Местная администрация
Среди органов местной администрации, существенно отличавшихся друг от друга, можно выделить четыре основные разновидности. Все они существовали в небольших и главным образом сельских районах1.
1. В ряде случаев партизаны не создавали местной администрации. Вместо нее командир или комиссар отряда напрямую отдавал приказы населению и вывешивал соответствующие объявления. Подобные меры принимались, по всей видимости, в тех случаях, когда партизаны изначально не были уверены, что останутся в этом районе; хотя иногда подобная схема в дальнейшем трансформировалась в одну из разновидностей, рассматриваемых ниже.

2. В других случаях командир или комиссар партизанского отряда назначал одного из своих офицеров (или сам занимал эту должность) комендантом деревни или нескольких деревень. Комендант, сам являвшийся партизаном, напрямую подчинялся штабу партизанского отряда и выполнял его приказы. Его "права и обязанности" подробно описаны в одном из партизанских приказов, чью дату и место выпуска, к сожалению, невозможно установить. Они включали в себя ведение учета скота, зерна, продовольствия и транспортных средств; полицейские функции, такие, например, как наблюдение за перемещениями лиц, не являвшихся местными жителями; создание местной милиции и предотвращение грабежей; выполнение функций тайной полиции («знать о настроениях каждого») и передача «всех ставших ему известными сведений» штабу и особому отделу отряда; размещение партизан по квартирам и обеспечение отряда продовольствием и фуражом. Короче говоря, он должен был выполнять обычные для офицера советской военной администрации функции, связанные в первую очередь с материально-техническим снабжением партизан и соблюдением законности и порядка2. По всей видимости, данный тип администрации преобладал в тех районах, где партизаны рассчитывали оставаться длительное время.

3. Существуют примеры назначения гражданских чиновников для формирования новой местной администрации. После отстранения назначенных немцами чиновников местной администрации партизаны производили отбор и назначали нового главу или старосту (в немецких донесениях говорится о «деревенских старейшинах» или старостах — по одному на деревню, — хотя, вполне возможно, они являлись председателями колхозов) и других членов местной администрации, чьи функции были аналогичны описанным выше. Примеры подобных назначений относятся к разному времени и различным районам. По-видимому, во всех случаях данный тип администрации существовал в тех деревнях, где партизаны не были постоянно расквартированы, а лишь заходили туда время от времени. Наиболее важными задачами назначенного партизанами гражданского чиновника было осуществление контроля за сельским хозяйством и сбор зерна для партизан.

4. Иногда роль административного органа выполняли особые комиссии из трех человек, или «тройки». Существующие обрывочные сведения указывают на то, что такие «тройки» при поддержке партизан выполняли функции партийных и государственных органов, а также органов НКВД. Они появились в ряде районов Ленинградской области в конце 1941 года, где просуществовали (если немцам не удавалось их ликвидировать) до 1944 года. В очень немногих немецких донесениях говорится о существовании «троек» в других частях оккупированной территории3.

По всей видимости, существовала путаница относительно официального статуса «троек». Пожалуй, правильнее всего предположить, что они создавались партизанами в качестве самых мелких органов, представлявших различные ветви советской и партийной власти.
Наиболее подробная информация содержится в попавшем в руки немцев уникальном десятистраничном отчете, направленном «тройкой», действовавшей в Дедовичском районе (к югу от поселка Дно в Ленинградской области) в период с ноября 1941 года (когда «тройка» была создана) по июль 1942 года. В отчете говорится, что по прошествии первых месяцев оккупации, во время которых население, по всей видимости, изъявляло желание сотрудничать с немцами, к октябрю (1941 года) «ситуация столь радикально изменилась в нашу пользу, что встал вопрос о создании «тройки» и восстановлении советской власти». В начале ноября «тройка» была создана «по приказу [партизанской] бригады». В ее состав входили в качестве председателя бывший чиновник «гражданской администрации Дедовичей» (вероятно, неправильный немецкий перевод); женщина, работавшая ранее в райкоме партии, и бывший милиционер, наделенный полномочиями для выполнения «особых задач» (по сути, аналогичных функциям органов НКВД). Таким образом, каждый член «тройки» представлял одну из ветвей власти — государство, партию и НКВД. Помимо этого в ее состав входили секретарь «тройки» и командир специального партизанского подразделения, выделенного для охраны, а также отдельные работники, которым было поручено заниматься такими вопросами, как сельское хозяйство, продовольствие и пропаганда.
В том же отчете перечисляются задачи «тройки»:

