Победа над Японией (август 1945 г.)

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ


Пакт о нейтралитете между СССР и Японией, подписанный 13 апреля 1941 года, гласил:
«Статья 1. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются поддерживать мирные и дружественные отношения между со­бой и уважать территориальную целостность и неприкосновен­ность другой Договаривающейся Стороны.
Статья 2. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая Договаривающаяся Сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта.
Статья 3. Настоящий Пакт вступает в силу со дня его ратификации обеими Договаривающимися Сторонами и сохраняет силу в течение пяти лет. Если ни одна из Договаривающихся Стороне не денонсирует Пакт за год до истечения срока, он будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет».
Однако уже 24 июня 1941 года, т.е. фактически сразу после нападения Германии на СССР, в присутствии императора была утверждена «Программа национальной политики империи в соответствии с изменением обстановки», предписывающая Японии, не вмешиваясь в европейскую войну, «скрытно завершать в то же время военную подготовку против Советского Со­юза». И далее: «Если германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для империи, империя, прибегнув к вооруженной силе, разрешит северную проблему и обеспечит стабильность положения на Севере».

Японская полковая артиллерия
Японская полковая артиллерия

После утверждения этой программы Квантунская и Корейская армии были доукомплектованы личным составом до штатов военного времени, в результате чего их численность удвоилась и достигла 700 тысяч человек. Чтобы скрыть истинный смысл данных мероприятий, им присвоили название «специальных маневров Квантунской армии», или «Кантокуэн».
Для участия в операциях против Советского Союза приказом от 5 июля 1941 г. в Японии был вновь создан 5-й флот, в состав которого пока вошли два легких крейсера и два миноносца, которые должны были блокировать пролив Лаперуза и Курильские проливы. Полностью скомплектовать 5-й флот было решено лишь перед самым началом войны против СССР.
Однако упорное сопротивление Красной Армии на советско-германском фронте заставило японских стратегов призадуматься, и уже 9 августа японское командование от­казалось от плана силового разрешения «северной проблемы» в 1941 году и взяло курс на продвижение в южном на­правлении. В первые дни после нападения на Перл-Харбор советская пресса давала сообщения о боевых действиях на Тихом океане без всяких комментариев. Но после 11 декабря, в связи с объявлением Германией войны США, тон прессы изменился. Так, 12 декабря газета «Правда» писала: «Японский агрессор бросился в очень рискованную авантюру, которая не предвещает ему ничего, кроме разгрома». В то же время в статье давалось понять, что для победы над Японией помощь с советской стороны не потребуется.
С самого начала войны США попытались вовлечь СССР в конфликт с Японией. В первую очередь американские военные мечтали получить в свое распоряжение советские аэродромы в Приморье. Давление на советское правительство оказывалось как непосредственно, так и через Англию. В конце декабря 1941 г. британский министр иностранных дел Иден обратился к Сталину с просьбой разрешить базирование американских бомбардировщиков в Приморье. Сталин, воздержавшись от каких-либо конкретных обещаний, заявил, что СССР будет в состоянии помочь союзникам на Дальнем Востоке лишь весной 1942 г.

Японцы также были крайне обеспокоены этой проблемой. 5 августа 1941 г. новый министр иностранных дел адмирал Тойода в беседе с послом Сметаниным потребовал гарантий того, что территория СССР не будет использована для действий против Японии. Такие гарантии были даны, и Советский Союз край­не скрупулезно выполнял их в 1941-1944 гг.
С середины 1943 г. японцы начали предпринимать попытки сближения с Москвой, надеясь воспользоваться ее посредничеством в мирных переговорах с Америкой. Прежде на приемы в честь годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, устраиваемые советским посольством в Токио, являлись лишь второразрядные японские чиновники. Но 7 ноября 1943 года в посольство прибыл сам министр иностранных дел Сигэмицу, причем провел здесь беспрецедентно долгое для дипломатического протокола время — 2 часа.
Однако когда Сталин через год, в официальном докладе к 27-й годовщине Октября, впервые назвал Японию агрессором — на следующий же день в токийской тюрьме были повешены советские разведчики Рихард Зорге и Ходзуми Одзако. (Их осудили еще в 1943 г., но тянули с исполнением смертного приговора).

