История холодильной промышленности России конца 19 - начала 20 вв

Подробный рассказ об истории холодильного дела в России с 1888 гг. до 1917 г.

Текст взят из книги С.А. Рогатко "С.А. История продовольствия России с древних времён до 1917 г." (М.: Русская панорама, 2014. С. 445-483)

Некоторые сведения об охлаждении продуктов с древних времен до конца XIX в. Развитие холодильного дела в России с 1888-89 гг. до 1908-10 гг.



Применение холода для сохранения скоропортящихся пищевых продуктов было известно человечеству с самых древних веков. Достаточно вспомнить древнегреческие и древнеримские государства, где для сохранности овощей, фруктов и вин использовали различного рода пещеры в горах со всевозможными вентиляционными ходами и отверстиями. Древние римляне вырывали в земле глубокие подвалы, где зимой и летом сохранялась постоянная температура +8 +10°С1. Подобные холодильники в горах устраивались также в средние века в Балканских странах, в Крыму, Молдавии и на Кавказе. В некоторых местах местные жители умудрялись создавать пещеры с достаточно холодным и сухим воздухом. Также для сохранения продуктов летом использовали воду ручьев и колодцев. Поморские племена и восточные славяне замораживали рыбу и мясо дичи, а затем засыпали снегом. В таком виде они сохраняли их до теплого времени года. Кроме этого продукты опускали в ямы, заполненные льдом, покрывали их мякиной, мхом или соломой. В таком виде они сохранялись почти все лето. Но большие температурные перепады, дождь и ветер, а также постоянные беспокойства диких животных заставляли человека сооружать специальные помещения-погреба и ледники, которые в Древней Руси получили наибольшее распространение. Как правило, они представляли собой отдельно от жилья выстроенные помещения из дерева, в которых делали глубокие ямы. Эти ямы заполняли заготовленным с зимы льдом, а наверх льда или рядом с ним ставили продукты. Казалось бы, для сохранения продуктов были созданы благоприятные условия. Есть холод, от которого микроорганизмы или совершенно погибают, или же задерживается их размножение. Однако подобное устройство холодильников на Руси, а затем распространившееся по всей России, вступало в противоречие с физическими принципами. Полезный холод, образующийся при таянии льда и будучи тяжелее теплого воздуха, опускался на дно ледника, а на его место поступал из вне теплый воздух, который нес с собой множество новых бактерий. Таким образом, создавалась среда, при которой качественное сохранение продуктов становилось делом весьма сложным. Хотя справедливости ради надо заметить, что ледники и погреба с натуральным льдом, например, в Канаде, устраивались иначе: продукты помещались внизу, а лед сверху, причем выше уровня земли, а иногда даже в ящиках у потолка. Воздух около льда охлаждался и опускался на продукты, а теплый воздух подымался вверх, который от соприкосновения со льдом снова охлаждался и снова опускался вниз. Таким образом, получалась замкнутая система охлаждения, благодаря которой весь воздух данного помещения становился одинаково охлажденным2. Различие устройства ледников на Руси с ледниками в других северных странах объяснялось традиционными представлениями не столько, собственно, о сохранности самих продуктов, сколько в различии укладов жизни: славяне более в этой проблеме полагались на саму суровую природу и случай, чем на практический расчет и наблюдения за физическими свойствами льда. Однако независимо от того, какой из этих способов был лучше применение натурального льда в погребах имело, кроме естественного таяния и необходимости постоянного его обновления, еще один недостаток, а именно: лед грязнился, и на нем заводилась плесень, вредно действующая на продуты. Вдобавок к этому нередко на лед действовали грунтовые воды, от которых он также приходил в негодность. При этом можно было достигнуть понижения температуры до +2° и даже до +1°, но не ниже3.



Кроме температуры для сохранения продуктов еще древние люди подметили, что большое значение имеет влажность. Если влажность незначительна - продукты сохнут, если чрезмерная - они подвергнуты разложению. Поэтому холодильники как в пещерах, так в погребах и подвалах всегда снабжались вентиляционными отверстиями. В русских погребах и ледниках их называли «отдушины» или «отдушлины». В XIX веке ученые установили, что в обыкновенных ледниках-ямах влажность составляла почти всегда 100%4. Также было доказано, что влажность окружающего воздуха при хранении скоропортящихся продуктов не должна превышать 80%, а для некоторых продуктов - 60%5. В течение веков в России типы ледников и погребов изменялись незначительно (об этом речь пойдет несколько ниже в разделе о технологиях холодильного дела). Очевидные недостатки применения натурального льда при обычных способах хранения продуктов заставляли человека искать другие способы применения холода. Воплощение идеи искусственного охлаждения скоропортящихся продуктов стало возможным только благодаря развитию науки и техники. Во второй половине XIX в. в Европе ученые в своих лабораторных исследованиях искали своеобразный и надежный заменитель натурального льда. И такие «заменители» были найдены в виде различных химических соединений и смесей: лед и поваренная соль, углекислота, аммиак, сернистая кислота, хлористый кальций и др. вещества, которые, переходя из твердого или жидкого состояния в газообразное, понижали свою температуру. Этот физико-химический принцип был заложен в создании почти всех машин и аппаратов искусственного охлаждения XIX - начала XX в., благодаря этому принципу появилась возможность искусственным путем получать более низкие температуры (от 0° до -20, -45°), что позволило замораживать некоторые продукты, такие как мясо и рыбу, в условиях близких к естественным и даже лучше (имея в виду получения в хранилищах искусственного постоянного холодного и сухого воздуха)6.

Впервые в России искусственное машинное охлаждение в производстве пищевых продуктов было использовано рыбопромышленником Супуком в Астрахани в 1888 г.7 Его завод по переработке рыбы находился на берегу Волги и состоял из двухэтажного корпуса, разделенного на 4 помещения. В этих цехах находилась паровая машина мощностью 50 л. с. с двумя цилиндрами, перегонные кубы цеамита и система трубопроводов для циркуляции охлажденного воздуха. В одном их четырех помещений были оборудованы 4 камеры, в которых производилось искусственное охлаждение рыбы при температуре до -8°R (1 град. Реомюра = 5/4 градуса ельсия)8. Предприниматель использовал иностранное оборудование, сконструированное по способу Рауля Пиктера. Принцип холодильного устройства основывался на применении смеси окиси серы, углекислого газа и 60% воды, которая при сжатии, а затем расширении охлаждаемого помещения понижала температуру. Позднее Супук построил баржу-ледник вместимостью на 10000 пуд. также с машинным охлаждением9. Замороженная рыба более дешевая, чем мясо, давала возможность рыбопромышленнику заключать с Интендантским управлением армии и флота более выгодные контракты. С этого времени начинается эпоха искусственного охлаждения в разных отраслях пищевой промышленности. С 1889 г. машинное охлаждение, установки, которые в основном поставлялись из-за границы (Германии, Англии и Дании), стали применять на пивоваренных заводах и кондитерских (шоколадных) фабриках10. Хотя справедливости ради надо заметить, что само понятие и организация холодильного склада возникли несколько ранее. Еще в 1883 г. в Козлове Тамбовской губ. появилась «Первая мясная контора», организовавшая убой скота и доставку парного мяса в Петербург11. Так как доставка мяса велась только зимою, в продолжении октября-марта, то его следовало не охлаждать, а наоборот, ограждать от излишнего холода. Для этой цели были устроены специальные вагоны безо льда с двойными стенками. Таким образом, впервые было сооружено передвижное помещение с достаточно постоянной температурой воздуха для хранения скоропортящихся продуктов.

В 1895 г. предприниматель К.П.Воробьев в г. Петровске на Каспии на своем промысле построил рефрижератор на 20000 пуд. продукции с системой охлаждения с помощью сжатия сернистого газа. Температура в этом холодильнике достигала до - 18°С12.

В 80-е-90-е годы XIX в. громоздкое и дорогостоящее холодильное оборудование не позволяло решать в России обширные проблемы сохранения и доставки скоропортящихся продуктов из мест производства на рынки потребления. Хотя именно в эти годы в некоторых пищевых отраслях (молочной, мясной и рыбной) особенно наметились сдвиги в расширении производства, переработки и торговли готовой продукции. Поэтому частные предприниматели использовали для сохранения и доставки скоропортящихся продуктов стационарные и передвижные склады-ледники, в которых использовался натуральный лед и термоизоляционные материалы (пробковое дерево, рубероидальный кровельный материал, гекторит «стеклянный» шелк и т. д.)

В 1898 г., в год окончания постройки Сибирской железной дороги, правительство обратило внимание на вывоз сливочного масла из Западной Сибири. Для этой цели весной 1899 г. были приобретены 50 вагонов-ледников и по пути их следования были устроены льдохранилища для набивки вагонов льдом13. К 1908 г. число специальных товарных вагонов для перевозки скоропортящихся продуктов составляло 1907 вагонов14. В это число включены не только вагоны-ледники, но и вагоны с вентиляцией, специализирующиеся на перевозке фруктов.

В начале XX в. отсутствовала всяческая регистрация холодильных установок в стране. Поэтому приведенные ниже некоторые данные показывают нам о совершенно эпизодических, частных случаях организации в тех или иных местах холодильных складов с машинными установками. В 1901 г. на р. Куре в Закавказье рыбопромышленник И.Е.Питоев построил холодильник для рыбы на 13000 пудов на аммиачном охлаждении. Все сооружение обошлось в 100000 руб.15 В 1904 г. в Астрахани на р. Балде фирма рыбопромышленников «Бр. Сапожниковы» устроили холодильник на 12000 пудов с машинным охлаждением по системе сжатия сернистой кислоты16. Одновременно с этим подобный склад появился в Москве. В 1906 г. на Амуре некий предприниматель Надецкий построил склад, рассчитанный на 1550 пудов ежедневного замораживания и 31000 пуд. замороженной рыбы17. В этот период появились также небольшие частные холодильники в С.-Петербурге, Москве и других крупных городах. В 1908 г. был открыт холодный склад в Виндаве, предназначенный специально для приема «масляных» поездов из Сибири и хранения экспортного масла. Он был рассчитан на 175000 пуд. и стоил 200 тыс. рублей18. Все эти цифры и факты говорят нам о том, что искусственное охлаждение продуктов главным образом было сосредоточено в руках крупных частных компаний и фирм, которые, сохраняя длительное время свою продукцию и нередко монополизируя местные рынки сбыта, существенно влияли на ценообразования многих скоропортящихся продуктов. Общественных же холодильных складов, в которых могла бы храниться продукция средних и мелких предпринимателей, в России насчитывалось единицы. Среди них холодильные установки при городских бойнях в Ростове-на-Дону, Таганроге, Риге, Кронштадте, Ташкенте и Грязях. При городском рынке в этот период был открыт холодильник только в Варшаве. Даже такие города, как Москва и С.-Петербург, не имели общественных холодильников. Такое положение в холодильном деле России, при всей кажущейся чисто организационной неразберихе и довольно скромных ассигнованиях государства на развитие этой важной отрасли, давало обширный простор для зарубежных инвестиций. Одна из самых первых акционерных иностранных компаний, которая стала вкладывать средства в развитие холодильной промышленности России, и в частности в развитие многопрофильных общедоступных холодильных складов, была английская компания «Унион». Созданная в 1898 г. в Лондоне она за первый год своего существования получила 15% прибыли. Затем в годы ее работы на российском рынке с 1899 по 1909 гг. она имела со всех своих 15 холодных складов от 9 до 25% ежегодного дохода19. Наиболее крупные и достаточно современные по тому времени холодные склады «Униона» находились в Риге (объемом в 2500000 куб. футов), в Козлове (Тамбовская губ.) для битой птицы и яиц - 700 000 куб. футов, в Кургане (Сибирь) для масла и свинины - 700000 куб. футов, в Петербурге (открытый в 1910 г. для различных продуктов на 1 млн куб. футов)20. Кроме холодных складов общественного пользования «Униона» в России в 1900-1910 гг. имелись государственные склады для приема товаров на хранение на ст. Грязи (Тамбовской губ.), ст. Черткове (ю. в. ж. д.), ст. Есипово и частные в С.-Петербурге: предпринимателей Картау, Векшинского, Берсельмана и Щукина21. В Москве на хранение рыбу и мясо принимали в свой склад Сапожниковы.

Кроме перечисленных холодильных складов и установок стационарного назначения, а также вагонов-ледников на Сибирской ж. д. магистрали в этот период в России имелись холодильные машины на 40 судах различного назначения (морских, речных и каботажных)22. Среди наиболее крупных владельцев надводных судов выделялось Товарищество «Тихоокеанские морские промыслы С. Грушицкий К°», которое владело двумя рефрижераторными океанскими грузовыми пароходами. Первое из них «Роман» было приобретено в 1910 г. во Владивостоке. Работая до покупки под английским флагом и перевозя мороженое мясо из Австралии, судно в 1908-1909 гг. выполняло также рейсы для российского Товарищества, перевозя с Камчатки в Гамбург и Ригу 25000 пуд. соленой и свежей лососины и 75000 пуд. свежей и мороженой рыбы в Одессу. Судно обладало общим водоизмещением 2348 тонн и холодильной машиной, мощностью 48 тонн льда в сутки23. Второй пароход - «Евгения», купленный также у англичан в июне 1910 г. До этого пароход перевозил из Южной Америки в Европу мороженую баранину. Судно обладало общим водоизмещением 2079 тонн и двумя холодильными машинами, мощностью 12 тонн льда в сутки каждая24. Холодильные камеры были изолированы древесным углем. Кроме этих судов Товарищество имело рыболовный пароход-трал «Федя», промышлявший в Черном море с холодильным рыбным трюмом, который был оснащен установкой искусственного охлаждения. Пароход «Федя» был приобретен в апреле 1908 г. в Лиссабоне, где до этого работал под английским флагом у берегов Марокко со стороны Атлантического океана, занимаясь тральным рыболовством. Общее водоизмещение судна составляло 209 тонн. Рефрижераторное оборудование представляло собой компрессорную машину мощностью 5.5 тонн льда в сутки. Несмотря на то что рыба в холодильнике судна при температуре 0° оставалась живой в течение 3-4 дней и сохранялась в такой температуре до 12-15 дней без всякого влияния на ее вкусовые качества, затем представлялась на продажу на Одесский рыбный рынок, местный стабильный спрос на живую рыбу мало оценивал высокое качество этого продукта25. Это происходило потому, что рыба, выпущенная из холодильника и попавшая на рынок для продажи, в конечном счете становилось рядовой свежей рыбой, предложение которой не могло вызвать сильного ажиотажа. Все это еще раз подтверждало, что такие порты, как Одесса, для регулирования цен на рыбную продукцию нуждались в то время в искусственных холодильниках непосредственно на берегу. Для местного хранения рыбы Товарищество весной 1909 г. на Черном море оборудовало также деревянную баржу-холодильник26. Камера охлаждения была устроена внутри баржи, имея двойную деревянную обшивку, промежуток, который был заполнен пробковой пылью. С помощью этой баржи Товарищество могло в некоторой степени влиять на цены, предоставляя на рыбный рынок свою продукцию постепенно.

