Петров Николай Федорович (генерал-майор)
О себе много говорить я не привыкла, поэтому буду предельно краткой.
Москва - моя малая Родина. Я родилась 14 мая 1929 года в Останкино в рабочей семье. Отец - Коршунов Иван Степанович, 1904 года рождения, вернулся с фронта и ровно через год, в мае 1946-го, скоропостижно скончался. Буквально на следующий день в нашей семье появилось пополнение - послевоенная сестренка. Мама - Коршунова Клавдия Пантелеевна, 1905 года рождения. Она стойко перенесла и папину смерть, и то, что осталась одна с пятью детьми. Время тогда было тяжелое, карточная система. У меня была так называемая иждивенческая карточка, по которой в день полагалось 400 г хлеба и немного соли. Пришлось мне как старшей среди детей (а у меня было еще два брата и две сестры) срочно устраиваться на работу.
Поначалу взяли меня табельщицей на ВДНХ, а уже в сентябре месяце я поступила на вечерние курсы стенографии, закончив которые в 1949 году была направлена на работу в органы государственной безопасности, в спецотдел "Б" МГБ СССР. Позднее, 2 июля 1959 г., наш спецотдел вместе с рядом других спецподразделений вошел в состав Оперативно-технического управления КГБ при СМ СССР.
На Лубянке я проработала в общей сложности пятнадцать лет, получила звание старшего лейтенанта. Здесь же в 1958 году и произошла памятная встреча с Анатолием Михайловичем.
Потом я работала редактором в Агентстве печати "Новости" (АПН), а вышла на пенсию с должности старшего инженера НИИ "Дельфин". Вела большую общественную работу, была заместителем секретаря парткома (помню, на учете в нашей парторганизации состояло 240 коммунистов). С 1975 года и до ликвидации районной партийной организации в начале 90-х являлась членом комиссии по загранвыездам Гагаринского РК КПСС города Москвы. Ветеран труда.
С Анатолием Михайловичем нас соединила большая светлая любовь, которая с годами не блекнет и продолжается по
сей день. Приведу несколько его поэтических обращений ко мне из нашего семейного архива.

Моя родная

Проходят чередою ночи, дни,
Одной мечтой заполнены они,
Мечтою о тебе, о нашем счастье.
Судьба моя в твоей всецело власти.

Когда звезды последней гаснет свет,
И солнце шлет нам утренний привет,
В тиши один тоскую я, не зная, -
Что делает сейчас моя родная?

Едва утихнет шумный, яркий день,
И спустится на землю ночи тень,
Сжимает сердце мне тоска ночная, -
Что делает сейчас моя родная?

Любимая, тобой душа полна,
Мечтою о тебе живет она.
Так будь же непреклонна пред судьбою,
Твой верный спутник - я всегда с тобою!" [1962 г.].


Тост на новый, 1997 год

Ах, как быстро годы мчатся,
Новый год пришел опять.
Я хочу тебе, родная,
В этот вечер пожелать:

Будь всегда со мной такой же милой,
Иногда ворчливой не всерьез,
Зная твой характер шаловливый,
Я по-прежнему люблю тебя до слез.
Будь всегда такой же молодою,

Несмотря на серебро твоих волос,
Чтобы вновь над нашей головою
Буйный ветер тучи не пронес;

Чтобы двадцать первое столетье
Ты встречала с внуком наравне
И, подняв бокал за долголетье,
Ты сказала б слово обо мне...".