11 февраля 1945 г. на Ялтинской конференции было подписано следующее соглашение:
«Руководители трех великих держав — Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании — согласились в том, что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников при условии:
1. сохранения статус-кво Внешней Монголии (Монгольской Народной Республики);
2. восстановления принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно:
а) возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалина и всех прилегающих к ней островов;
в) интернационализации торгового порта Дайрена с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза в этом порту и восстановления аренды на Порт-Артур как на военно-морскую базу СССР;
с) совместной эксплуатации Китайско-Восточной желез­ной дороги и Южно-Маньчжурской железной дороги, даю­щей выход на Дайрен, на началах организации смешанного советско-китайского общества с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза, при этом имеется в виду, что Китай сохраняет в Маньчжурии полный суверени­тет.
3. Передача Советскому Союзу Курильских островов».
13 февраля Молотов обратился к Государственному секретарю США Стеттиниусу с просьбой передать Тихоокеанскому флоту два-три крейсера и десять-двенадцать эскадренных миноносцев для войны с Японией. Стеттиниус отказал, но предложил послать американские корабли в Японское море для совместных операций с Тихоокеанским флотом. Но тут отказался Молотов.
28 мая Сталин в беседе с советником президента Гопкинсом и послом Гарриманом заявил о желании СССР иметь свою зону оккупации в Японии, а конкретно, на острове Хоккайдо. Американские представители воздержались от определенно­го ответа.
5 апреля 1945 г. СССР официально заявил о денонсации Пакта о нейтралитете. В заявлении говорилось:
«Пакт о нейтралитете между Советским Союзом и Японией был заключен 13 апреля 1941 г., т.е. до нападения Германии на СССР и до возникновения войны между Японией, с одной стороны, и Англией и Соединенными Штатами Америки, с другой.

С того времени обстановка изменилась в корне. Германия напала на СССР, а Япония, союзница Германии, помогает последней в ее войне против СССР. Кроме того, Япония воюет с США и Англией, которые являются союзниками Советского Союза.
При таком положении Пакт о нейтралитете между Японией и СССР потерял смысл, и продление этого Пакта стало невозможным.

В силу сказанного выше и в соответствии со статьей 3-й упомянутого Пакта, предусматривающей право денонсации за один год до истечения пятилетнего срока действия Пакта, Советское Правительство настоящим заявляет Правительству Японии о своем желании денонсировать Пакт от 13 апреля 1941 года».

Штаб японской дивизии (Маньчжурия, 1945 г.)
Штаб японской дивизии (Маньчжурия, 1945 г.)

СИЛЫ СТОРОН


К 8 августа 1945 г. Квантунская армия под командованием Ямада Отодзо состояла из 1-го и 3-го (Восточно- и Западно-Маньчжурского) фронтов, 4-й отдельной армии, 2-й и 5-й воздушных армий. На вооружении Квантунской армии было 1155 танков, 5360 орудий и 1800 самолетов. Общая ее численность достигал 960 тысяч человек. Оперативно Яма- да подчинялись 178 тысяч солдат Маньчжоу-Го и 12 тысяч Внутренней Монголии, а также Сунгарийская военная флотилия. 9 августа, уже после начала войны, в состав Квантун­ской армии был включен 17-й (Корейский) фронт. Вдоль советской и монгольской границ имелось 17 укрепленных районов (более 4500 долговременных оборонительных сооружений) общей протяженностью свыше 1000 км. Природно- климатические условия театра военных действий благоприятствовали стратегической обороне — наличие вдоль советско-манчжурской границы полноводных рек, разлившихся от дождей (август в Маньчжурии — дождливый месяц) и обширных горных систем затрудняло наступательные действия. Со стороны Монголии подступы к оборонительным рубежам были прикрыты труднопреодолимыми безводными полупустынями и Хинганским хребтом.
К началу войны группировка советских войск на Дальнем Востоке и в Монголии насчитывала до 1700000 человек, 5500 танков и самоходных орудий, более 26000 орудий и минометов, около 4000 самолетов. Все три фронта — Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные, — а также Тихоокеанский флот и Краснознаменная Амурская флотилия были объединены под Главным командованием маршала Советского Союза Василевского. Войска, прибывшие на Дальний Восток из Европы, имели богатый боевой опыт, в том числе прорыва хорошо укреп­ленных районов и действий в горной местности.