Из этого перечня холодильных складов и установок, разбросанных на первый взгляд в совершенно случайных местах России, можно сделать вывод. Первое - такие частные компании, как английская «Унион», создавали холодильные склады в первую очередь в тех местах, где с конца 80-х годов XIX в. производились русские, достаточно дешевые экспортные продукты (сибирское масло, тамбовская свинина, птица и яйца, ценная рыбная продукция Балтики, Черного моря и Тихого океана и др.), пользовавшиеся особым спросом на европейских рынках. Второе - холодильное дело в этот период находилось в таком состоянии, которое ни коим образом не отвечало внутренним потребностям общероссийского продовольственного рынка. Возможно, поэтому с самого начала развития холодильной промышленности в России холодильное дело становится предметом не только тщательного изучения, внимания со стороны государства, но и местом для жарких споров и столкновений различных мнений и взглядов, по которым должна была бы развиваться эта отрасль в нашей стране в последующее время.

Одним из первых, кто обратил внимание на холодильное дело в России, был председатель ИМОСХ князь А. Г. Щербатов. В 1901 г. по его инициативе был издан «Сборник по скороспелому мясному скотоводству, промышленному птицеводству и организации экспорта ценных скоропортящихся продуктов», в котором, пожалуй, впервые в нашей стране публично были затронуты вопросы по холодильному делу27. Осенью 1903 г. было созвано при Обществе Сельского Хозяйства совещание по вопросу об организации новых способов по перевозке и хранению скоропортящихся продуктов28. На том совещании для решения текущих вопросов по организации холодильного дела была избрана комиссия под председательством проф. Московского сельскохозяйственного института Д.Н. Головнина, которой было поручено организовать в Москве первую Всероссийскую выставку холодильного дела летом 1904 г.29 Уже были проведены некоторые подготовительные работы, найдено помещение, но разразившаяся русско-японская война нарушила все планы. Многие деятели ИМОСХ и члены комиссии, и в том числе князь А. Г. Щербатов, покинули Москву, занимаясь чисто военными вопросами. Затем последовали трагические годы Первой русской революции, которые также неблагоприятно повлияли на все организационные работы, связанные с развитием еще не окрепшей холодильной отрасли.

Между тем в Европе и Америке бурным ходом шло развитие холодильной промышленности. В 1908 г. в Париже должен был состояться 1-й Международный конгресс по холодильному делу30. В 1907 г. накануне проведения столь представительного форума Организационное бюро конгресса обратилось в Петербург к таким известным деятелям сельского хозяйства в России, как В.Н.Гончаров, А.А.Калантар и Е.С.Каратыгин, с предложением по примеру других стран организовать национальный комитет для участия в конгрессе. Предложение было принято, и такой временный комитет был организован в декабре 1907 г.31 Участие русской делегации на конгрессе показало, что Россия больше не может оставаться в стороне от тех мировых процессов в холодильном деле, которые расширялись с каждым годом. Для координации всех вопросов, связанных с дальнейшим развитием отрасли в нашей стране, было решено временный комитет по холодильному делу преобразовать в постоянный при Министерстве Торговли и Промышленности. Первое заседание Комитета по холодильному делу состоялось 12 апреля 1909 г. под председательством члена Государственного Совета В.И.Денисова, который был избран председателем еще в Париже32.

Конечно, располагая скромным по тем временам рамками бюджета, Комитет не мог сразу же, в одночасье, совершить некую революцию в холодильном деле, добившись за какой-то короткий срок больших результатов. Для этого необходима была кропотливая, многоплановая работа. Члены Комитета, прекрасно разбиравшиеся в аграрных и продовольственных вопросах, понимали, что основная доля пищевых продуктов производится на юге, юго-востоке и востоке России, между тем, как центрально-европейская часть страны представляла собой преимущественно район перерабатывающей промышленности, который постоянно нуждается в подвозе продовольственного сырья. С учетом этих реальностей начала XX в., а также беря во внимание общее отставание России от развитых промышленных стран, Совет Холодильного Комитета, приступая к своей работе в 1909 г., разработал целостную программу мероприятий, которая должна была повлиять на весь ход развития не только холодильной отрасли, но и в целом на продовольственную ситуацию во всей Империи. Вот как выглядели основные положения этой программы33:

- введение таможенных льгот по ввозу холодильных машин из-за границы; (позднее в 1911-12 гг. от этого пункта отказались, так как он шел вразрез с общей таможенной политикой государства);
- установление премий предпринимателям за устройство холодильников;
- распространение функций товароскладочных, комиссионных, транспортных и страховых учреждений на холодильные предприятия;
- разрешение выдачи ссуд под продовольствие, находившиеся в холодильных устройствах;
- пополнение парка вагонов;
- устройство пристанционных складов-холодильников;
- распространение на холодильные склады закона о государственной экспроприации земель;
- введение преподавания техники холодильного дела в некоторых учебных заведения и т. д.

Во время разработки программы была намечена схема взаимодействия неразрывной цепи холодильных устройств. Согласно этой схеме все холодильные устройства в соответствии с характером существующей в них потребности в той или иной стадии прохождения скоропортящихся продуктов подразделялись на несколько типов:

1) холодильные склады на месте производства, погрузки и сбора продуктов;
2) вагоны и пароходы, перевозящие продукты из мест их производства в районы потребления;
3) холодильные склады в местах потребления.




На этом рисунке изображена общая схема взаимодействия холодильных устройств и предприятий, согласно которой должна была бы развиваться холодильная промышленность в России в 1910-х гг.34
- сельские холодильники (а);
- сборный, узловой холодильник (А);
- вагоны-ледники, пароходы-рефрежираторы (Б), которые доставят груз на потребительный рынок или в экспортный пункт. В случае же доставки груза не для экспорта, а для потребления, он поступает или в центральные рынки с холодильными устройствами (В), или же в небольшие частные холодильники отдельных торговцев (в).

Реализация этой программы и схемы сети холодильных предприятий была рассчитана на несколько лет. Для этого национальный Комитет по холодильному делу предлагал на местах, в центрах важнейших продовольственных регионов создавать свои собственные комитеты или отделения национального холодильного Комитета при Министерстве Торговли и Промышленности. Такие отделения были созданы в 1910 г. в Козлове, Воронеже, Одессе, Астрахани, где в этот же год прошли первые четыре съезда национального комитета35. На этих съездах, проходивших по инициативе Петербургского холодильного комитета и по просьбе местных деятелей сельского хозяйства, кроме представителей образовавшихся местных комитетов, принимали также участие представители ведомств, железных дорог, городские и земские учреждения и т. д.



Позднее по этому принципу были созданы Комитеты по холодильному делу в Варшаве в 1911 г. и в 1913 г. в Омске36. Одновременно с этим создавались комитеты при Обществах сельского хозяйства. В 1910 г. вначале в Москве была образована комиссия, а затем с марта 1911 г. комитет при Московском Обществе сельского хозяйства37. Председателем этого комитета был избран профессор Д.Н.Головнин, который читал курс лекций по холодильному делу в Московском сельскохозяйственном институте, товарищем председателя - инженер С.Ф.Улинский, членами правления инженеры С.А.Подэрни, П.С.Смирнов, казначеем А.Ф. Нырков, секретарем инженер М.Т.Зароченцев38.

С самого первого дня своего создания Московский комитет по холодильному делу вел обширнейшую работу по организации и популяризации холодильного дела не только в Москве и губернии, но и в отдаленных провинциях: Симферополе, Бахчисарае, Мелитополе, Туле, Астрахани и т. д.

На заседаниях Комитета слушались доклады о применении холодильного дела в той или иной пищевой отрасли. Комитет помогал по мере возможности частным лицам, участвовал на различных отраслевых, районных и межрайонных выставках, как, например, в апреле 1910 г. в Москве на выставке мясного откормленного скота, своими изданиями в 1911 г. на выставках: Омской, Царскосельской, Полтавской, Тифлиской, Харьковской, в городах Серпухове, Смоленске, Уфе, Туле, Екатеринодаре, Ряжске, Гжатске, Хотине, на ст. Волосово39. В Комитете была создана специализированная библиотека по сельскому хозяйству и холодильному делу, где насчитывалось свыше 80 русских сельскохозяйственных, технических и почти все иностранные журналы по холодильному делу40. В 1911 г. было издано пять сборников Трудов Комитета, в которых в виде отдельных статей по холодильному делу русское общество знакомилось с лучшими достижениями в области техники и экономики холодильного дела как у нас в стране, гак и за рубежом41. Для более обширной и регулярной популяризации холодильного дела с января 1912 г. Московский Комитет стал издавать журнал «Холодильное дело» (издание инженера М.А.Ильяшенко, под редакцией М.Т.Зароченцева)42.

По примеру Москвы подобным образом при Обществах сельского хозяйства были организованы Комитеты по холодильному делу в Харькове в 1911 г., в Ташкенте, Ростове-на-Дону, Тифлисе - 1912 г. В том же году в Томске было образовано самостоятельное общество для изучения холодильного дела в Сибири43.

Все эти общественные организации, существовавшие в основном на весьма скромные членские взносы и пожертвования отдельных неравнодушных к этому делу промышленников, как уже говорилось выше, были призваны осуществлять на местах ту генеральную линию правительства на развитие холодильной промышленности в России. Однако постоянная нехватка средств, препятствующая иногда даже организации собственной канцелярии, нередко парализовывала те или иные инициативы Комитетов, ставя их на уровень постоянных просителей и ходатаев. Достаточно привести такой пример, что бюджет Московского комитета в 1911 г. составлял всего 1526 руб. 63 коп., из которых за этот год было израсходовано 1439 руб. 71 коп. Таким образом, во второй год своего существования эта организация вступила, имея всего в кассе 86 руб. 92 коп.44 Естественно, что с такими средствами, когда по существу холодильное дело в России только становилось на ноги, при дорогостоящем зарубежном оборудовании, нехватке специалистов, скромных казенных субсидиях, приходилось рассчитывать только на беспримерный энтузиазм пионеров холодильного дела.

Развитие холодильной промышленности с 1910 по 1914 гг.



Основная задача, ради чего в России с 1907-1909 гг. разворачивались организационные механизмы по созданию холодильной отрасли, сводилась к получению из отлаженного холодильного дела инструмента по регулированию рыночных цен на основные пищевые продукты. Статистика тех лет и ее анализ красноречиво показывают, что в Российской Империи с ее изобилием производственных продовольственных районов существовали достаточно высокие цены на основные продукты питания, такие как мясо, яйца, фрукты и овощи, по сравнению с мировыми. Так, мясо стоило 15-25 коп. за фунт (1 пуд = 8 руб.; за 1 кг - 50 коп.) масло - 50- 65 коп., а яйца - 20-35 коп. за десяток. При этом цены на новозеландскую баранину в замороженном виде в Лондоне колебались от 13 до 17 коп. за фунт, а охлажденная североамериканская говядина в среднем стоила по 17 коп. за фунт, а замороженная 9-11 коп. за фунт45. Другая статистика говорит нам о том, что в производстве скота и потреблении мяса в России существовал дисбаланс46:

- производство - 180000000 пуд.
- потребление - 119 046 000 пуд.
- излишек - 60954000 пуд.

Естественно, что подобный значительный излишек, если учесть традиции и быт русского, большей частью православного народа, постные дни и недели, не имел никакого влияния на урегулирование рыночных цен, так как отсутствовала всякая возможность его утилизации. Поэтому скотопромышленникам (прасолам), быкобойцам и мясоторговцам волей-неволей приходилось жить по принципу: успеешь продать живой скот или парное мясо вовремя, т. е. в короткий зимний период, когда цены на крупных столичных рынках, таких как Москва, понижались до 2 руб. 20 коп. за пуд., - хорошо (при этом надо учитывать все издержки и хлопоты прасолов и торговцев при реализации живого скота и продажи парного мяса), не успеешь - убытки для производителя и торговца налицо, а в результате при перебоях с мясом страдал потребитель47. Такое же положение существовало и в производстве сливочного масла, яиц, птицы и других скоропортящихся продуктов. Многие прасолы и мелкие сельские хозяева, экономя на применении холодильных устройств, эксплуатируя по старинке примитивные ледники, в результате разорялись. Эта участь даже не миновала тех прасолов, кто хорошо был знаком с условиями покупки, откорма, провоза и продажи скота в живом виде.

