Право "вывода" и власть "государя"

Статья впервые опубликована в сборника "Россия на путях централизации" (М.:Наука, 1982. С. 36 – 41)

---

Проблема «вывода» давно привлекала внимание исследователей. В последнее время она получила освещение в трудах Л. В. Черепнина, А. А. Зимина и других исследователей. По Л. В. Черепнину, «вывод» — это переселение крестьян из одного владения в другое, холопов и должников; по А. А. Зимину, переселение любого населения Новгородской земли в Суздальскую1. Задача настоящей заметки — сравнить употребление этого понятия в разных группах источников и выявить степень применения самого института «вывода» в разных регионах в XIV — начале XVI в.

О «выводе» речь идет в нескольких группах источников. Наиболее ранняя из них — это рядные, или договорные, грамоты Новгорода с князьями. В первой грамоте Ярослава Ярославича с Новгородом (1264 г.) содержится общее запрещение: «А вывод ти, княже, в всей волости Новогородьскои не надобе»2. Во второй грамоте этого князя (1266—1267 гг.) говорится: «А из Бежиць, княже, людии не выводити в свою землю, ни из инои волости новгородьскои, ни грамот им даяти, ни закладников приимати ни княгыни твоей, ни бояром твоим, ни дворяном твоим: ни смерда, ни купцины»3. Наконец, в третьей грамоте Ярослава (1270 г.) читаем: «А вывода ти, княже, межи Суждальскои землею и Новъмьгородом не чинити». Здесь же постановлено относительно закладников: «А что закладников за Гюргемь на Торожку или за тобою, или за княгынею, или за мужи твоими: кто купець, тот в сто, а кто смерд, а тот потягнеть в свои погост; тако пошло Новегороде, отпустите их проць»4.

Две последние статьи в несколько иной редакции встречаются и в более поздних рядных. «Вывод» «межи» Суздальской и Новгородской землями запрещается в грамотах 1304— 1471 гг.5 В большей части этих грамот встречается и статья о запрещении закладничества (без упоминания Юрия)6. Статья о «выводе» из Бежиц (Бежицкой пятины), объединенная с запрещением закладничества новгородских купцов и смердов, включена в рядные грамоты 1304—1456 гг.7

Общая тенденция этих статей - сохранить население Новгородской земли, "людей", купцов и смердов, которые могли бы покинуть родину в качестве закладчиков. Пожалуй, только формулировка о «выводе» «межи» Суздальской и Новгородской землями может дать основание для допущения, что и в Новгород «выводились» люди, а не только из него. А. А. Зимин предполагает, что статья о «выводе» «межи» землями была составлена в то время, когда в Новгороде княжили суздальские князья8, т. е. в XII — начале XIII в. Более вероятным представляется составление статей о выводе из Бежицы в послемонгольское время, когда Северо-Восточная Русь обезлюдела и проблема ее заселения стала актуальной, равно как и охрана Новгородом своих людских резервов.

Формально ни одна из статей о «выводе» в рядных грамотах не дает возможности определить социальный состав выводимого населения. Четко указаны лишь категории населения, из которых вербовались закладники: купцы и смерды9. Упоминание «людей» в качестве объекта «вывода» позволяет думать, что речь шла о непривилегированных слоях населения.

Наказ новгородским послам (1372 г.) об условиях заключения договора с тверским князем Михаилом Александровичем гласит: «Аже братью нашю попущати без окупа: новгородских бояр, и новоторьских бояр, житьих людей и чорных людей и сирот Новгородской волости и Новоторьскои волости; или хто дан на поруке новгородечь или новоторжанин, а с тых порука на зень, или кого к челованью привел, а с тых челованье на землю; или грамоты дерноватый на кого пописал, а те грамоте подереть»10. Тут главное условие — возвращение пленных без выкупа — не связано непосредственно с традициями «вывода», и поэтому применение общей нормы ко всем категориям населения не проливает света на интересующий нас вопрос.

Вторая группа источников, говорящих о «выводе»,— это междукняжеские докончания. В докончании Дмитрия Ивановича, Владимира Андреевича и Великого Новогорода с тверским князем Михаилом Александровичем (1375 г.) находится статья: «А вывода... и рубежа межи собе не замышляти»11 Та же формулировка в докончаниях двух первых князей с рязанским князем Олегом Ивановичем (1381 г.)12 и великого князя всея Руси Ивана III с рязанским князем Иваном Васильевичем (1483 г.)13, причем в первой из этих грамот 1381 г. с угрозой кары за нарушение ее: «А кто замыслит, того выдати по исправе». В угрожающей формулировке статья о запрещении вывода содержится в московско-тверских договорах 1396—1484 гг.: «А кто учинит рубежь или вывод, рубежщика и выведщика выдати по исправе»14. В договорах московских князей с рязанскими 1402—1447 гг. сохранялась старая редакция статьи: «А вывода нам и рубежа не замышляти»15. Таким образом, кара за вывод предусматривалась в единственном московско-рязанском договоре 1381 г., когда еще не был решен вопрос о судьбе выведенных в Москву рязанцев после битвы при Скорнищеве и москвичей, уведенных в Рязань в 1380 г.16 В целом же позиция рязанских князей в этом вопросе более пассивная, нежели тверских. По-видимому, лишь последние имели силы охранять людские, а соответственно трудовые ресурсы своего княжества.