ВСТУПЛЕНИЕ СССР В ВОЙНУ


Государственные интересы СССР требовали вмешательства в войну на Тихом океане. Нетрудно смоделировать ситуацию в случае дальнейшего сохранения нашего нейтралитета. Япония, безусловно, была обречена на поражение, пусть даже не в 1945 г., так в 1946-м. В течение последующих месяцев войны, несомненно, окреп бы союз Чан Кайши с американцами. Еще до падения Японии в Китае высадились бы американские войска. После капитуляции Японии СССР оказался бы в кольце американских баз на Курильских островах и Южном Сахалине. А вдоль всей огромной границы с Китаем дислоцировались бы многочисленные армии Чан Кайши, поддерживаемые американской авиацией.
Вступление СССР в войну с Японией обезопасило наши границы с Китаем почти на 20 лет и дало возможность свободного выхода в океан нашего Тихоокеанского флота.
Считать наступление советских войск в августе 1945 г. агрессией и нарушением советско-японского договора о нейтралитете могут только недобросовестные историки или набитые дураки. Риторический вопрос: можно ли требовать выполнение договора (контракта, условий сделки и др.) от умершего или находящегося в предсмертной агонии человека? Смерть человека или его агония автоматически прекращают действие всех договоров и сделок, заключенных им. Другой вопрос, что когда речь идет о межчеловеческих отношения, то в договорах участвует и третья сторона — наследники умершего и, разумеется, государственные структуры, которые могут и должны выполнять обязательства покойного или недееспособного чело­века.
В договоре между СССР и Японией не было ни третьей стороны, ни правопреемников договаривающихся сторон. Поэтому недееспособность одной из сторон автоматически делает любой международный договор ничтожным. Так было и так будет всегда. Развал любого государства всегда затрагивает интересы его соседей — великих держав и автоматически приводит к вмешательству. Кризис власти в России в 1918 г. привел к интервенции стран Антанты и Японии, кризис Польского государства в середине сентября 1939 г. привел к вводу на его территорию советских войск, развал Югославии в 1990-х годах привел к вмешательству в ее дела стран НАТО и т. д.

Дивизионный наблюдательный пункт (Квантунская армия, 1945 г.)
Дивизионный наблюдательный пункт (Квантунская армия, 1945 г.)

Еще один риторический вопрос: что бы делала Япония, если бы немецкие войска к зиме 1941 г. вышли бы на линию Архангельск — Казань — Астрахань? Как уже говорилось, Япония имела соответствующие планы и была готова привести их в исполнение.
9 августа 1945 года объявление войны и начало наступа­тельной операции советских войск застало противника врасплох — японское командование явно недооценило угрозу, полагая, что СССР не в состоянии развернуть активные боевые действия раньше осени. Что касается японского политического руководства, то уже через несколько часов премьер-министр Судзуки на экстренном заседании Высшего совета по руководству войной заявил: «Вступление сегодня утром в вой­ну Советского Союза окончательно ставит нас в безвыходное положение и делает дальнейшее продолжение войны невозможным». И хотя Ставка незамедлительно приказала войскам «быть в готовности к ведению боевых действий против Советского Союза по всему фронту», уже на рассвете 10 августа кабинет министров поручил Министерству иностранных дел уведомить союзные державы о согласии Японии принять условия Потсдамской декларации. Все попытки противников капитуляции настоять на продолжении войны провалились, офицерский путч был подавлен, десятки заговорщиков совершили самоубийство. В полдень 15 августа по токийскому радио было передано обращение императора, который сообщил подданным о своем решении прекратить сопротивление. Однако это не остановило стремительного наступления советских войск, тем более что штаб Квантунской армии медлил с признанием капитуляции до полудня 18 августа, а на Курилах бои затянулись до 23-го.

