XXIV. Заключение
В начале книги мы дали оценку стратегического значения островов. Однако неправильно было бы думать, что тогдашняя общая обстановка вызвала необходимость их занятия. Это не совсем так. Вопрос занятия Балтийских островов на тот момент уже потерял свою остроту.
Ранее существовавшая угроза северному флангу германского Восточного фронта с моря значительно уменьшилась вследствие пассивного образа действий противника как в районе Рижского залива, так и в самом заливе, притом и на сухопутном фронте, и на море. Следовательно, настоятельной необходимости занятия островов не было, и роль их для последующих операций также была почти ничтожной. Но, начиная с 1915 г., было стремление обеспечить себя от угрозы с моря и вместе с тем захватить обратно исконные немецкие земли. Далеко не маловажное значение имели также и чисто психологические результаты такого удара по русскому фронту: «удар нацелен на Петербург».

Таковы, в общем, причины, повлиявшие на решение верховного командования. К тому же верховное командование и морской генеральный штаб смогли как раз в подходящий момент предоставить для задуманной операции необходимые силы. Столь серьезная операция, в которой приняли участие 25 000 сухопутных войск и значительная часть военно-морских сил с выделенными для этой цели лучшими боевыми кораблями, была немыслима без предварительного серьезного обсуждения и тщательной подготовки. Последнее было тем более необходимо, что никакого опыта в этом отношении не имелось. Прежде всего нужно было основательно разработать план предстоявшей операции и серьезно проанализировать всю сумму разнообразных факторов в их взаимной связи.
Необходимо при этом подчеркнуть ту роль, которую сыграло самое тесное взаимодействие армии и флота, буквально во всех инстанциях, начиная от штаба флота и штаба корпуса и кончая командирами судов и командирами батальонов. В этой гармоничной работе не было и тени соперничества: все были преисполнены единым желанием добиться полного успеха операции. Взаимное понимание и стремление к нему, а равно и желание во что бы то ни стало оказать друг другу взаимную помощь и поддержку создали необходимые предпосылки для успешного выполнения серьезной задачи, стоявшей перед сухопутными войсками и флотом, призванными впервые действовать совместно.
Разработка плана операции осложнялась тем обстоятельством, что операцию приходилось вести в позднюю осеннюю пору, причем энергично проводившаяся в это время подводная война сильно затрудняла выполнение задуманной операции.

Дерзанию должно было предшествовать серьезное обдумывание.
По счастливой случайности, намеченный ранее 6-дневный подготовительный период из-за плохой погоды фактически оказался в три раза продолжительнее. Такое удлинение подготовительного периода весьма благоприятствовало успешному завершению операции.
Только в дни, предшествовавшие морскому переходу, выяснилось, насколько медленно привыкают и осваиваются войска с совершенно незнакомыми для них условиями и задачами.
В предыдущих главах указывался ряд недочетов, обнаружившихся уже в процессе самой операции.
Считаем нужным остановиться еще на следующем вопросе.
Бросается в глаза, что сухопутные и морские офицеры одинаково незнакомы с организацией, вооружением и тактикой другого вида вооруженных сил. Несмотря на то, что лично я благодаря моей предшествовавшей связи с флотом не считал себя уж совершенно ему чуждым, все же, попав в роль начальника штаба десантного корпуса, я чувствовал себя довольно часто в неприятном положении профана. Затем мне довольно часто приходилось наблюдать, какие долгие предварительные переговоры приходилось вести сухопутным и морским офицерам, чтобы понимать друг друга.
Обязанность предусмотрительно работающего министерства обороны — добиться взаимного понимания командного состава армии и флота. При этом нельзя ограничиваться только командированием нескольких офицеров на какие-нибудь 3 дня на миноносец или на стрельбу.
По моему мнению, безусловно необходимо организовать специальную подготовку к «комбинированным операциям» определенного кадра и в армии, и во флоте. Это, конечно, вовсе не исключает необходимости использования сухопутных и морских офицеров связи.
Если проследить выполнение этой своеобразной и совершенно самостоятельной операции, то приходишь к выводу, что она была основательно задумана и тщательно подготовлена, выполнялась под целеустремленным руководством, прошла планомерно и завершилась ожидаемым успехом.

