XI. Высадка и боевые действия 12 октября
Авангард построил боевой порядок еще в темноте, и одновременно главные силы флота заняли боевое расположение для борьбы с русской береговой обороной.

I. Три корабля 4-й эскадры стали перед мысом Хундсорт, а 3-я эскадра (без «Байерн») — перед мысом Нинаст для обстрела батарей, расположенных при входе в бухту Тагалахт. Под прикрытием упомянутых кораблей авангард должен был войти в бухту Тагалахт. Непосредственно вслед за авангардом, на случай непредвиденных обстоятельств и в качестве резерва, шел флагманский корабль «Мольтке».
II. Линейный корабль «Байерн» и легкий крейсер «Эмден» расположились перед Соэлозундом для обстрела батарей Тоффри (на о. Даго) и у Памерорт. Под их прикрытием шла флотилия Розенберга, держа курс к месту высадки у Памерорт. Она имела задачей произвести там демонстративную высадку десанта.
III. Три миноносца 13-й полуфлотилии миноносцев, во главе со своим командиром, стали западнее Киельконд для демонстративного обстрела Киельконд и Папенсхольм (гидроавиабаза и радиостанция).
IV. Линейные корабли «Фридрих дер Гросе» и «Кёниг Альберт», под командой командующею 4-й эскадрой, стали западнее полуострова Сворбе для демонстративного обстрела Церельской батареи и береговых укреплений.

Состав авангарда был следующий:

1-й батальон 131-го пех. полка
1-й батальон 138-го пех. полка (без 3-й роты)
10-я штурм, рота
Всего 3600 чел. (считая 75 самокатчиков); все части без пулеметных рот, конского состава и повозок

Подлежали высадке:
1-й батальон 131-го пех. полка на западном берегу, в районе «Белой горы»,
1-й батальон 138-го пех. полка на восточном берегу, против «Белой горы»,
1/2 штурм, роты на западном берегу, севернее места высадки батальона 131-го пех. полка у Тервассо.
1/2 штурм, роты на восточном берегу, севернее батальона 138-го пех. полка у Моррис.
Штурмовой роте была поставлена задача захватить с суши батареи на мысе Хундсорт и на мысе Нинаст.
На 2-й флотилии миноносцев (1030 чел.)
Походный порядок авангарда, считая от хвоста, был следующий:

Авангард III 2-й батальон 138-го пех. полка на пароходе «Корсика» (840 чел.)
2-й батальон 131-го пех. полка на пароходе «Эквити» (780 чел.), 1-й батальон 131 -го пех. полка на тендере «Блиц» (530 чел.)
Авангард II 10-я штурм. рота
1-й батальон 138-го пех. полка (без 1 роты)
3-й батальон 131-го пех. полка (без 1 роты)
10 моторных катеров 2-го дивизиона тральщиков
На 2-й флотилии миноносцев (1030 чел.)
Авангард I 1-я рота 1-го батальона 138-го пех. полка
1-я рота 3-го батальона 131-го пех. полка
3 миноносца типа А II флотилии тральщиков
На 10 моторно-весельных баркасах 3-й эскадры (420 чел.)


Авангардом командовал кап. 2-го ранга Гейнеке, командир 2-й флотилии миноносцев. На борту его миноносца находился штаб 65-й пех. бригады.
Противник почему-то не воспользовался рассветом для организации нападения подводных лодок; видимо, он еще не заметил присутствия германского флота.
Легкий туман препятствовал дальнему наблюдению. Море было спокойно. До 5.30 было абсолютно тихо. Все напряженно ждали первого выстрела. Чем позднее был бы открыт огонь, тем это было лучше для успеха высадки.
При занятии позиции для ведения огня «Байерн» и вскоре после него «Гросер Курфюрст» наткнулись на мины и получили пробоины, что, однако, не помешало им продолжать выполнение своих задач. Одновременно несколько наблюдателей на борту «Байерн» заметили перископ неприятельской подводной лодки. Решив, что пробоина была получена от торпеды, корабли открыли огонь.
Артиллерийская стрельба в 5.30 была услышана на флагманском корабле. Считая, что «Байерн» и «Эмден» уже приступили к обстрелу батарей Тоффри и Памерорт, адмирал решил, что наступил момент для открытия огня всей эскадрой, и отдал по радию соответствующий приказ всему конвою, в том числе и выделенным судам.