Таким образом, создалась уникальная в военной истории ситуация, когда одна из сторон подняла вопрос о капитуляции уже на второй день войны, однако боевые действия продолжались и после капитуляции. Самое забавное, что выступление императора от 15 августа не только окончательно дезорганизовало сопротивление японской армии, но и вызвало панику в... США. Когда сразу по этого заявления Трумэн собрал высокопоставленных лиц в Белом доме, «мало кто верил в правдоподобность случившегося» — ведь «начальники американских штабов убедили президента, что Япония сдастся не раньше 1947 года, и разгром ее может стоить Америке миллиона солдат». Соединенный Штаты ни морально, ни организационно не были готовы к капитуляции Японии. Американские войска смогли высадиться в Токийском заливе лишь 27 августа. При этом произошел забавный инцидент который хорошо иллюстрирует страхи американцев перед русскими. К месту высадки прибыла группа советских дипломатов. Внезапно к ним подлетел «виллис» с американскими солдата­ми, которые под угрозой оружия заставили дипломатов ехать к командиру дивизии, а тот стал истерично орать: «На каком основании русские первыми прибыли на базу Йокосука, разве вам не известно указание генерала Макартура1 о том, что именно моя дивизия занимает базу?» Когда полковник остановился, что­бы перевести дух, дипломаты объяснили ему, что к чему. Бра­вый полковник сразу сменил тон и стал расточать комплименты русским. Этот эпизод показывает, что американцы были готовы увидеть советские войска даже в Токио.

НАСТУПЛЕНИЕ 1-ГО ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ФРОНТА


1-й Дальневосточный фронт наносил главный удар в на­правлении на Мулин — Муданьцзян. Наступление началось в час ночи 9 августа. Внезапности нападения способствовал проливной дождь. Противник был застигнут врасплох. Хотя японские гарнизоны и получили приказ о готовности к отражению возможного наступления, предпринять что-либо они не успели. Передовые батальоны, с которыми в качестве про­водников шли группы пограничников, точно выходили к намеченным объектам и уничтожали долговременные сооружения противника. О роли пограничников свидетельствует тот факт, что за два дня, 9 и 10 августа, в Приморском пограничном округе только без вести пропали 14 человек. Замечу, что потери пограничников в общие сводки не включены и полностью до г. их пор не подсчитаны.

Японский пулемет на позиции
Японский пулемет на позиции

За передовыми частями перешли в наступление главные силы фронта, которые в трудных условиях горно-лесистой местности за двое суток на отдельных направления продвинулись на 75 км и овладели укрепрайонами Хутоу, Пограничная, Дуннин. Однако, даже оставшись в тылу стремительно наступающих советских войск, многие японские гарнизоны не сложили оружия. Как отмечалось в приказе командующего фронтом: «Установлено, что в бывших укрепленных районах и, кроме того, в горах и скалах осталось еще много недобитых гарнизонов, ДОТов и огневых точек. Распыленные по лесам и сопкам мелкие группы противника возвращаются в не разрушенные огневые точки, ведут из них огонь по нашим проходящим войскам и одиночным военнослужащим». Для ликвидации обнаруженных очагов сопротивления, прочесывания и «зачистки» укрепрайонов использовались специальные штурмовые группы, саперы и тяжелая артиллерия. Отдельные японские гарнизоны продолжали сражаться вплоть до 26 августа. Особенно упорные бои шли за высоты «Верблюд» и «Острая» Хутоуского УРа2.
Эти опорные пункты сопротивлялись буквально до последнего человека — причем не только японские солдаты и офицеры, но и их семьи: по окончании боев из казематов извлекли около 700 трупов, в том числе 160 женских и детских.

