XVIII. Даго
После того как в день высадки десанта в бухте Тагалахт и у Памерорт «Байерн» и «Эмден» на рассвете 12 октября привели к молчанию батарею Тоффри, с одного из миноносцев был высажен небольшой отряд, который, взорвав орудия на этой батарее, снова вернулся на миноносец. В то время еще не предполагалось занимать о. Даго.
Но в результате обмена мнениями между штабом флота и штабом десантного корпуса было признано целесообразным занять также и о. Даго. Если бы этот остров оставался в руках противника, то, даже несмотря на заграждение минами входа для русского флота в Кассарский плес, он представлял бы постоянную угрозу о. Эзель, особенно в районе м. Памерорт. При условии же владения островами Моон и Даго представлялось возможным обстреливать Моон-Зунд огнем германских береговых батарей на всем его протяжении. Кроме того, вследствие этого создавались новые ворота для проникновения в Финский залив и возрастала угроза берегам Эстонии. Поэтому только после занятия о. Даго можно было быть уверенным, что приняты все меры для надежного обеспечения господства в Рижском заливе. Выполнить новую задачу было сравнительно легко ввиду того, что для этого вовсе не нужно было значительно усиливать гарнизоны островов — иными словами, особенного напряжения от сухопутных войск не требовалось. Взвесив все сказанное, командование 11 октября отдало распоряжение о занятии о. Даго.



15 октября


В этот день отряд матросов с флотилии Розенберга численностью в 300 чел. высадился под командой кап.- лейт. фон Алефельда на южной оконечности о. Даго у Серро и захватил наблюдательные пункты, с которых русские могли наблюдать за нашими действиями в Соэлозунде и на Кассарском плесе. Отряд быстро оборудовал небольшой плацдарм для обеспечения последующей высадки сухопутных частей. Кроме того, он произвел рекогносцировку у берегов для последующей высадки.
Несмотря на то что противник не оказал никакого сопротивления во время высадки, положение маленького отряда на о. Даго все же было весьма тяжелым. Противник через несколько часов повел против него наступление, вводя в бой свежие силы. Отряд обратился за огневой поддержкой к «Кайзеру» и «Эмдену», но ввиду слишком ограниченного плацдарма на берегу был вынужден во избежание обстрела своей судовой артиллерией несколько податься назад. Кроме того, в связи с тем, что прибытие сухопутных войск было назначено только на 17 октября, пребывание маленького отряда на о. Даго в течение ночи было признано опасным, почему ему и было приказано вернуться под прикрытием огня боевых кораблей обратно на суда. Утром он снова был высажен на берег. Фактически утром было высажено только строго необходимое число личного состава для сигнализации и наблюдения (около 50 чел.), ночью же они находились на рыбачьих ладьях, стоявших на якоре под самым берегом.

18 октября


То же самое проделывалось ежедневно до прибытия после полудня 18 октября 2-го самокатного батальона. Противник отступил. За истекшие дни маленький отряд Алефельда понес весьма значительные потери.

19 октября


Для занятия острова был назначен 17-й пех. полк с приданной ему 7-й батареей 8-го арт. полка. Руководство боевыми действиями было возложено на командира 17-го пех. полка подполк. Кавечинского. Упомянутые части прибыли двумя переходами из Оррисар в окрестности Муррик, юго-западнее Памерорт, и на рассвете 19 октября приступили к переправе на о. Даго на двух транспортах, освободившихся после высадки десанта в бухте Тагалахт, и на миноносцах.
Вследствие плохой погоды и волнения посадка на транспорты и переправа сильно затянулись. Наступление в глубь острова началось только днем 19 октября. Серьезных столкновений с противником не было, так как русские еще 17 октября начали переправляться обратно на материк.
19 октября 1-й и 3-й батальоны 17-го пех. полка достигли Бай-мель, а 2-й батальон — Кейнис.
2-й самокатный батальон был выброшен ночью в Гроссенгоф, причем одна его рота достигла Гельтерма, а другая — Геллама, расположенных на берегу.

20 октября


17-й пех. полк продолжал наступление двумя колоннами в северном направлении: 3-й батальон через Гроссенгоф на Кертель, 1-й батальон по тому же направлению через Немба, 2-й батальон двигался на Гроссенгоф.
Впереди 2-го батальона двигался 2-й самокатный батальон, одна рота которого после боя, продолжавшегося всего лишь час, принудила около пристани Гельтерма к сдаче отряд русских (450 чел.).
После прибытия 17-го пех. полка в Кертель самокатный батальон продолжал свое наступление и нашел обе береговые батареи (4 орудия 30-см и 4 орудия 15-см) у Лехтма и Тахкона на северной оконечности острова разрушенными.
3-й батальон 17-го пех. полка свернул от Кертель на запад и дошел в тот же день, не встретив противника, до имения Гогенгольм.
Итак, о. Даго тоже был занят.
Было взято только 750 пленных, но зато было захвачено много трофейного имущества и богатые запасы, особенно на суконной фабрике в Кертель.
* * *

В период между 13 и 15 октября были заняты также два островка: Руно, расположенный в середине Рижского залива, и Абро, южнее Аренсбурга (схема 1). Заняты они были морскими летчиками, подрулившими к островкам по воде: впервые в историй неприятельская территория была занята с воздуха...
* * *

После того как центр тяжести операции после прорыва в Моон-Зунд и после занятия о. Моон был перенесен из бухты Тагалахт в Рижский залив, точнее в Аренсбург, где находился штаб 23-го корпуса, флагманский корабль тоже был вынужден соответственно изменить свою стоянку. Адм. Шмидт выждал начало высадки 17-го пех. полка на о. Даго и 19 октября прибыл на Аренсбургский рейд на своем флагманском корабле «Мольтке». Руководство боевыми действиями на севере он возложил на командующего 4-й эскадрой.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3174

X