Применение искусственного холода в хранении скоропортящихся продуктов давало возможность к саморегулированию цен на мясо по сезонам. Использование холодильных устройств меняло практически все в жизни сельхозпроизводителя: от образа жизни и деятельности до психологии. Теперь при наличии на железных дорогах специальных вагонов-ледников для перевозки мяса в парно-охлажденном виде летом и зимою, при наличии в местах экспорта или внутреннего потребления холодильных складов, сельский хозяин откармливал у себя дома отработавший скот или специально предназначенный для откорма баранов, свиней. Затем убивал их на ближайшей к железной дороге бойне и в охлажденном виде загружал туши мяса в вагоны-холодильники, отправляя на холодильный склад в пункты экспорта, где распродавал оптом и в розницу мясо торговцам оптовикам, розничным и непосредственно крупным потребителям, таким как потребительские общества фабрик, заводов и артелей. Такие операции производили сельхозпроизводители (помещики и зажиточные крестьяне) центральной и юго-восточной России главным образом летом, когда на рынках намечался подъем цен и отсутствовала острая конкуренция со стороны производителей Сибири и Зауралья, которые доставляли в основном свою продукцию в естественно мороженом виде на центральные рынки зимой. Однако вышеописанный механизм производства и торговли мясом осуществлялся в реальности при наличии всей цепи взаимодействия холодильных устройств и предприятий, которая в действительности скорее была исключением из правил. В большинстве городов розничная мясная торговля (мясные лавки) по-прежнему были оборудованы плохенькими примитивными ледниками, где мясо могло храниться 1-2 дня летом. Нередко торговля недоброкачественным товаром различных «обрезков» заканчивалась полицейским протоколом, компрометацией фирмы или полным ее разорением.

Одним из тормозящих условий для приобретения мясоторговцем холодильных устройств являлась в большинстве случаев аренда торгового помещения в наемных домах на срок 1-3 года48. Затраты на дорогостоящее, громоздкое холодильное оборудование являлись для мясоторговца якорем, удерживающем его на одном месте. Этим порой пользовались домовладельцы, неоправданно повышая плату за арендуемую лавку. Малогабаритные же, дешевые холодильники в то время могли быть только голубой мечтой рядовых граждан. Широкое применение холодильных устройств также сдерживали так называемые «враги» искусственного, да и естественного холода. К числу таких недоброжелателей относились чиновники интендантского ведомства в армии. Дело в том, что в армейских правилах на сдачу подрядов на поставку мяса войсковым частям было строго оговорено не принимать мороженного мяса и привозного парно-охлажденного, а в противовес этому принимать только мясо местного убоя, парное и остывшее. Из-за этого не раз случались целые курьезные случаи, когда туши мяса после убоя скота на московской бойне, после 4-х часового ожидания на 28° морозе для осмотра спецкомиссией признавались мороженными и не принимались, хотя мясо было совершенно свежим, хорошего качества и в толще мускулатуры имело температуру всего 10°R, несмотря на 28° мороза49.

По сведениям анкеты, составленной национальным Комитетом по холодильному делу к 1911 г., в России имелось всего 166 холодильных устройств, из которых 37 находились на морских судах50. Число специальных товарных вагонов для перевозки скоропортящихся грузов равнялось в 1910 г. - 2848, а в 1912 г. уже несколько больше - 3309 вагонов51. По данным секретаря Московского холодильного Комитета М. Т. Зароченцева, в России до 1911 г. насчитывалось не более 200 холодильных стационарных и корабельных установок52 (для сравнения в тот же период в Германии число холодильных установок достигало 4025 шт., а в США - 6507)53. Естественно, что такое ничтожное количество холодильного оборудования в России не могло удовлетворить потребности ни новых нарождающихся сельхозпроизводителей (зажиточных крестьян, крупных помещичьих экономий), ни пищевиков-производителей, ни потребителей продовольствия.

В 1912 г. рост числа холодильных установок, которые в основном принадлежали крупным торгово-промышленным предприятиям и состоятельным частным лицам, продолжился. По данным VI съезда по холодильному делу, их число составило 315 предприятий и хозяйств54. Относительно 13 установок данных не имеется (т. е. не удалось установить характера предприятий, ими пользующихся). Из остальных 302 предприятий - 145 занимались производством и сбытом скоропортящихся сельскохозяйственных продуктов.

Остальные 157 предприятий с холодильными установками распределились на
следующие группы55:

Пивоваренные заводы - 43
Шоколадные фабрики - 25
Ткацкие фабрики (мерсеризация тканей) - 15
Прочие фабр.-завод, производства - 22
Заводы для производства льда - 34
Аптеки - 3
Склады для хранения мехов - 1
Учебные заведения, больницы, театры и проч - 14

Предоставляя эти данные на съезде, специалисты не были вполне уверены в их точности, так как статистическая обработка анкеты велась весьма неудовлетворительно. Поэтому, скорее всего, опираясь на практику подобной статистики, холодильных установок могло быть и меньше приведенных данных.

Холодильные установки, обслуживающие торговлю скоропортящимися продуктами, делились на две группы: установки на местах производства или на станциях отправления и холодные склады на местах потребления или на станциях назначения. К первой группе относились 34 предприятия, половина которых представляла собою рыбо-морозилки и холодные склады для рыбы, а другая половина - холодные склады для мяса, яиц и битой птицы. Рыбо-морозилки и холодные склады для рыбы были расположены главным образом в районе Каспийского моря - 14 предприятий, кроме того, 3 предприятия имели холодные склады в Сибири (Красноярске, Никольске-Уссурийском и Хабаровске). Все они принадлежали рыбопромышленникам и рыбным торговцам. 17 холодных складов для хранения мяса, яиц и битой птицы были расположены в Курской, Харьковской, Воронежской, Тамбовской, Саратовской губ. и Донской области, а также в г. Кургане и на ст. Радовец Люблинской губ. Все они принадлежали экспортерам и торговцам56. Еще в 1910 г. В. И.Денисов указывал на то, что «вывоз яиц, дичи, птицы поставлен плохо и притом почти монополизирован двумя иностранными фирмами, приобретшими громадное значение в торговле указанными продуктами именно потому, что у них в распоряжении уже 5 холодильных складов»57.

В 1912 г. эти две фирмы располагали уже 10 складами: английская «Унион» в С.-Петербурге, Москве, Риге, Козлове, Астрахани, Кургане; фирма «Бр. Барсельман» - в С.-Петербурге, в Белгороде, Есипове и Ртищеве58. Таким образом, все местные холодные склады в это время принадлежали в России капиталистам или акционерным компаниям - торговым и промышленным. Такая практика организации холодильных складов на станциях отправления не всегда складывалась в интересах мелких и средних сельских производителей. Так как бывали случаи, когда склад целиком попадал в руки крупного торговца или торговой компании, занимавшиеся экспортом местной продукции. Такие «экспортеры-посредники» становились монополистами в области хранения и сбыта скоропортящихся продуктов в данной местности, скупая товары почти по тем ценам, по которым сельхозпроизводители были вынуждены их продавать в случае отсутствия услуг холодного склада. Поэтому сельским хозяевам ничего не оставалось, как, образовываясь и кооперируясь в общества и союзы, создавать свои холодные склады, иногда уступающие в техническом отношении, но гарантирующие получения своей честно заработанной прибыли. В организации таких кооперативных складов, о которых более подробно пойдет речь ниже, участвовали кредитные кооперативы, имевшие опыт посреднических операций по сбыту крестьянского хлеба. Также противостоя монополизации частного капитала в холодильной промышленности, местные власти (земства, городские управы) изыскивали средства для устройства холодных складов. Так земствами были спроектированы холодильники в Нижнем Новгороде и Владимире для хранения масла, в Сухуми - для мяса, в Казанской губ. - сеть складов для битой птицы и яиц. Кроме этого подобные склады на станциях отправления устраивали сами железные дороги.

По данным уже приведенной анкеты Комитета по холодильному делу за 1912 г., холодные склады в городах распределялись на следующие группы59:

При городских скотобойнях - 9
Интендантские и ведомственные склады - 6
Склады для скоропортящихся грузов - 30
Склады для хранения мясных продуктов - 14
Склады для хранения молочных продуктов - 16
Склады для хранения рыбы - 8
Рестораны, гостиницы и кондитерские - 14
Садовые заведения - 1
Домашние установки - 13

Кстати, в том же 1912 г. появились в доходных домах для арендуемых квартир бытовые холодильники (размеры: Н - 2 х 350 = 700 мм, S = 400 х 600 мм)60. Естественно, что первые домашние холодильники иностранного производства принадлежали только весьма состоятельным людям. В их числе - царская семья, которая имела в Зимнем дворце в С.-Петербурге один из первых бытовых холодильников в России, а также в Ливадийском Дворце в Крыму.

Из всех вышеперечисленных 111 городских холодильных установок лишь несколько - при городских скотобойнях в Астрахани, Белостоке, Лодзи, Москве, Риге, Ростове-на-Дону, Таганроге, Ташкенте и Тифлисе, а также при городских рынках в Варшаве, Киеве и Либаве - принадлежали городским самоуправлениям, один склад Московско-Казанской ж. д. в Москве - принадлежал железной дороге; все остальные холодильные склады принадлежали частным лицам и акционерным компаниям61. Таким образом, на местах сбыта скоропортящейся продукции, как и на местах производства, холодильное дело находилось почти целиком в руках частных предпринимателей. Мы уже в начале этой главы говорили о том, что холодные склады при их появлении сразу же стали способствовать уравнению снабжения и регулированию цен в различные сезоны, удерживая их от чрезмерного падения в периоды перепроизводства и от чрезмерного повышения в периоды сокращения производства. Однако холодильное дело также могло вести и нередко приводило к возможности спекулятивного вздутия цен.

Выступая на VI съезде по холодильному делу в Москве в сентябре 1912 г., один из членов Комитета И.Е.Крутиков указывал, что «холод может оказаться магом и волшебником, но для народных масс жестоким волшебником, когда он будет находиться всецело в распоряжении крупных капиталистов, и они, скупая продукты первой необходимости, смогут повышать на них цены. В настоящее время только в виду того, что крупные капиталисты поставлены в невозможность хранить продукты долгое время, они покупают их в недостаточно большом количестве. Но в будущем при наличности громадных холодных складов они могут неограниченно складывать предметы первой необходимости, имея возможность хранить их долгое время и вынимать их когда это будет им полезно. Тогда цены на продукты питания первой необходимости возрастут»62.

Озабоченность российской общественности по холодильному делу этой проблемой подтверждалось также тем фактом, что их американские коллеги, столкнувшись несколько ранее с этим вопросом, уже ввели срок ограничения для холодильных предприятий по срокам хранения. Например, для штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси этот срок был сокращен до 10 месяцев (для масла - 12 мес.), а для штата Индиана - 9 мес.63 На всех продуктах, которые поступали в холодильные склады, американцы ставили штемпели об охлаждении, причем на ящиках и крупных упаковках эти буквы должны были быть величиною в 3/8 дюйма. А в штате Индиана требовалось даже, чтобы масло и яйца, вышедшие на рынок из холодильных складов, продавались бы под названием «охлажденные в холодильном складе»64. Однако в российской действительности все обстояло иначе. На VI съезде в Москве после прений по докладу И.Е.Крутикова было принята резолюция, в которой говорилось, что «городские и земские управы должны озаботиться скорейшим осуществлением постройки холодных складов как при центральных рынках, так и при бойнях, не только в целях санитарных, но и для урегулирования цен на предметы первой необходимости»65. Съезд особенно рассчитывал в этом вопросе на поддержку городских обществ потребителей.

Что касается платы за предоставляемые услуги по хранению скоропортящихся продуктов в России, то на примере двух московских складов - «Унион» и Московско-Казанской железной дороги, тарификация выглядела следующим образом.

Данные по взиманию платы с пуда товаров66:



Из этой таблицы видно, что цены на предоставляемые услуги холодильными складами, созданными на средства акционерного капитала, не превышали в среднем 1,5-1,6% от стоимости товаров (за 1 месяц хранения), если учесть, что в январе-апреле 1912 г. в Москве цены на мясо (например, говядину и свинину за пуд) колебались от 6 до 7 руб. 75 коп., масло сливочное (разное) - 16 руб. 50 коп. - 19 руб. за пуд, сыр голландский - 10 руб., сметана - 8 руб. за пуд и т. д.67 При умеренных и льготных ж. д. тарифах на основные скоропортящиеся продукты (масло, молоко, сыр, фрукты и овощи) использование искусственных холодильников становилось финансово вполне выгодным мероприятием для большей части предпринимателей, если даже не учитывать самого главного - качество сохранности товаров.