Главный десант в бухте Тагалахт

Через несколько минут после того, как был отдан общий приказ об открытии огня, 4-я эскадра дала первый залп по батарее на мысе Хундсорт. Батарея сейчас же ответила на огонь, но не по 4-й эскадре, а по «Мольтке», находившемуся в хвосте авангарда. Видимо, русские считали «Мольтке» самой важной целью. Флагманский корабль уже на третьем залпе был взят в узкую вилку. Но прежде чем раздался четвертый залп, батарея на мысе Хундсорт была приведена к молчанию сосредоточенным огнем 4-й эскадры. За время получасового боя 4-я эскадра приблизилась к батарее с дистанции в 11 500 м до 8000 м.
3-я эскадра бомбардировала батарею на мысе Нинаст, но батарея огня не открывала. Она была вооружена четырьмя 152-мм современными орудиями, установленными в казематах. В результате бомбардировки одно орудие и командный пункт были разбиты.
Еще перед началом огневого боя перед входом в бухту Тагалахт авангард вошел в бухту, не будучи обстрелян ни одной из двух упомянутых батарей.
Сохранить намеченный походный порядок не удалось. В результате происшедшей задержки во время плавания к условному пункту «Вейс» моторно-гребные баркасы с находившимися на них обеими ротами подошли к указанному пункту в 4.45 вместо 4 часов, а моторные катера 2-го дивизиона тральщиков в 4.46 вместо 4.30. Пункт «Вейс» находился в 9 морских милях от места высадки. Чтобы начать высадку своевременно, капитану 2-го ранга Гейнеке не следовало медлить, а продвинуться вперед хотя бы только со 2-й флотилией миноносцев. Но это было связано с большими неудобствами: авангард (3-й батальон 131-го пех. полка и 1-й батальон 138-го пех. полка) вызвал бы своей высадкой преждевременную тревогу в рядах противника и рисковал очутиться в течение продолжительного срока без поддержки трех прочих батальонов (III авангард).
Капитан Гейнеке двинулся около 4.40 от условного пункта «Вейс»; он пошел быстрым ходом только со 2-й флотилией миноносцев и 2 искателями мин, приказав баркасам и моторным катерам поспешно следовать за ним. И все же последние вошли в бухту с некоторым запозданием и участия в высадке не приняли. Правда, серьезных последствий это опоздание не имело. III авангард подошел довольно скоро.
Миноносцы подошли к намеченным пунктам высадки почти в тот момент, когда последовал общий приказ об открытии огня. Перед бухтой и в самой бухте царила полнейшая тишина.
Немедленно была начата высадка на катерах миноносцев. Некоторые подразделения пехоты, подчас по грудь в воде, достигли западного и восточного берегов бухты; противник огня не открывал. Германская пехота быстро вошла в лес, покрывавший почти целиком оба берега бухты. Внезапность увенчалась успехом.
Когда эскадра линейных кораблей открыла вскоре огонь по батареям на Хундсорт и Нинаст, в самой бухте у авангарда тоже завязалась перестрелка. Несколько русских батарей, расположенных укрыто в лесу и не обнаруженных германскими самолетами, открыли беглый огонь по миноносцам. Одновременно с восточного берега велся огонь через бухту против места высадки 131-го пех. полка на западном берегу. Однако он был безрезультатен и не смог помешать дальнейшей высадке.
Собравшиеся роты, поддерживаемые огнем миноносцев, продвинулись вперед на обоих берегах бухты и закрепились для прикрытия последующей высадки. Русская пехота оказывала сначала слабое сопротивление. Уже к 7 часам каждый из обоих полков занял по 2 неприятельские береговые батареи, причем 138-й пех. полк овладел батареями после короткого боя. 131-й пех. полк застиг гарнизон одной батареи в землянках, другая же была покинута русскими.
Штурмовая рота была высажена 2 миноносцами несколько севернее, по полуротно на обоих берегах бухты, причем на восточном берету высадка производилась под огнем двух русских пулеметов. Обе полуроты поспешно двинулись к Нинаст и Хундсорт и овладели обеими, 120-мм и 152-мм, батареями; орудийные расчеты батарей были полностью захвачены в плен.
Три батальона, находившиеся на борту «Блица», «Эквити» и «Корсики», также были высажены без Задержки. Прибытие моторных катеров 2-го дивизиона тральщиков и баркасов 3-й эскадры позволило ускорить высадку, которая до тех пор шла медленно.
К 8 час., т. е. через 2 часа, высадка авангарда в общем была закончена; запоздал с высадкой только 2-й батальон 138-го полка.
«Корсика» при входе в бухту наткнулась на мину и, получив сильную бортовую пробоину, дала крен. Миноносцы, бывшие при «Мольтке», подошли к борту «Корсики» и сняли с нее батальон, боеприпасы и остальное боевое имущество, несмотря на опасное положение парохода и сильную свою перегрузку. Нужно отметить полнейший порядок и хладнокровие, проявленные при этом войсками. Впоследствии «Корсику» удалось вытащить на берег.
Высланная немедленно 2-я флотилия искателей мин поставила тотчас же мины и тем самым заградила вход в бухту. После этого она продолжала свои прежние работы.
Авангарду предстояла задача обеспечить высадку транспортным флотом десанта, для чего нужно было расположиться соответствующим образом вокруг бухты й создать своего рода плацдарм. С этой целью 131-й и 138-й пех. полки выдвинули свои высадившиеся батальоны в южном, юго-восточном и восточном направлениях.
В 10.30 в штабе ген. Эсторфа создалось впечатление, что неприятельское сопротивление в бухте Тагалахт окончательно сломлено.
В отданном тут же боевом приказе дивизии говорилось (схема 3) :
— 131-му пех. полку наступать на Менуст;
— 255-му рез. полку с 5 батареями наступать по дороге Кергель, Иразе, Ладьяла;
— 65-й пех. бригаде (17-й и 138-й пех. полки) с 3 батареями наступать по дороге Саувере, Куми, Кармель;
— 4-му и 5-му рез. батальонам наступать через Лайсберг (на северном берегу) на соединение с отрядом Слуйтера, который должен был выдвинуться вперед на обе дороги, ведущие из Аренсбурга на о. Моон и к предмостному укреплению у Оррисар.
Кроме того, было приказано быстро достигнуть (схема 4):
— 138-му пех. полку — Ристикголь;
— 17-му пех. полку — Карро;
— 255-му рез. пех. полку — Ирру.

