Роль советской дипломатии в урегулировании армяно-турецкого конфликта в 1920 г.

Одним из эпизодов, продемонстрировавших заинтересованность Турции в стабильных отношениях с РСФСР, стала Армяно-турецкая война 1920 года. В начале июня дашнаки[1], подстрекаемые американо-британскими империалистами, перешли в наступление против турецких войск в районе Ольти, которое было поддержано продвижением греческих войск за «линию Мильна»[2] в Западной Анатолии. Советское правительство, понимая всю опасность этой новой провокации со стороны Антанты, стремилось оказать содействие в мирном урегулировании дашнакско-турецкого конфликта.[3] С этой целью Советское правительство обратилось 3 июня 1920 г. к Кемалистскому правительству с предложением «в любой момент по приглашению заинтересованных сторон быть посредником в деле мирного установления границы между Турцией, с одной стороны, Арменией, Азербайджаном — с другой», и пригласило турецких делегатов в Москву для ведения переговоров.[4] Министерство иностранных дел правительства Великого национального собрания Турции (ВНСТ) в ответной телеграмме сообщило о своей готовности принять посредничество Советской России.[5]



Турецкая сторона в трудный для нее момент проявила инициативу в установлении двусторонних отношений. В Москву для ведения переговоров была направлена делегация во главе с Сами-беем. В конце августа 1920 г. Советскому правительству удалось добиться парафирования согласованных статей советско-турецкого договора. После парафирования будущего договора, что явилось серьезным событием в укреплении советско-турецких отношений, в Москве осталась турецкая военная комиссия для обсуждения списка военных материалов, о которых просила турецкая сторона. Несмотря на ограниченные возможности, была немедленно подготовлена партия оружия. Кроме того, была достигнута договоренность о финансовой помощи в размере 5 млн золотых рублей. Помощь РСФСР сыграла исключительно важную роль в борьбе турецкого народа за свою независимость. Тем более что она была своевременной, поскольку англо-греческие войска продвинулись далеко вглубь Анатолии.



Однако установление прочных дружественных связей с Советской Россией затягивалось вследствие враждебного отношения к переговорам Сами-бея. В своих докладах Кемалю он дезориентировал турецкое правительство, предвзято освещал политику РСФСР и ход переговоров в Москве, что затрудняло подписание договора. Были и противники внешнеполитического курса Кемаля и в ВНСТ. Все это на полгода отдалило подписание договора о дружбе между Москвой и Анкарой. В течение этого времени Советскому правительству пришлось бороться с провокационной политикой Антанты, которая пыталась сорвать заключение советско-турецкого договора.[6]

Советская Россия, первая признавшая правительство Кемаля, первой же направила своих дипломатических представителей в Анкару. Открытие советского полпредства в Анкаре состоялось 7 ноября 1920 г.[7]



После того, как отряды дашнаков, несмотря на материальную поддержку Антанты и США, из-за численного превосходства противника потерпели ряд поражений, Советское правительство предложило Армении посредничество. Дашнаки также отвергли это предложение, надеясь на помощь Антанты и США. Западные державы рассчитывали на осложнения между Советской Россией и Турцией и готовились за счет Армении договориться с Турцией и использовать ее в антисоветских действиях на Кавказе. Меньшевистская Грузия отказалась помочь Армении и 6 ноября заявила о своем нейтралитете. В конце концов, 18 ноября дашнаки были вынуждены заключить перемирие, а 2 декабря подписали Александропольский[8] мирный договор, по которому Армения становилась, по сути, сателлитом Турции. Однако дашнаки уже не имели права подписывать договор, так как 29 ноября в Армении была установлена cоветская власть.[9] Советское правительство Армении не признало этот договор. Не признало его также и правительство РСФСР.[10]

Дашнако-кемалистская война осложнила обстановку на Кавказе и создала напряженность в советско-турецких отношениях. Однако планы Антанты провалились. Ленин отмечал: «Турецкое наступление было рассчитано против нас. Антанта рыла яму для нас и сама в нее попала, ибо мы получили советскую Армению»[11].

Установление советской власти в Армении означало для турецкой стороны необходимость новых переговоров с правительством Советской России, чтобы выяснить позиции последней по армяно-турецкой границе и по возможности получить подтверждения действенности Александропольского договора. Поэтому в конце ноября 1920 г. правительство Анкары обратилось к советской стороне с предложением о созыве советско-турецкой конференции, встретившим положительный отклик правительства РСФСР. 7 декабря 1920 г. Пленум ЦК РКП(б) рассмотрел предложение Чичерина о договоре с Турцией и поручил НКИД выработать проект договора и представить его на утверждение ЦК.[12]

Благодаря активности советской дипломатии и реалистической позиции, занятой Кемалем, трудности в советско-турецких отношениях успешно преодолевались. В начале декабря был в принципе согласован вопрос о созыве советско-турецкой конференции для разработки и подписания политического договора. Местом проведения конференции была выбрана Москва, куда турецкая делегация прибыла 18 февраля 1921 г. В инструкции по ведению переговоров, полученной от Ленина, говорилось, что необходимо положить «начало сближению и дружбе чрезвычайно прочно».[13]





[1] Армянские националисты, объединившиеся в 1890 г. в партию «Дашнакцутюн» («Армянский Революционный Союз»).
[2] Установленная Великобританией в одностороннем порядке разграничительная линия на Северном Кавказе, проходившая вдоль Кавказского хребта от Петровск-порта (Махачкала) до Туапсе. Была названа по имени британского генерала Дж. Мильна.
[3] Чичерин Г.В. Статьи и речи по вопросам международного сотрудничества. М., 1961, с. 196.
[4] Документы внешней политики СССР. Т. II, с. 555.
[5] Документы внешней политики СССР. Т. III, с. 325.
[6] Багиров Ю.А. Из истории советско-турецких отношений в 1920–1922. Баку, 1965, с. 37–41.
[7] Киреев Н.Г. История Турции: XX век. М., 2007, с. 143.
[8] Александрополь с 1924 г. назывался Ленинакан, с 1991 г. — Гюмри.
[9] См.: Кадишев А.Б. Интервенция и гражданская война в Закавказье. М., 1960; Багиров Ю.А. Из истории советско-турецких отношений в 1920–1922. Баку, 1965; Галоян Г. Борьба за Советскую власть в Армении. М., 1957.
[10] История международных отношений и внешней политики СССР. Т. 1. М., 1986, с. 92–93.
[11] Ленин В.И. Заключительное слово по Докладу о концессиях на фракции РКП(б) VIII Съезда Советов 21 декабря 1920 г. — В кн.: ПСС. 5-е изд. Т. 42. М., 1970, с. 125.
[12] Хейфец А.Н. Советская дипломатия и народы Востока (1921–1927). М., 1968, с. 83.
[13] Кузнецова С.И. Установление советско-турецких отношений. М., 1961, с. 47.


Просмотров: 255



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X