Организация крупных международных научных мероприятий в СССР на примере 1-го Всемирного Конгресса Общества Бернулли (сентябрь 1986 г.)

В сентябре 1986 г. в Ташкенте состоялся 1-ый Всемирный Конгресс Общества Бернулли (более 1500 участников), важное событие в математической жизни. Борис Стечкин, председатель Рабочего комитета Конгресса, в своей статье, написанной зимой 1987 г., рассказывает о процессе подготовки к Конгрессу.

ПРЕДИСЛОВИЕ



Руководство Общества Бернулли давно ощущало необходимость проведения встречи всего Общеcтва в целом. Впервые эта идея прозвучала в Осло в 1978 г, на Одиннадцатой сессии Европейской конференции по теории вероятностей и математической статистике, где было высказано пожелание, чтобы такая встреча состоялась в Ташкенте - городе, расположенном на исторических путях из Азии в Европу. Присутствовавший там академик АН УзССР С. Х. Сираждинов согласился провести в СССР все необходимые переговоры. Окончательное решение о проведении в г. Ташкенте осенью 1986 г. Первого Всемирного Конгресса Общества им. Бернулли было утверждено Президиумом АН СССР в июле 1984 г.

В сентябре 1986 года в Ташкенте состоялся первый Всемирный Конгресс Общества Бернулли. Тематика Конгресса охватывала науку и приложения по теории вероятностей, математической статистике и комбинаторике. Представительный форум прошел успешно.

Подготовка и организация Конгресса заняли более двух лет. Вся работа осуществлялась инициативной группой профессиональных математиков из СССР и некоторых других стран (в том числе таких как А.Н.Колмогоров, С.Х.Сираждинов, К.Крикеберг, И.М.Виноградов, Д.Кокс, А.Н.Ширяев, П.Ревес, А.П.Александров, Ю.В.Прохоров, А.С.Садыков, Н.Н.Боголюбов, А.А.Боровков, Е.Скотт). Основная нагрузка легла на Рабочий Комитет Конгресса. Будучи председателем Рабочего Комитета, я старался максимально подробно фиксировать все этапы работ. Уже после Конгресса меня попросили написать для стенгазеты заметки с рассказом о подготовке и проведении, то есть поделиться опытом организации столь больших научных мероприятий. В итоге зимой 1987 г. появились предлагаемые вашему вниманию заметки, которые я с удовольствием посвящаю всем товарищам и коллегам, принимавшим участие в нашей совместной работе. Для меня была большой честью совместная работа с ними.

Эмблема Конгресса, нарисованная Александром Самариным
Эмблема Конгресса, нарисованная Александром Самариным

ЗАПИСКИ О КОНГРЕССЕ




Опыт двухлетней подготовки Конгресса можно резюмировать словами В.К.Тредиаковского: "Он к вероятности, господствующей всюду, присовокупил единством. Решение всех административных и технических задач было бы неосуществимо без истинного энтузиазма и единения, достигнутых между людьми, труд которых организовал Конгресс. По документальным материалам можно ознакомиться с основными этапами работы, поэтому здесь представим попытку неформальных очерков отдельных моментов - административных и человеческих.

1. Если перед нами вставал какой-нибудь технический вопрос, то прежде всего мы старались разрешить его силами своего министерства, то есть АН СССР. Именно так удалось решить задачу публикации всех основных печатных материалов Конгресса - в издательстве "Наука". Выяснилось, что существует редакция безнаборных изданий, возглавляемая Р.Л.Мишиной, где по разрешении РИСО АН СССР можно печатать любые научные издания - плановые либо заказные; последние оплачиваются заказчиком по цене до 250 руб. за а.л. Для публикации требуется представить в редакцию пожелания художественного оформления и 1 экз. рукописи, достаточно точно удовлетворяющий техническим ограничениям. Достижению этой требуемой точности много сил отдал Саша Гущин, возглавивший группу подготовки Тезисов. Он самым серьезным образом организовал весь производственный процесс; в итоге к началу Конгресса были опубликованы все поступившие тезисы.

Вот сжатая схема этого производства:

-Решение о публикабельности (Крикеберг, Прохоров, Ширяев)
-Перепечатка (Качкурова, Моругина, Ратова, Родионова)
-Компьютерно-шрифтовая подготовка текстов (Боровков, Введенская, Висков, Гущин, Пресман)
-Вставка формул (Висков, Гущин, Кедрова, Коломиец)
-Копирование (Коробейникова, Рьйинская)
-Оформление на выход в свет (Бороздин, Владимиров, Котельникова, Сазонов)
-Редподготовка в "Науке" (Введенская, Гущин, Меньшиков, Пресман, Родионова, Семовский, аспиранты)
-Производство (Мишина и ее редакция) -Финансирование работ (Трубчанинова)
-Допечатка опоздавших тезисов (Висков, Гамкрелидзе, Пресман)
-Доставка тиражей из Москвы и Ленинграда в Ташкент (Гамкрелидзе, Зайцев, Калатухин, Никулин)

Конечно, издательская работа непрерывно совершенствовалась, сталкивая Сашу с трудностями и слабостями (вплоть до сердечных), но теперь ясно, что безнаборные издания в "Науке" нам под силу и полезны МИАН (Математический институт им. В.А. Стеклова Академии Наук - statehistory); можно издавать труды семинаров, конференций, монографии, наконец, препринты МИАН, и это на серьезной полиграфической и редакционной базе нашего издательства "Наука".