Карта. Моонзунд, действия 12 октября
Схема 3. Действия 12 октября

1-му батальону 131-го пех. полка была поставлена задача достичь деревни Ляге и горы Венерт (в юго-западном углу бухты). 2-й батальон двигался вслед за ним через Кехила. 3-й батальон, высадившийся первым, прикрывал высадку 1-го и 2-го батальонов и теперь шел в резерве. Рота 2-го батальона двигалась в боковом отряде через Таммесе и Курефер. Благодаря слабому неприятельскому огню происходили лишь небольшие задержки.
Когда долга в 10 ч. 45 м. достиг Ляге, летчики донесли, что в Киельконд противника нет. Однако по наступающим против этого населенного пункта подразделениям был открыт с близкой дистанции неприятельский артиллерийский огонь. В течение дня батальоны неоднократно обстреливались внезапным огнем разрозненных русских частей, закрепившихся на некоторых участках или делавших попытки пробиться в восточном направлении. После скоротечных боев в процессе наступления, которое по большей части носило охватывающий характер, сопротивление противника было сломлено, причем было взято много пленных.

Карта. Моонзунд. Высадка главных сил в бухте Тагалахт
Схема 4. Высадка главных сил в бухте Тагалахт

В 14 час. был занят Киельконд, а в 15 ч. 20 м. — Папенсхольмская гидроавиабаза, расположенная на западном берегу; находившиеся там ангары, радиостанция и 5 самолетов оказались в исправном состоянии.
Последующие бои разыгрались на закрытой местности, и только через несколько часов удалось настолько выяснить обстановку, что полк смог в 17 час. продолжать свое наступление в юго-восточном направлении, через Вика и Менуст. У одной баррикады, в 2 км севернее Менуст, полк был остановлен сильным огнем противника. Командир полка воздержался от атаки; его храбрые бойцы перенесли морской переход, совершили 28-километровый марш при отвратительной погоде, в ветер и дождь, и участвовали в нескольких боях; стемнело, артиллерия еще не подошла. Полк расположился в Тави, что на шоссе, на ночлег в полной боевой готовности.
Действия 131-го пех. полка в этот день заслуживают высокой оценки. Целеустремленное руководство командира полка и энергично проведенное наступление, без сомнения, сильно поколебали стойкость гарнизона о. Эзель.
138-й пех. полк занял своим 1-м батальоном в 8 час. Абуль. Этот батальон высадился первым у Каласма и наступал широким фронтом в юго-восточном направлении. Затем, после короткого боя, был занят Пиддуль. 3-я рота двинулась в качестве бокового заслона через Рахтла. Наткнувшись у Мустель на сильное сопротивление противника, она не смогла продвинуться дальше вперед. Ввиду произошедшей задержки в высадке 2-го батальона, входившего в состав авангарда, командир полка потребовал немедленной высадки 3-го батальона, находившегося на борту транспортного флота. Задержка эта, как известно, произошла вследствие аварии с «Корсикой». Уже в 10 час. 2 роты этого батальона двинулись в Сельгасе, а через час за ними последовали остальные 2 роты.
2-й батальон был двинут на Мустель с задачей сломить там сопротивление противника.
Полученное в полдень радио из штаба 42-й пех. дивизии требовало, чтобы полк в тот же день достиг Рйстикюль.
Мустелъ был занят только в 17 час., и лишь после этого можно было считать левый фланг обеспеченным. Кроме того, была свободна дорога для 4-го и 5-го самокатных батальонов, достигших Кидемет и наталкивавшихся пока только на рассеянных русских.
1-й и 3-й батальоны 138-го пех. полка расположились около полуночи биваком в лесу у Весике. 2-й батальон, оставаясь у Мустелъ и южнее, выдвинул 1-ю роту по дороге на Саувере, примерно до Весике,
Несмотря на то что лишь незадолго перед тем были начаты тральные работы перед бухтой, вице-адм. Шмидт отдал в 6.30 приказ транспортному флоту о входе в бухту. Головная группа пароходов под командой командира 2-й разведывательной группы контр-адмирала фон Ройтера как раз достигла к этому времени условного пункта «Вейс». Она немедленно взяла курс на юг, предшествуемая 8-й флотилией искателей мин, и бросила в 8 час,, якорь на указанном ей месте в бухте. Последняя группа, в состав которой входили «Нюрнберг» и тихоходные пароходы, бросила якорь в бухте в 14 час.
