О социальном составе кабальных холопов в конце XVI в.

И. И. Смирнов в своей широко известной книге «Восстание Болотникова», исследуя предпосылки и предвестники восстания и изучая в этой связи новгородские кабальные книги за 1603 г., подверг всестороннему анализу процесс закабаления крестьянства в голодные годы начала XVII в.1 Вместе с тем, основываясь главным образом на расчетах А. И. Яковлева,2 И. И. Смирнов предпринял попытку проследить за изменениями в социальном составе кабальных холопов по сравнению с «"нормальными" годами до голода».3

Однако характер подсчетов А. И. Яковлева для 90-х годов XVI в. не позволил И. И. Смирнову выявить динамику закабалений крестьян и бобылей, хотя в его книге приведена чрезвычайно ценная таблица закабалений крестьян и бобылей в 1603 г., составленная И. И. Смирновым в результате анализа кабальных книг.4 Кроме того, подсчеты А. И. Яковлева не во всех случаях могут быть признаны точными,5 на что указывал, в частности, и сам И. И. Смирнов.6

Поэтому представляется целесообразным заново проанализировать сохранившиеся кабальные книги 90-х годов для выяснения социального состава кабальных холопов в конце XVI в. Тем самым будет продолжена работа, начатая И. И. Смирновым, по выяснению состава лиц, идущих в кабальные холопы.

В кабальных книгах 1591—1596 гг. имеются довольно подробные данные о деятельности кабальных холопов до их поступления в кабалу. Эти сведения о кабальных людях, давших на себя кабалу до февральского уложения 1597 г., посвященного холопству, включены нами в таблицы, причем в них в основном отражена деятельность и род занятий людей непосредственно накануне их похолоплення.

Оперируя приведенными в табл. 1 цифрами, следует учитывать, что кабальные книги 1591—1596 гг. содержат биографические сведения о поступивших в кабальные холопы лицах лишь в 189 служилых кабалах. Однако и такое, сравнительно незначительное количество данных позволяет сделать ряд интересных наблюдений. Прежде всего, 22.6% кабальных холопов (из числа тех, о ком имеются сведения) определенно называют себя свободными до похолоплення людьми (так как они «не служивали»).

К числу свободных до закабаления лиц может быть отнесено еще 58.2% кабальных холопов. И действительно, хотя эти последние и не говорят о себе как о неслуживших, но все же они были либо на добровольной службе, либо «ходили по наймем», либо были «в казакех», либо «промышляли мастерством» — без оформления их неволи какой бы то ни было разновидностью феодальной зависимости. Таким образом, 80.8% приходится на свободных до закабаления лиц.

Процент поступающих в кабалу крестьян, бобылей, крестьянских или бобыльских детей сравнительно невелик — 9.1%. Еще меньше процент кабальных людей, бывших до закабаления холопами разных категорий (в том числе и кабальными), — 6.2%.

Зато сравнительно много (15.85%) кабальных холопов, которые так или иначе были связаны с тем кабаловладельцем (а часто прямо зависели от него), к которому они сейчас шли в кабалу, — были ли они его крестьянами или бобылями, находились ли у него на добровольной службе или служили «в наймех», являлись ли, наконец, его старинными людьми или родились у него на дворе. Об этом свидетельствуют данные табл. 2.

Если теперь сопоставить полученную нами цифру, характеризующую удельный вес крестьян, бобылей, крестьянских и бобыльских детей в составе закабаляемых в 1591—1596 гг. (9.1%), с аналогичной цифрой, выведенной И. И. Смирновым для 1603 г. (16.7%),7 то получит подтверждение мнение И. И. Смирнова: «...голодные 1601 — 1603 годы привели» к тому, что «увеличилось в составе кабальных холопов число бывших крестьян и бобылей, которых голод заставил дать на себя кабалу».8

Таблица 1. Деятельность кабальных холопов до похолопления или их происхождение 9



Таблица 2. Зависимость кабальных людей от холоповладельцев до похолопления



Не абсолютизируя приведенные цифровые показатели, можно все же считать, что они в целом правильно отражают тенденцию развития кабального холопства в конце XVI в., количественный рост которого происходил главным образом, как видим, за счет свободных элементов.



1 И. И. Смирнов. Восстание Болотникова. 1606—1607. М., 1951, стр. 67—71.
2 А. И. Яковлев. Холопство и холопы в Московском государстве XVII в., т. I. М—Л., 1943 стр. 60—71.
3 И. И. Смирнов. Восстание Болотникова, стр. 70—71.
4 Там же, стр. 68.
5 См. об этом: В. М. Пане я х. Опыт цифре -ой обработки материалов записных книг старых крепостей XVI века. В сб.: Вопросы историографии и источниковедения истории СССР (Труды ЛОИИ, вып. 5), М.—Л., 1963, стр. 542-556.
6 И. И. Смирнов. Восстание Болотникова, стр. 71.
7 И. И. Смирнов. Восстание Болотникова, стр. 68.
8 И. И. Смирнов. Восстание Болотникова, стр. 71.
9 Таблицы 1 и 2 составлены но материалам издания: Новгородские записные кабальные книги 100—104 и 111 годов. Под ред. проф. Л. И. Яковлева. М—Л., 1938 (ч. I).


Просмотров: 1192

Источник: Прокофьева Л.С. «Хлебный бюджет» крестьянского хозяйства Белозерского края в середине XVI в. // Крестьянство и классовая борьба в феодальной России. Л.: Наука, 1967. С. 172-175



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X