В течение недели были заняты острова Эзель и Моон, а через 2 дня был занят о. Даго. Общие потери, считая и флот, исчисляются в 400 чел., что составляет каплю в море по сравнению с 20 000 русских, взятых в плен, 140 захваченными орудиями и гибелью линейного корабля «Слава» и эсминца «Гром».
Правда, потери кораблей русского флота были малы, точно так же как и число боевых потерь в личном составе. Вполне естественно поэтому утверждение русских, что мы-де сильно раздули свой успех.
Такой полный успех был возможен только потому, что, помимо имевшегося тщательно разработанного плана операции, отлично подготовленное и способное принимать на себя ответственность за свои решения командование смело руководило операцией. Перед лицом такого противника, каким были русские в то время, можно было многое себе позволить, хотя нужно отдать справедливость, что русские войска ожесточенно дрались в Оррисарском предмостном укреплении, а на Кассарском плесе и в Моон-Зунде они храбро защищались.
Следует остановиться на той трагедии, которая произошла с русской обороной.
В 1917 г. русскими были осуществлены серьезные оборонительные мероприятия. Пролив Моон-Зунд был настолько углублен, что он стал доступен для линейных кораблей. Минные заграждения были усовершенствованы и усилены; количество их было увеличено до небывалых размеров. Но главную гордость представляла Церельская батарея, имевшая на своем вооружении орудия дальнобойностью в 28,8 км, т. е. на 8,4 км больше, чем судовая артиллерия германских линейных кораблей, которые поэтому едва ли были в состоянии с ней состязаться.

Русские были уверены, что, обладая столь мощными оборонительными средствами, они будут в состоянии отразить атаки немцев, особенно после того, как германские суда после прорыва в 1915 г. через Ирбенский пролив снова были вынуждены уйти из Рижского залива и в 1916 г. ограничивались только демонстративными действиями.
Начальник штаба 107-й пех. дивизии полк. Георгиевич выразил после своего пленения удивление, что германцы использовали столь крупные силы, во много раз превосходившие силы обороны. Раньше германцы обычно наступали с более слабыми или по крайней мере равными силами.
Ход событий показал правоту этого заявления. Однако поставить это в упрек германскому сухопутному и морскому командованию нельзя. С одной стороны, необходимо было сосредоточить превосходные силы для безусловного обеспечения успеха, в этом отношении Галлиполи послужили предостерегающим примером, а с другой — следует с удовлетворением констатировать, что в период операции «Альбион» ни на каком ином участке театра военных действий не было неудач.

Заслуга столь блестящего успеха принадлежит и армии и флоту, однако не в равной степени. Со стороны флота в операции принимала участие значительная часть сил флота Открытого моря. Ему пришлось возобновить свои действия после продолжительного срока полного бездействия. Флот в этой операции обеспечил переброску десантного корпуса и его высадку на берег, кроме того, он переправлял войска на острова Моон и Даго. Флот своими действиями создал необходимые условия для занятия сухопутными войсками островов, захвата большого числа пленных и большого трофейного имущества. Затем, помимо тактической поддержки войск, действовавших на островах, флот одним только фактом своего появления оказал им сильную моральную поддержку. Таким образом, львиная доля заслуги в успехе операции принадлежит флоту.
После занятия Балтийских островов вообще коренным образом изменилась общая обстановка в восточной части Балтийского моря. Занятие Балтийских островов означало не только утверждение господства в Рижском заливе и обеспечение правого фланга Восточного фронта. Владея о. Даго, мы оказывались у входа в Финский залив, в котором находился русский флот, прикованный к Ревелю и Гельсингфорсу и значительно ограниченный теперь в свободе своих действий. Морская война в Балтийском море могла считаться законченной. Доставка из Швеции руды, необходимой для нашего народного хозяйства, в частности для военной промышленности, была теперь в значительной степени обеспечена.

Престиж Англии тоже был задет. По мере того как закатывалась русская звезда, повышалась заинтересованность англичан в Балтийском море. Дело не ограничивалось одним лишь усилением подводными лодками русского Балтийского флота. Англия активно влияла также и на способ ведения морской войны своими союзниками, и на их мероприятия по обороне островов. Обстановка благоприятствовала созданию Англией опорных пунктов на будущие времена в этой части морей, омывающих берега Европы, и распространению на них своего могущества. Но все эти планы сразу же рухнули, как только немецкие солдаты 12 октября твердо ступили своей ногой на о. Эзель. Престиж Англии был сильно подорван, и ее интересы заметно пострадали. Столь благоприятные условия для расширения английского могущества вновь сложатся не скоро. К этому следует добавить то недовольство, которое было вызвано занятием англичанами Мурманского побережья. В качестве.залога за урегулирование русских финансов англичане хотели присоединить к своей территории не только Мурманское побережье, но и бывший Прибалтийский край. Кроме того, они претендовали на получение в течение 40 лет почтовых и таможенных доходов. Через год, в результате печально закончившейся войны, мы снова потеряли острова. Все, что было достигнуто немецким умом, умением и храбростью, проявленными в операции «Альбион», пошло насмарку.
Выходит, что не осталось ничего, кроме воспоминания и обогащения нашей военной истории еще одной блестяще выполненной операцией.
Однако неправильно было бы так думать.
Превратности судьбы и ход мировой истории неизвестны.
Неизвестно, какие задачи предстанут перед нами в будущем. Но эти цели не должны лежать в других частях света. Нам выгоднее получить обратно в свое владение наши исконные земли на востоке.
И если тогда будет использован богатый опыт операции «Альбион», то занятие Балтийских островов в октябре 1917 г., несмотря на их потерю, окажется не напрасным.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2364

X