Таким образом, удалось без потерь и своевременно привести транспортный флот в указанное место. Хорошая погода благоприятствовала плаванию. Было весьма нелегкой задачей провести столь большое количество весьма скудно оборудованных навигационными приборами пароходов с неподготовленными экипажами и притом в темную ночь через районы, опасные в смысле нахождения там неприятельских мин и подводных лодок. Все участники перехода имеют право гордиться своей работой. Тщательная подготовка, продолжавшаяся несколько недель, увенчалась успехом. Особенно следует отметить труды, положенные флагманским штурманом кап.-лейт. Кипом.
Находившиеся на транспортах офицеры и солдаты сухопутной армии не имели никакого представления о том, какие трудности пришлось преодолеть и какие опасности угрожали плаванию; они были преисполнены безграничного доверия к флоту, что нужно только приветствовать.
После завершения поставленных им задач военно-морские силы последовали за транспортным флотом и также бросили якорь в бухте.
Однако еще предстояло принять специальные меры по обеспечению транспортного флота и находившихся в бухте кораблей прикрытия, всего свыше 100 судов.
Флотилия Розенберга выслала вперед дозоры, выставила сторожевое охранение из рыболовных пароходов и парусников, ночью вела патрулирование и прикрыла сетевыми заграждениями район юго-западнее Дагерорт (схема 8).
Отряд сетевых заградителей Балтийского моря (капитан 2-го ранга Каульхаузен) принял на себя заботу о заграждении бухты Тагалахт. Сетевое заграждение, обеспечивающее бухту, еще 12 октября было в один ряд, но к 15 октября оно было превращено в двухрядное неподвижное сетевое заграждение на буйках длиной в 12 км, с двумя проходами по 225 м ширины каждый. Проход через них совершался с помощью лоцманских судов. Весь морской район от бухты севернее о. Эзель и западнее о. Даго был обеспечен против действий противника всеми имевшимися в распоряжении надводными и подводными средствами.
Район перед бухтой и сама бухта были протралены от тмин. Кроме того, для обеспечения флангов стояли наготове вдоль обоих берегов эскадренные миноносцы и миноносцы меньшего тоннажа. Им было приказано открыть огонь в случае нападений противника с суши.
Уже в 10 час. высадка с транспортного флота шла полным ходом. Баркасы и катера тянули длинные ряды лодок, наполненных солдатами, и специальные боты с погруженными на них лошадьми и повозками к берегу, где десантная саперная рота и 9-й саперный эрзац-батальон приготовили сходни и мостки. Были высажены следующие части:
— 255-й рез. пех. полк — в юго-западном углу;
— 17-й пех. полк — в юго-восточном углу;
— 3-й батальон 138-го пех. полка и 4-й, 5-й и 6-й самокатные батальоны — в восточной части бухты.
Перечисленные части тотчас же после высадки двинулись вперед, не ожидая своих пулеметных рот, притом некоторые даже без верховых лошадей и без боевого обоза, и дошли почти до линии расположения обоих полков авангарда. Из трех высаженных полевых батарей в этот день только одна выдвинулась вперед. Таким образом, быстрая их высадка и придача по полубатарее 131-му и 138-му пех. полкам остались, к сожалению, только скромным пожеланием. Поставленные с запозданием задачи не могли быть выполнены.
Итак, к вечеру первого дня высадки 4 пехотных полка и 3 самокатных батальона, но только с одной батареей, занимали вокруг бухты Тагалахт своего рода предмостную позицию на фронте Тави, оз. Ярвемец, оз. Охтья, Кидемец. Эта позиция была довольно сильна и, будучи выдвинута на значительное расстояние от бухты, могла в достаточной степени обеспечить дальнейшую высадку от ударов противника с суши.
В итоге высадка главных сил увенчалась успехом и сверх ожидания сопровождалась весьма незначительными потерями. Объясняется это тем, что противник был застигнут совершенно врасплох.

