Ликвидация банды Пранаса
Пока мы осуществляли эти мероприятия, несколько ограничили проведение войсковых операций против бандитов, но бандиты, что называется, не дремали. Банда Пранаса совершила налет на селение. Группа вооруженных бандитов в количестве 15-17 человек орудовала на 7-8 хуторах. К счастью, на этот раз никого не убили, ограничившись только грабежом. Забирали в основном продукты питания и ценные вещи.
Но тем не менее, население крепко запугали. Складывавшаяся обстановка вынуждала нас торопиться с проведением мероприятия. Мы прекрасно понимали, что поспешность может обернуться провалом. Поэтому во всех наших действиях чувствовалась нервозность, некоторая неуверенность и тем не менее мы решили форсировать встречу Пранаса с его «братом Владасом». Вот как это происходило.
Через неделю Адамайтис вновь прибыл на хутор Шилейкиса и передал жене короткую записку, в которой сообщалось о времени прибытия Владаса.
На этот раз жена Пранаса встретила Адамайтиса более приветливо, пригласила зайти в дом, накормила и приняла участие в обсуждении дела. Она, в частности, сказала, что Пранас будет знать о приезде Владаса, но домой не придет. Однако в любом случае сообщит, где состоится встреча.
На вопрос Адамайтиса: «Куда же привозить Владаса, на хутор или к часовне?» она ответила определенно и продолжила: «К вам сначала выйдет человек, с которым вы уже встречались, и проведет к Пранасу».
Таким образом, из ответа можно было сделать вывод, что жена Пранаса в достаточной степени осведомлена о преступной деятельности мужа, с другой стороны, в лице Адамайтиса они видели своего сторонника, что нас вполне устраивало.
Дело прошлое, но наша операция приобрела весьма острый характер. Я отчетливо представлял, что возможно придется мне побывать в роли «Владаса» в логове бандитов, а с ними шутки плохи, в случае малейших подозрений расправятся в два счета. Но коль заварили кашу, надо было расхлебывать до конца.
Накануне встречи с Пранасом «Владас» (то есть я) не сомкнул глаз, волнение было велико и по той причине, что в случае неудачи нас бы обвинили не только за недостаточно продуманное действие, но и за то, что эту операцию мы проводили без согласования с Центром.
Всю ночь я мысленно отрабатывал линию поведения и готовил себя к перевоплощению в англичанина. Шаг за шагом старался представить себе картину встречи: подготовить нужные слова, эмоции, показать характер морского офицера, близко связанного с разведывательными органами Англии. Паспорт английского подданного Шилийкиса Владаса с моей фотографией был изготовлен неплохо, была подготовлена и соответствующая экипировка.
В качестве меры предосторожности выставлялась вооруженная группа с радиосвязью, замаскированная неподалеку от места встречи, и две маневренных группы, по батальону в каждой, на авто-бронемашинах, расположенных в 10-15 километрах от места событий, охватывающих с флангов лес, в котором, по нашим данным, расположилась банда Пранаса.
На грузовой автомашине мы прибыли с Адамайтисом к месту встречи у часовни, машину замаскировали в кустах.
Спустя несколько минут, подошел известный нам «грибник» с полной корзиной грибов и поздоровался. Это был человек среднего роста, крепкого телосложения, с густой каштанового цвета бородой, возраст которого трудно было определить, но по упругим, легким движениям чувствовалось, что ему не более 30 лет.
К нему подошел Адамайтис, поздоровался за руку и, показывая в мою сторону, сказал: «Это брат Пранаса - Владас, где будет встреча?». Незнакомец сказал, что ему приказано привести туда же, куда и раньше. Адамайтис обратился к «Владасу» и спросил, каково его мнение. «Владас» сказал, что по условиям имеющегося разрешения забираться в глубину леса он не может, это будет нарушением пределов, так как поездка разрешена только на хутор Шилейкиса.
Подумав, «грибник» сказал, что тогда придется подождать в этом лесу два часа. На что мы охотно согласились.
Замаскировавшись в густом кустарнике, мы стали наблюдать и присматриваться, но кроме птичьего концерта, ничего не слышали. Время медленно тянулось, мы беспрерывно смотрели на часы, но стрелки как будто не двигались. Два часа нам показались вечностью. Но вот, наконец-то, они прошли, а вокруг никого не видно. У меня появились сомнения, что Пранас не придет на встречу, но набираемся терпения еще ждать.
Спустя несколько минут мы услыхали какое-то посвистывание, а через 3-5 минут вышел все тот же «грибник», разыскивающий нас. Адамайтис вышел из кустов и пошел ему навстречу. Они обменялись короткими фразами и разошлись в разные стороны.
Адамайтис подошел ко мне и сказал, что Пранас будет здесь через несколько минут. Минуты перед встречей были особенно напряженными.
И вот как-то внезапно перед нами оказались двое, один известный «грибник», другой высокий, атлетического сложения человек, с темно-русой шевелюрой, чисто выбрит, подтянут и аккуратен в своей простой одежде. Я встал и пошел ему навстречу со словами: «Боже мой, неужели это Пранас?». Он тоже бросился нам навстречу: «Владас! Ты ли это, сколько лет мы не виделись».