2. XEROX. Для второго информационного бюллетеня Конгресса Бернулли срочно потребовалось допечатать по три страницы на весь тираж. В аппаратной свободно, но машина все время греется и ей нужно давать остыть, а времени не было, поэтому Марья Алексеевна открывала форточку, дверь и держала аппарат на сквозняке. Накинет шубку, наденет шапку, да только покрикивает, чтобы бумагу поскорей подносили. Декабрь, солнце, пахнет морозом и бумагой, а из-под шапки у Марьи Алексеевны кудряшки торчат, вздрагивают и светятся.

Перед 9 мая в коридоре на втором этаже вывесили стенд про наших фронтовиков; фотокарточки военные, на иных и лица на разобрать - по подписи узнавали. Была и фотография Марьи Алексеевны - очень красивая, в шинели, ушанке а из-под ушанки кудряшки светятся.

На третий день ксерокс забарахлил, Марья Алексеевна вся испереживалась, но мастер пришел вовремя, скоро все наладил и протирал перед пуском важнейшие детали спиртом, пытаясь шутить соответственно. Но Марья Алексеевна сказала, что на войне им - связисткам - спирт не давали, а давали шоколад, до которого она и теперь большая охотница. Мастер немного засмущался, быстро и аккуратно закончил ремонт, попрощался и ушел, а Марья Алексеевна снова принялась за работу. В пятницу вечером все было напечатано.

3. ВЕРА. Весь период подготовки не оставляла нас ясность целей и насущных, и более отдаленных, и конечных, и последующих за ними. И это не от иррационального extrasense-видения, но скорее видения extrascience и его реалистического воплощения. Именно это предопределило доверенность к профессионализму всех, чей труд организовал Конгресс:

- и когда иностранные участники еще только готовились к выступлениям, то мы уже знали, что решения руководства Общества Бернулли будут ими восприниматься как обязательные;

- и когда международный программный комитет утвердил тематики секций, то основа научной программы была сформирована советскими экспертами;

- и когда такой профессионал как М.Ф.Трубчанинова возглавила финансирование, то решающим в денежных делах стало исключительно ее слово;

- и когда Прохоров без согласования с Хохловым пообещал кому-то освобождение от регвзноса выставки, то было четко заявлено, что он превысил свои полномочия и его protege не экспонировался;

- и когда, после встречи Горбачева с Рейганом в Женеве, поток заявок превысил наши возможности и лимиты, то мы не сомневались, что государственный научно-технический план Конгресса будет скорректирован;

- и когда А.Н.Колмогоров выступил с серьезным письмом, то мы не сомневались, что удастся "наблюсти" приглашенных докладчиков гостями АН СССР;

- и когда вместе с Ширяевым доводилось блюсти субботы в МИАН'е, то мы знали, что делаемое есть реалистическое воплощение нашей веры; и когда список советских организаций, пожелавших участвовать в Конгрессе пошел на третью сотню, то мы поняли, что верим в, право же, славную науку.

4. Если вопрос не мог быть разрешен в АН в принципе (напр., самолеты), то мы обращались к соответствующему министерству, придерживаясь, как правило, следующей схемы:

1. Письмо-запрос министру либо его заму.
2. Ответ министра либо того зама, который ведает нашим вопросом.
3. Назначение в министерстве конкретных ответственных исполнителей по нашему вопросу.
4. Производственный контакт с исполнителями и разработка с ними четкого плана решения нашего вопроса по всем пунктам.
5. Подробное письмо заму с разработанным планом; это письмо с одобрительной визой зама делает план п.4 обязательным к исполнению.
6. Контроль и обеспечение реализации плана.
7. Эксплуатация представленного министерством.

Практика показала, что при использовании такой схемы полезно учитывать следующее:
а. Эксплуатацию схемы должен возглавлять один человек.
б. К каждому пункту нужно быть готовым, дабы "следующий ход всегда оставался за противником".
в. Особую значимость на подготовительном этапе имеет п.5.
г. К п.7 нужно готовиться специально и всерьез - это нам горький урок - по ряду министерств мы не смогли исчерпывающим образом использовать все то, что получили.
д. Схема работает тем лучше, чем серьезнее "законодательная база"; в Узбекистане она была хорошей - постановления всех директивных органов, а в Москве явно недостаточной - лишь постановления ГКНТ и распоряжения Президиума АН СССР.

Несомненно, что проведение мероприятий такого масштаба нуждается в постановлении СМ СССР. Производственные контакты, налаженные в министерствах, будут полезны МИАН и уже действуют: например "Интурист" готов предоставлять нам базы в "экзо-тических" местах для проведения небольших конференций (стало быть, заслуживаем доверия).

В рамках такой схемы действовали "связисты" (С.Хаджабагян) и "транспортники" (Мельников и Ватутин). Их большой и полезный МИАН опыт требует специального анализа, как и совершенно уникальная работа Володи Хохлова по созданию Выставки книг в рамках Конгресса.