Высадка у Памерорт

На флотилию Розенберга были возложены самые разносторонние задачи (состав флотилии указан в приложении II). Находившиеся в составе обеих полуфлотилий искателей (1-й и 2-й) 6 миноносцев типа «А» представляли собою небольшие миноносцы с малой осадкой, главная же масса состояла из рыбачьих судов.

На судах находились:
I. На плавучей мастерской «Донау»: 415 чел. 2-го самокатного батальона и 1 легкая радиостанция на 2 повозках.
II. На вспомогательном судне «Кобург»: 650 чел. 1-го самокатного батальона, 30 лошадей, 2 орудия 8-й батареи, 1 зарядный ящик 8-й батареи.
III. На вспомогательном судне «Кастор»: 250 чел. 18-й штурм, роты, 130 чел. десантного отряда флотилии, 40 чел. морских артиллеристов, 250 чел. 2-го самокатного батальона, 2 лошади, 1 полевая кухня.
IV. На 2 тральщиках: 200 чел. десантного отряда флотилии. Перечисленным частям после их высадки были поставлены следующие задачи (схема 3):

1. Штурмовой ротой и десантным отрядом флотилии захватить упоминавшуюся выше неприятельскую батарею у Памерорт; обслуживание ее должно было быть возложено на морских артиллеристов; батарее была поставлена задача вести борьбу с неприятельской батареей у Тоффри, преградить плавание неприятельских судов в Соэлозунд и поддерживать своим огнем легкие силы, прорвавшиеся на Кассарский плес.
2. Аренсбургской группе (1-й самокатный батальон) выдвинуться на дорогу Аренсбург, Оррисар, перервать телефонное сообщение и захватить радиостанцию и штаб русской дивизии, расположенный в имении севернее Аренсбурга.
3. Оррисарской группе (2-й самокатный батальон и 18-я штурм, рота) под командой капитана фон Винтерфельда дойти до укрепленной позиции у Оррисар.
Аренсбургская и Оррисарская группы, т. е. оба самокатных батальона и штурмовая рота, входили в подчинение командира 10-го штурм, батальона майора Слуйтера.
Флотилии Розенберга:
I. Произвести рекогносцировку прохода через Соэлозунд и обозначить его.
II. Произвести промеры Кассарского плеса.
353
III. Форсировать Малый Зунд, имея целью оказать поддержку артиллерийским огнем отряду Винтерфельда у Оррисар и обеспечить снабжение отряда подвозом морем.
IV. Оказать поддержку пехоте во время ее переправы на о. Моон как артиллерийским огнем, так и переправой пехоты на баркасах.
Пока обе эскадры линейных кораблей, стоявшие перед бухтой Тагалахт, а также «Байерн» и «Эмден», стоявшие перед Соэлозунд, ожидали на рассвете приказа об открытии огня, на «Байерн» около 5.30, как уже упоминалось выше, была поднята тревога ввиду появления неприятельской подводной лодки. Открытый с «Байерн» огонь по подводной лодке вызвал приказ об открытии огня всем флотом.
«Байерн» и «Эмден» не успели еще начать обстрел береговых батарей, как флотилия Розенберга быстро двинулась по направлению к упоминавшимся выше пунктам высадки у Памерорт.
В то время как несколько рыболовных судов устанавливали фарватер через Соэлозунд, флагманский миноносец «А-28» подошел в 6 час. на дистанцию двух морских миль к батарее Тоффри, был ею опознан и после нескольких хорошо нацеленных залпов с батареи получил кормовую пробоину.
«Байерн» и «Эмден» немедленно открыли по батарее огонь и привели ее к молчанию.
Уже в 7 час. была начата высадка в двух пунктах юго-западнее Памерорт; противник не препятствовал. Первые высадившиеся на сушу подразделения были приняты местным населением за англичан. Отряд (моряки и штурмовая рота) поспешно двинулся в северном направлении, но указанной летчиками батареи не обнаружил. Фактически ее там и не было.
У Памерорт была устроена сигнальная станция, установившая связь с командующим морскими силами; на нее была возложена задача своевременно сообщать о появлении неприятельских сил из Моон-Зунда; аналогичная задача была возложена и на специально выделенные для этой цели самолеты.

1-й самокатный батальон. По окончании высадки у Тухкана 1-й самокатный батальон сразу же двинулся по трем дорогам в южном направлении, имея целью перехватить пути отступления противника на о. Моон, воспрепятствовать его отходу или по крайней мере затруднить отход и вызвать панику в тылах.
Несмотря на плохую погоду, роты быстро продвигались вперед, почти не встречая сопротивления противника, имевшего здесь по преимуществу сторожевое охранение, высланное конницей.
2-я рота, двигаясь по западной дороге через Пама, достигла Кармель.
1-я рота с пулеметным взводом имела на шоссе у Аайсберг и к югу от Тикк небольшие стычки с кавалерийскими подразделениями противника. Вечером она встретила более сильное сопротивление у Удувере, северо-восточнее Кармель.
4-я и 5-я роты с пулеметным взводом свернули южнее Аайсберг с шоссе на юго-восток и дошли до Кенно.
6-я и 3-я роты со взводом пулеметов находились в резерве на большаке у Тикк и севернее; при 3-й роте находился майор Слуйтер.
Таким образом, к вечеру 4 роты с 3 пулеметными взводами занимали северный путь отхода противника — Аренсбург, Тикк, Тагафер, Оррисар и прилегавший южнее район.
Теперь нужно было возможно скорее перехватить батальоном также и южный путь отхода противника — Аренсбург, Саикла, Оррисар.

