У истоков промышленного освоения Южного Зауралья

В XVIII в. Урал стал металлургическим центром России. Стремительное восхождение Урала в начале XVIII в. специалисты связывают с началом Северной войны и необходимостью найти «новый наиболее благоприятный район для строительства крупных железоделательных предприятий». Таким районом для правительства Петра I представлялся Урал с его громадными месторождениями железных и медных руд высокого качества, массивами лесов, густою сетью небольших рек. Толчком для начала интенсивного горнозаводского освоения Среднего Урала стало сообщение Главы Сибирского приказа думного дьячка А. А. Виниуса Петру I о том, что на Урале найдена «зело добрая руда» [1, с. 260]. Однако начало освоения богатейших подземных кладов Урала связано отнюдь не случайной находкой железной руды. Оно имеет многотомную и богатую предысторию. Местные рудознатцы и рудоискатели, народные умельцы с давних времен занимались рудным промыслом, строили примитивные железоделательные и медеплавильные предприятия. Еще Правительство Михаила Федоровича в XVII в. предпринимало попытки построить Ницинский (1628 г.) и Пыскорский (1634 г.) казенные медеплавильные заводы.

Многолетние археологические поисковые работы и изучение архивных материалов показали, что начало интенсивного освоения Урала носило не априорный характер. Правительство России и местные власти систематически организовывали экспедиции для поиска месторождений железной и медной руд, благородных металлов, драгоценных камней и минералов, мест для строительства новых горных заводов, исследования лесных массивов и удобных маршрутов для прокладывания дорог. В данной статье рассматривается деятельность таких экспедиций в Южном Зауралье в конце XVII - начале XVIII в.



Поиски драгоценной руды начались в горах, в верховьях рек Исети и Синары, по берегам Синарского озера. В 1661 г. приказчику Катайского острога М. Тыркову стало известно от сылвенских татар о серебряной и медной рудах «вверх по Исете реке в горах каменных» и «вверх Синары реки в башкирцах». Ранее по приказу казанского воеводы из указанной этими татарами горы у р. Синары казанские стрельцы накопали 8 пудов руды [2]. В марте 1668 г. медную и серебряную руду переслали в Москву с верхотурским стрельцом С. Борзуновым. Часть этой руды «30 гривенок желтоватых и мешок руды», найденную у Синарского озера, прислал приказчик Катайского острога М. Тырков в этом же году, но найдена она была, очевидно, раньше.

Такие эпизоды редко, но встречаются в документах XVII в. Однако одно из известий о древних рудниках породило столь масштабные изыскательские работы, что их по праву можно считать крупнейшими в дореволюционный период российской истории геологоразведочными поисками.

12 апреля 1664 г. в Тобольске старец Макарий из Исетского Долматовского монастыря сообщил боярину и князю И. А. Хилкову на старцев Лота и Никона «слово и дело». По его словам, годом ранее старцы Лот и Никон силой брали из монастыря оружие и крестьян и ездили в неизвестные земли. Поездки вверх по р. Исеть с вооруженными солдатами и монастырскими людьми «под Камень дней с 10» подтвердили солдат К. Семенов и крестьянин М. Ляба. Под пытками старец Лот признался в тайных поездках в неведомые в то время русским степные и горные районы Южного Зауралья. Грамота с признаниями старца была немедленно отправлена в Москву и в торжественной обстановке в Золотой палате зачитана перед царем Алексеем Михайловичем. В ней говорилось, что в степях за рекою Исеть в старинных могилах находится бесчисленное множество золотых и серебряных вещей. Старец Лот расспрашивал об этих могилах у башкир, а одна столетняя женщина поведала ему историю о золоте и серебре, которые находят русские люди в татарских могилах, о пустом каменном городе с плавильными горнами на острове озера Иртяш и таинственной «Сибирской горе». Золото в могилах будто бы выплавили из руды, которую добывали сибирские татары и калмыки в той горе, находившейся в вершинах рек Уфы, Гадены (Гадая) и Яика. «На ту гору проложены дороги великие. Теми дорогами ездят многие башкирцы, этот камень берут и плавят золото и серебро. Ту руду они продают в Уфу русским людям по 13 рублей за пуд» [3].

Итогом доклада царю стали масштабные и длительные изыскания серебряной руды с участием иностранных специалистов. Поиски оказались настолько значительными, что нашли отражение в сибирских летописях и других ранних сочинениях. Воспоминания о горных работах XVII в. отложились и в башкирском фольклоре. В научной литературе события того времени освещены довольно отрывочно [4, с. 98; 5, с. 68; 6, с. 232].



