Возвращение генерала Слащева в Советскую Россию

Большим успехом советской разведки стало возвращение в Россию крупной фигуры белой эмиграции генерала Слащева[1].

Эта история обросла множеством слухов и домыслов еще при жизни ее главного героя. Официальная ее версия, изложенная Президентом Общества изучения истории отечественных спецслужб А.А. Здановичем в книге «Свои и чужие — интриги разведки», выглядит следующим образом: «Борьбы Слащева с врангелевским окружением и непосредственно с бароном (Врангелем[2]. — П.Г.) вносила раскол в побежденную, но не сломленную до конца Белую армию, что полностью соответствовало интересам ВЧК и Разведупра РККА в Константинополе. Поэтому, не отказываясь от работы с другими генералами и офицерами, советские спецслужбы сосредоточили свои усилия… на Слащеве и разделявших его взгляды офицерах.
Было признано необходимым направить в Турцию ответственного сотрудника, с поручением непосредственные контакты с генералом...


Генерал Яков Слащев

Уполномоченным ВЧК (по делу Слащева. — П.Г.) стал Я.П. Тененбаум. Его кандидатуру предложил будущий заместитель председателя ВЧК И.С. Уншлихт[3]»[4] как человека, лично ему известного по совместной работе на Западном фронте, где Тененбаум под его руководством успешно занимался разложением Польской армии. «Кроме того, Тененбаум обладал богатым опытом подпольной работы, хорошо знал французский язык, что в Константинополе могло пригодиться с учетом активности французской контрразведки»[5]. Тененбаума, получившего псевдоним «Ельский»[6], лично инструктировали председатель РВСР[7] Троцкий[8] и Уншлихт.
«Первые контакты уполномоченного ВЧК со Слащевым состоялись в феврале 1921 г. Они носили скорее разведочный характер: уточнялись позиции сторон, определялись возможные совместные действия в Константинополе. Ельский не имел тогда полномочий на предложение Слащеву возвратиться в Россию... В свою очередь и Слащев не мог не испытывать серьезных колебаний в принятии решения о выезде в Советскую Россию.

<…>

Встречи со Слащевым Ельскому приходилось устраивать, соблюдая строжайшую конспирацию. Он использовал все свои навыки старого подпольщика, чтобы обезопасить себя и офицеров, с которыми поддерживал связь, от провала на начальной стадии работы. Ведь в Константинополе действовали по крайней мере три официальные контрразведки.[9] Все они хорошо оплачивались и могли вербовать многочисленных агентов для выявления подпольной работы большевиков»[10].



Решение вернуться на Родину Слащев принял в мае 1921 г. Об этом говорилось в письме из Константинополя в Симферополь, перехваченном чекистами, и это придало им решительности в своих действиях. Приступая к операции по возвращению Слащева, чекисты допустили «самодеятельность», поскольку окончательного решения по данному вопросу советским политическим руководством к тому времени еще не было принято. В сложившихся обстоятельствах операция началась в середине октября, поскольку еще в начале того же месяца в Политбюро поступил доклад сотрудника Разведупра войск Украины и Крыма Дашевского с предложением перебросить Слащева и нескольких офицеров из Турции на советскую территорию.

В конце концов, «Слащеву и его единомышленникам удалось незамеченными покинуть дачу на берегу Босфора, пробраться в порт и погрузиться на пароход “Жан”.

<…>

Французская контрразведка через агентуру из числа русских эмигрантов быстро выяснила, что вместе со Слащевым тайно уехали бывшие помощник военного министра Крымского краевого правительства генерал-майор А.С. Мильковский, комендант Симферополя полковник Э.П. Гильбих, начальник личного конвоя Слащева полковник М.В. Мезерницкий, а также жена Слащева со своим братом. <…>

Через сутки пароход “Жан” пришвартовался к причалу в севастопольской бухте. Его пассажиров на пирсе встречали сотрудники ВЧК, а на вокзале ждал личный поезд Дзержинского. Руководитель ВЧК прервал свой отпуск и вместе со Слащевым и его группой выехал в Москву»[11].

Газета «Известия» от 23 ноября 1921 г. опубликовали правительственное сообщение о прибытии в Советскую Россию генерала Слащева с группой военных. Они по возвращении на Родину подписали воззвание к оставшимся на чужбине офицерам с призывом возвращаться в Россию. Переход генерала Слащева на сторону советской власти побудил многих участников белого движения вернуться из эмиграции.[12]



Однако официальную версию ставят под сомнение сведения из очерков «Работа Коминтерна и ГПУ в Турции», написанных в Париже в 1931 г. и оставшихся неизданными, бывшего заместителя торгового представителя в Турции И.М. Ибрагимова[13], в которых он говорит: «Тот же Мирный[14] мне рассказывал, что генерал Слащев не сам добровольно вернулся в СССР: а просто они вели с ним еще переговоры, завлекли в какой-то ресторан, напоили его сильно, и, т.к. он был наркоман, накачали его кокаином или опиумом и отвезли на советский пароход, и он, якобы, очнулся только в Севастополе, и ему тогда ничего не оставалось делать, как только подписать приготовленное ему знаменитое обращение-воззвание к офицерам (оставляю всю ответственность в правдивости рассказа на Мирном)»[15].