Отряд Винтерфельда. 2-й самокатный батальон закончил высадку в 10 ч. 30 м. 18-я штурм, рота захватила в лежавших поблизости населенных пунктах столь большое количество лошадей и повозок, что половину роты можно было посадить на повозки.
Отряд Винтерфельда шел кратчайшим путем вдоль восточного берега к предмостной позиции у Оррисар, стремясь отрезать на самой каменной дамбе отступление русских на о. Моон.
Самокатчики и находившийся при них пулеметный взвод 18-й штурм, роты, двигаясь по плохим дорогам через Ст. Иоаханис, достигли, не встретив сопротивления противника, мызы Мазик (схема 5). Пулеметная рота самокатного батальона была занята реквизицией обывательских подвод, почему и присоединилась к батальону только 13 октября.
От мызы Мазик батальон еще вечером выдвинулся в направлении на Томель и занял 1-й ротой Саикла, 3-й ротой — Томель и 2-й ротой — Нейенгоф. Во время своего продвижения на Томель батальон захватил несколько русских военных автомобилей, причем в одном из них находился денежный ящик с 200 ООО рублей. Это была первая добыча.
4-я рота была выдвинута от мызы Мазик через Оррисар, где после короткой перестрелки было захвачено несколько пленных, в направлении к каменной дамбе, куда и прибыла в 21 час. Рота заняла предмостное укрепление и обеспечивала его со стороны о. Моон. Дозоры перешли дамбу и подошли на 30 шагов к укрепленной позиции противника на о. Моон, однако вынуждены были отойти под сильным огнем противника.
В Мазик и Томель были взяты в плен несколько офицеров и 150 солдат.
Капитан Винтерфельд отправил из Ст. Иоаханис повозки, доставившие полуроту штурмовой роты, обратно за второй полуротой, которая и прибыла после полуночи на мызу Мазик.
Около Майсберг 5-я и 6-я роты 2-го самокатного батальона были выделены в правую колонну. После короткой перестрелки с казаками колонна, двигаясь по болотистому пути, дошла только до Тагафер. Она вновь присоединилась к своему батальону у Томель только днем 13 октября.
В связи с тем, что самокатный батальон не имел у Томель никакого резерва и ничего не было известно о местонахождении правой колонны (5-я и 6-я роты), кап. фон. Винтерфельд решил после прибытия второй полуроты 18-й штурм, роты перейти от мызы Мазик в Томель, куда и прибыл в 5 час. 13 октября.
Таким образом, отряд Винтерфельда удивительно быстро достиг в первый же день высадки важнейшего пункта на пути отступления противника. Это заслуживает тем большего внимания, что отряд был невелик по составу, не имел артиллерии и был предоставлен самому себе. Крайне было важно, чтобы отряд удержался там. Помощь ему могла быть первоначально оказана только флотом.

Флот (схема 3). Флот усиленно стремился проложить себе дорогу в Малый Зунд.
Действиями флота в этом районе руководил командующий миноносцами коммодор Гейнрих.

Карта. Моонзунд. Обстановка у Ориссар вечером 12 октября
Схема 5. Обстановка у Ориссар вечером 12 октября