Московско-рязанские докончания не указывают, кто именно подвергался «выводу». Но в них статья о «выводе и рубеже» сопровождается иной: «А боярам и слугам межи нас волным воля»17, из чего можно заключить, что «вывод» не распространялся на эти категории населения. Московско-тверские докончания называют в качестве объекта «вывода» холопов и должников: «А кто имеет холопа и должника, а поставит перед волостелем, в том ему вины нет. А выведет (с 1456 г. иногда добавлялось: из волости.— А. X.), а перед волостелем не поставит, в том ему вина»18. Следовательно, право переселения холопов (а возможно, и должников) принадлежало их непосредственному хозяину — «господарю» или «государю», который располагал правом жизни и смерти в отношении своего «холопа», «робы» (Двинская уставная грамота 1397 г.), «челядина полнаго» (Правосудие митрополичье), но не имел права безнаказанно убивать «закупного» или «наймита», хотя бегство челядина-наймита обращало последнего в полного холопа (Правосудие митрополичье). По Судебнику Казимира 1468 г. только через «осподаря» можно было возбуждать судебное дело против зависимых от него «людей».

Третью группу источников о «выводе» составляют русско-литовские докончания и посольская документация, связанная с русско-литовскими пограничными конфликтами. Правда, сам термин «вывод» здесь далеко не всегда употребляется. В договорах тверского князя Бориса Александровича с Витовтом (1427 г.) и Казимиром (1449 г.) говорится только о выдаче беглых19. В новгородско-литовском договоре начала 40-х годов XV в. захват населения — «нятцев» на чужой территории и его увод не называются «выводом»20. Однако в договор Василия II и других князей московского дома с Казимиром (1449 г.) внесена статья о порядке возвращения «выведенных» людей21. Если в 1449 г. стороны исходили из того факта, что подлежавшие выводу русские пленные были приведены к присяге литовцами и взяты ими на поруки, то в 1456 г. упоминалось, что литовские пленные были обращены рязанцами в полных холопов22. Около 1479 г. в районе Ржевы московский наместник князь Константин напал на двор некоего Зеньки в Туровской трети Ошевского погоста, «звел сына его на Мосъкву...; а челядь там же в нятстве». В соседнем Бардовском погосте в доме острейского наместника Стехны Федковича он же «осмеро челяди взял и звел к Москве», «дочъку взял, з собою повел и девъку невольную з дочъкою взял»23. Следовательно, русской стороной пленные из числа феодально зависимых людей обычно похолоплялись.

Четвертую группу источников о «выводе» представляют Судебник Казимира 1468 г. и грамоты, отражающие его применение. Из Судебника явствует, что в Великом княжестве Литовском, куда входили и Поднепровские и Подвинские волости, «вывод» применялся по преимуществу по отношению к зависимым людям: «А который будеть люди выводити, а любо челядь неволную, а ухватят с лицом, того на шибеницю»24.

Города, вошедшие в состав Великого княжества Литовского на основе «договора—ряда» с князьми, удержали некоторые привилегии. Они были включены в уставные грамоты, выданные им великими князьями литовскими. Современному исследователю известны весьма поздние варианты уставных грамот Витебску (1503 г.) и Полоцку (1511 г.). Ни в одной из них нет статьи или даже упоминания о «выводе» населения из этих городов. Напротив, в эти грамоты были внесены запреты: «А полочаны (витьбляны) нам не даритися никому»25. О закладниках идет речь лишь в связи с уплатой ими позема их «господарем», в числе которых названы владыка и игуменья (в Полоцке)26. Однако применительно к закладням не говорится о возможности их переселения князем или его окружением.

Великий князь литовский, «осподарь», по терминологии того времени, не имел права «вывода» ни из одной «русской» земли.

Иное происходило на северо-восточных русских землях, В результате победы в феодальной войне Василий II с середины 50-х годов XV в. присвоил титул «осподаря»27 и стал проводить взгляд на своих вассалов и подданных как на «холопов».

Это сказалось и на расширении понятия «вывод». На новгородско-московских переговорах конца 1477—1478 гг. речь шла не только (и не столько) о холопах и должниках, сколько о боярском населении города. Боярство Новгорода вплоть до самого последнего момента своей независимости упорно настаивало на запрещении великому князю производить «вывод» из Новгородской земли28. Даже признав Ивана III «государем», оно отказывало ему в праве вмешиваться в судьбы населения земли.

Разница положения «осподаря» в Великом княжестве Литовском и «государя» в Русском государстве не могла не способствовать ориентации боярства в крайних западных и северозападных районах Руси на Великое княжество Литовское. (Это в особенности относится к Новгороду и Твери, выходцы из которых составили значительную прослойку тамошних феодалов. На долю тверичей в Смоленске в начале XVI в. приходилось около четверти налога, уплачиваемого им в пользу великого князя29.) Исключение составлял Псков, где позиции боярства были слабее, чем в соседних землях, а традиция связей с московским, а с 1485 г. русским князем прочнее. Симпатии боярства западных и северо-западных русских земель к политическому строю Великого княжества Литовского, где власть князя была ограничена местными феодалами, объясняют не только легкость контактов с Казимиром, но и попытку новгородцев заключить с ним союз в 1471 г.