Заключив друг друга в объятия, мы находились в таком состоянии несколько секунд. А затем, освободившись, рассматривали друг друга с ног до головы. Я восклицаю: «Ох, какой ты стал Геркулес! Ну, а как твоя сломанная нога?». В ответ он говорит: «Нога в порядке, ты тоже вырос, ростом не меньше меня». Так мы несколько минут обменивались нахлынувшими впечатлениями и старались это проявить жестами, рукопожатиями, прикосновениями. Он похвалил меня, что я не забыл свой родной язык, что я настоящий литовец. Затем, попросив наших спутников оставить нас наедине, мы перешли к разговору более откровенному. Пранас рассказал, что он находится на нелегальном положении и ведет борьбу с ненавистной Советской властью. Дома он бывает редко и только ночью, остальное время скрывается в лесу, где у него и его друзей создана неплохая база, но пока они испытывают недостаток в хорошем оружии и боеприпасах.
На мой вопрос: «Насколько перспективна такая борьба?». - Пранас ответил, - «Пока это только начало, но мы не сомневаемся, что нас впоследствии поддержат многие люди. Мы также надеемся, что помощь нам придет из-за рубежа». Я тут же спросил: «А какая имеется связь с иностранными государствами?». Пранас сказал, что пока такой связи нет, но они пытаются ее наладить. «А может быть, и ты нам поможешь?». Я ответил, что имею некоторое отношение к лицам, которые могут положительно отозваться на ваши нужды, но мне надо хотя бы ориентировочно знать ваши силы и в чем вы нуждаетесь. Пранас, не задумываясь, ответил, что в настоящее время у них 24 активных бойца, да помощников столько же, а там еще кандидаты и колеблющиеся, которые примкнут к ним, как только увидят их успехи. «Короче говоря, мне хотелось бы сейчас снарядить оружием, патронами и всем необходимым провиантом сотню человек».
На мой вопрос: «Где же вы проживаете, прямо в лесу?»- он ответил, что в лесу, но только они соорудили такие укрытия, что их не так просто обнаружить. В близлежащих лесах у нас шесть таких укрытий, в каждом из которых могут размещаться по 10-12 человек. Может быть, посмотришь одно из самых ближайших, оно отсюда в четырех километрах. После некоторого колебания «Владас» соглашается, и мы отправляемся по тропинкам густого леса. Разговор в это время велся семейного порядка. Сначала Пранас рассказывал о своей жизни, в том числе во время немецкой оккупации, как сотрудничал с немецкими карательными органами, помогая вылавливать партизан и выступавших против немцев местных жителей. «Владасу» хотелось в этот момент прикончить подлеца, но приходилось улыбаться в знак «солидарности».
«Владас», в свою очередь, рассказал о жизни в Великобритании, о службе в Военно-морском флоте, о своих родных.

Но вот и цель нашего похода.
Мы подошли к группе больших сосен и елей, вокруг которых были заросли невысокого кустарника. Обращаясь ко мне, Пранас спрашивает: «Ты замечаешь здесь какие-либо сооружения?». Осмотревшись вокруг, говорю, что ничего не замечаю. Тогда Пранас поднял деревянный настил, покрытый дерном, и передо мной открылся лаз с деревянной лестницей, уходящей вниз на большую глубину.
Пранас ловко спустился вниз и пригасил последовать за ним «Владаса», что он и сделал. Примерно на глубине четырех метров мы оказались в землянке, стены и потолок которой были выложены толстыми досками. Горел электрический свет от автомобильного аккумулятора, и два молодых человека на столе чистили оружие винтовки. По трем стенам были нары, у четвертой — стол и две скамейки.
В помещении пахло сыростью, но было довольно опрятно. На нарах лежало несколько ватных матрасов и солдатские одеяла. В одном из углов потолка виднелась труба в шесть дюймов, которая, как потом я убедился, очень искусно была замаскирована на поверхности земли среди кустарника и обеспечивала подачу свежего воздуха.
Пранас знаком дал понять находившимся в землянке молодым людям подняться наверх, что они немедленно выполнили. Оставшись наедине, «братья» поговорили несколько минут о семейных делах, а затем «Владас» высказал беспокойство по поводу нарушения установленного маршрута поездки, попросил конкретно договориться о главном.

Пранас еще раз повторил, что он хотел бы установить связь с каким-либо западным государством, которое могло оказать помощь оружием, боеприпасами, ну и, конечно, деньгами из расчета личного состава нашего отряда. Помимо этого, хотели бы наладить деловые связи с другими отрядами «лесных братьев».
Немного подумав, «Владас» сказал, что он готов принять меры по оказанию помощи через соответствующих лиц в посольстве Англии. Но так как сам сюда приехать больше не может, то надо бы найти надежного посредника для связи.
«Мне кажется, - продолжал далее «Владас», - для этой цели подошел бы Адамайтис. Как твое мнение о нем?». Пранас подтвердил, что этот человек производит хорошее впечатление и на него можно положиться. «В таком случае, - сказал «Владас, - я хотел бы, чтобы ты лично поддерживал с ним связь, так как дело будет касаться представителя посольства Великобритании, следовательно, во избежание каких-либо неприятностей поручать другим лицам такие контакты нельзя». Пранас охотно согласился. «Владас», прикинув в уме какие-то расчеты, произнося вслух английские слова, сказал: «Если через неделю Адамайтис приедет сюда с конкретными советами, ты можешь его встретить?». «Да, безусловно», сказал Пранас. «Тогда условились. Наконец, у меня еще такой вопрос. Целесообразно ли мне сейчас ехать на хутор? Не вызовет ли это подозрение у властей?» Он ответил: «По-моему, тебе не следует ехать, Я не исключаю, что за нашим хутором следят чекисты». Это согласие было так необходимо «Владасу», и он начал торопиться с возвращением. На предложение Пранаса пообедать в лесу он отказался, и попросил проводить его к машине. На обратном пути братьев сопровождали двое вооруженных автоматами. Не доходя до часовни, братья крепко расцеловались и разошлись в разные стороны, высказав взаимные надежды на скорую встречу.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5488

X