Промерные суда флотилии искателей, работавшие с самого утра в Соэлозунде, нашли к 6.20 подход к фарватеру этого пролива и ойределили глубину в 5,5 м. Для флотилии Розенберга, миноносцев и эскадренных миноносцев эта глубина была достаточна, для более же крупных кораблей она была мала. К удивлению, навигационные знаки сохранились; кроме того, на о. Даго имелись створные знаки.
Батарея Тоффри сделала еще одну попытку вытеснить из Соэлозунда работавшие там суда, но артиллерийским огнем с «Байерн» и «Эмден» она была приведена к молчанию, на этот раз окончательно.
Уже к 9 час. проход на Кассарский плес был обследован и признан пригодным. Сделано это было раньше, чем из Моон-Зунда появились русские морские силы. Но несмотря на то, что фарватер был в достаточной степени обозначен, плавание по нему все же было очень затруднительно. Самый фарватер был слишком узок, особенно на поворотах, и имелись подводные камни. Глубина изменялась в зависимости от направления ветра, причем направление образуемого последним течения было трудно установить заранее. Действительно, на следующий день несколько кораблей, в том числе и миноносцы, получили вследствие ударов о грунт столь значительные повреждения, что вышли временно из строя. Мины обнаружены не были. Когда миноносец «Т-130» и 3 тральщика прошли на Кассарский плес, они встретились в 9.30 с 2 русскими эскадренными миноносцами, шедшими с востока. Будучи обстреляны, наши корабли отошли под прикрытием «Эмдена».
Этот эпизод послужил началом боя за Кассарский плес. Боевые действия продолжались несколько дней и велись с обеих сторон с большим ожесточением.
При прорыве на Кассарский плес германские флотилии были вынуждены считаться с возможностью встретить противника, превосходившего их по числу кораблей и в отношении артиллерии. Отступая в восточном направлении, противник получал при этом поддержку в дице своих главных сил, т. е. линейных кораблей, крейсеров и бронированных канонерок, тогда как германские легкие силы по мере своего продвижения вперед все более и более удалялись от «Эмдена» и «Байерна». Таким образом, и здесь, по аналогии с отрядом Винтерфельда у Оррисар, предстояла неравная борьба.
Флот должен был возможно скорее войти в Малый Зунд для поддержки сухопутных войск. Исходя из этой задачи, и действовал коммодор Гейнрих.
Оба русских эскадренных миноносца, оттеснившие германские слабые силы в Соэлозунд, остановились перед выходом из пролива. Чтобы вновь пройти на Кассарский плес, требовалось большое количество миноносцев, которые могли подойти только после полудня. Они должны были вытеснить русских заградителей и этим самым не дать им прежде всего возможности наблюдать за тем, что происходит в Соэлозунде и на южном берегу Кассарского плеса.
Утром с флотилий Розенберга был высажен еще один десантный отряд на о. Даго. Этот отряд взорвал четыре 120-мм орудия батареи Тоффри.
Прорыв на Кассарский плес был возложен на 13-ю полуфлотилию миноносцев (5 миноносцев), прибывшую днем после обстрела Папенсхольм. За ней было приказано следовать миноносцу «S-144» (флагманский миноносец Розенберга) с 6 миноносцами типа А-11, которые должны были под прикрытием упомянутой полуфлотилии форсировать Малый Зунд и поддержать своим артиллерийским огнем отряд Винтерфельда. Таким образом, рассчитывали, что упомянутые силы настолько быстро продвинутся вперед, что это Даст возможность переправить в тот же день самокатчиков на о. Кейнаст, расположенный к северо-западу от о. Моон, совсем рядом с последним.