Другим примером хорошей эксплуатации, к чести гостеприимных ташкентцев и В.Матвеева, служило отлично налаженное питание участников, и множество его различных организационных форм, и качество.

5. ДИСПЕТЧЕР. Утром Суетин излагает обстановку: "2 "Икаруса", 2 "Рафика", 2 "Волги" с комбината, 2 "Волги" гостевых, подача по графику".

Днем Суетин излагает: "Один "Икарус" в Шереметьево, другой идет из Шереметьево к гостинице АН, будет там через 20 мин., потом у него обед до 16.00. Один "Рафик" в Домодедово, пойдет к гостинице в 17.00, потом свободен; другой стоит у Института. Две "Волги" в Шереметьево, одна на обеде - будет у МИАН к 15.00. Гостевые будут в 17.00 у гостиницы."

Вечером Суетин излагает: ""Икарус" из Домодедово пойдет в 23.30, там остается резервный "Рафик", одна "Волга" у гостиницы, одна у МИАН, обе гостевых едут из Шереметьево прямо в Домодедово."
Завтра тоже Суетин, вчера тоже.

6. Был, наконец, круг вопросов с необходимостью разрешаемых исключительно своими силами. Среди них - формирование множества участников Конгресса.

Широкое распространение первых двух бюллетеней и американского варианта второго из них ("второй фронт") свело этот вопрос практически лишь к выбору множества участников из всей совокупности претендентов, то есть появление новых возможных желающих было сведено к минимуму. Фактически информацией о Конгрессе были охвачены практически все вероятностники мира.

Ясно, что множество участников вплоть до самого Конгресса является нечетким (то есть множеством, каждый элемент которого наличествует лишь с неким вероятием), поэтому наша задача состояла в повышении всех этих вероятностей. Основным инструментом послужил персональный компьютер, в котором вся информация об участниках содержалась и обрабатывалась - сперва кустарно, затем по программе "База данных", с которой Костя Боровков после нескольких мучительных недель справился и освоил в совершенстве. Важнейшая информация от участников, предварительно обработанная секретариатом, т.е. Новиковыми, вводилась в память ЭВМ. Все это давало нам ясное и полное представление о возможном участии каждого лица. В дальнейшем, ближе к началу Конгресса, при необходимости с участниками связывались по телефону и разъясняли все возможные варианты участия и те действия, которые должно предпринять. Эту большую работу исполняла член Рабочего комитета, американка, проф. Присцилла Гринвуд (член правления Общества Бернулли). Многократно разъясняла она по телефону западным коллегам административную тривиальность приезда в СССР по линии "Интуриста"; знание об этом в западной научной среде, особенно американской, недалеко от фольклорного. Это следует учесть организаторам грядущих конференций. Нужно адресовать участников не только в представительства самого "Интуриста", но и ко всем его контрагентам (по постоянно пополняющемуся списку туристических фирм, включая, конечно, сюда и ИККА - Международная ассоциация по Конгрессам и съездам).

В конечном итоге был достигнут высокий процент реализации запланированного как по научной программе, так и по всему множеству участников. Надо заметить, что использование компьютеров в информационных целях себя полностью оправдало и может быть много более эффективным и полезным при явственно зримой перспективе компьютеризации МИАН; без утвержденной перспективы образующееся вскоре множество компьютеров МИАН окажется весьма нечетким. Наши компьютерные асы - Новиков и Боровков - наверняка справятся с этим важным делом.

7. УЧАСТНИКИ. За участников подчас приходится бороться, иному надо помочь финансово, иному - всего лишь разъяснить правила "Интуриста". Эффективным средством для этого была телефонная работа П. Гринвуд: здесь, в частности, действенным оказался психологический фактор - разъяснения давала член правления Общества Бернулли. Всю информацию она конспектировала очень сжато и емко. Вот конкретный пример ее телефонной работы.

Освободилось гостевое место и решили пригласить из Ланкастерского университета проф. Додсона, специалиста по нечетким множествам и их применениям (в том числе для производства бумаги). Гринвуд звонит в Ланкастер - его нет, он в Беркли; звонит в Беркли - улетел в Греции и т.д. Сумела-таки обеспечить с ним связь из Лондона. Е.С.Кедрова тотчас впечатала его данные в визовой макет, отвезли в УВС и вместо официального приглашения отправили в Ланкастер телекс. То был последний гость.

В случае стандартного "аккуратного" оформления мы бы лишились докладчика. В такой ситуации обеспечить запланированное важнее "аккуратности". Бестолковая аккуратность - зародыш бюрократизма.

