XXI. Перевозка войск, высадка и выводы
В первый день удалось высадить в бухте Тагалахт следующие части: 4 пех. полка (11 батальонов), 5 самокатных батальонов, 3 батареи, всего 530 лошадей и 100 повозок.
Дальнейшая высадка орудий, лошадей и повозок производилась не тем темпом, как это было желательно. Вследствие неблагоприятной погоды производство высадки в последующие дни было крайне затруднено, а временами она была и вовсе невозможна, причем заметно уменьшилось количество высадочных приспособлений. В дополнительном пункте высадки у Памерорт удалось выгрузить оба полевых орудия только днем 14 октября. Их отсутствие заметно давало себя чувствовать.
И все же, невзирая на все трудности, вызванные плохой погодой и выявившейся необходимостью внесения некоторых изменений уже в процессе самой высадки, установленный для нее четырехдневный срок был превышен не намного. Уже вечером 15 октября в Либаву вернулись 6 пароходов за вторым эшелоном, высадка которого была назначена в Аренсбурге. Такое решение было вызвано желанием предохранить второй эшелон от атаки неприятельских подводных лодок.
17 октября вышли в Аренсбург еще 7 пароходов, имевших на борту мортирную батарею и разного вида грузы.
Скорейший перенос базы в Аренсбург был необходим ввиду больших расстояний и плохого состояния дорог на о. Эзель.
18 октября вышли еще 4 парохода с войсками, предназначенными для высадки на о. Даго.
Транспортный флот прибыл, не понеся никаких потерь, вовремя в бухту Тагалахт. Точно так же благополучно были совершены: переход части транспортного флота в Аренсбург, обратный переход другой его части в Либаву и перевозка второго эшелона в Аренсбург. Большая заслуга в этом принадлежит контр-адм. Рейтеру, командовавшему 2-й разведывательной группой и обеспечивавшему транспортный флот своими крейсерами и приданными миноносцами.
Всего же, считая переброску войск на о. Даго и обратную их переброску в Либаву, было перевезено: около 58 400 офицеров и солдат, 13 200 лошадей, 3500 повозок и 8500 т различных грузов.
Громадная работа, выполненная командами пароходов под энергичным руководством командующего транспортным флотом капитана 1-го ранга фон Шлика, заслуживает исключительной оценки. Действия капитана 1-го ранга фон Шлика были поддержаны целесообразными мероприятиями контр-адм. фон Рейтера. Последний за счет команд своих крейсеров усилил слишком малочисленные экипажи транспортов. Кроме того, он оказал помощь личным составом и различными выгрузочными средствами как в период совершения высадки, так и при разгрузке транспортов. Дело в том, что при высадке положено иметь три смены специалистов, а между тем выделить их полностью из состава транспортного флота не представилось возможным. Кроме того, выгрузка с пароходов могла задержаться из-за отсутствия необходимого количества плавучих средств, как то: баркасов и буксиров. Командование Особого отряда, в свою очередь, предоставило на первые два дня высадки моторно-весельные катера, имевшиеся в авангарде 3-й эскадры, моторные катера 2-го дивизиона тральщиков и прочие необходимые плавучие средства в виде буксиров, лихтеров и баркасов.