Преодолев долговременную оборону противника и про­двинувшись на 100 км, 14 августа войска 1-го Дальневосточного фронта завязали бои за город Муданьцзян — крупный промышленный центр, узел дорог и опорный пункт, прикрывавший подступы к Центральной Маньчжурии. Здесь оборонялись пять японских дивизий, усиленных тяжелой артиллерией и сотнями ДОТов, каждый из которых приходилось брать приступом.
При поддержке штурмовой авиации, наносившей эффективные удары по узлам обороны противника и его резервам, наступающие советские войска сломили упорное сопротивление в районе станции Машаньчжань, форсировали реку Му­даньцзян и ворвались в город. Ожесточенные бои, доходящие до рукопашных, продолжались три дня. Японцы неоднократно переходили в контратаки. Сотни смертников охотились за советскими офицерами и генералами, уничтожали танки и авто­мобили. Особенно тяжелая обстановка сложилась в полосе наступлении 26-го стрелкового корпуса, передовые части которого даже вынуждены были под натиском противника отойти на 8-10 км.
И все-таки 16 августа, полуокруженный и атакованный с востока и северо-запада, Муданьцзян пал. Здесь были разгромлены основные силы 5-й японской армии. Ее командующий впоследствии вспоминал: «Мы не ожидали, что русская армия пройдет через тайгу, и наступление русских внушительных сил со стороны труднодоступных районов оказалось для нас совершенно неожиданным. Потери 5-й армии составили более 40 тысяч, то есть около 2/3 ее состава. Ока­зывать дальнейшее сопротивление армия не могла. Как бы мы ни укрепляли Муданьцзян, отстоять его не представлялось возможным».
Сломив сопротивление, войска 1-го Дальневосточного фронта двинулись на Харбин и Гирин.
19 августа из Харбина в штаб 1-го ДВФ был доставлен начальник штаба Квантунской армии генерал Хата, которому был предъявлен ультиматум для передачи командующему Квантунской армией генералу Ямада. В ультиматуме советское командование требовало «немедленно прекратить боевые действия частей Квантунской армии повсюду, а там, где окажется невозножным быстро довести до сведения войск приказ о немедленном прекращении боевых действий, прекратить боевые действия не позднее 12.00 20 августа 1945 г.»

Пленные японцы
Пленные японцы

В тот же день японские войска начали массово сдаваться в плен.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 2-ГО ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ФРОНТА


Согласно плану наступления фронт наносил главный удар из района Ленинское на сунгарийском направлении. 15-я армия должна была во взаимодействии с двумя бригадами речных кораблей Амурской флотилии и при поддержке авиации 10-й воздушной армии форсировать Амур по обе стороны устья реки Сунгари, овладеть городом Тунцзян и развивать наступление на Цзямусы и Харбин.
Наступление началось в ночь на 9 августа. Лето 1945 г. вы­далось дождливым, вода в реках поднялась, вышла из берегов и затопила окрестности. Это сильно осложняло наступление советских войск. Места, намеченные для сосредоточения войск, оказались под водой, дороги размыты. Заболоченные берега Амура крайне затрудняли подход к реке и выбор участков для переправ.
Чтобы обеспечить форсирование Амура, командование фронта усилило 15-ю армию понтонными парками, плавающими автомобилями и баржами Амурского речного пароходства. Но главную роль сыграли корабли Краснознаменной Амурской флотилии. Они переправили большую часть войск и боевой техники, а также подавляли артиллерийским и пулеметным огнем огневые точки противника, располагавшиеся на берегу и мешавшие форсированию реки. Преодолевая со­противление японцев, передовые отряды 9 августа заняли не­сколько островов на Амуре, плацдарм севернее города Тунцзян и овладели городом Фуюань, разгромив там японский гарнизон.
В ночь на 10 августа началась переправа основных сил. Не дожидаясь полного сосредоточения, переправившиеся под­разделения 361-й стрелковой дивизии перешли в наступление и овладели городом Тунцзян.

Упорные бои развернулись за Фугдинский укрепрайон. На южной окраине Фугдина находился военный городок, окруженный противотанковым рвом и валом с пулеметными Дотами и Дзотами. В самом городке, который обороняли три батальона, была целая система артиллерийских и пулеметных ДОТов, замаскированных под жилые дома и соединенных между собой траншеями и ходами сообщения, а так­же 20-метровых металлических вышек с бетонными колпаками. Советским войсками при поддержке танков и корабельной артиллерии пришлось штурмовать Фугдин два дня. Уличные бои отличались редкостным ожесточением — вплоть до рукопашных схваток.
После ликвидации Фугдинского укрепрайона, корабли вы­садили десант в Цзямусы, откуда войска двинулись по обоим берегам Сунгари на Харбин. Однако, вопреки официальной версии, первыми в Харбин вошли моряки Краснознаменной Амурской флотилии.
Одновременно с участием в Маньчжурской наступательной операции, войска 2-го Дальневосточного фронта совместно с Тихоокеанским флотом провели еще одну — Сахалин­скую. Освобождали Южный Сахалин войска 56-го стрелкового корпуса. На прорыв главной линии японской обороны — Харамитогского укрепрайона — им потребовалось 7 суток. Тем временем в тылу японской группировки были высажены десанты — в портах Торо, Эсуторо, Маска (здесь противник оказал упорное сопротивление), Конто и на военно-морской базе Отомари. Последние японские части на Южном Саха­лине капитулировали лишь 25 августа.