Как известно, сибирский регион с конца XIX века стал краем с большими возможностями по производству основных пищевых продуктов: мяса, молока, масла, птицы, яиц и др. С развитием переселенческого движения в ходе аграрных реформ 1906-1910 гг. существенное развитие получили полеводство и луговодство, представляющие серьезную кормовую базу для всей сибирской мясомолочной отрасли. Развитие сибирского скотоводства в этот период (беднейшие крестьянские хозяйства держали по пять коров, а зажиточные - 20-30 голов) не могло не сказаться на росте молочной и мясной продукции68. Начавшись сибирское маслоделие в 1894 г. с 400 пудов, оно развивалось стихийно и в течение одного десятилетия дошло до 2 млн пудов69. В 1912 году вывоз сибирского масла составил 4459000 пуд., а вывоз всех продуктов животноводства из Сибири возрос с 2468000 пуд. в 1909 г. до 2980000 пуд. в 1913 г. Кроме этого в 1913 году было вывезено 250000 штук яиц70. Эти цифры при всей их кажущейся значительности не могли достаточно ясно отразить те реальные процессы, которые происходили в производстве мясомолочной продукции. Дело в том, что в одном только маслодельном районе Тобольской и Томской губ., откуда главным образом и вывозилось основное количество масла, насчитывалось всего 3 млн дойных коров71. Остальной скот приходился на степные районы Западной Сибири, где киргизы владели большим стадом рогатого скота, превосходящим маслодельные районы. Таким образом, общее количество скота в губерниях Тобольской, Томской и областях Акмолинской, Семипалатинской и Тур- гайской исчислялось примерно в 9 млн голов72. Если учесть, что мясо из Сибири в эти годы вывозилось, как и прежде, в естественно замороженном виде с декабря по март на столичные рынки и продавалось по очень дешевой цене от 2 руб. 50 коп. до 3 руб. за пуд. (для сравнения средняя цена 1 пуда мяса, произведенного в центрально-европейских губерниях, составляла 6-8 руб. за пуд) под постоянным риском порчи мяса в случае оттепели, то сибирское население недополучало прибыли и таких необходимых средств для развития того же мясомолочного производства и социальных сфер73. Также здесь надо учитывать тот фактор, что твердо замороженное мясо в начале XX в. ценилось в Европейской России гораздо ниже, чем парное или парно-охлажденное, которое возможно было получить, используя только искусственный холод. Аналогичного характера процессы происходили и с сибирским маслоделием. Отправлявшиеся из маслодельных районов бочонки сливочного масла без постоянной требуемой для качественного хранения и перевозки продукта температуры в конечном счете теряли в экспортных пунктах и на столичных рынках свою первоначальную ценность. Возможно, по этой причине в крупных городах предпочитали австрийскую баранину и датское масло, хранившиеся на всем пути следования в искусственных холодильниках, нашим сибирским высококачественным продуктам, в лучшем случае как-то сохранившимся в вагонах-ледниках и естественных ледниках. Осознавая всю значимость сибирского продовольственного потенциала для иностранных рынков, зарубежные предприниматели из Англии, Дании и Германии устремились в 1907-1910 гг. на Сибирский рынок, развернув холодильное дело на месте, что позволило им получать небывалые прибыли от холодного хранения. Одним из первых в этом плане была английская фирма «Унион», которая в 1909 г. в Кургане выстроила огромный холодильник на 200 вагонов мяса, устроенный по последнему слову техники, который обошелся ей в 0.5 млн рублей74. Это холодильное предприятие предназначалось для замораживания мяса, дичи, рыбы, а также для хранения масла и яиц. При этом устроители холодильника рассчитывали на то, что местные сельхозпроизводители захотят пользоваться холодильником, чтобы, выдержав товар до времени повышения цен за границей, получить затем за него высшую цену. Но в этом отношении надежды англичан не оправдались. Маслоторговцы не захотели выдерживать и предпочитали осуществлять непрерывную отправку независимо от цен на заграничных рынках. После неудач с маслом «Унион» решил взяться за хранение мяса. Однако и в этом фирма встретила серьезные препятствия, так как управление Сибирской дороги отказывало в предоставлении вагонов-ледников для перевозки мяса, отпуская вагоны в первую очередь для перевозки масла, хотя и по удешевленному масляному тарифу. А для перевозки сибирского мяса дорога предоставляла вагоны лишь на арендных началах, на более или менее продолжительное время с платой по 1 руб. 50 коп. за вагон в сутки за все время аренды, независимо от того, с грузом вагон или обратно порожний75. Естественно, что такие условия были невыгодны мясопроизводителям. Поэтому продолжительное время весной и летом 1912 г. огромные холодильные площади «Униона» оставались без работы76. Это заставляло английских предпринимателей браться за аренду вагонов-ледников для перевозки мяса, не получая при этом желаемых прибылей. В 1912 г., эксплуатируя таким образом шесть опытных вагонов и доставив мясо в Петербург в замороженном виде, предприниматели продавали его по 4 руб., уплатив 1 руб. 50 коп. накладных расходов77. Если бы тариф на перевозку сибирского мяса в Петербург и Москву был бы таким же, как экспортный тариф на масло (63,9 коп. против внутреннего тарифа 1 руб. 44 коп. на мясо), то сибирское скотоводство и мясная промышленность также была бы развита, как и маслоделие78. Одна из причин такой разницы в тарификации по перевозкам масла и мяса заключалась в том, что Сибирский Союз маслоделов всячески лобировал в правительстве льготные условия для своей отрасли, в то время как скотопромышленность, в виду разобщенности и отсталости сибирских скотоводческих районов, оставалась на правах скорее подсобной отрасли, для воспроизведения молочного стада, чем самостоятельного дела. Поэтому образованный в 1913 г. в Омске Комитет по холодильному делу при Биржевом комитете в первую очередь был озабочен проблемой развития сибирской мясной промышленности и доведения ее до уровня местного маслоделия79. Кроме холодильника «Унион» с машинным охлаждением, холодильное дело в Сибири в основном было сосредоточено на базе холодных складов-ледников. Такие склады были построены на погрузочных станциях Сибирской ж. д., в частности, на станции Обь вместимостью 30000 пудов масла, на станции Курган и Омск вместимостью по 20000 пуд. и на станции Каинск и Петропавловск по 10000 пудов. Для снабжения вагонов-ледников через каждые 250 верст были построены специальные ледохранилища80. Все эти предприятия были оборудованы в основном за государственный счет.



Если для Центрально-Европейской части России и Сибири значение создания сети складов являлось делом весьма важным и необходимым, то развитие холодильной отрасли в южных регионах страны, в частности на Кавказе и в среднеазиатских губерниях, было делом настолько очевидным, что не требовало вообще никаких доказательств. Однако именно юг Империи больше всех других районов отставал в этом отношении. Сказывалось в первую очередь как инертность местных земских и городских властей, так и общественности, и в первую очередь Кавказского и Туркестанского Обществ сельского хозяйства, а также общий низкий уровень образования населения. В 1912 г. из всех 316 холодильных установок в
России и 29 установок с мощностью от 4000 до 300000 кал. на судах типа: заградители, крейсера, торговые, баркасы, броненосцы, учебные военные и т. д., на долю Крыма, Кавказа и Средней Азии приходилось всего 72 шт.81 Естественно, что такое соотношение не могло считаться нормальным, если учитывать, что основная доля на центрально-европейских продовольственных рынках в поставках овощей, фруктов, части рыбы, молочных и мясных продуктов падала именно на южные производственные районы.

Среди этого небольшого количества холодильных предприятий выделялось акционерное общество «Астраханский холодильник», учрежденное в 1911 г. самими рыбопромышленниками. В 1912-1913 гг. фирма выстроила в Астрахани 6-этажный холодный склад площадью 400 кв. сажен и вместимостью 750 вагонов, т. е. 450 тыс. пудов, обошедшийся акционерам в 800 тыс. рублей. За сутки в камерах холодильника можно было заморозить 8000 пуд. рыбных или иных товаров82. Установку оборудования выполнила немецкая фирма «А.Борзинг», охлаждение осуществлялось за счет циркуляции по трубам сжиженного газа. Эксплуатация холодильника позволила каспийским рыбопромышленникам сократить потери рыбы до 20%83. Положительной чертой деятельности «Астраханского холодильника» являлась то, что он принимал грузы не только от астраханских рыболовов, но и от промышленников всего Каспийского моря. Из других крупных рыбопромышленников на Каспии имели холодильники: фирма Г.С. Лианозова в Персидских водах, на установке этой фирмы за сутки замораживали 1500 пуд рыбы при общем хранении 100 тыс. пуд.84; фирма К.П.Воробьева в Петровской, о которой в начале главы мы уже говорили, Абрамов в Красноводске и др. Кроме этого ряд фирм применяли так называемый влажный способ, т. е. сохранение рыбы вперемешку со льдом в изометрических помещениях.

Среди рыбопромышленников Закавказского побережья Каспия холодильные сооружения имели: «Торговый дом Лазарь Маилов и С-ья» на Куре, их холодильник, построенный в 1912 г., замораживал до 2200 пуд. рыбы в сутки при хранении 60000 пуд.; а также «Каспийское рыбопромышленное Товарищество "Сила"», которое в Зюдовстовом Култуке у устья р. Куры в 1912 г. выстроила холодильный склад, способный замораживать в сутки только 150 пуд. рыбы85. После того как у этих двух фирм появились холодильники, они по существу стали монополистами как речных промыслов на Куре, так и закавказских каспийских промыслов средних и мелких рыболовов. Маиловы поставили дело так, что, значительно увеличив улов и улучшив его сохранность, они заключили ряд контрактов на поставку каспийской рыбы в Москву и за границу, получая при этом достаточно высокие прибыли.

Понимая неудовлетворительное состояние столичных рынков в деле снабжения овощами и фруктами, правительство смогло в этот период изыскать средства для начала более регулярной доставки этих скоропортящихся продуктов в Москву, Петербург и другие города. Так, летом 1913 и 1914 годов на Владикавказской ж. д., а также на других южных дорогах были выстроены специальные вагоны-ледники, которые совершили опытные перевозки с разных мест Кавказа (Еревана, Тифлиса, Новороссийска и др. пунктов) скоропортящихся грузов: винограда, фруктов, рыбы86. Для снабжения вагонов-ледников льдом были сооружены на ряде станций от Дербента и Новороссийска до Москвы специальные льдоделательные заводы.

В эти же годы за счет государственных ассигнований началось оборудование железной дороги Самарканд - С.-Петербург холодильными устройствами: холодильникам Самарканда и Ташкента было предназначено посылать в Москву и Петербург фрукты; холодильнику в Камышлы-баш, рядом с Аральским морем - рыбу, а из Оренбурга - мясо. На устройство изотермических подвижных товарных составов, ледников по пути их следования и холодильников в местах получения и пр. правительство выделило 9.5 млн руб.87 Однако даже этих средств явно было недостаточно, чтобы медленное и хаотичное развитие холодильного дела в среднеазиатских губерниях смогло сделать существенный прорыв вперед и стать на более организованные рельсы. Поэтому в этот период и позднее в 1914-17 гг. туркестанская баранина, по качеству не уступающая кавказской, так и не смогла появиться на московском и других центральных рынках, что естественно тормозило развитие овцеводства в Туркестане88. То же самое можно сказать и о скотоводстве киргизской степи и южной нагорной Ферганской области, где были сосредоточены большие количества мяса, которое ввиду отсутствия четко организованной сети холодильных складов так и оставались недоступным для центрально-европейской части России.

Развитие холодильного дела в России в 1910-14 гг. непосредственным образом зависело от технической оснащенности отрасли. В начальный период развития холодильного дела во второй половине XIX - начале XX в. основная часть холодильной техники импортировалась из-за рубежа. В основном это была немецкая, датская, английская, позднее в 1910-х годах прибавилось американское оборудование. Отечественное производство холодильных установок и ледоделательных аппаратов в это время сильно отставало от зарубежного. В 1913-14 гг. у нас в стране существовало 15 машиностроительных фирм, так или иначе имеющих отношение к производству холодильных устройств. Подрядчиками этих предприятий выступали 19 фирм из разных отраслей промышленности, специализирующихся на производстве изоляционных материалов, озонаторов, химических веществ, электрооборудования, смазочных материалов, сложных инженерных металлических конструкций и т. д.89 Среди машиностроительных заводов, которые непосредственно выпускали холодильное оборудование, выделялось знаменитое «Акционерное общество Машиностроительного завода Франц Крулль в Ревеле», которое было основано еще в 1865 г., т.е. на заре отечественного холодильного машиностроения90. Основная и постоянная специализация этого завода - производство ледоделательных и холодильных машин для складов, хранящих сельскохозяйственные пищевые продукты, крытых рынков, скотобоен, шоколадных и консервных фабрик, пивоваренных заводов, молочных ферм, больниц, кораблей, вагонов и др. холодильных предприятий и организаций. По существу не было такой пищевой отрасли у нас в стране в то время, где бы ни работали холодильные устройства этого завода. В 1909 г. заводу за прекрасные ледоделательные машины была присуждена Золотая медаль Общества Военной Морской и Сельской Техники91. В том же году завод был удостоен и второй золотой медали от Министерства Финансов, Отдела Промышленности за введение в России производства холодильных машин.

Кроме этого старейшего предприятия в России действовали заводы и фирмы, организованные иностранным акционерным и частным капиталом: «Альфа-Нобель», «Аглае», «Борзинг А.», «Вильгельмсон и Кo», «Гаубольд К.Г.», «Германия» и др. Стоит заметить, что цены на оборудование, изготавливаемое этими и другими российскими заводами по зарубежным технологиям, были значительно ниже цен на лучшие английские и немецкие холодильные устройства. Хотя по качеству установки этих заводов они ни чуть не уступали аналогичным зарубежным образцам, если только не считать передового американского оборудования, которое появилось в России в 1914-17 гг. В этот период кооперативное движение, особенно сельскохозяйственная кооперация, стали весьма заметным явлением в экономики России. Прошедший в марте 1912 г. Всероссийский съезд деятелей по мелкому кредиту и сельскохозяйственной операции в Петербурге стал убедительным подтверждением этого. По сравнению с 1904 г. (3000 кооперативов) российская кооперация во всех ее проявлениях достигла к 1912 г. достаточно существенных результатов - 22000 кооперативов разных типов и уровней92. Особенно такое увеличение пришлось на 1909-1911 гг. Ежегодный баланс всех кооперативов выражался цифрой до 350 млн рублей93. В связи с таким ростом кооперативного движения не раз возникал вопрос об организации холодильных кооперативов, особенно в сфере производства. Кооперация, проникшая в область сбыта хлеба, масла, яиц, овощей в такие сферы, как закупка орудий производства и предметов потребления, переработка сельхозпродукции, достигла значительных результатов. Достаточно привести примеры с кооперативным сбытом сибирского и вологодского масла, сбыта свинины, птицы и яиц кооперативами Тамбовско-Воронежского района, рыбы кооператорами-ловцами Южного Каспия. Во всех этих случаях кооперативам помогало создание собственных холодильных складов и морозилок. Однако из-за недостаточного финансирования кооператоров-сбытчиков-производителей банками и крупным капиталом, развитие холодильной кооперации, особенно в сфере производства, оставалось на низком уровне. Поэтому создание общественных, товарищеских или современных кооперативных холодильников для нужд мелких и средних сельхозпроизводителей оставалось по-прежнему делом будущим. А в это время кооператоры-производители и потребительские общества в большинстве случаев продолжали пользоваться обычными ледниками с плохой вентиляцией и нестабильной температурой.