8. СВЯЗЬ. Конечно, помимо телефона использовались и другая связь. Рации оказались полезными не только в режиме управления, но и консультации: их наличие дало возможность обсуждать интенсивно поступающие текущие вопросы безотлагательно и коллективно. Работа почты оставляет желать много лучшего - дважды пропадали большие посылки информационных бюллетеней, в связи с чем очень кстати оказался "второй фронт" (американский вариант второго бюллетеня, распространенный в США и Западной Европе); даже "экспресс"-письма шли иногда до адресата 3 (три!) недели (в Канаде эта задержка была вызвана забастовкой почтовых служащих). Односторонне использовался новый вид почтовой связи - с нарочным - мы всегда выступали адресатом, потому что хотя СССР и участвует в международной системе этой связи, но оплату взымает в валюте. МИАН было бы практичнее пользоваться не марками, а специальным штампом-печаткой. Телеграммы использовались мало - скоро поняли преимущества телекса - и дешево, и так же быстро. При нынешнем качестве работы почты использование телекса для МИАН надо иметь в виду, его эксплуатация проста и осуществляется соответствующей службой в Президиуме АН СССР. Для отправки телекса помимо адреса нужно указать номер телекса адресата. Наконец, сказалось отсутствие более современных средств связи, обеспечивающих передачу графической и текстовой информации по обычному телефону - это либо устройство "телефакс", либо модемная связь между компьютерами. Последний вид связи позволяет передавать текстовую информацию из памяти одного компьютера в память другого. Для МИАН разработка режима эксплуатации модемной
связи - насущный вопрос.

9. INVALID. Административная грамотность в наше время совершенно необходима, она удел не только аппарата управления, но всех его пользователей. Ошибочное нажатие клавиши компьютера оборачивается обидным "invalid" на экране; наблюдать административные ошибки тоже грустью, но более значимо. Ученый, пасующий перед административной задачей, - это карикатура. Карикатура вдвойне, если не превосходит административной логики, если, того хуже, ссылается на "бюрократию" как некую абстрактную онтологическую субстанцию. Бюрократия всегда конкретна, а отнюдь не абстрактна; буде таковой - она сродни теологии язычества, где шаманы от идола власти извращенные ипостаси ее нарекают частностями, а бережение себя - законом. Основной вывод нашего административного опыта: при человеческом отношении к делу в нашей системе можно решить любую административную задачу. Любую.

10. ПРИМЕР. Исходя из примера варшавского Конгресса Математиков мы с В.Марковым пытались обеспечить бесплатное пользование гортранспортом участниками Конгресса. СМ УзССР и Таш-кентский горисполком признали это за жест более символический нежели финансовый, но на него не отважились, мотивируя: "Пусть решает Москва".

11. Как наиболее "промышленным" образом приготовить Конгресс? В конечном итоге вопрос сводится к другому - кто должен готовить Конгресс?


ГКНТ вошел в СМ СССР с предложением создать специализированную организацию "Интерконгресс", призванную обеспечивать подготовку и проведение крупных международных мероприятий; вопрос прорабатывается Правительством. В соответствии со своим назначением это, видимо, будет Управление в ГКНТ или "Интуристе", либо самостоятельное. Научная специфика каждого конгресса обусловливает необходимую работу ученых в его подготовке, чему в последнее время появились новые возможности и формы. Одна из них - временное научное объединение (коллектив); таковые уже созданы под патронажем ГКНТ. Объединение, созданное с целью получения наибольшей научной пользы от мероприятия, должно исполнять роль Директората Конгресса и обладать собственным штатным бюджетом, независимым от сметы Конгресса.

Совместная работа "Интерконгресса" с таким Директоратом видится наиболее перспективным вариантом; позволит строить работу не на энтузиазме, а при помощи энтузиазма, поощряя работу инициативную; поощряемый энтузиазм создает самую творческую атмосферу, именно - добрые отношения требовательного товарищества.
Средства должны быть достойны цели.

12. Многим участникам пришлось претерпеть некоторые неудобства, но никто из них не роптал, все понимали и трудности, связанные с организацией конференций таких масштабов, и общую ответственность за проведение первого Конгресса - приоритет это прежде всего ответственность. Практически каждый готов был помочь чем сможет. Поляки "на себе" доставили Буклет Бернулли в Ташкент - каждый взял по пачке; группа видеозаписи не имела затруднений с переноской громоздкого оборудования - ей постоянно помогали, и таких примеров много. Решения руководства Общества Бернулли воспринимались как обязательные. Организованность всех участников Конгресса произвела впечатление.

13. ВИЗА. Вечером 5 сентября встречали англичан в Шереметьево. Вызывают на КПП, подхожу, представляются:

- Дежурный по КПП капитан Власов. У жены профессора Дэниэлса непорядок с визой: не приклеено фото и нет печати.
- Что делать?
- Ждать утра, завтра все оформят, а ночь проведет в гостинице "Шереметьево".
- Но ей завтра с мужем лететь в Ташкент.
- Полетит. Пройдемте с ней на таможенный досмотр.

Она очень волновалась и все время порывалась открыть чемодан, ключики прыгали в неловких старушечьих пальцах; таможенники просветили чемодан и категорически отказались досматривать. Все объяснили и ей, и мужу; дружно решили, что виноват клерк нашего консульства в Лондоне; подошла служка гостиницы, оставила Дэниэлсу телефон номера где будет ночевать жена, и стала ждать. Попрощались, пошли к машине и вдруг Дэниэлс неожиданно останавливается:
- А можно я еще раз попрощаюсь?