НАСТУПЛЕНИЕ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО ФРОНТА


В авангарде Забайкальского фронта наступала 6-я Гвардейская танковая армия, наносившая главный удар в направлении на Чанчунь. За первые пять суток танкисты прошли 450 км, с ходу преодолели хребет Большой Хинган и вырвались на оперативный простор Центральной Маньчжурской равнины. Таким образом, первая задача — закрепить за собой хинганские перевалы, не допустив подхода резервов противника, — была выполнена. Однако дальнейшее наступление на Чанчунь и Мукден замедлилось — начались проблемы с горючим, так как танкисты далеко оторвались от тылов, и пришлось использовать для снабжения армии транспортную авиацию. Кроме того, ливневые дожди размыли дороги, танки и автомобили застревали в грязи, люди по нескольку суток не получали хлеба и горячей пищи. Но советские войска не останавливались. От города Тунляо на юго-восток танковые части продвигались по железнодорожному полотну, так как дожди и разлив рек превратили низменности вокруг в сплошное болото. На протяжении 120 км танки шли со скоростью 4-5 км/ч, а автомобили - 5-6 км/ч.
Еще труднее развивалось наступление на левом фланге фронта, где действовала 36-я армия. Ей предстояло прорывать самый мощный из японских УРов - Хайларский. Этот укрепрайон, который японцы обустраивали 10 лет, насчитывал более 200 долговременных огневых точек — ДОТов, ДЗОТов, бронеколпаков, — на подавление которых нашим войскам потребовалось шесть дней, а остатки хайларской группировки противника капитулировали лишь 18 августа. Но даже после этого смертники-одиночки не прекратили со­противления — по рассказам очевидцев: «враг при отходе оставляет снайперов-смертников и диверсионные группы, которые обстреливают проходящие машины, пытаются взорвать мосты, склады и промышленные предприятия... На кладбище в районе командного пункта дивизии обнаружен японский снайпер. Он был замурован в надмогильный памятник и имел запас продовольствия и воды на десять суток. В нише другого памятника найден прикованный цепями пулеметчик».

После ликвидации другого укрепрайона — Халун-Аршанского — отходившие оттуда японские части несколько раз пытались контратаковать наши войска в районе городов Солунь и Ваньемяо. Последние очаги сопротивления здесь были ликвидированы лишь к 30 августа.
С юга действия главных сил обеспечивала конно-механизированная группа генерал-полковника Плиева, в состав кото­рой, кроме советских частей, входили также и союзные войска монгольской Народно-Революционной армии. В первые дни наступления КМГ попросту рассеяла небольшие конные отряды князя Дэвана — главы прояпонского монгольского правительства. Попытка противника контратаковать закончилась для него плачевно — сначала по дикой монгольской коннице, не имевшей ни бронетехники, ни артиллерийской и воздушной поддержки, был нанесен штурмовой удар советской авиации,; а затем в атаку пошли «тридцатьчетверки». Как вспоминал сам Плиев: «Рев моторов навел ужас на людей и лошадей. Обезумевшие животные, шарахаясь друг на друга, сбрасывали се­доков и табуном мчались по степи, унося на себе чудом удержавшихся в седле всадников. После этой безумной скачки поле покрылось трупами».

