-й дивизии к вечеру выйти на линию Куанлинпу — Васючжуанцзы, отбросив с большими потерями части 5-го Сибирского корпуса и отряда Гершельмана, составленного из оставшихся после выделения в распоряжение Каульбарса частей 10-го армейского корпуса. 5-я дивизия успешно продвигалась вперед, а 8-я дивизия вышла на линию Улимпу — Нингуантунь, но дальнейшие неоднократные попытки передовых частей 8-й дивизии продвинуться оказались неудачными.

Таким образом, положение на правом фланге русской армии становилось все более тяжелым. Сосредоточение крупного «кулака» для отпора обходному движению японцев русскому командованию не удавалось, а между тем армия Ноги к концу дня 4 марта уже приблизилась к железной дороге выше Мукдена. Примерно на таком же расстоянии — около 12 км от Мукдена — стояли уже части 2-й армии Оку. Правда, охват не носил глубокого характера, а потому не угрожал катастрофой, однако необходимы были решительные мероприятия, которые приостановили бы успех обходной операции левого крыла японского расположения. Такой удар японцам главнокомандующий приказал нанести группе Каульбарса.

Действия на левом крыле Манчжурских армий

В то же время на фронте 3-й и 1-й Манчжурских армий обстановка носила более спокойный характер и предоставляла возможность выделения частей на усиление 2-й армии, а также на прикрытие тыла.

2 марта 5-й Сибирский и 17-й армейский корпуса были атакованы передовыми частями противника, но атака эта была отбита без особого напряжения. Более длительный бой произошел на участке 6-го Сибирского корпуса, который был атакован двумя японскими резервными бригадами при поддержке 10-й дивизии, однако здесь японцы ограничились захватом только части передовых окопов.

На другой день, как нам уже известно, левое крыло 5-го Сибирского корпуса (усиленная 54-я дивизия) под давлением отряда Томиоко должно было отступить к Далиантуню, подравниваясь с отступавшими левофланговыми частями 2-й Манчжурской армии.

Наученная опытом боев на реке Шахэ человек японская армия Нодзу не проявляла особенного рвения в лобовых атаках русских позиций, ограничиваясь артиллерийской перестрелкой на своем фронте и слабыми попытками овладения деревней Сахэпу частями 10-й дивизии. 4 марта в связи с действиями соседних армий слева Нодзу проявил большую активность, атаковав на всем своем фронте; однако атаки были отбиты.

Наибольшего напряжения бои достигли на фронте 1-й Манчжурской армии, преграждавшей пути наступления японцев на Фушун и далее к железнодорожной магистрали, где предполагалось соединение 5-й и 3-й японских армий для завершения окружения русских.

2 марта 5-я и 1-я армии, а также одна бригада 4-й армии, общей численностью около 100 000 человек, атаковали на всем фронте 1-й Манчжурской армии, насчитывавшей в своем составе около 130 000 человек.

С утра армия Кавамуры атаковала Цинхэченский отряд, пытаясь отбросить войска Данилова, но последний удержался на своих позициях, отбив все атаки.

Особенно яростны были атаки японцев на Гаотулинские позиции, запиравшие ближайшие пути в обход русского расположения. Атака частей 2-й и 12-й дивизий и резервной бригады на Гаотулинские позиции потребовала много жертв, но не привела к значительному успеху. Непосредственно на Гаотулинский перевал наступала резервная бригада. Захватив два редута, японцы в ночь на 3 марта пытались захватить еще один редут, но ночная атака закончилась неудачей: японцы отошли, оставив под редутами 2000 трупов.

Левее резервной бригады действовали части 12-й дивизии, которые понесли большие потери в бесплодных попытках сбить русских с занимаемых позиций.

Неудача на фронте 3-го Сибирского корпуса натолкнула Куроки на мысль перенести действия против позиции 2-го Сибирского корпуса.

На следующий день (3 марта) японская гвардия и бригада Умесавы — всего 14 батальонов — атаковали позиции 2-го Сибирского корпуса Засулича, направляя главный удар на Кандолисанскую позицию, занятую 17 батальонами и 50 орудиями. Гвардейская бригада Ватанабе, заняв в ночь на 3 марта исходное положение в районе Вайтхошань — Янсинтунь, еще до рассвета столкнулась с сибирскими полками, упорно оборонявшими позиции. Японцы несли большие потери и до вечера никакого успеха не добились. После наступления темноты японцы возобновили попытки овладеть позициями 2-го Сибирского корпуса, не жалея огромных жертв, но в результате должны были отступить.