14. ШТАБНОЙ НОМЕР. Венгры прилетели дневным рейсом, "шай-ба" сообщила о регистрации всех и отметила время отхода автобуса из "Шереметьево-2". Через сорок минут все они веселой гурьбой нагрянули в штабной номер II корпуса гостиницы АН. Им тотчас подтвердили отлет в Ташкент вечерним рейсом и каждому предложили до вечера по отдельному номеру бесплатно. Но венгры, уже усевшиеся вокруг самовара с бутербродами, дружно отказались. После чая отправились гулять по Москве, а вечером, много загодя до отъезда, снова собрались в штабном номере. В автобус им помогал садиться гостеприимный и заботливый хозяин штабного номера - Эльчин Багиров.

15. ВНТ. В маленьком номере дополнительная раскладушка поместилась только на балконе, одна машинка на столе, другая на тумбочке, солнечная сторона, жарко, душно.

Опечатки и исправления на бланках актов экспертизы не до-пускаются, равно как и в бумагах для ЦК КП Узбекистана; их и не было - были наши машинистки: Вера, Надя и Таня.

16. МЕДАЛЬ. Несмотря на отсутствие каких бы то ни было финансовых гарантий, Холево твердо вел дело медали. Довел.

17. ВИДЕОЗАПИСЬ. Впервые в практике советских математических конференций была опробована видеозапись докладов. Оказалось, что даже при использовании проектора в затемненном зале качество изображения и звука остаются хорошими. Таким образом, есть реальная возможность сохранять весь материал научных выступлений и просматривать его еще в ходе конференции.

В Президиуме АН СССР есть служба, которая в состоянии обеспечить по предварительному заказу видеозапись лекций, семинаров и иных научных мероприятий. Нет нужды обосновывать полезность сохранения научного материала, привозимого крупными специалистами в МИАН. Более того, можно ценный научный материал привозить с зарубежных конференций, включая в делегацию АН сотрудников этой службы.

К сожалению, общее состояние этого вопроса в АН и в стране в целом далеко от совершенства. Так Е.Ф.Мищенко специально выяснил, что для МИАН автономное владение видеотехникой затруднено ведомственными правилами. На Западе распространением научных видеозаписей занимаются издательства и научные общества.

Госкомиздат СССР позитивно относится к этому вопросу, но справедливо замечает, что не проведено соответствующее решение Правительства. При должной постановке дела научные видеозаписи могут приносить доход. Вопрос насущный, серьезный и от него не уйти. Четкое и определенное мнение МИАН будет способствовать его решению.


Видеозарисовка с Конгресса


Закрытие Конгресса

18. БУКЛЕТ БЕРНУЛЛИ Незнание истории семейства Бернулли было вопиющим, даже голландцы не ведали, что Бернулли - выходцы из Голландии; Общество Бернулли не предпринимало специальной просветительской деятельности по этому поводу, лишь постановило, что носит имя не одного Якова Бернулли, но всех ученых Бернулли, да провело неудачные переговоры с нынешним потомками о воспроизведении фамильного герба - было разрешено использовать только его цвета: серебро и зелень. С другой стороны, рабочий, а отнюдь не парадньй стиль самого Общества Бернулли, естественно, не способствовал широкой осведомленности о нем, так что требовалось разъяснять и это. Поэтому было решено выпустить с культурно-просветительскими целями специальный буклет "Бернулли ученые и Общество Бернулли". В качестве авторов были привлечены крупнейшие специалисты по соответствующим разделам, С самого начала было ясно, сколько сил и времени отнимет эта работа, в общем-то косвенно относящаяся к Конгрессу. Но все-таки пошли на этот труд сознательно, ибо он в большой степени предопределял культурно-просветительский дух Конгресса.

Русский вариант набирала на компьютере Таня Новикова, окончательное макетирование делала она же, вместе с Э.Пресманом. Затем начался трудный процесс срочного перевода, в котором принимали участие С.Барсов, Э.Хмаладзе и П.Гринвуд со своей дочерью Дженнифер. В результате был обеспечен качественный перевод для английского варианта. Однако сроки сдачи в производство поджимали настолько, что за компьютер для набора текста пришлось сесть всем. Наутро, после затянувшейся до четвертого часу последней "ночной смены", П.Гринвуд мутила: "Теперь я понимаю, что такое коммунистическое отношение к труду - сперва заинтересовываете, а потом не продохнуть". От гонорара П.Гринвуд отказалась, а Дженни получила за работу полного Пушкина в трех томах. Буклет вышел вовремя, был доставлен в Ташкент, и когда потребовалось организовать его продажу - В.А.Калатухин встал за прилавок.

19. О "ЗАКОНЕ БОЛЬШИХ ЧИСЕЛ" ЯКОВА БЕРНУЛЛИ. Классики всех времен вразумляли: "Читайте классиков". К сожалению, для многих из нас эта фраза остается самой доступной, если вообще не единственной доступной цитатой из их трудов. Чем иным как не национальным стыдом обозначить неиздание "Истории государства российского" Карамзина за все советское время? Судя по русской классической литературе, положение теперь несколько меняется, в том числе немалыми усилиями крупнейших ученых, таких как Д.С.Лихачев и Б.А.Рыбаков. Выступил на этом поприще и Ю.В.Прохоров, им было подготовлено комментированное издание IV главы книги Я.Бернулли "Ars Condectandi".