Огромную роль в пропаганде и распространении холодильного дела в этот период в России сыграли очередные съезды Национального холодильного Комитета - VI съезд в Москве, прошедший в июне 1912 г. по инициативе Московского холодильного комитета, и VII холодильный съезд в Тифлисе в январе 1913 г.94 Отличительная черта этих съездов состояла в том, что они теперь уже не имели как первые съезды местного «областного» значения, а представляли из себя ярко выраженный характер Всероссийского съезда-форума. На этих съездах заслушивались доклады по всем сторонам холодильного дела, устраивались выставки, на которых экспонировались последние достижения в области холодильных технологий и техники, подводились итоги развития отрасли и намечались планы на будущее. Среди участников съезда, которые своим трудом в эти годы особенно повлияли на развитие отрасли, были такие выдающиеся деятели сельского хозяйства и пищевой промышленности, как Председатель Комитета по холодильному делу при Министерстве Торговли и Промышленности В.И.Денисов, председатель Московского комитета по холодильному делу проф. Д. И. Головнин, председатель Организационного Бюро VI съезда и выставки по холодильному делу С. Ф. Улинский, секретарь Московского Комитета по холодильному делу инж. п. с. М.Т.Зароченцев, инспектор сельского хозяйства Д.М.Бодиско, инженеры М.А.Ильяшенко, Н.А.Бородин, почетный председатель VII съезда граф И. Воронцов-Дашков, председатель Организационного бюро VII съезда сенатор Э. А. Ватаци, специалист по молочному делу А. А. Калантар и многие другие. Среди упомянутых деятелей холодильной промышленности особенно хотелось бы отметить деятельность инженера М.Т.Зароченцева, чей, казалось бы, на первый взгляд скромный и незаметный, но кропотливый и многолетний труд принес отрасли огромную пользу.

В 1911-13 годах Михаил Трофимович Зароченцев, работая на должности заведующего холодильным складом на Московско-Казанской ж. д., много и неустанно интересовался не только самой организацией дела, но и новыми усовершенствованиями в области холодильных технологий. В 1912 г. он был направлен в командировку в Германию, США и другие «холодильные» европейские страны, откуда привез на родину полученные в иностранных холодильных компаниях знания и опыт95. Прекрасно разбираясь в технике, в 1912 г. совместно с инженером Н.С.Комаровым он разработал две модели холодильников - установок ледосоляного охлаждения, одна из которых работала с помощью самоциркулирующего соляного рассола, а другая - благодаря продуванию воздуха через смесь льда и соли. Эти устройства были воплощены в «металл» на фабрике «Ав. Линде» летом 1916 г. в Риге. И позднее в мае-июле 1917 г. успешно испытаны на ст. Ворожбе Моск.-Киево-Ворон. ж. д. и в г. Саратове. Изобретение М.Т.Зароченцевым ледосоляных безмашинных холодогенераторов существенно повлияло на обустройство холодильных складов на небольших железнодорожных станциях и в убойно-холодильных пунктах, а также на предприятиях, которые не могли себе на тот момент позволить приобретение дорогостоящего компрессионного оборудования, особенно в годы первой мировой войны. Работая на посту секретаря Московского холодильного Комитета, М. Т. Зароченцев неоднократно на съездах и в поездках по провинции выступал с докладами о большом значении и выгодности использования искусственного холода в различных пищевых отраслях. За свою многогранную деятельность он опубликовал не один десяток статей, издал несколько фундаментальных книг по холодильному делу, среди которых «Холодильное дело. Популярное изложение современных сведений о холодильном деле для торговцев, сельских хозяев, промышленников, владельцев холодильников и пр.» (1911 г.), «Холодильное дело на службе армии и городов» (1914-15 гг.), «Применение искусственного холода в промышленном птицеводстве» (1912 г.), «Справочная книга по холодильному делу» (1912 г.), ряд книг о применении холодильного дела в различных продовольственных областях (1912-1916 гг.) и т. д. Огромные знания и опыт М.Т. Зароченцева пригодились холодильной промышленности в первые годы восстановления народного хозяйства после гражданской войны. Впоследствии он эмигрировал в Америку, где являлся видным специалистом в холодильной промышленности США.

VI Съезд по холодильному делу в Москве (1912 г.) уделил большое внимание также подготовке кадров для холодильной промышленности. В своем докладе о преподавании холодильного дела в специальных учебных заведениях Н.А.Бородин заметил, что холодильное дело, как учебная дисциплина, введено в технические, сельскохозяйственные, коммерческие и ветеринарные учебные заведения только в 36 из 231 заведения России и при этом за некоторыми исключениями (в 3 учебных заведениях холодильному делу было отведено совершенно недостаточное количество учебных часов на абсолютно разных курсах)96. Впрочем, в области образования по холодильному делу в эти годы были и более положительные тенденции. Например, при Императорском Московском Техническом Училище в 1911 г. был образован студенческий научно-технический кружок, который занимался научным анализом состояния холодильного дела не только в Москве и губернии, но и во всей России97. Кружок принимал самое активное участие в специализированной выставке на VI Съезде по холодильному делу.

В этот период Россия, в которой уже в какой-то мере к этому времени сложилась, хотя и не совсем достаточная, но все-таки некая вполне рентабельно работающая холодильная инфраструктура, все больше заявляет о себе на международной арене как «холодильная» держава. На III Международном Конгрессе по холодильному делу, прошедшем в сентябре 1913 г. в Вашингтоне-Чикаго, русская делегация в отличие от прежних международных форумов была представлена достаточно солидно: 17 делегатами (4 место по числу участников после таких стран, как Франция, Германия, Австрия). Всего же на этом конгрессе участвовало 23 страны98. Во главе русской делегации был представитель правительства России проф. генерал-майор Военной Академии А. А.Саткевич, избранный почетным вице-президентом Конгресса. Холодильные организации Австрии, Германии и России изготовили для конгресса специальные описания современного положения холодильного дела в этих странах, которые с успехом раздавались членам конгресса. Всего на этом форуме собралось около 1000 деятелей мирового холодильного движения. Среди участников русской делегации на конгресс прибыли такие известные деятели отечественного сельского хозяйства и продовольствия, как П.Н.Абрикосов (Московский Комитет по холодильному делу), инж. техн. Бородин Н.А., инж. п. с. Ильяшенко М. А., инж. техн. Рязанцев А.В., инж. п. с. Скуневский и другие. Надо сказать, что российская делегация пользовалась на конгрессе вполне заслуженным успехом. Ведь начиная с 1908 г., т.е. со времени I Международного Конгресса, за пять лет Россия прошла огромный путь по созданию собственной холодильной промышленности, опередив в этом отношении многие европейские и азиатские страны. И эти положительные тенденции в развитии холодильного дела сохранились и в последующий период, несмотря на разразившуюся мировую войну.

Вот как выглядит географическое распределение холодильных установок (ледоделок, холодильников, холодильный складов и т.д.) в Российской Империи в 1912-13 гг.99:




Примечание к таблице:
Кроме стационарных установок: 29 установок на 29 судах (мощность от 4000 до 30000, система машин - Уг. и другие). Типы судов: заградители, крейсера, торговые суда, баркасы, броненосец, учебное военное судно и т.д.
Общее число вагоно-ледников в 1913 г. составляло около 3500 шт. Системы холодильных машин: Ам. - аммиачная, Уг. - Углекислотная, С.-к. - сернисто-кислотная, Х.-м. - хлоро-метиловая.



В 1914 г. были продолжены опытные доставки овощей и фруктов железнодорожным транспортом из южных хозяйств России, а также импортных фруктов на столичные рынки. Для координации этой работы при МПС в феврале 1914 г. была организована особая комиссия во главе с товарищем министра т. с. Н.Л.Щукиным по применению холодильного дела на железных дорогах100. Благодаря деятельности этой комиссии в марте из Ревеля в Санкт-Петербург прибыл опытный поезд с фруктами, который был оборудовал специальными вагонами с отоплением по системе Лекока101. Затем 16 июня из Санкт-Петербурга в Бессарабию отправился другой первый опытный холодильный поезд из 10 вагонов-ледников различных систем, который загрузился на ст. Унгены (Ю.-З. ж. д.) абрикосами, а на обратном пути в Одессе - также абрикосами, персиками и вишней, а в Киеве - земляникой и вишней102. Через две недели в конце июня поезд благополучно вернулся назад в северную столицу. Кроме этих отдельных пробных поездов комиссия разработала на июнь-сентябрь 1914 г. целую серию опытных железнодорожных маршрутов для поездов с вагонами-холодильниками новых систем103:
1) из Кишинева и Одессы через Жмиринку-Киев-Сарны-Вильну (июнь);
2) из Оренбурга через Кинель-Рузаевку-Москву (июнь);
3) из Иркутска через Омск-Тюмень-Вятку (август);
4) из Симферополя через Харьков-Москву (сентябрь);
5) из Самарканда через Кинель-Рузаевку-Москву;
6) из Эривана, Батуми и Тифлиса через Ростов-на-Дону-Никитовку-Харьков- Москву или через Ростов-на-Дону-Козлов-Рязань-Москву.

Каждый поезд-холодильник состоял из 15 вагонов-ледников и 2 классных служебных вагонов. Всего на эту серию поездов было отпущено МПС 135 700 руб.104 Скоропортящиеся грузы, а это главным образом мясо, яйца, овощи и фрукты, перевозились бесплатно при условии сообщения каждым отправителем всех сведений о своем грузе согласно особой таблице и возможности вскрытия для экспертизы не менее 10% каждого сорта доставляемой партии продуктов105. Такая услуга со стороны МПС значительно расширяла возможности по насыщению центральных столичных рынков теми продуктами, особенно овощами и фруктами, на которые цены были достаточно высокие. К сожалению, позднее в декабре 1914 - феврале 1915 гг. перевозка на этих постоянных маршрутах была скорректирована с учетом начавшейся войны.

Состояние холодильной промышленности в годы Первой мировой войны (1914-1918 гг.)



Накануне войны все более очевидным становилось общее отставание темпов роста холодильной промышленности от возрастающих темпов производства сельскохозяйственной продукции. Основные причины этого крылись как в финансово- организационной стороне проблемы, так и чисто технической, и даже в психологической. Устройство холодильных складов в местах сельхозпроизводства отдельными крестьянскими и помещичьими хозяйствами представлялось в то время затруднительным предприятием по чисто финансовой стороне дела. (На устройство небольшого холодильного склада требовалось 5-10 тыс. рублей - суммы немалые по тем временам, с учетом возрастающей инфляции и общего вздорожания жизни.)106 Земства и городские управы также не всегда спешили раскошеливаться или принимать деятельное участие в сборе средств для постройки единого склада местного значения. Железные дороги в виду, казалось бы, своей кровной заинтересованности хотя и строили совместно с правительством холодильные склады на больших станциях, но не всегда вели гибкую тарифную политику по перевозкам тех или иных скоропортящихся продуктов. В свою очередь это не способствовало развитию на местах производства мяса, птицы, яиц, овощей и т. д. Большие коммерческие холодильные склады в местах потребления продуктов хотя и приносили в 1913-14 гг. до 25% прибыли своим акционерам, но их площади были все-таки ограничены107. А строительство новых холодильников вместимостью 400-500 тыс. пудов и мощностью 700-800 тыс. калорий требовало в среднем от 800000 до 1000000 рублей, что для русского неповоротливого капитала было все-таки делом непростым и хлопотным, если учесть, что в это время нарождался новый класс предпринимателей, которые хотели получить прибыли много и сразу (пример с нефтяной промышленностью). Таким образом, в этой проблеме создавался замкнутый круг - дисбаланс между производством сельхозпродукции, особенно мяса, овощей и фруктов и медленным ростом числа холодильных установок и складов в местах производства, транспортировки и потребления. Этот замкнутый круг могло разорвать только некое чрезвычайное обстоятельство, то есть начавшаяся 1 августа 1914 г. война с Германией и ее союзниками.

В декабре 1914 - августе 1915 г. МПС совместно с Комитетом по холодильному делу при Министерстве промышленности и торговли продолжали отправки опытных холодильных поездов на разные направления108. Так первый опыт доставки в Москву из Сухуми мандарин был предпринят в начале декабря 1914 г.109 Затем отечественные мандарины и лимоны появились в Петрограде. При всей неорганизованности в сбыте этого товара, его перевозке тем не менее сухумские хозяйства, особенно знаменитое имение Н. Н. Смецкого, отправляло фруктов и овощей на столичные рынки в год на сумму до 2 млн руб.110 В начале 1915 г. продолжали осуществляться опытные перевозки мяса, овощей и фруктов по ж. д. линиям Кавказ- Москва. В августе 1915 г. в Москву впервые было отправлено три вагона-ледника с дынями из ст. Сарепта (Саратовской губ.), куда дыни были доставлены гужем с Тингутинского казенного участка (28 верст) с бахчей предпринимателя М.П.Кривденко111. Однако продолжавшаяся война все больше и больше начинала влиять на состояние отрасли, диктовать ей свои условия развития. Некоторые иностранные предприниматели, в основном немецкие, которые в свое время вложили капитал в постройку собственных современных холодильников в различных продовольственных регионах страны, теперь сворачивали свои дела. Так, в октябре 1915 г. немецкие подданные промышленники Бауму и Рику закрыли свои холодильники на станции Урмары в Казанской губ.112 Однако от сельхозпроизводителей последовали жалобы местным властям. Поэтому Цивильское уездное земское собрание (ныне в Чувашии) возбудило ходатайство перед Главноуправляющим землеустройством и земледелием об «отчуждении» этих единственных на всю губернию холодильников в пользу земства на «льготных условиях». Однако это ходатайство по закону об иностранной собственности было отложено «до конца войны», а земству было все- таки предоставлено право после оценки и описи имущества холодильников бесплатно пользоваться их услугами.

Подобные ситуации случались и в других местах, в частности в Петербурге, Москве и других городах. В это время значительно сократились поставки германского холодильного оборудования на российский рынок. На место немецких экспортеров устремились американские специалисты в области холодильного дела, предлагая на различных и не всегда приемлемых условиях свое оборудование.