Организация поисков серебряной руды, предпринятая вслед за известием старца Лота, распадается на нескольких последовательных и взаимосвязанных эпизодов работы различных поисковых групп, направленных с 1668/69 по 1674 год не только на Урал, но и в Восточную Сибирь, на Алтай и в районы Центральной России. Все это время поиски велись практически непрерывно, затихая на зиму, когда замерзала земля, и велись различные подготовительные работы. С 1672 г. общее руководство осуществлялось через Тайный приказ под личным контролем царя. Непосредственной организацией всем комплексом подготовительных и горных работ в различное время руководили тобольский воевода П. И. Годунов, казачий атаман М. П. Селин, думный дворянин Я. Т. Хитрово с сыном стольником В. Я. Хитрово, позже ставшим воеводой Уфы.

Всего в XVII в. в горные районы Зауралья было направлено не менее четырех экспедиций. Экспедиции условно можно разделить на периоды в зависимости от районов и сезонности поиска, задач и масштабов горных работ. В первый период мы включили поиски тобольского воеводы П. И. Годунова, организованные в 1668-1669 гг. местными властями г. Тобольска, с целью доставки некоторого количества руды для пробы в Москву. Формирование полка для обеспечения поисков серебряной руды в это время происходило в Казани, куда из Москвы, Нижнего Новгорода и других городов Поволжья съезжались служилые люди, иностранные и русские мастера, свозились оружие, боеприпасы, инструмент, строительные материалы, плавильные составы и прочие необходимые в длительном походе принадлежности. Полк был сборный, в него входили кавалерийские, пехотные и артиллерийские подразделения.

По разнарядке из «понизовых» городов Поволжья для службы в Казань посылали стрельцов: из Свияжска 62 чел., из Чебоксар 105 чел., из Козмодемъянска 144 чел., из Цивильска 24 чел., из Ядрина 52 чел., из Уржума 70 чел., из Яранска 63 чел., из Царево Сансюрска 60 чел., из Царево Кокшайска 100 чел., из Кокшайска 62 чел. В самой Казани должны были собраться 444 «старого и нового выезду иноземца». С Куртамыша прибывали 80 чел. стрельцов, казаков и пушкарей, из Алатыря 68 чел. стрельцов, казаков, пушкарей и затинщиков, 10 чел. стрельцов, пушкарей и затинщиков из Темникова, 15 чел. пушкарей, затинщиков и рассыльных из Кадома. Из Москвы прибыли 200 московских стрельцов с двумя сотниками во главе и 1000 выборных стрельцов «из Лескову из Варащина» полка под управлением 10 сотников. Всего около 2500 человек охраны с10 пушками и 1 мортирой, а также 500 человек работников и мастеровых [7].

Во второй период в 1670 г. по указу из Сибирского приказа была организована доставка большего количества руды с тех же и новых мест тобольским сыном боярским Ф. Фефиловым и прибывшей из Москвы группы во главе с «сибирянином» М. П. Селиным.

В третий период в 1671 г. во главе с тем же М. П. Селиным была предпринята попытка организовать выплавку руды и строительство сереброплавильного завода непосредственно у месторождений.

В четвертый период в 1672-1673 гг. поиски достигли наибольшего размаха, когда их возглавил Тайный приказ и думный дворянин Я. Т. Хитрово. Численность полка достигала 1000 чел. В него входили 500 чел. охраны, более 300 работников, мастеровые, группа управления, 4 пушки, 1 мортира и более 360 подвод с грузом. Большое количество охраны объяснялось необходимостью защиты от кочевников. В это же время проходила и известная крестьянская война под предводительством С. Т. Разина.

В пятый и заключительный период, 1673-1674 гг., состав отряда был сокращен и продолжил работу в новых местах. Небольшая группа во главе с переводчиком капитаном К. Риманом отправилась на Енисей в район Красноярского острога, а другая с Я. Т. Хитрово в Ярославский уезд для розыска золотой руды.

Значительная часть документов описывает регулярные и целенаправленные работы 16711673 гг. на горе при слиянии речек Тесмь и впадения их в р. Ай, а также в районе так называемой Биабьей горы (современный Ильменский хребет вместе с Вишневыми горами. - Е. К.) и озера Иртяш. Менее всего сведений обнаружено о первых экспедициях - до 1671 г., когда поиски организовывались не менее двух-трех раз. Один из постоянных участников этих поисков боярский сын Е. И. Шубин, оглашая свой послужной список, писал, что только его посылали «в степь за Урал-камень к Тесмам речкам для прииску серебряной руды четырежды» [8].