14 августа части КМГ после небольшой перестрелки овладели городом Долоннор и захватили дворец князя Дэвана в Барун-Сунитване. Войска князя разбежались, а сам Дэван удрал в сторону города Гуйсуй.
К 20 августа, взяв штурмом город Чжанбэй и Калганский укрепрайон и без боя овладев городом Жэхэ, конно-механизированная группа двинулась на Пекин. Но у Великой Китайской стены, на границе Внутренней Монголии и Китая, войска были остановлены приказом командования. А ведь «до столицы Китая остался один «прыжок» — сокрушался Плиев. — Но пришлось приостановить наступление и отойти на север, за Великую Китайскую стену».

Допрос японских генералов советскими офицерами
Допрос японских генералов советскими офицерами

Тем временем, чтобы ускорить капитуляцию Квантунской армии, в ключевых пунктах дислокации японских войск — в Харбине, Чанчуне, Гирине, Мукдене, Порт-Артуре, Дайрене, Пхеньяне — высаживаются советские воздушные десанты. В Мук­дене десантники пленили маньчжурского императора Пу И, а в Чанчуне советский уполномоченный полковник Артеменко явился прямо в штаб командующего Квантунской армией генерала Ямада, который в это время проводил совещание. «Советский офицер прервал его и вручил японцам требование о немедленной и безоговорочной капитуляции. Командующий молчал. Дар речи вернулся к нему только с появлением над го­родом наших десантных самолетов и бомбардировщиков. Тут Ямада сделал попытку оговорить какие-то свои условия. Как и полагалось по инструкции, И. Т. Артеменко наотрез отверг их и решительно потребовал немедленной капитуляции. Командующий первым снял саблю и вручил ее особоуполномоченному, признавая себя пленником Советской Армии. Вслед за ним то же самое проделали и все другие японские генералы, находившиеся в кабинете».
22 августа капитулировал начальник гарнизона Порт-Артура Кобаяси. Но когда он протянул советскому представителю свой самурайский меч — тот вернул клинок обратно: личный приказ Сталина предписывал оставлять холодное оружие бывшим японским офицерам. Через день в Порт-Артур вошли части 6-й Гвардейской танковой армии.
Это событие имело не только символическое значение — вернувшись в Порт-Артур, Россия смыла с себя позор поражения в русско-японской войне сорокалетней давности, — но и важнейшие геополитические последствия. Заключив с китайским правительством договор о совместном использовании Порт-Артура в качестве военно-морской базы и оперативно введя туда войска, Сталин не только узаконил статус Советских вооруженных сил в Китае, но и опередил американцев — когда правительство США потребовало от командования своих ВМФ высадить десант в Дальнем и Порт-Артуре, американские адмиралы категорически отказались. Они прекрасно понимали, что это может привести к вооруженному конфликту с Красной Армией.

ДЕЙСТВИЯ ТИХООКЕАНСКОГО ФЛОТА


9 августа 1945 г. в час ночи по флоту был дан сигнал о раз­решении применять оружие и введен в действие оперативный план. Который, впрочем, был составлен так, как будто шел июль 1941 г., а не август 1945-го. Первым делом у баз флота выставили минные заграждения и дозорные подводные лодки.
Лишь после этого морская авиация нанесла бомбово-штурмовые удары по японским базам на северокорейском побережье (потеряв от зенитного огня 8 самолетов), а торпедные катера совершили набеги на порты Расин и Сейсин. Десантные операции начались 11 августа, когда без боя был захвачен порт Юки. Два дня спустя был высажен десант в порту Расин, затем — в Сейсине и Гензане. Серьезного сопротивления на суше не было, зато на минах подорвались несколько кораблей.

Десант на Курильских островах. С картины А. И. Платнова
Десант на Курильских островах. С картины А. И. Платнова

18 августа началась Курильская десантная операция, и здесь, при высадке на остров Шумшу, морякам пришлось вы­держать тяжелый бой. Японцы оборонялись отчаянно, потопив пограничный катер и 4 десантных судна и повредив еще 8. Японская пехота неоднократно контратаковала, пытаясь сбросить десант в море, дважды эти атаки поддерживали танки, но не добились успеха, потеряв 15 машин. На следующий день противник предложил прекратить боевые действия, однако всячески затягивал переговоры. Гарнизон Шумшу капитулировал лишь 23 августа.
5 дней спустя началась высадка на острова южной части Курильской гряды — Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Японские гарнизоны сопротивления не оказывали.

