IX. Посадка на суда (9 и 10 октября)
Время посадки зависело от состояния погоды и от успеха тральных работ. Прогноз погоды должен был благоприятствовать плаванию и производству десанта. Но независимо от этого можно было отдать распоряжение о посадке лишь после обследования курса в бухту Тагалахт в отношении мин и основательной подготовки к форсированию минных заграждений в Ирбенском проливе. Однако неблагоприятная погода, непрерывно продолжавшаяся в конце сентября и начале октября, вызвала весьма нежелательную задержку именно в выполнении этих работ.
К этому нужно добавить, что обеспеченность соединениями искателей мин была недостаточна. Дивизионы тральщиков были непригодны к морскому плаванию, почему и были вынуждены прекращать свои работы уже при небольшой волне. Только 2-я флотилия искателей мин (кап.-лейт. Дофлейн) удовлетворяла повышенным требованиям, но и она была сильно стеснена в своей работе. Она делала попытки вести работу с 25 по 30 сентября, но была вынуждена три раза возвращаться, ничего не сделав. В другие три дня она вообще не могла выйти из Виндавы.
Соединения искателей мин и тральщиков повторяли попытки возобновить свою тяжелую работу, несмотря на шторм и сильное волнение, но дело подвигалось медленно и притом с большими потерями.

Несмотря на то что задержка начала операции была неприятна, она в то же время давала некоторые преимущества. Прежде всего, выигрывалось время для учебных занятий по выгрузке, в результате чего, как уже упоминалось, удалось сократить время посадки до 2 суток. Затем представилось возможным включить в первый транспортный эшелон прибывшую только в октябре пехотную самокатную бригаду (31 рота). Использование такого подвижного войскового соединения в период операции на о. Эзель имело решающее значение.
Что касается внезапности, которая могла не осуществиться из-за продолжительного подготовительного периода и выжидания, то она от этого не пострадала. Согласно показаниям пленных, русским было известно о наших намерениях. Они ожидали высадки еще во второй половине сентября.
Когда 21 сентября штаб морских сил и штаб корпуса приступили к совместной предварительной разработке плана операции, то самым ранним сроком посадки было намечено 27 сентября. Однако непрерывно свирепствовал шторм, причем ветер дул с севера и северо-запада; вследствие шторма тральные работы подвигались крайне медленно (всего лишь около 1/2 морской мили в сутки). В итоге прошла уже и первая неделя октября.
Временами казалось, что вообще нельзя будет выполнить задуманную операцию. Сосредоточенные уже в течение 2—3 недель в Либаве войска абсолютно бездействовали. Сражение во Фландрии продолжало поглощать бесчисленное количество дивизий. Вскоре предстояло наступление в Италии. Ставка потребовала начать операцию в Рижском заливе немедленно после того, как улучшится погода, невзирая на результаты тральных работ в Ирбенском проливе. Это требование ставки, поддержанное командованием Восточного фронта, послужило одной из причин, почему командованием флота было отдано распоряжение не прекращать работ по тралению Ирбенского пролива. Но результаты этих работ ни в какой мере не отвечали затраченным усилиям и количеству использованной материальной части. Кстати, командующий флотом Открытого моря имел желание вернуть обратно в Северное море флотилии миноносцев и тральщиков, выделенные для Эзельской операции, чтобы обеспечить там пути выхода подводным лодкам.

Руководящие инстанции в лице армейского командования, командования корпуса и командующего Особым отрядом были поставлены перед дилеммой, и прошло некоторое время, прежде чем они окончательно договорились.
Можно было выбрать один из следующих вариантов: немедленно после окончания подготовки в Либаве высадить десант, отрезать Сворбе, а затем выжидать вторжения морского флота в Рижский залив и только после этого продолжать операцию на суше. Но до каких же пор пришлось бы в этом случае ждать?
Другой вариант — выждать открытия Ирбѵенского пролива и только после этого приступить к высадке десанта, обеспечив тем самым своевременную поддержку флотом наступательных действий сухопутных войск на о. Эзель. Второй вариант был связан с продолжительным ожиданием в Либаве и ставил под сомнение вопрос о внезапности.
Выбор решения был облегчен благодаря отказу командования корпуса от немедленной поддержки флота со стороны Рижского залива. Командование корпуса считало, что флот в состоянии оказать существенную поддержку сухопутным войскам со стороны Малого Зунда в результате его проникновения на Кассарский плес.
На высадку десанта можно было отважиться немедленно после того, как наступит улучшение погоды.
Наконец, 7 октября погода улучшилась, тральные работы сразу же пошли более успешно. Метеорологические сводки содержали благоприятные прогнозы.
Итак, уже в ближайшие дни можно было приступить к выполнению операции. И действительно, в 20 часов 9 октября был, наконец, отдан приказ о начале погрузки.
Погрузка производилась планомерно в течение 9 и 10 октября. Вечером 10 октября транспортный флот был уже готов к отплытию из Либавского военного порта. На Либавском рейде находились в готовности: караван со снабженческими грузами, 2-я разведывательная группа (крейсера) и флотилии миноносцев.
На рассвете И октября перед Либавой появились прибывшие из Пуцига эскадра линейных кораблей и линейный крейсер «Мольтке». Таким образом, флот был сосредоточен и готов к отплытию. Адмирал Гопман находился со своими силами в Виндаве («Кольберг», «Аугсбург», «Страсбург», 16-я и 20-я полуфлотилии миноносцев, 3-й и 4-й дивизионы тральщиков и 3-я полуфлотилия искателей мин).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2359

X