Что касается самой организации, то она оказалась нецелесообразной.
Так, руководство посадкой и высадкой находилось в различных руках. Первой, например, руководил морской транспортный отдел, не подчиненный командующему Особым отрядом; ответственность же за высадку лежала на командующем транспортным флотом.
Высадка значительно труднее, чем посадка на суда. Объясняется это неопределенностью обстановки, причем сплошь и рядом приходится высаживать десант на открытом берегу, в условиях невозможности заранее предвидеть, какова будет погода, и вдобавок под воздействием противника.
Поэтому становится понятным, что то лицо, которому приходится руководить значительно более трудной операцией, каковой является высадка, должно иметь серьезное влияние и на посадку на суда, а еще лучше — чтобы оно само ею и руководило.
С целью обеспечить выполнение пожеланий тех инстанций, которые заняты подготовкой морской операции, целесообразно командировать представителей от них в распоряжение командующего транспортным флотом. Последний же должен подчиняться командующему морскими силами, который, в свою очередь, обязан, если понадобится, оказывать помощь транспортному флоту личным составом и необходимыми средствами.
Затем, необходимо в период подготовки уделять больше внимания тренировке в высадке, а не в посадке. При этом занятия необходимо проводить в обстановке, по возможности похожей на обстановку предстоящей высадки. Что именно для этого требуется и каков должен быть масштаб этих занятий, относится безусловно к компетенции командующего транспортным флотом. Во всяком случае, нельзя ограничиваться только занятием с солдатами, пренебрегая быстрым выполнением выгрузки и погрузки лошадей и повозок.
Помимо всего прочего, быстрота производства высадки зависит главным образом от численности личного состава; руководящего высадкой, и от количества разгрузочных средств. Оба эти фактора играют решительную роль при распределении войсковых частей по транспортам и при обеспечении последовательности выполнения самой высадки.
В операции «Альбион» лица, уполномоченные руководить посадкой, представили еще в Берлине в Морской транспортный отдел перечень всего необходимого для организации посадки, с учетом тех мероприятий, которые должны были быть проведены на пароходах для размещения людей, лошадей и повозок. Но, вследствие того что подготовительный период сильно затянулся, а количество войск, привлекаемых к участию в десантной операции, все увеличивалось, высшие же командные инстанции высказывали целый ряд своих пожеланий, потребовалось внесение значительных изменений в ранее представленный перечень. Этого нужно всячески избегать. Что касается распределения войск по транспортам, то оно должно производиться лишь после того, как выработан план высадки десанта и первой операции последнего на суше.