Из последнего стихотворения видно, что уже в 1997 году Анатолий Михайлович из-за своей болезни не рассчитывал дожить до XXI века. Но судьба распорядилась иначе и подарила нам эту возможность - прожить вместе еще ряд незабываемых лет...
Если любишь человека, то живешь его жизнью, что я, собственно говоря, и делаю.
Анатолий Михайлович - замечательный человек, исключительный интеллектуал, интеллигент в высшем смысле этого слова, высокопорядочный и культурный. Он никогда не повышает голос, не унижает достоинства другого и при этом обладает железной логикой, терпеливо старается убедить своего собеседника, если тот в чем-то не прав. В молодости он так заразительно смеялся - до слез! А смех - это человеколюбие (Л.Толстой).
За 46 лет совместной жизни мы никогда не разлучались, за исключением времени его служебных командировок, отпуска всегда проводили вместе. Совершили путешествие на теплоходе "Тарас Шевченко" вокруг Европы, не раз катались по Волге - от Москвы до Астрахани и обратно. Объездили весь Кавказ и Крым, прибалтийские республики, отдыхали в Карловых Барах, Болгарии.
Анатолий Михайлович - очень внимательный муж, чуткий отец, любящий дедушка. У него прекрасные отношения с родственниками, его все любят и уважают, со всеми он находит общий язык. Одна из наших внучек, Лена, окончив институт, пошла по стопам дедушки и сегодня работает в военной контрразведке, имеет (как и я когда-то) офицерское звание - старший лейтенант. Сын закончил Ярославское высшее военное финансовое училище, также - офицер.
Как я уже говорила, мой муж - предельно скромный человек, о чем свидетельствует следующий факт. Являясь начальником военной контрразведки всей страны, он занимал трехкомнатную квартиру площадью 53 квадратных метра. Когда сын объявил, что женится, он не стал обращаться к своему руководству с просьбой о предоставлении сыну однокомнатной квартиры (как делали многие руководители, да и сейчас это практикуют), а разменял нашу квартиру на однокомнатную для сына (17 кв. м) и двухкомнатную для нас (34 кв. м), в ней мы живем по настоящее время.
Анатолий Михайлович никогда не приспосабливался к начальству, сам пробивал себе дорогу в жизни своими знаниями, умом, деловыми качествами, работоспособностью.
С самого начала работы во главе Третьего Главка КГБ у него сложились хорошие служебные отношения с его заместителями - Фадейкиным Иваном Анисимовичем и Остряковым Сергеем Захаровичем (с последним мы часто встречались даже в домашней обстановке). Сотрудники управления относились к Анатолию Михайловичу с большим уважением.
Хорошо помню, как в свое время наш дом посещало много друзей - сокурсники по институту, коллеги по работе. Были среди них и некоторые весьма именитые люди. Например, министр нефтеперерабатывающей промышленности Виктор Степанович Федоров с супругой - Викторией Николаевной, Осипьяны - Артем Яковлевич (в то время - начальник управления Комитета по внешнеэкономическим связям) с женой Идой Никитичной, Бетины - Иван Иосифович (генерал, тогда - начальник 5-го Управления КГБ) с женой Валентиной Сергеевной, генерал армии, командующий Московским военным округом Афанасий Павлантьевич Белобородов, заведующий отделом Партийного контроля ЦК Алексей Алексеевич Тужиков.
Среди тех, с кем мы дружили, было несколько семей, которые знали Анатолия Михайловича еще по тому периоду, когда он стоял во главе КГБ Азербайджанской ССР. Прежде всего, это - академик АН СССР Мусса Мирзоевич Алиев с женой Сана-ханум, Мамед Алиевич Али-Заде (генерал, министр МВД Азербайджана) и его жена Галина Салимовна, Гамбай
Алескерович Мамедов (прокурор республики Азербайджан) и его жена Муся-ханум и многие другие.
К сожалению, сейчас большинства из них уже нет в живых...
Как сказано в пенсионной книжке Анатолия Михайловича, он вышел в запас по выслуге лет в 56-летнем возрасте. Именно тогда он был полон творческих сил, энергии, был в расцвете своих физических возможностей. Иными словами, был абсолютно здоров, находился на пике профессиональной подготовки (не говоря уже об обладании ценнейшим опытом оперативно-чекистской работы и управления в системе органов ГБ), то есть мог принести государству большую пользу. Так что подлинные причины его увольнения никак не были связаны с "выслугой лет" или плохим состоянием здоровья. Они были в ином.