В период складывания территории единого Русского государства великие князья активно использовали метод насильственного переселения из вновь присоединяемых земель — Твери, Пскова, Смоленска, Рязани. Примером для этих «выводов» служило трехкратное проведение подобного мероприятия в Новгороде с 1478 по 1487/88 г. Насильственное переселение привилегированной верхушки — бояр и купечества, а также рядовой городской массы играло огромную роль в формировании единого Русского государства. Оно уничтожало территориальную замкнутость отдельных земель, подрывало основу традиционных форм организации различных сословий, подавляло тем самым возможность сопротивления населения отдельных районов центральной власти великого князя. В конечном счете «выводы» способствовали укреплению его власти. Использование «выводов» и давало ему право называться «государем». «Выводы» относятся к числу своеобразных форм, в которых происходило становление «самодержавия».

Напротив, лишение литовского великого князя права «вывода» ослабляло центральную власть, укрепляя положение местных землевладельцев и купечества (мещанства). Сохранение в большем объеме политических прав феодалов — белорусских, украинских, отчасти западнорусских — в международном плане тормозило процесс воссоединения этих земель с Русским государством, затянувшийся более чем на полтора столетия.



1 Черепнин JI. В. Образование Русского централизованного государства в XIV—XV вв. М., 1960, с. 254; ПРП. М., 1953, вып. 2, с. 148.
2 ГВНП. М.; Л., 1949, № 1, с. 10. О датировке грамот см.: Зимин А. А. О хронологии договорных грамот Великого Новгорода с князьями XIII—XV вв — ПИ, М., 1956, вып. V, с. 300—306.
3 ГВНП, № 2, с. 11.
4 Там же, № 3, с. 13.
5 Там же, № 6, 9, 15, 19, 22, 26, с. 16, 20, 30, 36, 41, 48
6 Там же, № 9, 19, 26, с. 20, 22, 36, 48.
7 Там же, № 6, 9, 14, 15, 22, с. 15, 17, 20, 27, 28, 30, 40.
8 ПРП, вып. 2, с. 147.
9 Там же, с. 146—147. «Закладней» (по крайней мере в XV в.) имели и крестьяне. Так, в 1479 г. новгородскому владыке в Будкинской и Туровской третях Ошевского погоста Ржевского уезда с некоторых жеребьев шло по 12.5 белки или по 2 белки с жеребья, «хотя на котором жеребъи один чоловек седить, а держить за собою закладни» (РИБ. СПб., 1910, т. 27, стб. 468; то же: АЗР. СПб., 1846, т. I, № 71, с. 88).
10 ГВНП, № 17, с. 32—33.
11 ДДГ. М.; Л., 1950, № 9, с. 28. Датировка грамоты согласно работе А. А. Зимина «О хронологии духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV—XV вв.» (ПИ, М., 1958, вып. VI, с. 286).
12 ДДГ, № 10, с. 30.
13 Там же, № 76, с. 286, 290.
14 Там же, № 15, 59, 63, 79, с. 42, 188, 204, 206, 298.
15 Там же, № 33, 47, с. 86, 145.
16 Хорошкевич A. Л. О месте Куликовской битвы. — История СССР, 1980, № 4 с. 104—105.
17 ДДГ, № 10, 19, 33, 47, с. 30, 55, 86, 145.
18 Там же, № 15, 59, 63, 79, с. 42, 188, 191, 204, 206, 298, 300.
19 Там же, № 23, 54, с. 63, 164.
20 ГВНП, № 70, с. 116. О «нятцах» см. там же, № 72, с. 118, 1448 г.
21 ДДГ, № 53, с. 162.
22 РИБ, т. 27, стб. 470—471, 476—477.
23 АЗР, т. I, № 71, с. 92.
24 Там же, № 67, с. 81.
25 Там же, № 204, с. 352, 1503 г.; Полоцкие грамоты XIII —начала XVI в. М., 1980, [вып.] III, № 323, с. 90; то же: АЗР. СПб., 1848, т. II, № 70, с.89, 1511 г.
26 Полоцкие грамоты..., [вып.] III, № 323, с. 88; то же: АЗР, т. II, № 70, с. 88.
27 Мец Н. Д. Монеты Великого княжества Московского (1425—1462).— В кн.: Нумизматический сборник. М., 1974, ч. 3, с. 60, 100 и след.
28 ПСРЛ. СПб., 1853, т. 6, с. 215. Подробнее см.: Вернадский В. Н. Новгород и Новгородская земля в XV в. М.; Л., 1961, с. 291, 304.
29 АЗР, т. I, № 213, с. 360, 1505 г.


Просмотров: 2031

Источник: Хорошкевич А.Л. Право "вывода" и власть "государя" // Россия на путях централизации. М.: Наука, 1982. С. 36 – 41



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X