Беря во внимание всю важность продовольственного обеспечения действующей армии, инженер М.Т.Зароченцев еще в самом в начале войны 5 августа 1914 г. предоставил главному интенданту и главноуполномоченному по заготовкам для армии Министерства Земледелия С.Н.Ленину записку под названием «Схема организации мясного довольствия в войсковых частях», в которой речь шла о довольствии не передовых частей на фронте, а тыловых частей лазаретов, госпиталей военных округов и т. д.113 В этой записке также говорилось о снабжении воюющей армии мясом не в виде живого скота и консервов, как это делалось в 70-80-е годы XIX в., а также в русско-японской войне 1904-1905 гг. Зароченцев, в частности, писал: «Если для части армии на передовых позициях часто представляется весьма трудным доставка свежего мяса и приходится довольствоваться мясными консервами, то питание второй линии и тыла может быть производимо несколько иначе, а именно путем доставки в эти части заранее подготовленного в дальних районах охлажденного мяса» в виде соответствующих подготовленных мясных продуктов с помощью крупных холодильных складов в местах производства и потребления114. Но, к сожалению, в то время к этим предложениям не прислушались.

Во многих крупных центрах предпочитали организовывать хранение скоропортящихся продуктов, рассчитывая на авось, по старинке. А именно, пока стояли холода, мороженое мясо обычно хранилось в амбарах, сараях, на платформах. В случае внезапной оттепели все мясопромышленники бросались в холодные склады, которые за два-три дня до отказа забивались товаром, а остальное мороженое мясо оставалось гнить, по сути, под открытым небом. Так, в январскую оттепель 1914 г. в Москве погибло свыше 300 тыс. пудов мороженого мяса стоимостью около 2 млн руб.115 Всего же по всей России в это время погибло или было обесценено мороженого мяса и рыбы на сумму около 20 млн руб.116 Постройка новых современных холодильных мощностей в военное время было делом сложным и практически невозможным. Хотя в строй все же входили некоторые холодильники, которые проектировались еще до войны (в 1916 г. открылись Саратовский и Харьковский городские рынки с холодильными устройствами на двух одноцилиндровых аммиачных компрессорах на сумму по 40000 руб. каждый)117. Однако ввиду вышеуказанных причин это было скорее исключение из правил. А холодильной промышленности России срочно требовались «правила», то есть такие дешевые холодильные отечественные средства, которые могли бы предотвратить или по крайнее мере отодвинуть надвигающийся в связи с этой ситуацией продовольственный кризис. Решение этой проблемы было найдено в так называемых безмашинных холодильниках, где искусственный холод получался от тающей смеси натурального дешевого льда и соли. Об этом мы уже упоминали в связи с инженером М.Т.Зароченцевым, который в 1916 г. совместно с инженером Н.С.Комаровым сконструировал подобную холодильную систему118. Более подробно о ней речь пойдет ниже.

Осенью 1915 г. правительство наконец вспомнило и о предложении М.Т.Зароченцева по поводу перевозки вместо живого скота битого мороженого мяса для нужд армии119. Причиной этому послужила острая необходимость подвижного состава для других военных нужд. После заседания особого Совещания по продовольственному вопросу в правительстве в декабре 1915 г. была выработана первая схема холодильного оборудования России в связи со снабжением армии и столичных рынков мороженым мясом. Согласно этому документу было решено приступить к немедленной постройке скотобоен, снабженных холодильниками, в 17 пунктах Европейской и Азиатской России и 7 скотобоен-холодильников вблизи Западного фронта: Барнауле, Омске, Тюмени, Петропавловске, Кургане, Челябинске, ст. Смышляевке (Самар.-Златоуст, ж. д.), Самаре, ст. Сорочинской (Ташкен. ж. д.), Арзамасе, Симбирске, Лесопильном разъезде (вблизи Саратова и Балашова), ст. Черткове (ю.-в. ж. д.), Царицыне, ст. Ворожба (Московско-Киево-Ворон. ж. д.), ст. Кавказской (Влад. ж. д.) и других местах120. К постройке этих 24 холодильников приступили в январе 1916 г.121 Сооружали их по типам временного военного характера наподобие английских построек времен Англо-Бурской войны в Африке. Первоначально же для этих хладобоен было решено выписать оборудование из США. Даже закупили некоторую часть холодильников безмашинного охлаждения по системе М. Купера. Однако затем воспользовались изобретением М.Т.Зароченцева и Н.С.Комарова - нашим отечественным безмашинным охлаждением, более дешевым и экономичным, которое способно было сохранять мясо при температуре -5 -8° и даже же -10°С в течение длительного времени. Также Министерство Земледелия, в частности отдел заготовок под руководством Главноуполномоченного С.Н.Ленина, приступило к увеличению парка вагонов-ледников и устройству по пути следования от хладобоен к фронту битого мяса, специальных эстакад для льдоснабжения, а также к заготовке по пути следования поездов достаточных запасов натурального льда и соли для снабжения вагонов-ледников. В этой связи было переоборудовано 1500 масляных вагонов под перевозку битого мяса и построено 1000 новых вагонов-ледников из 30-ти футовых платформ122. Кроме этого в 1916 г. были завершены постройки четырех больших холодных складов с бойнями в Козлове, Уральске, Троицке и Новониколаевске (Новосибирске), начатые Министерством земледелия и Главным интендантским управлением еще в 1915 г.123 Однако всех холодильных мощностей для приготовления мороженого мяса, подчиненных непосредственно армии и арендованных ею частных домовладельцев и акционерных обществ, хватало только для удовлетворения питания лишь 1/3 всей потребности русской армии124. Поэтому осенью Министерство Земледелия по распоряжению Верховного Главнокомандующего решило приступить к увеличению сети холодильных устройств и подвижного состава, вложив при этом в разработанный проект свыше 100 млн рублей125. О таких государственных ассигнованиях в холодильную промышленность до войны можно было только мечтать. Холодильные перевозки в 1916-1917 годах ограничивались главным образом транспортировкой сибирского масла, охлажденного мороженого мяса, рыбы, битой птицы и яиц; овощи и фрукты перевозились в ограниченном количестве126. Для обслуживания холодильных поездов была создана специальная организация инструкторов-проводников, что, конечно же, положительно сказалось на качестве перевозок. В это время, в связи с острой необходимостью решения продовольственной проблемы, устройством новых холодильных складов заинтересовались земские учреждения. В частности. Нижегородская Губернская Земская управа открыла первый в России земский холодный склад в Нижнем Новгороде, предназначенный для хранения масла и мяса, а несколько земских управ приняли проект на строительство своих собственных земских холодильников. Из общественных организаций холодильным делом заинтересовались организация Красного Креста и Всероссийские Земские и Городские Союзы, которые в течение 1916 г. построили несколько стационарных и передвижных ледоделок для приготовления искусственного льда для госпиталей и лазаретов127. Что касается частного строительства в холодильной промышленности, то война, конечно, подорвала это направление в отрасли. Главное препятствие в этом было отсутствие на рынке достаточного количества холодильных машин. Общее количество построенных в 1916 г. холодильников и ледоделок определялось около 100 устройств, то есть почти 20% от первоначального количества установок до 1 января 1916 г. Однако по мощности построенные холодильники превосходили запланированную мощность более чем на 30%128.



Но чем далее продолжалась война, тем все очевиднее было, что те задачи, которые ставило правительство в форсированном развитии отрасли, так и останутся невыполненными. Многие проекты и предложения, по-прежнему кочуя из кабинета в кабинет в высших инстанциях Министерств и Комитетов, так и остались неосуществленными. «Великая война, - писал М.Т.Зароченцев в июне 1917 г. в одной из своих статей в «Торгово-промышленной газете», - воочию показала нашу значительную отсталость в области использования искусственного охлаждения»129. Затяжной продовольственный кризис хотя в первую очередь и объяснялся войной и сокращением в западных и юго-западных регионах производства продовольствия, также в некоторой степени объяснялся и крайней недостаточностью холодильных устройств в районах производства, на потребительских рынках и недостаточным оборудованием специальных транспортных средств. В мае-июне 1917 г. Временное правительство в лице образованного Общегосударственного Продовольственного комитета и продовольственных Комитетов в губерниях вводило ряд ограничений в продовольственную политику, среди которых нормированные цены на многие виды продуктов: сахар, муку, хлебобулочные изделия, соль, рыбные продукты, мясомолочные и т. д. Кроме этого многие регионы вводили ограничения по вывозу местных продовольственных продуктов за пределы своих районов. Война все больше требовала средств для ее ведения (достаточно вспомнить «Заем Свободы» 1917 г., средства которого шли, естественно, не на приобретение холодильных установок, а на производство и закупку вооружения и боеприпасов)130.

К середине 1917 г. общее отставание холодильной промышленности было совершенно очевидным. В это время в США имелось 20000 холодильных машин, в Германии - 9000, а в России - всего 600. Из этого числа до 85 % поставлялось иностранными производителями и то, воюющие с Россией страны в 1915-1916 гг. прекратили поставки, и только 15% изготавливал единственный русский завод Франца Крулля в Ревеле131. Что касается подвижного холодильного состава, то в США насчитывалось 170000 вагонов-ледников, а в России не более 5000, учитывая невыполненные заказы 1917 г. из-за большого количества заказов на вагоностроительных заводах на производство товарных (красных) и пассажирских вагонов для военных нужд132. К тому же надо иметь в виду, что 3000 вагонов-ледников, общей грузоподъемностью около 2 млн пуд., которые обслуживали к 1913 г. вывоз сибирского масла, свинины и яиц из Тамбовско-Воронежского района в центральные районы и экспортные пункты, по существу требовали капитального ремонта, на который также не хватало средств133. К осени 1917 г. окончательно стало ясно, что попытка Отдела Заготовок Главного Интендантского управления армии за короткий срок покрыть огромные пространства густой сетью примитивных холодильных складов с безмашинными установками окончилась полной неудачей.

В период войны развитие кооперативного движения не только не приостановилось, но наоборот, значительно увеличилось количество организаций. В 1917 году кредитных кооперативов потребительских обществ, сельскохозяйственных обществ и товариществ, маслодельных артелей, кустарных и иных артелей насчитывалось 37000, почти на 2000 больше, чем в 1915 г.134 К этому времени холодильные установки уже широко использовались в товариществах союзах по сбыту молока, масла, по убою скота и сбыту мясных продуктов, по убою и сбыту битой птицы и яиц, по сбыту фруктов, по хранению вин, по обработке и сбыту рыбы. Однако большая часть кооперативных холодильных складов имела либо обычные или усовершенствованные ледники, либо установки безмашинного охлаждения. Подобные американские холодильные установки системы М.Купера после войны по решению VIII съезда деятелей по холодильному делу, прошедшего в июне 1918 г. в Москве, были размещены в кооперативах, находящихся в Московской, Тверской, Вологодской, Рязанской, Оренбургской, Томской и Семипалатинской областях135. Кроме них также установки были отданы сельскохозяйственным учебным заведениям. В 1918 г. Товарный отдел Народного банка выступил с предложением об организации кооперативной эксплуатации существующей сети боен и холодильников в целях кооперативной поставки мяса как на крупные, так и на наиболее выгодные иностранные рынки136. На этом же съезде было также решено открыть специализированные курсы в Кооперативном институте с начала 1919 г. по подготовке особых кооперативных инструкторов по холодильному делу137. Здесь хочется заметить, что все эти предложения и начинания в области кооперативного холодильного дела на фоне экспроприации государством частной собственности, общего экономического спада и разрухи возможно в это время были единственным способом по сохранению вообще холодильного дела, как отрасли. Поэтому роль кооперации в этот переходный период была достаточно важной, если не сказать, решающей.

Развитие холодильных технологий. Применение холода в различных пищевых отраслях



В начале главы мы уже говорили о тех способах хранения скоропортящихся продуктов с помощью естественного холода, какие существовали на Руси с древних времен. В XIX в. в России существовало в основном два типа ледников: 1) углубленный в землю и 2) надземный, по типу канадских ледников. Первый тип ледников требовал большого труда, осторожности в постройки и стоил дороже. Поэтому такие ледники строили главным образом состоятельные хозяева и предприниматели-торговцы. А второй тип проще в постройке, что давало возможность сооружать его почти в каждом крестьянском хозяйстве. В 1890-х годах инженеры Соколовский, Волков, а позднее М.А.Васильев усовершенствовали обычный деревенский ледник, приспособив его для холодильных складов в продовольственных фирмах, а также для артелей и крупных сельхозпроизводителей. Первый тип ледника состоял из двух частей: 1) ледохранилища, расположенного внизу и 2) холодных камер, находившихся над ледохранилищем. Второй тип усовершенствованного ледника состоял из холодильных камер, которые находились не под ледохранилищем, а сбоку по обе его стороны. Подобный тип проектировался М.А.Васильевым для Закавказской ж. д. Отличительной чертой этих ледников от обычных было то, что помещение для хранения льда и холодильные камеры были разделены между собой, что давало возможность относительному поддержанию постоянной температуры +2 +8°С и достижению меньшей влажности138. Основными материалами для постройки этих ледников служили: кирпич, камень, бетон и бетонные пустотелые камни (для изоляции от внешней среды)139.

Россия всегда имела прекрасные условия для создания больших запасов льда. Во всей северной и центральной России, не говоря уже о Сибири и Дальнем Востоке, существовали и продолжают оставаться громадные массы льда, которые образовывались в течение долгой зимы на многочисленных реках и озерах. На протяжении многих веков в России лед заготавливали довольно примитивными способами. Расчистив то место на реке или озере, где добывался лед, по нему проводили прямые линии с помощью особого конного маркера. После этого по намеченным линиям распиливали лед, а благодаря пешни (железный лом с особым наконечником) превращали его в плиты с возможно гладкими боками. Эти плиты вытаскивали на поверхность и как можно быстрее увозили на хранилище. Для лучшего хранения льда очень важно было заготовить его в виде правильных четырехугольников, так как только в таком виде его можно уложить плотно без расстояний и пустот, где мог образоваться воздух, способствующий преждевременному таянию льда. В 1910 г. при железнодорожных станциях в России насчитывалось 160 ледохранилищ вместимостью 16000 куб. сажень140. В 1913 г. число ледохранилищ увеличилось до 207 с общей вместимостью в 228000 куб. сажень. Наибольшие из таких ледохранилищ в 850 куб. сажень находилось в Челябинске, Омске (670 куб. сажень) и Кургане (650 куб. сажень)141.