Последовательность высадки десанта должна быть разработана на каждом пароходе, и ее нужно обязательно придерживаться. Ею же, естественно, нужно руководствоваться при планировании посадки. Во время высадки на о. Эзель оказалось нецелесообразным устанавливать последовательность высадки в масштабе всего транспортного флота, а не для каждого парохода в отдельности. Иначе, при слишком ограниченном числе лиц, распоряжающихся выгрузкой, и количестве выгрузочных средств приходится терять много времени на переброску как личного состава, распоряжающегося выгрузкой, так и выгрузочных средств, и самую высадку приходится выполнять последовательно. Затем приходится прибегать к различного рода комбинациям и компромиссам для удовлетворения многочисленных, притом противоречивых, пожеланий; понятно, что удовлетворить их подчас бывает довольно трудно. Дать какой- нибудь определенный рецепт, пригодный в любой обстановке, конечно, нельзя, имея в виду, что в каждом Отдельном случае условия тактического использования войск после их высадки на сушу будут далеко не одинаковы.
Если после высадки потребуется высокая подвижность высаженных войск, то необходимо иметь в составе десанта самокатные части, но отнюдь не конные, так как высадка конского состава занимает слишком много времени. Между прочим, до прибытия верховых лошадей целесообразно обеспечить командный состав самокатами.
Большие неудобства вызывает дробление штатных подразделений, во-первых, ввиду трудности наблюдения за ними в период их нахождения на судах и, во-вторых, с точки зрения их быстрого сосредоточения после высадки. В разбираемой операции пришлось дробить штатные подразделения вследствие того, что фактическая их численность оказалась в момент посадки ниже той, которая была заявлена.
Затем, при распределении по транспортам боевых припасов и продовольственных грузов нельзя исходить только из тоннажа и грузить их на ограниченное количество пароходов. Эти оба вида снабжения могут очень быстро потребоваться войскам на берегу. К тому же сосредоточение слишком большого количества боевых припасов на одном пароходе связано с риском для перевозимых на нем подразделений, особенно имея в виду далеко не достаточную обеспеченность пароходов от мин и попадания торпед.
Большое количество захваченных на о. Эзель пленных и невозможность их быстрого вывоза вызвали ряд серьезных затруднений продовольственного порядка; если бы продовольствие было погружено на небольшие пароходы, то его можно было бы использовать гораздо удачнее. Следует также указать на необходимость иметь на транспортах, перевозящих войска, достаточное количество суточных дач продовольствия на случай затяжки высадки из-за волнения.
Наконец, нужно указать на необходимость высадки в первый же день санитарных учреждений или хотя бы их подразделений. Несмотря на то что при совершении походного движения санитарная часть обычно следует вслед за боевыми частями, она может развернуться на поле боя не скорее, чем в 3—4 часа. При десантной же операции санитарные части должны высаживаться возможно раньше, так как если их высаживать вслед за боевыми частями, то они окажутся на суше лишь через несколько дней и не смогут обслужить ведущие бой войска.
Конский состав хорошо перенес морской переход; несмотря на то что некоторые лошади пробыли в тесных боксах на судах по 12 суток, они против всяких ожиданий совершенно от этого не пострадали; были случаи, что непосредственно после высадки пришлось совершить сразу же два перехода продолжительностью по 40 км каждый. Рекомендуется только обеспечить для конского состава достаточный запас пресной воды. Между прочим, для лошадей тяжелого типа боксы оказались слишком короткими, выгрузочные же боксы имели слишком непрочную конструкцию.
Ввиду большой поспешности, присущей обычно любой высадке, к тому же нередко выполняемой под огнем противника, должны быть созданы вполне отчетливые условия подчинения, не исключая и дисциплинарных прав, имея в виду: руководство высадкой, «гарнизон» судна (коменданты), личный состав, руководящий выгрузкой, личный состав по обслуживанию мелких судов и баркасов, офицера, руководящего высадкой, и наконец высаживающиеся войска. Из-за отсутствия строго установленной системы подчинения высадка не только может затянуться, но и вообще сорваться. Кроме того, могут быть напрасные потери.
Для планомерного выполнения посадки и высадки существенно важно, чтобы выделяемые военно-морским и транспортным флотами в довольно значительном числе морские офицеры связи были основательно ознакомлены с оборудованием пароходов.
Для войскового командования чрезвычайно важно, чтобы при производстве десанта возможно скорее была установлена связь между берегом и судами, притом независимо от флота. Для этой цели могут быть использованы оптические, телефонные и радиотелефонные средства связи, а также быстроходные катера. Недопустимо, чтобы сухопутное командование во время своего нахождения на борту вовсе устранялось от руководства; наоборот, в этот критический период ему должна быть обеспечена возможность проявить свою инициативу.
Кроме того, рекомендуется дублировать средства связи, дабы более надежно обеспечить, работу службы связи. Затем необходимо обеспечить связь между теми судами, на которых находятся высшие начальники и их штабы.
Нецелесообразно использовать части связи целиком; наоборот, рекомендуется распределять их подразделения по нескольким пароходам, в соответствии с последовательностью высадки и их предполагаемым использованием после высадки. При такой системе, естественно, неизбежно дробление подразделений связи.