Когда обе упомянутые флотилии двинулись в 14 час. в пролив, они попали под действенный огонь 4 эск. миноносцев и 1 канонерки противника. Головные миноносцы поставили дымовую завесу. Остановив середину
колонны и дав задний ход на миноносцах, шедших в хвосте, колонна быстро расчленилась в глубину. Пройдя узкий участок фарватера, миноносцы пошли, ведя огонь, навстречу противнику, тесня его постепенно в восточном направлении. В 15 час. в бою приняли участие еще 5 неприятельских эскадренных миноносцев и стоявший в Моон-Зунде крейсер «Адмирал Макаров» со своей тяжелой артиллерией. На него была возложена задача прикрыть отход эскадренных миноносцев и воспрепятствовать прорыву наших миноносцев в Моон-Зунд.
Капитан 2-го ранга фон Розенберг все время пытался войти в Малый Зунд, но из-за огня русских эскадренных миноносцев, а также ввиду позднего времени ему пришлось от этого отказаться. Обстрела берега не потребовалось, поскольку отряд Винтерфельда об этом не просил; в это время он продолжал свое движение на Оррисар, не имея еще впереди себя противника.
В 16 час. флотилия Розенберга повернула обратно в Соэлозунд.
Одновременно 13-я полуфлотилия миноносцев, оттеснив противника к Моон-Зунду, прервала бой из-за недостатка снарядов. Отход был выполнен без помехи со стороны противника.
Ввиду создавшейся обстановки было нецелесообразно оставлять на ночь обе флотилии на Кассарском плесе. Они были оттянуты назад через Соэлозунд, который был загражден против проникновения туда подводных лодок противника. От охраны восточного выхода фарватера пришлось отказаться, поскольку противник имел еще возможность выдвинуть неожиданно из Моон-Зунда превосходные силы.
Задача, поставленная флоту на истекший день, была выполнена. Но для последующего успеха необходимо было сосредоточить на Кассарском плесе более крупные силы. Ввиду этого коммодор Гейнрих обратился к командующему Особым отрядом за подкреплением.
Итак, день 12 октября увенчался успехом, превзошедшим все ожидания, а именно:
— высадка главного и вспомогательного десантов удалась;
— не только пехота авангарда, но и пехота главных сил занимала большую дугу вокруг бухты Тагалахт, обеспечивая последующую высадку;
— занятие в первый же день высадки укрепленной позиции у Оррисар создавало предпосылки для дальнейшего крупного успеха десантного корпуса;
— флот приступил к энергичному выполнению задачи по оказанию поддержки сухопутным войскам в Малом Зунде.
Описанные выше успехи были достигнуты ценой весьма незначительных потерь в личном составе. Правда, кроме транспортного парохода «Корсика» на мины наткнулись еще линейные корабли «Байерн» и «Гросер Курфюрст», что, однако, не помешало выполнению возложенных на них в этот день задач. Оба корабля пришлось отправить в ремонт. «Байерн» получил носовую пробоину, которая оказалась серьезнее, чем предполагали раньше. Ему пришлось на обратном пути изменить курс на бухту Тагалахт, где и были приняты меры против дальнейшего проникновения воды в пробоину.
В итоге операций 12 октября командование всех степеней было преисполнено верой в дальнейший успех.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3852

X