[1] Слащёв, Яков Александрович (Слащёв-Крымский; 1885–1929) — военачальник, военный педагог. Окончил реальное училище (1903), Павловское военное училище (1905), ИНВА (1911). Участник Первой мировой и Гражданской войн. В ноябре 1920 г. эмигрировал из Крыма. По возвращении в Россию с июня 1922 г. — преп. курсов «Выстрел». Автор работ по тактике и мемуаров.
[2] Врангель, Пётр Николаевич (1878–1928) — военачальник, один из руководителей Белого движения. Окончил Горный институт (1901), ИНВА (1910). Участник Русско-Японской, Первой мировой и Гражданской войн. Разработал план эвакуации армии под своим командованием из Крыма, в результате чего оттуда в ноябре 1920 г. выехали ок. 145 тыс. чел. Основатель Русского общевоинского союза (1924). Автор мемуаров. Предположительно, ликвидирован агентом ОГПУ.
[3] Уншлихт, Иосиф Станиславович (1879–1938) — государственный, партийный и военный деятель. Партийная деятельность с 1900 г. Участник Гражданской войны. В 1921–1923 гг. — зам. пред. ВЧК / ГПУ. В 1923–1925 гг. — член РВС СССР и нач. снабжения РККА. В 1925–1930 гг. — зам. пред. РВС СССР и зам. наркомвоенмора. В 1930–1933 гг. — зам. пред. ВСНХ. В 1933–1935 гг. — нач. Главного управления Гражданского воздушного флота. С 1935 гг. — секретарь Союзного Совета ЦИК СССР. (Прим. П.Г.).
[4] Зданович А.А. Свои и чужие — интриги разведки. М., 2002, с. 247.
[5] Там же, с. 247–248.
[6] Tannenbaum (нем.) — «ель».
[7] Революционный военный совет Республики (с 28 августа 1923 г. — Революционный военный совет СССР) — коллегиальный орган высшей военной власти в РСФСР / СССР в 1918—1934 гг. Сформирован 6 сентября 1918 г., упразднен 20 июня 1934 г. Объединял функции Высшего Военного Совета и НКВМ. Председателем РВСР являлся наркомвоенмор.
[8] Троцкий, Лев Давидович (настоящее имя — Лейба Бронштейн; 1879–1940) — партийный и государственный деятель, один из организаторов Октябрьской революции и создателей РККА. В 1896 г. примкнул к революционному движению. В 1902 г. бежал за границу, где сблизился с В.И. Лениным. В 1917–1918 гг. — наркоминдел первого Советского правительства. В 1918 г. — наркомвоенмор, пред. Высшего Военного Совета, пред. РВСР. С 1919 г. — член Политбюро ЦК РКП(б). Участвовал в создании Коминтерна. За антисталинскую позицию в 1925 г. снят с поста пред. РВС, в 1926 г. выведен из Политбюро, в 1927 г. исключен из ВКП(б). В 1928 г. сослан в Алма-Ату, в 1929 г. выслан из СССР. Убит агентом советских спецслужб.
[9] См.: Русская военная эмиграция 20–40-х годов XX века. Т. 5. М., 2010, с. 478–483.
С ноября 1918 по ноябрь 1923 г. в Константинополе был установлен оккупационный режим Антанты: город был поделен между британским, итальянским и французским вооруженными контингентами. (Прим. П.Г.).
[10] Зданович А.А., с. 248–249.
[11] Там же, с. 255–257.
[12] Энциклопедия военной разведки России. М., 2004, с. 416–417.
[13] Ибрагимов, Ибрагим Мустафович (1888 – ?) — советский невозвращенец, бежавший в апреле 1928 г. в Европу с должности зам. торгпреда СССР в Турции. Окончил учительскую семинарию в Симферополе (1904), пединститут в Константинополе (1908). В 1920 г. вступил в РКП(б). В 1922–1925 гг. — нарком просвещения Крымской АССР. С 1925 г. — зам. торгпреда в Турции. После бегства через некоторое время обосновался в Париже. См.: Генис В. Неверные слуги режима, с. 561–570.
[14] Мирный, Семён Максимович (1896–1973) — разведчик-дипломат («Абдулла»). Окончил востотдел ВА РККА (1923). Участник Гражданской и Великой Отечественной войн. В 1923–1926 гг. — на разведработе в Турции под дипломатическим прикрытием. Позже — на дипломатических должностях в Норвегии, Венгрии и Швеции. В 1955–1961 гг. — главный библиограф Государственной библиотеки им. В.И. Ленина. (Прим. П.Г.).
[15] РГАСПИ. Ф. 328, оп. 1, д. 203, л. 50–51.


Просмотров: 1015



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X