Ни Засулич, ни Линевич не использовали здесь успеха для перехода в наступление и нанесения японцам хотя бы частичного поражения.

На участке 2-й и 12-й дивизий Куроки в этот день тоже успеха не имел. Японцы ограничились артиллерийской перестрелкой, но сильный огонь русской артиллерии, поражая захваченные японцами накануне редуты, наносил им огромные потери.

Невозможность овладения Гаотулинским перевалом лобовой атакой побудила Куроки искать обходных путей с востока, через Южный Янтазан, Маньяпуза и перевал Кулинза.

Не получило также в этот день развития обходное движение Кавамуры. На глубокий обход осторожное японское командование не решалось, а атака Тюпинтайской позиции поисками 11-й дивизии привела последнюю к полному истощению сил. Столь же мало успеха имела резервная дивизия в борьбе с отрядом Данилова.

На правом фланге 1-й Манчжурской армии бригада 10-й дивизии, поддержанная крупными силами артиллерии, неоднократно атаковала расположение 1-го армейского корпуса, стремясь к захвату позиции у Люцзянтуня, но успех ее ограничился только захватом передовых окопов.

Лобовыми атаками на Гаотулинскую и Кандолисанскую позиции японское командование подготавливало наступление в охват этих позиции. 4 марта части 2-й дивизии двинулись через Южный Янтазан в Маньяпуза в предположении охвата Гаотулинских позиций с востока. Части 12-й дивизии ввиду трудности лобовых ударов на Кандолисанскую позицию группировались в Сяпинтайцзы, подготовляясь к атаке Баньяпузы. Атака этой деревни первоначально отдала в руки японцев часть передовых окопов, но они были потеряны японцами в следующий день. Еще менее удачной была возобновившаяся атака бригады 10-й дивизии у Люцзянтуня. Отбитые здесь японцы оставили в руках русских три пулемета.

Таким образом, пока 2-я и 3-я японские армии успешно охватывали правый фланг русских армий, 4-я и 1-я японские армии несли большие потери, выполняя задачу отвлечения 3-й и 1-й русских армий от правого фланга, а армия Кавамуры, лишенная охватывающего размаха, топталась перед Цинхэченским отрядом, не имея возможности продвинуться в фушунском направлении для осуществления задуманного японским командованием «Седана».

Если 2-я Манчжурская армия под напором двух японских армий все более загибала свой правый фланг, осложняя свое тяжелое положение и облегчая противнику выход на свои сообщения, то остальные русские армии удерживали пока свои позиции, ликвидируя попытки Кавамуры охватить русских с другого фланга и облегчая своему главному командованию возможность парирования обходного движения Ноги.

5 марта из 3-й Манчжурской армии было взято 16 батальонов и 40 орудий для образования резерва главнокомандующего. Эта мера вынудила Куропаткина отвести 3-ю армию на более узкую позицию Эльтхайза — Суятунь — Гуаньтупь — Шанланцза (схема 30), на которой оставшиеся 60 батальонов, 9 эскадронов и 266 орудий 3-й армии составили бы нормальную плотность боевого порядка. Слабая русская разведка не в состоянии была выяснить, что в связи с переброской части японских сил на правый берег Хуньхэ плотность японского боевого порядка перед фронтом 3-й Манчжурской армии была незначительна. Войска 1-й Манчжурской армии отстояли свои позиции с потерей 8000 человек и заставили японцев отказаться от бесплодных попыток захватить Гаотулинские и Кандолисанские позиции лобовым ударом и искать решения предпринятой операции за флангами указанных позиций. Вследствие этого армия Куроки приняла новую группировку, сосредоточив против 2-гои 4-го Сибирских корпусов на участке Сяпинтайцзы — Кудяза около 40 батальонов, а восточное Гаотулинской позиции — 13 батальонов.

Неудачи правого японского крыла не были использованы ни Линевичем, ни Куропаткиным для нанесения противнику удара. После крупных потерь, понесенных японцами в безуспешных атаках на протяжении последних дней, русские вполне могли рассчитывать на успех, если бы они на своем левом фланге предприняли контрнаступление.


45 Усиленная бригада.

46 Бывший командир 23-й бригады 12-й дивизии.

47 Остальные части 41-й дивизии были использованы отчасти на охране железной дороги, отчасти переданы были в другие отряды.

48 Сменивший Матсунаги, назначенного начальником штаба дивизии.

49 10 км южнее Мукдена.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2637

X