Кроме простейших и усовершенствованных ледников, в которых нельзя было получить низкие температуры, в 70-80-е гг. в Европе и Америке, а позже и в России были изобретены системы установок безмашинного охлаждения. Эти системы основывались на свойствах сильного понижения температуры, если к естественному льду или снегу добавляли некоторые вещества: соль, хлористый кальций, серную и другие кислоты, которые образовывали так называемые «охладительные смеси». По своему техническому принципу безмашинное охлаждение занимало промежуточное место между ледниками и складами с холодильными машинами. В мире существовало несколько систем безмашинного охлаждения. Американская система Медисона Купера основывалась на принципе самостоятельной циркуляции рассола из льда и соли вследствие разности в удельном весе холодного, охлажденного в «первичных» трубах генераторного бака со льдом и солью и теплого во «вторичных», отдавшего свой холод камере. Для правильной работы системы Купера требовалось определить взаимное расположение и длины «первичных» и «вторичных» змеевиков142. Существовала еще и норвежская система, являющаяся как бы поправкой и усовершенствованием системы Купера, которая отличалась только добавлением насоса для усиленной циркуляции рассола. Кроме этих двух систем была распространена еще и фригаторная система. Она заключалась в образовании рассола в генераторном баке и дальнейшем поливании льда рассолом, что приводило к понижению точки плавления льда. Многие другие системы безмашинного охлаждения, которые появились на страницах различных технических журналов, так и не были реализованы на практике. В 1915-16 гг. русские инженеры М.Т.За- роченцев и Н.С.Комаров изобрели русскую систему безмашинного охлаждения. Она представляла собой получение холода с помощью продувания воздухом сквозь смесь льда и соли и ряд поверхностей с осуществлением противотока воздуха и рассола143. Холодогенератор этой системы был рассчитан на мощность 30000 калорий, что позволяло в хорошо изолированной камере площадью 12x5=60 кв. саж. поддерживать температуру до -10°С144. При испытаниях установки 16 мая 1917 г. на ст. Ворожбе (Моск.-Киевско-Воронеж. ж. д.) на убойно-холодильном пункте температура воздуха в нагнетательном канале достигала -18°С при влажности около 55%, что говорило о большом потенциале этого изобретения145.

Крупнейшим достижением в области охлаждения скоропортящихся продуктов, своеобразной революцией в холодильном деле, стало изобретение в 1850-е годы в Европе и Америке холодильников (рефрижераторов), действующих с помощью механической силы, так называемое «машинное» искусственное охлаждение. В России первая установка на этом принципе по немецкому патенту была создана в 1865 г. в г. Ревеле на заводе Франца Крулля146. Основной принцип рефрижераторов заключался в следующем физическом явлении: если какой-нибудь газ или жидкость (хладагент), например аммиак, углекислоту или сернистую кислоту и др. заключали в сосуд и подвергали давлению в несколько десятков атмосфер и затем давление внезапно уменьшали до Чг атмосферы и менее, то происходило резкое понижение температуры (в зависимости от вещества: от -2° до -45°С), что приводило к покрытию наружных стенок сосуда льдом147.

С 1877 г. впервые на пароходах-рефрижераторах для перевозки мяса рабочим охлаждающим веществом (хладагентом) в холодильниках был применен воздух148. Однако эта конструкция была слишком громоздка и дальнейшего развития не получила. Холодильники или рефрижераторы в конце XIX - начале XX в. в Европе и России делились на четыре типа149:
1) рефрижераторы, действующие холодным воздухом;
2) рефрижераторы, действующие сжиманием (система Делаверня, хладагент - аммиак);
3) вакуум-аппарат (хладагент - вода);
4) рефрижераторы, действующие поглощением (хладагент - аммиак, серная кислота с парами воды).

Искусственное охлаждение использовалось также для приготовления льда. Для этого охлаждали раствор хлористого кальция. Затем в этот раствор погружали особого рода железные ящики с водой, которая в дальнейшем замораживалась. Приготовленный лед лучше всего сохранялся в древесных опилках или рисовой шелухе.

К началу XX в. существовали три основные способа воздействия искусственно созданного холода на помещения или камеры, где хранились скоропортящиеся продукты150. Первый способ состоял в следующем: в охлаждаемую камеру помещали ту систему трубок, в которой происходило расширение газа. По второму способу в камеру помещали трубки, в которых циркулировал охлажденный рассол. И третий способ выглядел так: камера соединялась трубкой с той частью холодильной установки, где вырабатывается непосредственно охлажденный воздух. В этом случае в камере устраивалась еще вытяжная труба для нагревшегося воздуха. Для каждого вида продуктов существовало свое отношение длины трубки, в которой происходило охлаждение к объему помещения. Холодильная машина фирмы «Унион», использовавшаяся на холодильном складе в 1902 г. в Риге и построенная по английской системе «Linde British», способна была вырабатывать 280 тонн льда в сутки и обладала мощностью 700000 калорий151.

Применение холода в различных пищевых отраслях имеет на сегодняшний день многолетнюю историю. Остановимся на тех некоторых основных принципах, которые начинали складываться в период формирования холодильной промышленности.

Охлаждение молока в ледниках и пересылка его в упаковке льдом применялись на Руси издревле. Этот способ позволял сохранить молоко в продолжении одного, двух дней. При этом образовывались сливки, которые изменяли первоначальный состав молока. В 1840-х годах в Америке и Европе были проведены первые опыты по консервированию молока, которые привели к тому, что в 60-е годы XIX в. на мировом рынке появилось так называемое конденсированное молоко152. Однако и этот продукт отличался по своим свойствам от натурального молока. Сохранение молока в его первоначальном виде было достигнуто в 1900-е годы только при применении искусственного холода. Вначале молоко охлаждалось с помощью соляного раствора, циркулирующего в трубках, подвешенных в холодильнике. Специалисты опытными путями пришли к выводу, что для более качественного охлаждения продукта необходимо было вначале произвести предварительное охлаждение до -2°С и затем только молочные продукты поступали в склад на хранение при температуре от +1 до +1,5°С153.



Первые опыты консервирования яиц домашних птиц путем охлаждения в Европе и России в 80-е годы XIX в. не всегда приводили к желательным результатам. Яйца, вынесенные из холодильника, покрывались росой, вредно влиявшей на дальнейшее хранение. Последнее обстоятельство было устранено в 1900-01 гг. при испытании в Германии и России. Это было достигнуто созданием устройств - так называемых уравнителей температуры. Из холодильника яйца поступали в особое помещение, температура которого повышалась, пока не достигала температуры внешнего воздуха. Однако потом у специалистов возникли споры относительно применения температуры хранения. Одни говорили, что лучше сохраняется при t +1°С, другие предпочитали при t 0°С и ниже, не переходя -2, т.к. при -2°С альбумин яйца замерзает. Если яйца помещали на хранение на 2-3 месяца, то температуру можно было повысить до +4°С154. Частая вентиляция помещения, нормальная влажность и в особенности возможно меньшее колебание температуры холодильника являлись первыми условиями рационального хранения яиц. В 1901- 1902 гг. Рыбинским отделом Российского Общества сельскохозяйственного птицеводства был предпринят опыт устройства холодильника для экспорта яиц и битой птицы, который еще раз подтвердил правильность применения холода, о которых речь шла выше155.

До применения холода в транспортировке фруктов и овощей, а также при их последующем хранении приходилось плоды собирать недозрелыми и в таком виде проделывать с ними последующие операции, пока они искусственным путем не достигали желаемой зрелости. Однако во время транспортировки среди недоспелых фруктов попадались спелые или переспелые, которые все-таки портились и отрицательным образом влияли на всю партию. В конце 90-х годов XIX в. американский помолог Гарольд Пауэль предложил для решения этой проблемы охлаждать фрукты перед их погрузкой в вагон. Этот процесс во всем мире стали называть «предварительным охлаждением»156. Сущность его заключалась в том, что перед отправкой фруктов и овощей на дальние расстояния только что сорванные плоды и овощи быстро охлаждали в специальном помещении до такой степени, когда созревание плодов задерживалось, а порча и гниение их предупреждались. Первоначальные опыты в Америке, а затем в России показали, что порча плодов происходит в течение трех дней перевозки, т. к. теплый воздух, находящийся в ящиках с плодами, повышал и поддерживал температуру вагона, создавая благоприятную среду для порчи. Для предварительного охлаждения наиболее действенным и экономичным способом являлся способ, когда струю холодного воздуха пропускали через весь вагон с одного до другого, а также через какую-нибудь охлаждающую среду (лучше всего лед) на одном или обоих концах вагона и давали этому воздуху беспрепятственно циркулировать и распространяться по всему вагону уже в пути. Затем уже в начале XX в. стали прогонять воздух надо льдом, находящемся в специальных приемниках, применяемых вместо холодильных змеевиков. Кроме этой системы предварительного охлаждения получили распространение другие системы, например, Роя, Спрэга и других специалистов, вводящие принцип так называемого перемежающего вакуума, а также способ Гея с непрерывно-периодическим током воздуха. Все эти способы отличались различными деталями. Но главным для всех оставался принцип быстрого предварительного охлаждения.

С древних веков виноделам хорошо было известно значение низких температур для ответления вин и их созревания (при t подвала не выше 12°С), а также при остановке или умерении процессов брожения с помощью охлаждения бродящего сусла157. Опыты по применению холодильного дела на Западе и в России в винодельческом хозяйстве кн. Л.С.Голицына в «Новом Свете» велись с конца 1890-х гг. В основном эти опыты были связаны с концентрацией холодом виноградного сусла, концентрации вин и с искусственным старением вин при низких температурах. Особых результатов в разработке этих вопросов достиг доктор Монти - заведующий лабораторией общества «Криос» в Турине (Италия). Его способ был основан на замещении растворенной части сусла и вина, заключающийся между кристаллами льда все более и более разжиженными растворами. Последняя порция воды удалялась выпариванием. Концентрация виноградного сусла холодом имело много преимуществ перед сгущением с помощью выпаривания. Сгущенный вымороженный сок не терял своих составных частей (протеиновые и нуклеиновые вещества и другие фосфорно-органические соединения). Принцип способа искусственного старения вин состоял в том, что вино насыщалось при низкой температуре воздухом, который потом испарялся при температуре около 28 °С158. Насыщение и испарение повторялось до тех пор, пока вино не переставало выделять осадков и становилось прозрачным. Обработанное таким образом вино обнаруживало все признаки большой зрелости, очищаясь вместе с тем и приобретая букет.

В XIX в. холод стали также использовать в транспортировке и хранении хмеля. До этого его в основном сушили и хранили в мешках. В 1869 г. англичанин Шаар предложил хранить хмель в просмоленных бочонках на льду159. Но этот способ имел ряд известных недостатков. В конце 90-годов XIX в. огромный экспорт хмеля из России и других южных славянских стран в Европу, которая сама, кстати, достаточно много производила хмеля, заставил западных предпринимателей искать другие способы его длительного хранения. Такой способ был предложен в Англии торговой фирмой хмелем «Gettley, Gridley and С°», которая с помощью аммиачного холодильника с конденсатором для охлаждения сгущенного аммиака и аппарата для охлаждения воздуха понизила температуру хранения хмеля до -0,5°С, доведя его до замороженного состояния160. В январе 1912 г. инж. М.Т.Зароченцев в журнале «Мельник» высказал мысль о применении искусственного холода в хлебопечении и хлеботорговле161. Спустя три года в 1915 г. администрация по делам Д.И.Филиппова оборудовала в Москве небольшой холодильник для ресторана и кофейной на Тверской, а также применила впервые холод для сохранения теста в булочном деле. Холодильное устройство в Филипповской булочной и кофейне мощностью 30000 кал. было оборудовано «Товариществом Альфреда Нобеля». Готовое тесто в камерах хранилось при температуре от -2° до 0°С162. После этого многие хлебопекарни крупных городов России стали применять искусственное охлаждение теста.

Бурный рост развития холодильной промышленности со второй половины XIX в. на Западе и в России с 1908-09 гг., сопровождавшийся различными опытами по хранению и транспортировке скоропортящихся продуктов, выявил наиболее благоприятные, так сказать, «стандартные» температуры для хранения некоторых продуктов. Так, например, ученые и специалисты доказали, что некоторое определенное время (для каждого продукта разное) мясо свежее возможно хранить при 3-4°С, свинину свежую - при 1-3°С, масло сливочное - при 0-3°С, пиво - при 1-6°С, яблоки - при около 2°С, яйца - около 1°С, молоко - около 1°С, хмель - при 5°С, масло мороженное - при 6°С, птица мороженная - около 5°С163. Для более продолжительного хранения (недели и месяцы) продукты рекомендовалось предварительно замораживать.