Скачать книгу: Я. Бернулли. О законе больших чисел. М.: 1988

20. ДЕНЬГИ. Подчас мы сетуем на бухгалтерию либо бухгалтерскую систему, забывая, что ныне действующяя двойная или "итальянская" бухгалтерия изобретена, увы, математиком. 0 том свидетельствует и надпись на соответствующем памятнике:

"Луке Пачиоли, который был другом и советником Леонардо да Винчи и Леона Батиста Альберти, который первый дал алгебре язык и структуру науки, который применил свое великое открытие к геометрии, изобрел двойную бухгалтерию и дал в математических трудах основы и неизменные нормы для последующих исследований".

Законодательная основа для финансового обеспечения Конгресса оказалась очень неудачной: согласно определяющим документам, финансирование возлагалось на Минвуз УзССР, АН УзССР и МИАН. То есть МИАН со своим жестким и скромным бюджетом был приравнен к более мощным в финансовом отношении организациям.

Основная эксплуатационная трудность возникла при оплате труда синхронистов. Официальный запрос в Госкомтруд СССР в вывил лишь некомпетентность последнего и непроработанность этого вопроса в целом. Те, кто смотрел трансляцию встречи участников форума "За безъядерный мир и выживание человечества" с Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С.Горбачевым, наверняка отметили качество работы синхронных переводчиков, так вот - на нашем Конгрессе были лучше.

Эта и другие эксплуатационные трудности происходят от того, что МинФин и его проекция на АН - ПФУ АН СССР отстают от реальной жизни. В их методических указаниях просто нет некоторых видов работ: как, например, оплачивать компьютерный набор текстов? Машинистки хотят и освоят его, для чего, конечно должны быть обеспечены техникой, а их зарплата останется прежней? Видимо надо быть более требовательным к установочным финансовым органам.

Не нужно быть специалистом, чтобы понять, какие трудности пришлось преодолевать нашей М.Ф.Трубчаниновой. Весь свой профессиональный опыт, опыт своего участия в организации крупнейших международных конференций вложила она в дело Конгресса.

Наряду с трудностями воочию удалось убедиться в ряде преимуществ централизованной системы финансирования научных мероприятий. Поиск, координация и удовлетворение требований, а подчас и капризов спонсоров - непременная трудность большинства западных конференций. Кстати, а не завести ли МИАН'у свой собственный валютный счет? И вообще - какой доход приносим мы государству в валюте? В наше время это надо знать четко.

21. ВАГОН. Второго сентября поездом уезжали в Ташкент почти все наши; занимали вагон СВ целиком. В том же вагоне нужно было разместить много груза: тиражи, технику и т.п. "Рафик" трижды бегал от института до вокзала. Огромная куча свертков и всякой всячины мокла на тротуаре под моросящим дождем. Раздобыли две большие багажные тележки, загрузили и толкали своим ходом, публика с интересом глядела на большой портрет Я.Бернулли, обрамленный цветами. У дверей вагона уже встречали Мария Федоровна с проводницей. Погрузкой руководили опытные туристы, знающие толк в рассовывании байдарок и необъятных рюкзаков. Погрузка заканчивалась, уже было ясно, что все разместится, когда появился Прохоров и с ходу начал горячо объяснять проводнице, что груз особенный, что Конгресс особенный и что председателем Республиканского Оргкомитета является товарищ Захритдинов. Проводница внимательно выслушала и сказала: "Слушай, зачем Конгресс, зачем Захритдинов, со мной уже Мария Федоровна поговорила".

22. ЖАДЕИТ. Задумал Володя Хохлов награждать лучше издательства выставки зелеными камнями с эмблемой Конгресса (о малахите, конечно, и не помышляли). Улетая в Ташкент, Володя поручил закупить камни в минералогическом салоне. Поехал за камнями Владимир Ильич Ротарь и звонит оттуда.

- Есть малахитовые шкатулки и недорого.
- Владимир Ильич, - отвечаю ему - Вы не путаете? Может быть это не малахит?
- Нет, точно, малахитовые шкатулки.
- Сейчас посоветуюсь с Прохоровым.
Связываюсь с ним по рации:
- Юрий Васильевич, тут Ротарь на проводе из салона; звонит, будто можно задешево купить малахитовые шкатулки, о которых и не мечтали. Что делать, может возьмем? Прием.
- А точно это малахит? Прием.
- Юрий Васильевич, - подключается Ротарь по телефону, - тут серьезный паспорт приложен.
- Если Ротарю нравится, то пусть берет. Прием.
- А вдруг Хохлову не понравится? Прием.
- Мда... Это серьезно, но давай рискнем, пусть все равно сам решает. Конец связи.
- Я все слышал - говорит Ротарь - беру и везу.
Привез, собрались все, осторожно развернули и ахнули на две малахитовые шкатулки и еще одну, тоже зеленую, но из незнакомого минерала.
- Владимир Ильич, а эта из чего?
- Это камень жадеит.
Хохлову понравилось.