Место зимовки большинства участников находилось в Катайском остроге, у начала так называемой Уральской (Казанской) дороги, проходившей через степь, мимо оз. Иртяш вверх по р. Миасс к Уральским горам. По этой дороге проходил основной маршрут поставок. Поэтому, как не странно это выглядит, освоение восточного склона Южного Урала русскими началось с северо-восточного направления «вверх по Миассу за Урал-камень к Рудным горам». Лишь потом стал известен более короткий путь от Рудных гор (место современного г. Златоуста. - Е. К.) в Уфу и далее в Москву. Эта вновь разведанная дорога оказалась значительно короче, «так как уфимской дорогой до Москвы полтрети тысячи, а сибирской - 4000 верст и больше» [9]. В дальнейшем воевода советовал посылать гонцов и давать подорожные через Уфу.

Непосредственно у места работ на р. Тесьме возвели Новый Уральский острожек, а у его стены построили сереброплавильную печь. Сохранились воспоминания тобольского боярского сына Д. Клепикова, прибывшего на Тесьмы в середине июля 1672 г. в самый разгар строительства. Он писал: «На тех речках (Тесьмах) строят рубленный город с тарасы... А срублено того городу кругом в вышину в печатную сажень. Да при них же построено в том месте за городом серебряная плавильня да кузница, да дом.» [10]. Несколько летних сезонов Новый Уральский острожек был центром исследования геологии и географии Южного Урала.

Насколько далеко забрались тогда русские землепроходцы? Судя по документам, для поисков серебряной руды В. Я. Хитрово, Е. Полянский и полковник Д. Фандернисин с конными отрядами непрерывно объезжали ближние и дальние места «за 50, 100, 200 и более верст безостановочно». Они ездили за 200 верст на Биабскую гору, где копали в 4 местах. Одну шахту и подкоп начали разрабатывать в 40-50 верстах от острога в горе у р. Ай. Предполагалось послать В. Я. Хитрово «в Еицкие вершины и в иные места». Есть косвенные данные об открытии уже тогда Магнитной горы у современного г. Магнитогорска. В то время было обнаружено и знаменитое Ильменское месторождение самоцветов. В одну из поездок В. Я. Хитрово привез с Бабьего камня «с Ильмени» слюду с прозеленью.

Итог крупнейшей в дореволюционный период геолого-разведочной экспедиции лаконично подвел летописец: «Ничего не найдено, а государевой казне великая тщета и гибель учинилась» [11, с. 165]. За несколько лет упорного поиска обнаружить серебряную руду так и не удалось. Были найдены только залежи слюды и железа.

В результате многолетнего историко-археологического поиска нам удалось обнаружить следы геолого-разведочных работ экспедиций и местонахождение Нового Уральского острожка в национальном парке «Таганай» в черте г. Златоуста. Обнаружение места горных работ вкупе с новыми документами открыло широкие возможности для дальнейшего изучения средневековой истории и географии Южного Зауралья. На данном этапе исследований отметим новые сведения о первых контактах русского и башкирского этносов при выявлении рудных залежей, открытие и первое использование русскими старинного пути («Уральская дорога»), проходившего от Катайского острога через горы в верховьях р. Ай в Уфу. Для защиты горных работ в 1672 г. был построен «Новый уральский острожек», который следует признать первым русским поселением на территории Челябинской области. Горные работы в верховьях р. Ай и на оз. Иртяш в XVII - первой половине XVIII в. предопределили возникновение городов-заводов Златоуста, Касли, Кыштыма, открытие самоцветов в Ильменских горах. В связи с деятельностью экспедиций вблизи горы «Урал-Тау» в деловой переписке впервые появилось название «Уральские горы», впоследствии распространившееся на всю горную цепь.

Намерения российской власти и предпринимателей продолжить поиск металлов и организовать добычу слюды на Южном Урале проявились и позже. По царскому указу, направленному в Тобольск, предписывалось в 1689-1690 гг. начать добычу слюды вблизи Урал-тау. 900 пудов ценного тогда минерала следовало отправить из Тобольска в Москву, где слюду продавали по цене меди - 6 рублей за пуд [12].