В настоящей книге воспоминаний Анатолия Михайловича упоминается, что он осудил действия Н.А.Шелепина, когда тот, находясь в Баку, передал 1-му секретарю ЦК Азербайджана Мустафаеву содержание его разговора с Семеновым. Анатолий Михайлович назвал это банальным наушничеством, которое не украшает ответственного работника ЦК ВЛКСМ. Эта несдержанность в выражениях и явилась потом крупным препятствием на пути мужа.
А события развивались так. В декабре 1958 года председателем КГБ при СМ СССР стал Н.А.Шелепин. При знакомстве его с руководящим составом Комитета, увидев А.М.Гуськова, он многозначительно заявил: "А с Вами мы знакомы". Придя домой, муж сказал мне, что "его песня спета". Но с другой стороны, Анатолий Михайлович знал, что документы на его утверждение в должности начальника 3-го Главного управления КГБ (военная контрразведка) находились в ЦК КПСС, и фактически там уже было принято положительное решение, на которое Шелепин повлиять не мог.
Тем не менее, как скоро выяснилось, новый председатель КГБ оказался человеком злопамятным. Он стал строить всевозможные козни. Организовал тщательную проверку главка по всем округам. И хотя результаты были в целом положительными, Шелепин распорядился ликвидировать главк, понизив его статус до уровня обычного управления.
Чтобы задеть самолюбие A.M.Гуськова (как начальника управления), Шелепин стал вызывать к себе на доклад начальников отделов непосредственно. Все это, конечно, мало способствовало созданию нормальной рабочей обстановки.
Или вот такой характерный случай, о котором мне рассказал муж. Как-то Шелепин вызвал Анатолия Михайловича в свой кабинет и в присутствии своих замов стал обвинять его в том, что он не ознакомил председателя с неким важным оперативным документом. На это Анатолий Михайлович доложил, что председатель с упомянутым документом ознакомлен, о чем свидетельствует его собственноручная резолюция. Документ в срочном порядке был доставлен в кабинет Шелепина. Подавая его, муж спросил: "Скажите, это - ваша подпись?". Ответ: "Что вы кричите?! Я вас не боюсь". - "Во-первых, я не кричу, а, во-вторых, я вас тоже не боюсь". Наступила молчаливая пауза. Надо думать, испытанный в тот день конфуз также не был забыт Шелепиным. Самолюбие, властолюбие и мстительность составляли постоянный набор качеств этого человека...
К началу 60-х у Анатолия Михайловича обозначился другой "враг" по службе. Речь идет о ставленнике Л.И.Брежнева генерале Г.К.Циневе. До того как возглавить 3-е Управление, Цинев в течение нескольких лет был в подчинении у Анатолия Михайловича, которому приходилось не раз делать ему замечания, касающиеся работы. Дело в том, что Цинев, будучи человеком военным, далеко не во всех оперативных вопросах разбирался грамотно.
Приведу один пример, который, как мне кажется, характеризует Цинева как человека. Как-то он с группой сотрудников Управления поехал в командировку. На вокзале, подходя к вагону, он случайно споткнулся и упал. Бывшие с ним товарищи от души рассмеялись. Вернувшись из командировки, Цинев зашел к Анатолию Михайловичу и, рассказав об этом случае, представил ему список, в котором были указаны фамилии тех, кто смеялся. Цинев просил каждого, поименованного в списке, строго наказать. Анатолий Михайлович ответил, что со стороны сотрудников было неэтично смеяться, но повода для их наказания он не видит. Цинев, закусив губу, вышел из кабинета...

Цинев, как и Шелепин, никогда ничего не забывал и всегда находил возможность свести личные счеты с неугодными ему людьми. Делать это ему было тем проще, что уже к началу 70-х он был первым заместителем председателя КГБ при СМ СССР...
Другой первый заместитель председателя Комитета - генерал С.К.Цвигун был также брежневским назначенцем, "глазами и ушами" генерального секретаря ЦК в КГБ. Все на Лубянке это хорошо знали.
Надо сказать, Анатолий Михайлович был в хороших отношениях с Леонидом Ильичем, часто с ним встречался по работе, неоднократно вместе с ним летал на самолете в различные командировки. Однако о своем знакомстве с Брежневым предпочитал не распространяться. Несомненно, что об этом, тем не менее, хорошо знал Цвигун, который "дорожил всем, что было дорого Леониду Ильичу"... и поэтому всегда общался с Анатолием Михайловичем с большим уважением. Помню, когда в 1966 году, мы посетили Баку и собирались возвращаться в Москву, Цвигун приехал на аэродром и, бурно обнимая и целуя Анатолия Михайловича, говорил о своем предстоящем назначении на должность заместителя председателя КГБ СССР (которое состоялось в мае 1967 года). Так оно и получилось в итоге. Правда, финал для Семена Кузьмича оказался трагическим. В 1982 году он застрелился на своей подмосковной даче...
Когда Анатолию Михайловичу предложили уйти в запас, он обратился к Ю.В.Андропову. Состоялся душевный, откровенный разговор. Муж спросил: "Юрий Владимирович, у Вас есть ко мне претензии?". Андропов ответил, что у него нет никаких претензий, но просил правильно понять его положение. Сказал, что ничего не может сделать, поскольку на отставке Анатолия Михайловича настаивают его заместители, а "поменять свое окружение он не в силах".
Свой уход из органов госбезопасности Анатолий Михайлович перенес стойко. Я ушла с работы и все время находилась с ним рядом. Сегодня он окружен любовью и заботой семьи. Его помнят и ценят на Лубянке. Новое руководство Федеральной службы безопасности России, Управления военной контрразведки ФСБ постоянно интересуется здоровьем Анатолия Михайловича, поздравляет со всеми государственными праздниками и ведомственными датами. Этот год у него юбилейный - в начале сентября ему исполняется 90 лет. Надеюсь, что к дню рождения эта книга станет для него самым достойным подарком.

Р.И.Гуськова

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6139

X