23. ДОКЛАД ЭРДЕША.

- Ну вот, Джо не изменился. - Горько усмехнулся Эрдеш, кла-дя телефонную трубку на рычаг.

У Эрдеша нет почти никакой собственности, но есть свой метаязык; например, "эпси" (от эпсилон) обозначает ребенка, ну а СССР он называет "Джо".

Ситуация с приездом Эрдеша сложилась не лучшим образом и была очень напряженной. В советском консульстве, в Будапеште выяснилось, что он имеет довольно специальный паспорт гражданина ВНР, постоянно проживающего за границей. Этот паспорт оформлялся еще в пятидесятые годы, и в графе постоянного местопроживания Эрдеш указал Израиль. Но теперь советские консульства и консульский отдел МИД СССР рассматривают такой паспорт, как эквивалентный израильскому и требуют по крайней мере два месяца на оформление визы. Этих двух месяцев не было - все стало известно лишь за неделю до начала конгресса, поскольку документы Эрдеша оформлялись вместе с документами остальных венгерских участников.

Мы как могли успокоили Эрдеша, сказав, что советский оргкомитет сделает все возможное, и что пусть Эрдеш не меняет своих планов (он рассчитывал прилететь 9 сентября - в тот же день что и Грэхем). Руководство советского оргкомитета экстренно вошло прямо в консульский отдел МИД СССР, который под личную ответственность Ю.В.Прохорова, в виде исключения, разрешил выдать визу Эрдешу без стандартной двухмесячной проработки. Причем было обещано, что соответствующий телекс будет послан в советское консульство, в Будапеште. Эту приятную новость тотчас сообщили Эрдешу по телефону и попросили регулярно справляться о визе в нашем консульстве.

Но долгожданный телекс в нашем консульстве так и не объявился и вечером 8 сентября Эрдеш сообщил, что сдал билет.

Девятого сентября, рано утром я звонком разбудил молодого Турана, объяснил ему ситуацию, попросил немедленно поехать к Эрдешу (тот обычно встает очень рано) и помочь ему снова обзавестись билетом на сегодня. "Пусть смело летит без визы - я встречу его в правительственном зале Шереметьево и обеспечу визу прямо здесь. Жду звонка до последнего самолета на Москву - до двух часов." До двух успел договориться с МИДом об оформлении визы прямо в Москве и стал ждать звонка из Будапешта.

Без чего-то два позвонил из Будапешта Эрдеш, поблагодарил за поддержку и инициативу, сказал, что готов был действовать по утреннему плану, но, к сожалению, билета на Москву достать не сумел. Пожелал успехов конгрессу и всем участникам. Положил телефонную трубку и горько усмехнулся: "Ну вот, Джо не изменился."

По расписанию, именно докладом Эрдеша 12 сентября должна была открываться работа комбинаторной секции. Рука не поднималась снимать этот доклад, а Пресман и Чибисов неустанно спрашивали:

- что сообщать в "Экспресс информации"?

11 сентября, после мучительных переживаний ответил:
- Напишите, что доклад Эрдеша состоится, но читать будет Р.Л.Грэхем.
Ситуация усугублялась тем, что то был экскурсионный день и Грэхем отсутствовал - был в Самарканде. И даже утром 12 не смог с ним связаться - в его рации села батарея. Встретились уже на утренних заседаниях.
- Борис, в чем дело, и как понять то, что напечатано в сегодняшней "Экспресс информации"? Здесь сказано, что я сегодня в три часа читаю доклад Эрдеша.
- Разговор происходил в холле Дома Кино и я пригласил Грэхема присесть за шахматный столик.
- Рон, комбинаторная секция конгресса - это по существу первый опыт проведения международных комбинаторных конференций в СССР. От успеха этой маленькой секции зависит будущее развитие всех таких конференций у нас. Ты же знаешь реальные трудности этого дела. Поэтому особенно важно, чтобы программа секции была реализована полностью; ты ведь имеешь недавние совместные результаты с Поли Бачи - расскажи об них, я тебя очень прошу.
- Грэхем немного помолчал, а потом вдруг решительно поднялся.
- Хорошо, я пошел готовиться к докладу.
Доклад Эрдеша состоялся.

24. ВОЗВРАЩЕНИЕ. Поздним вечером 14 сентября в Домодедово из Ташкента прилетело много участников. Тех, что "по Интуристу", вмещал "Икарус", на остальных были "Рафик" и "Волга" для Крикеберга. Багажа много, особенно у вьетнамцев - не размещаемся. Попробовали спокойно прикинуть с Давыдовым (из УВС); вроде получилось: вьетнамский багаж на интуристовском "Икарусе" подбрасывают до гостиницы АН, "Волга" отдается Давыдову и еще трем советским, а с вьетнамцами без багажа, Крикебергом и Грэхемом едем к гостинице на "Рафике". Согласовали с Крикебергом и начали действовать.

После укладки вьетнамского багажа в "Икарус", вьетнамцы попросились и в без того переполненный автобус. Соловьиная трель их речи стала отдавать щебетом щегла, но вдвоем с Крикебергом сумели все разъяснить. Измученному Крикебергу изменило даже его любимое: "wait, wait, wait", но когда в "Рафике" вдруг выяснилось, что в дальни» багажном отделении остался еще некоторый вьетнамский багаж, то побежал за ним Крикеберг.