Затем, нельзя упускать из виду необходимость последующей своевременной замены, в соответствии с намеченным планом операции, ранее высадившихся подразделений связи высаживающимися позднее, дабы освободить первые для выполнения своих прямых задач. Например, на о. Эзель установленная от бухты Тагалахт средствами 42-й пех. дивизии связь была слишком поздно принята в эксплуатацию корпусным телефонным отделением.
Само собою понятно, что большее количество пунктов высадки имеет преимущество. Однако неправильно было бы обозначать пункты высадки с пароходов дощечками больших размеров с нанесенными на них номерами. Кроме того, необходимо стремиться, чтобы командование смогло распоряжаться своими подразделениями тотчас же после их высадки. Поэтому для роты не должно назначаться более одного пункта высадки. Рекомендуется, в частности, иметь на всех пунктах таблички с номерами, причем командующий транспортным флотом сообщает пароходам, какие именно пункты высадки предназначаются для определенных войсковых частей подразделений.

Для выгрузки конского состава и повозок не рекомендуется создавать караваны плавучих средств на буксирах. Выгрузка может быть выполнена быстрее всего, если катера, баркасы и буксиры будут двигаться вдоль боксов с лошадьми, забирая на борт по одному боксу. На каждом транспорте, особенно в ночное время, должны обязательно находиться флотские командиры.
Высаженные части должны быть немедленно удалены от пунктов высадки и выдвигаться вперед. Создаваемая предмостная позиция расширяется по мере удаления войск от берега и прибытия новых частей. Предмостная позиция должна иметь известную глубину, дабы в случае какой-либо неустойки продолжение высадки не нарушалось. Поэтому, повторяем, высадившиеся части должны немедленно же продвигаться вперед. Но тут выдвигается на сцену другой момент: для своей полной боеспособности части нуждаются в различного рода средствах (пулеметы, боевые припасы, продовольствие). На о. Эзель противник оказал слабое сопротивление, которое и было быстро сломлено. Находившийся в значительном удалении от места высадки фронт будущей предмостной позиции был достигнут войсками в первый же день высадки. В последующие двое суток войска совершали форсированные марши. Поэтому занесенные в журналы военных действий войсковых частей записи боевых действий содержат выводы, исключительно вытекающие из данной своеобразной обстановки. Они были бы совершенно иными, если бы пришлось вести упорные бои и если бы наступление развивалось значительно медленнее. Ввиду сказанного требуется критический подход к изучению этой операции.
Затем, нужно обязательно требовать, чтобы с первым же высаживающимся подразделением от каждой войсковой части {полк и т. п.) высылался на берег офицер связи. Оставаясь в пункте высадки, он будет соответственно направлять все подразделения, принадлежащие к составу своей части. Указания о пунктах назначения войсковых частей он должен получать от офицера связи, высланного штабом дивизии.
Далее, сами высаживающиеся подразделения обязаны позаботиться о том, чтобы пулеметы были при них. При этом, если пулеметные повозки еще не выгружены, целесообразно заменять их реквизируемыми обывательскими подводами. Лучше всего поручать это дело одному из наиболее энергичных офицеров, принадлежащих к составу подразделений. Что касается минометов, то их нельзя ни переносить, ни грузить на крестьянские повозки.
Последовательность выгрузки повозок может быть различна. При ожидаемом незначительном сопротивлении противника, но прй предстоящих больших маршах можно скорее отказаться от патронных повозок, чем от полевых кухонь, ввиду того что войска теперь уже отвыкли от самостоятельной варки пищи и вдобавок они будут слишком утомлены. Между тем сытная кормежка важнее, чем отдых. В этом случае необходимые патроны можно иметь в нагрудных патронташах, а затем перевозить их на реквизируемых обывательских подводах. В интересах немедленного наступления запрещается ожидать выгрузки лошадей и повозок. Однако это сопряжено с серьезными неудобствами для войск и, кроме того, налагает на них новые обязанности, связанные с реквизицией подвод, что, в свою очередь, будет отрывать бойцов от их прямых обязанностей и отрицательно влиять на дисциплину.
Различные побочные задания, возлагаемые на войска (получение( окарауливание и доставка боевых припасов, продовольствия и прочего войскового имущества, окарауливание и отправка пленных, сбор и окарауливание трофейного имущества), приводят к необходимости скорейшего освобождения от них боевых частей. Поэтому командование обязано взвесить, когда следует высаживать ландштурменные части и не следует ли их иметь в составе первого эшелона.
В разрезе разбираемой нами операции является сомнительной целесообразность использования крупных транспортов.

На борту самого большого VII парохода «Батавия» (11 500 т) находились:

2 пех. батальона 174 офицера
2 пулеметные роты 2100 солдат
1 кавалерийский эскадрон 350 лошадей
1 полевая батарея 130 повозок
прочие учреждения

Получение минной пробоины угрожало бы весьма серьезными потерями. Несомненно, большее количество пароходов с меньшим водоизмещением было бы выгоднее. Они могли бы ближе подходить к берегу и при одновременности высадки значительно сократить ее срок.
По опыту разбираемой операции следует прийти к выводу о желательности иметь возможно более продолжительный подготовительный период, дабы создать необходимые условия для полного успеха десантной операции.
В видах сохранения полнейшей тайны, в том числе и от войск, рекомендуется заранее распространять слухи о совершенно ином объекте их действий. В настоящей операции, правда, с большим запозданием, таким ложным объектом был объявлен Петербург.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2569

X