Историческая периодизация отрасли



Развитие холодильной промышленности в Российской империи можно разделить на основные периоды:

1 период - капиталистический, или «первоначальный», продолжавшийся с 1865-88 гг. по 1908-10 гг., этот период характеризовался хаотическим созданием первых в России холодильных установок с искусственным холодом и складов, разбросанных без всякой системы в разных районах страны. Постройки для локальных, не связанных между собой, перевозок вагонов-ледников и частных пароходов-рефрижераторов (закупка за границей) за счет частного, акционерного и государственного капитала без какой-либо плановой системы охвата важнейших продовольственных регионов сетью холодильных установок для хранения скоропортящихся продуктов. Созданием в конце этого периода национального холодильного комитета при правительстве России с целью координации преобразования холодильного дела в специализированную отрасль;

2 период - индустриальный (с 1910 по 1914 гг.). Этот период характеризуется организацией провинциальных местных холодильных Комитетов, главным образом в важнейших продовольственных регионах. Поэтапным внедрением в практику разработанного правительством плана единой схемы холодильной сети страны: производства - транспортировки - потребления. Слиянием государственных, акционерных и частных средств для достижения этой задачи. Огромным влиянием иностранного капитала, технологией и техники на развитие русской холодильной отрасли. Началом влияния холодильного дела на регулирование рыночных цен на основные пищевые продукты. Началом развития холодильного дела в кооперации;

3 период - военный (1914 - 1918 гг.) этот период характеризуется перестройкой почти всей холодильной отрасли на военные рельсы. Внедрением отечественных безмашинных технологий хранения и транспортировки скоропортящихся продуктов для нужд армии и крупных промышленных центров. Свертыванием многих программ и проектов по развитию холодильной промышленности в мирное время. Ограниченным ввозом зарубежной холодильной техники на российский рынок. Расширением холодильного дела в кооперации. Общим отставанием холодильной промышленности России от развитых индустриальных стран мира.


Читайте также на нашем сайте статью "История холодильников в СССР".



1 Крюков Н.А. Холодильники в мелких хозяйствах, их значение и применение. -Л., 1924. С. 7.
2 Крюков Н.А. Холодильники и значение их для русского сельского хозяйства. - СПб., 1909. С. 4.
3 Крюков Н.А. Холодильники в мелких хозяйствах, их значение и применение. С. 16.
4 Васильев М. А. Ледники в условиях деревенской жизни // VI Съезд по холодильному делу. Москва, 1912 г. Труды съезда. - М., 1912. С. 272-274.
5 Там же.
6 Крюков Н.А. Холодильники и значение их для русского сельского хозяйства. С. 5-6.
7 Прокопович С.Н. Экономика и статистика холодильного дела в России (Лекции). - М., 1913. С. 31; Козлов Н.А. К вопросу об искусственном замораживании рыбы. - СПб., 1899. С. 4; Зароченцев М.Т. Холодильное дело. Популярное изложение современных сведений о холодильном деле для торговцев, сельских хозяев, промышленников, владельцев холодильников и пр. - М., 1911. С. 125.
8 Козлов Н.А. Указ. соч. С. 4.
9 Прокопович С.Н. Указ. соч. С. 31; Заро- ченцев М. Т. Холодильное дело. С. 125.
10 Там же.
11 Кузнецов Н.И. Новые бойни в Козлове // Труды общества охранения народного здравия. Вып. II. - СПб., 1884. С. 114; П-в Я. Холодильники для мяса // «Вестник финансов», 1908, № 5. С. 157.
12 Зароченцев М.Т. Холодильное дело. Популярное изложение... С. 127.
13 Прокопович С.Н. Указ. соч. С. 31.
14 Там же.
15 Зароченцев М.Т. Холодильное дело. Популярное изложение... С. 127.
16 Там же. С. 127-128.
17 Там же. С. 128.
18 Там же. С. 127.
19 Там же.
20 Там же. С. 126.
21 Крюков Н. А. Холодильники и значение их для русского сельского хозяйства. - СПб., 1909. С. 20.
22 Зароченцев М. Т. Холодильное дело. Популярное изложение... С. 128.
23 Карцев А.Д. Холодильные средства Товарищества Тихоокеанские морские промыслы С.Грушецкий и К0. - Одесса, 1910. С. 3-4.
24 Там же. С. 6.
25 Там же. С. 5.
26 Там же.
27 Головнин Д. Князь А.Г. Щербатов (Некролог) // ХД, М., 1915, № 425. С. 174- 175.
28 Там же.
29 Зароченцев М. Т. Холодильное дело. Популярное изложение... С. 129.
30 Там же.
31 Очерк деятельности Московского Комитета по Холодильному Делу при Московском Обществе Сельского Хозяйства //ВСХ, М., 1912, № 6. С. 17.
32 Зароченцев М. Т. Холодильное дело. Популярное изложение... С. 129.
33 Баторевич И.Ф. Значение холодильного дела для русского народного хозяйства и способы его финансирования. - СПб., 1912. С. 30.
34 Там же. С. 31-32.
35 Объединение деятельности холодильных организаций (Доклад Московского Комитета по холодильному делу) // Труды VII холодильного съезда. Ч. III. Доклады. - Тифлис, 1913. С. 309.
36 Там же. С. 310.
37 Там же.
38 Очерк деятельности Московского Комитета по Холодильному Делу при МОСХ // ВСХ, М., 1912, № 6. С. 17-18.
39 Там же. С. 18.
40 Там же. С. 17.
41 Там же. С. 18.
42 Там же.
43 Там же.
44 Очерк деятельности Московского Комитета по Холодильному Делу при МОСХ // ВСХ, М., 1912, № 6. С. 18.
45 Васильев М.А. Холодильное дело, как регулятор рыночных цен на пищевые продукты. - Тифлис, 1914. С. 1-2.
46 Там же. С. 3.
47 Синицын И. В. Друзья и враги холода // Труды VI съезда по холодильному делу в Москве с 22 по 26 сентября. - М., 1912. Ч. III. - М., 1912. С. 317.
48 Там же С. 321.
49 Там же.
50 Баторевич И.Ф. Значение холодильного дела для русского народного хозяйства и способы его финансирования. - СПб., 1912. С. 33.
51 Прокопович С.Н. Указ. соч. С. 31.
52 Зароченцев М.Т. Холодильное дело. Популярное изложение... С. 125.
53 Баторевич И.Ф. Указ. соч. С. 33.
54 Прокопович С.Н. Указ. соч. С. 32.
55 Там же.
56 Там же.
57 Денисов В. И. Холодильное дело и его государственное значение. - СПб., 1910. С. 41.
58 Прокопович С.Н. Указ. соч. С. 32-33.
59 Там же. С. 34.
60 Комаров Н. Холодильные шкафы для квартир доходных домов // ХД, М., 1912, № 12. С. 864.
61 Прокопович С.Н. Указ. соч. С. 34.
62 Журналы заседаний. Заседание седьмое, 26 сентября утром // Труды VI съезда по холодильному делу в Москве с 22 по 26 сентября. - М., 1912. Ч. II. С. 96.
63 Тихоцкий К. П. Современное положение вопроса о перевозке скоропортящихся продуктов по железным дорогам Соед. Штатов Сев. Америки. - СПб., 1912. Т. I. С. 174.
64 Там же.
65 Прокопович С.Н. Указ. соч. С. 35.
66 Там же. С. 36.
67 Москва. Рыночные цены // «Торгово- промышленная газета», СПб., 1912, № 10, 12 (25) янв.; апрель 1912.
68 Холодильное дело в Сибири. Из отчета по поездке в Омск на совещание по холодильному делу инспектора сельского хозяйства, д. с. с. Д.М.Бодиско // ХД, М., 1912, № 2. С. 79.
69 Оборудование холодильными устройствами Сибирского направления. Холодильные перевозки Кавказ-Москва // ХД, М., 1915, № 11. С. 456.
70 Там же.
71 Холодильное дело в Сибири. № 2. С. 80.
72 Зароченцев М. Т. XV юбилейный съезд маслоэкспортеров и деятелей по молочному и холодильному делу в Омске 5- 9 декабря 1913 г. // Труды VII съезда по холодильному делу. Ч. III. - Тифлис, 1913. С. 69 (подсчитано С.Р.).
73 Холодильное дело в Сибири // ХД, М., 1912, № 3. С. 138.
74 Там же. № 2. С. 79; № 3. С. 139.
75 Там же. № 3. С. 140.
76 Там же.
77 Там же. № 3. С. 142.
78 Там же. № 3. С. 140-142.
79 Там же. № 3. С. 139.
80 Баторевич И.Ф. Значение холодильного дела для русского народного хозяйства и способы его финансирования. - СПб., 1912. С. 34.
81 Географическое распределение холодильных установок, мощность и систем машин // Труды VI съезда по холодильному делу в Москве с 22 по 26 сентября 1912. - М., 1913. С. 470-782 (подсчитано С.Р.).
82 Хатисов Г. И. Об устройстве холодильников общественного пользования в Закавказье // Труды VII съезда по холодильному делу. Ч. III. С. 282.
83 Там же.
84 Там же. С. 283.
85 Там же.
86 Холодильное дело на Кавказе // ХД, М., 1915, № 1. с. 60-61.
87 Хатисов Г.И. Указ. соч. С. 284.
88 По поводу Туркестанской экспедиции // ХД, М., 1912, № 8. С. 488-489.
89 Список фирм и учреждений поместивших объявления в журнале «Холодильное Дело» в 1913 и 1914 гг. // ХД, М., 1915, № 2 (рекламное приложение).
90 Съезд по холодильному делу, 6-й, Москва. 20 сентября 1912 года. Бюллетень № 1.-М., 1912. С. 15 (реклама).
91 Там же.
92 Тупиков И. Кооперативы и холодильное дело // ХД, М„ 1912, № 5. С. 267.
93 Там же. С. 268.
94 Объединение деятельности холодильных организаций. Доклад Московского Комитета по холодильному делу // Труды VII съезда по холодильному делу. Ч. III. Доклады. С. 310-311.
95 Русская хроника // ХД, М., 1912, № 9. С. 709.
96 Бородин Н.А. Преподавание холодильного дела в специальных учебных заведениях //VI Съезд по холодильному делу в Москве (бюллетени № 1-7). - М., 1912. С. 6.
97 Там же. С. 20.
98 Дрейер О.О. Краткое сообщение о III Международном Конгрессе по Холодильному делу в Вашингтоне-Чикаго в сентябре 1913 г. // Труды VII Съезда по холодильному делу. Ч. 2. С. 259-260.
99 Географическое распределение холодильных установок. С. 470-474.
то рубрика «Холодильное дело» в «Торгово-промышленной газете», СПб., 1914. 1 (14) марта.
101 Там же.
102 Там же. 15 (28) июня - № 136.
103 Там же. 17 (30) июня - № 137.
104 Там же.
105 Там же.
106 Тупиков И. Указ. соч. С. 269.
107 Бородин Н.А., Ильяшенко М.А. Кооперация и холодильное дело. - М., 1918. С. 27.
108 Зароченцев М. Т. Холодильное дело в 1916 г. // Холодильное дело. М., 1917. № 1-2. С. 3.
109 Зароченцев М. Т. Первый опыт доставки... // ХД, М., 1915, № 2. С. 80-81.
110 Там же.
111 Оборудование холодильными устройствами Сибирского направления. Холодильные перевозки Кавказ-Москва // ХД, М., 1915, № 11. С. 456.
112 Рубрика «Холодильное дело» в «Торгово-промышленной газете», СПб., 1915, 14 (27) октября - № 218; 19 (2) октября -№221.
113 Зароченцев М.Т. Холодильное дело на службе армии и городов. - М., 1915. С. 25.
114 Там же.
115 Не упускайте момента! // ХД, М., 1915, № 12. С. 507.
116 Там же.
117 Кудряшев В. Саратовский крытый рынок //ХД, М., 1915, № 8-9.
118 Не упускайте момента! С. 508.
119 Зароченцев М.Т. Холодильное дело в 1916 г. С. 3.
120 Там же. С. 4.
121 Там же. С. 5.
122 Там же.
123 Там же.
124 Там же.
125 Там же.
126 Там же. С. 6.
127 Там же.
128 Там же.
129 Зароченцев М.Т. Ближайшие задачи холодильного дела в России // «Торгово- промышленная газета», СПб., 1917, № 126, 16 (29) июня.
130 Постановление Временного правительства от 27 марта 1917 г.; см.: Страхов
B. В. «Заем Свободы» Временного правительства // «Вопросы истории», М., 2007, № 10. С. 31-45.
131 Зароченцев М.Т. Ближайшие задачи холодильного дела в России.
132 Там же.
133 Крюков Н.А. Холодильники в мелких хозяйствах, их значение и применение.
C. 42-43.
134 Бородин Н.А., Ильяшенко М.А. Кооперация и холодильное дело. С. 6-7.
135 Там же. С. 24-25.
136 Там же. С. 27.
137 Там же. С. 25.
138 Васильев М.А. Ледники в условиях деревенской жизни // Труды VI Съезда по холодильному делу. Москва, 1912 г. С. 272-274.
139 Там же.
140 Крюков Н.А. Холодильники в мелких хозяйствах, их значение и применение. С. 19.
141 Там же.
142 Зароченцев М. Т. Ледосоляное охлаждение. - М., 1917. С. 7.
143 Там же. С. 9.
144 Там же. С. 10.
145 Там же. С. 11.
146 VI Съезд по холодильному делу, Москва. 20 сентября 1912 года. Бюллетень № 1. М., 1912. С. 15 (реклама).
147 Крюков Н.А. Холодильники и значение их для русского сельского хозяйства. С. 7.
148 Там же. С. 9-10.
149 Там же. С. 7, 10.
150 Там же. С. 13.
151 Там же. С. 17.
152 Ширман А. Холодильная машина в применении к молочному хозяйству // ВСХ, М., 1903, № 12. С. 8-10.
153 Там же.
154 Ширман А. Холодильные машины в деле консервирования и экспорта яиц // ВСХ, М., 1903, № 22.
155 Там же.
156 Зароченцев М. Т. Предварительное охлаждение и его системы // Труды VII холодильного съезда. Ч. III. Доклады. Тифлис, 1913. С. 316.
157 Простосердов Н.Н. О применении холода в виноделии // Труды VI Съезда по холодильному делу. Москва, 1912 г. С. 385-388.
158 Там же.
159 Ширман А. Значение холодильной машины в хмелеводстве // ВСХ, М., 1903, № 31.
160 Там же.
161 Холодильник администрации по делам Д.И.Филиппова // ХД, М., 1915. № 3. С. 125.
162 Там же.
163 Крюков Н.А. Холодильники и значение их для русского сельского хозяйства. С. 23.


Просмотров: 2327

Источник: Рогатко С.А. История продовольствия России с древних времён до 1917 г. М.: Русская панорама, 2014. С. 445-483



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X