Немногочисленные геолого-разведочные группы продолжали появляться в горах Южного Урала среди башкирского населения и в первые десятилетия XVIII в. Вышеупомянутый рассказ столетней женщины о «Сибирской» горе, изложенный Алексею Михайловичу, был случайно обнаружен среди документов Сибирской губернской канцелярии в «Каменном столбу» в 1708 г. О находке доложили кабинет- секретарю Петра I А. В. Макарову [13]. В одном из наказов В. Н. Татищеву, отправленному на Урал для осмотра рудников и строительства заводов, предписывалось проверить и сведения о серебряной руде.

В начале 1720-х гг. на месте работы экспедиций П. И. Годунова, М. П. Селина и Я. Т. Хитрово у речек Тесьм побывал горнопромышленник Ф. И. Молодой. Он указал местонахождение горному школьнику Сабанееву, прибывшему туда с отрядом из 15 драгун. В имеющемся кратком донесении Сабанеева сообщалось об обнаруженном рве: «окопано от реки Сороки до Тасмы, идено отвалом», 100 саженях заготовленного и сгнившего за 50 лет леса. Еще были видны остатки сожженной крепости и плавильной печи, располагавшиеся на берегу р. Тесьмы. У разрушенной печи Сабанеев собрал кусочки руды. Первоначально их испытывал Ф. Запутряев в лаборатории при Уктусском заводе. В январе 1724 г. эту руду наряду с образцами, присланными с Яйвы, испытывал И. В. Шлаттер в лаборатории Берг-Коллегии. В обоих случаях металла в руде не обнаружили [14].

Весной 1741 г. в степные и горные районы была направлена еще одна экспедиция, постоянными участниками которой были унтер-шихтмейстер Ф. И. Санников и маркшейдерский ученик А. И. Кичигин. Они побывали у озера Иртяш и у места слияния речек Тесьм, нашли по рассказам башкир старые копи, которые разрабатывал думный боярин из Москвы, описали их и составили чертеж. Здесь же была найдена и железная руда с 20% содержанием железа. Также они сообщили, что «для осмотру лесов и плотинного места до реки Ая на юго-запад 6 верст ниже устья реки Тасмы усмотрено, что место к строению плотины на реке Аю угодно есть» [15, с. 92]. Так было указано место для строительства завода и г. Златоуста.

Таким образом, в последней четверти ХVII - первой трети ХVIII в. царское правительство и местные горные власти систематически организовывали крупные геолого-разведочные экспедиции, которые готовили предпосылки для проникновения к богатейшим туземным кладам Южного Урала задолго до массовой горнозаводской колонизации региона.





1. История Урала с древнейших времен до 1861 г. М.: Наука, 1989.
2. ФИРИ РАН. Ф. 28. Оп. 1. Д. 948. Л. 2.
1942
3. ГАСО. Ф. 129. Оп. 1. Д. 152. Л. 10-13 об.
4. Кузин А. А. История открытия рудных месторождений до середины XIX в. М.: Наука, 1961. 361 с.
5. Ястребов Е. В. Поиски полезных ископаемых на Урале в XVII в. // Вопросы истории хозяйства и населения России в XVII в. М.: Наука, 1974. С. 84-97.
6. Преображенский А. А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI - начале XVIII века. М.: Наука, 1972. 375 с.
7. РГАДА. Ф. 1470. Оп. 1. Д. 195. Л. 1-12.
8. СПФ ААН. Ф. 21. Оп. 4. Д. 3. Л. 249 об.
9. РГАДА. Ф. 214. Оп. 3. Д. 881. Л. 345.
10. СПФ ААН. Ф. 21. Оп. 4. Д. 11. Л. 318.
11. Полное собрание русских летописей. М.: Наука, 1987. Т. 36, ч. 1. 382 с.
12. СПФ ААН. Ф. 21. Оп. 4. Д. 13. Л. 116-117об.
13. РГАДА. Ф. 19. Д. 68 Ч. 1. Л. 5-7.
14. РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 1010. Л. 140 об.
15. Корепанов Н. С. Геологическая экспедиция Федора Санникова и Афанасия Кичигина 1741 г. и открытие горы Магнитной// Уральский геологический журнал. Екатеринбург: изд-во УГГА, 1998. №3. 76 с.

Принятые сокращения:
ФИРИ РАН - Архив филиала Института Российской истории РАН (Санкт-Петербург).
ГАСО - Государственный архив Свердловской области. РГАДА - Российский государственный архив древних актов.
ИСТОРИЯ
СПФ ААН - Санкт-Петербургский филиал архива Российской академии наук.


Просмотров: 629

Источник: Курлаев Е.А. У истоков промышленного освоения Южного Зауралья // Вестник Башкирского университета, 2012. Т. 17. №4



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X