25. ГАЗЕТА. В "Кооператоре" у люкса Чибисова тишина, покой и уют - в полутемном фойе столик, диванчик, цветы на столике и пара студентов посиживают, ждут, - не понадобятся ли. В самом номере иное - звонит телефон, пиликают рации, стучит принтер и много народу.

Удобно устроившись на диване, пребывает за столом Прохоров. Шаря носом над самой бумагой, он вчитывается в последнюю информацию об изменениях в научной программе. Иногда взглянет поверх бумаги своими почти до слепоты близорукими глазами, ухватит кусок лепешки или виноград и продолжает читать.

Эрик Пресман, стоя у торца стола, сортирует тексты докладов завтрашних секций, делает пометки в своём "талмуде", тихонько что-то приговаривает.

Когда обычно невозмутимый Чибисов сосредоточивается, то делается более быстрым; теперь он торопливо заканчивает составление какого-то списка.

Насквозь простуженный Костя Боровков только что принес из своего номера заряженные батареи к рациям и теперь стоит у балконной двери с Шерзотом, который его на что-то горячо уговаривает; Костя в ответ лишь шмыгает носом.

Подготовленные к завтрашнему выпуску "Экспресс-информации" новости уже вводятся в компьютер.

Зуммерит рация:

- Эрик, можно вас? Прием.
- Да, я слушаю.
- Эрик, по двадцатой изменения в расписании на завтра.
- А по какому праву?
- По праву органайзера.
Прохоров, не отрываясь от чтения, издает свой обычный хмык. Ответ Эрика растянут улыбкой:
- Ну ладно, давайте.
- У Юры Павлова самолет ранним вечером, поэтому он пойдет не последним, а первым среди пятнадцатиминутников, сразу после больших докладов. Как поняли?
- Понял, завтра будет объявлено в утреннем выпуске "Экспресс-информации"; да, и тут еще Юрий Васильевич говорит, чтобы позаботились о машине до аэродрома для Юры.
- Понял, спасибо, машиной займусь. Конец связи.
Прохоров поворачивается к Эрику:
- Эрик, завтра у Алика большая двойная секция, он мне утром говорил, что все в порядке, но проверьте на всякий случай еще раз.
Пресман начинает связываться с Ширяевым по телефону, но тот легок на помине, вбегает сам и с ходу начинает:
- Сколько будут продолжаться безобразия с экскурсиями? Напридумывали их столько, что сами запутались. Сегодня Хейди сел в указанный экскурсионный автобус и просидел в нем полчаса один, ни экскурсовод, ни кто еще не появились. Хорошо, я рядом пробегал, достал ему машину и отправил с кем-то по экскурсионному маршруту.

Ширяева лучше не перебивать, пока не выговорится, все терпеливо ждали, когда он наконец отдышится и присядет. Только после этого Прохоров начал мягче обыкновенного:
- Алик, ты молодец, что отправил-таки президента на экскурсию, но скажи, с твоей завтрашней секцией все в порядке?
- Да с секцией все в порядке, а вот...

Но Прохоров перебивает:
- Эрик, запишите, пожалуйста, - с Ширяевым на завтра все в порядке.
Через час из компьютера будет выдана накопившаяся информация, текст все просмотрят, отредактирует. Чибисов подпишет макет, Шерзот отвезет в типографию и утром выпуски "Экспресс-информации" будут раздаваться участникам.

26. МНЕНИЯ. "По моему мнения и по мнении практически всех,
с кем я смог побеседовать, в целой Конгресс вполне удался". (Из письма председателя международного программного комитета проф. К.Крикеберга председатели рабочего комитета от 17.09.1986)

Директор "Springer-Verlag" д-р Дрешер: "За 40 лет своей работы впервые вижу правильно организованную специализированную выставку книг".

Из интервью журналу "Квант"
(1988, N4) директора департамента математики лаборатории Белла проф. Р.Л.Грехема:

"Это был крупнейший с 1966 года международный форум математиков, проходивший в СССР. Огромную и успешную работу удалось провести организационному комитету. Я был председателем правления по организации конгресса в Беркли и занимаюсь организацией международных встреч, например, прошлым летом я организовал такую встречу в Китае (2000 чел.); конечно существовал языковый барьер, ряд других трудностей, конечно еще будут трудности и препятствия, но математики любят трудные задачи. На этот счет есть хорошая поговорка:

Атак достойны те задачи,
Чей штурм достоин неудачи.
Грядущему я твердый оптимист."

Материалы Конгресса:

1. Математическая статистика, теория вероятностей, комбинаторика и их применения. Первый Всемирный Конгресс Общества имени Бернулли. Труды. Секции 1-5. Москва-Тула, 1988


2. Математическая статистика, теория вероятностей, комбинаторика и их применения. Труды Первого Всемирного Конгресса Общества Бернулли. Выпуск 2. Секции 6-8. Москва-Тула, 1988


Просмотров: 2376



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X