1. ...Обширная пропагандистская программа для массового политического просвещения и призыва в ряды партизан местного населения.
2. Восстановление советских административных органов.
3. Восстановление всех колхозов, распущенных немцами.
4. Отмена всех немецких постановлений.
5. Привлечение населения к оказанию всех видов по партизанам.
6. Уничтожение всех предателей.

«Тройка» быстро приступила к выполнению этих задач но операции немцев против партизан помешали их выполнению. Делая скидку на существенные преувеличения в отчете, направляемом вышестоящему советскому начальству, тем не менее ясно, что партизанская администрация добилась успеха в подчинении себе большей части жителей района, за исключение тех, кто проживал поблизости от шоссейных дорог, опорных пунктов и совхозов, где находились немцы; успешно справлялась она и с севом зерновых, устранением сотрудничавших с противником лиц и проведением пропаганды среди населения, что являлось ее главными задачами.
К лету 1942 года по меньшей мере в трех других соседних районах также появились «тройки», имевшие аналогичные задачи - отчасти они выполняли карательные функции (уничтожение коллаборационистов), отчасти экономические. Согласно советским послевоенным источникам, в тех местах с декабря 1943 по январь 1944 года, когда партизаны уже контролировали более обширную территорию, также возникли «тройки». Один из источников — в данном случае статья, опубликованная в партизанской газете, — содержит призывы базировавшегося в поселке Дно райкома партии и его «тройки». В статье дается понять, что «тройки» представляют собой органы, чьи функции отличны от функций партийных комитетов, и в основном являются административными и экономическими, но в своих действиях они полностью подчиняются директивам партии. 30 декабря 1943 года, по сообщению газеты 5-й Ленинградской партизанской бригады, была проведена конференция «представителей народной власти». Один из ораторов заявил: «В качестве полномочного члена «тройки» деревни N я был ответственным за создание в лесах лагерей для проживания людей... выпечку хлеба и строительство бани». Таким образом, «тройки» действовали не только на районном уровне, но и в отдельных деревнях. Как правило, они стремились восстанавливать органы местной администрации во всех находящихся под их контролем местах.

Вышеизложенное лишний раз подтверждает, что подчас не существовало четких различий между гражданской, и военной направленностью партизанских действий; не отличались методы партизан и от тактики партии и государства в восстановлении местных администраций в контролируемых партизанами районах. Четкое деление на военную и гражданскую власть вряд
ли существовало в контролируемых партизанами районах, поскольку одновременный контроль партизанских бригад политическими и военными властями сделал бы невозможным полное разделение их политических и военных функций.




1 Города редко контролировались партизанами. Исключением являлся Дорогобуж, который находился под управлением партизан с 15 февраля по 7 июня 1942 года. Была восстановлена система городской администрации, а также органы НКВД, районный военный комиссариат, районная милиция и районный партийный комитет. Но отличие сложившийся здесь ситуации состояло в том, что местная администрация в большей степени степени опиралась не на обычные партизанские отряды, а на части регулярной армии под командованием генерала Белова.
2 Линьков Г. Указ. соч. С. 373; приложение, документ 44.
3 Нет свидетельств того, что «тройки» использовались где-нибудь еще так же регулярно, как в Ленинградской области, где организация партизан и подполья имела ряд существенных отличий от остальных регионов. Возможно также, что где-то еще «тройки» не выполняли столь всеобъемлющих функций, как на севере. Так, один из первых приказов А. Федорова, выпущенный 30 октября 1941 года, «учреждал чрезвычайную комиссию из трех человек для судебного преследования и наказания предателей родины». В одном из районов в середине 1943 года партизаны обращались с призывом к населению избрать «по всей округе комиссию из трех человек» для контроля за вызванными войной изменениями в сельском хозяйстве. Можно предположить, что в таких случаях комиссии из трех человек являлись скорее органом слежки и контроля, а не органом администрации.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3474

X