ИТОГИ ВОЙНЫ


2 сентября 1945 г. Сталин обратился к гражданам СССР «Поражение русских войск в 1904 г. в период русско-японской войны оставило в сознании народа тяжелые воспоминания. Оно легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старшего поколения, этого дня. И вот, этот день на­ступил. Сегодня Япония признала себя побежденной и под­писала акт безоговорочной капитуляции. Это означает, что Южный Сахалин и Курильские острова отойдут к Советскому Союзу, и отныне они будут служить не средством отрыва Советского Союза от океана и базой японского нападения на наш Дальний Восток, а средством прямой связи Советского Союза с океаном и базой обороны нашей страны от японской агрессии.
Наш советский народ не жалел сил и труда во имя победы. Мы пережили тяжелые годы. Но теперь каждый из нас может сказать: мы победили. Отныне мы можем считать нашу отчизну избавленной от угрозы немецкого нашествия на западе и японского нашествия на востоке. Наступил долгожданный мир для народов всего мира». (Газета «Правда» от 3 сентября 1945 г.)

Капитуляция японской армии. С картины П. Ф. Судакова
Капитуляция японской армии. С картины П. Ф. Судакова

Можно по-разному относиться к личности Сталина, но не приходится сомневаться в том, что в сентябре 1945 г. с этими его словами были согласны 99,9% русских людей внутри страны и подавляющее большинство русских людей, находившихся в эмиграции.
Именно Красная Армия, а не американские ядерные бом­бы заставили капитулировать Японию. Американские и британские штабы подготовили планы десантных операций на 1946-й и даже на 1947 год. Поэтому в августе 1945 г. все американцы приветствовали вступление СССР в войну. Сенатор Т. Коннэли, узнав о заявлении советского правительства от 8 августа 1945 г., воскликнул: «Благодарение богу! Война уже почти окончена». Американский генерал К. Ченнолт, командовавший тогда военно-воздушными силами США в Китае, заявил корреспонденту «Нью-Йорк Таймс»: «Вступление Советского Союза в войну против Японии явилось решающим фактором, ускорившим окончание войны на Тихом океане, что произошло бы даже в том случае, если бы не были применены атомные бомбы. Быстрый удар, нанесенный Красной Армией по Японии, завершил окружение, приведшее к тому, что Япония оказалась поставленной на колени».

Потери Красной Армии, Тихоокеанского флота и Амурской флотилии в этой войне составили 12031 человек убитыми и 24425 человек ранеными и заболевшими. Кроме того, потери понесли и пограничники — только в Приморском пограничном округе по­гибли и пропали без вести 78 человек. Наши союзники — цирики МНР — потеряли 72 человека убитыми и 125 ранеными.
Потери японских войск составили свыше 700 тысяч солдат и офицеров, из них около 84 тысяч убитыми и более 640 тысяч пленными, из которых 609,5 тысяч — японцы. В это число не вошли пропавшие без вести и дезертиры. В Маньчжурии сдалось в плен 148 генералов японской императорской армии.
Ввод советских войск в Северный Китай значительно усилил коммунистические войска, предводительствуемые Мао Цзэдуном. В октябре 1945 г. гоминьдановцы собирались высадить десант в порту Дальнем, чтобы зайти в тыл коммунистам. Но советское правительство не позволило этого, заявив, что порт в соответствии с советско-китайским соглашением от 14 августа 1945 г. предназначен для перевозки товаров, а не войск. Еще более весомым аргументом стало наличие в том районе восьми советских дивизий. Присутствие советских войск на се­вере Китая послужило сдерживающим фактором, не позволившим США вмешаться в китайскую гражданскую войну, что в конечном счете предопределило победу коммунистов.
Наконец, в ходе августовской войны Советский Союз вернул себе ранее принадлежавшие России территории — Южный Сахалин и Курильские острова. Но было ли это достаточной компенсацией за решающий вклад СССР в победу во Второй мировой войне?



1Главнокомандующий американскими силами на Тихом океане.
2УР - укреплённый район

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 10024

X