Черносотенцы и правоохранительные органы Нижегородской губернии в революции 1905 года

Черносотенные организации появились в Нижнем Новгороде, как и по всей России, только после манифеста Императора от 17 октября 1905 года, разрешившего создание политических организаций в Империи.

Уже 21 октября 1905 года, в годовщину восшествия на престол Николая II промонархически настроенные граждане, провели молебен и манифестацию в поддержку монарха. Манифестанты ходили по разным улицам города, распевая «Боже, царя храни». Кроме государственного флага, впервые появился белый стяг. Из прилегающих сёл подтянулись крестьяне, и общее число манифестантов достигло 20000 человек. Шествие возглавил Нижегородский епископ Исидор. Белые флаги неспроста появились в руках манифестантов, уже 22 октября 1905 года была образована нижегородская черносотенная организация союз «Белого знамени», союзом руководил комитет из 21 человека.

Личный состав Комитета Союза "Белое Знамя" в Нижнем Новгороде на 1-е февраля 1906 года:

Почетный председатель Комитета - преосвященный Исидор, епископ Балахнинский, викарий Нижегородской епархии.
Председатель и казначей Комитета - Алексей Александрович Хохлов, нижегородский купец.
Товарищ председателя Комитета - Александр Михайлович Михалкин, нижегородский мещанин.
Члены Комитета:
Виноградов Павел Семенович, действительный статский советник.
Троицкий Петр Григорьевич, доктор медицины, коллежский советник.
Священник Николай Васильевич Орловский, настоятель Живоносновской церкви.
Священник Петр Александрович Альбицкий, при нижегородской Петропавловской церкви.
Священник Владимир Васильевич Серебровский, настоятель Свято-Духовской единоверческой церкви.
Священник Александр Григорьевич Троицкий, при нижегородском Крестовоздвиженском монастыре.
Священник Петр Ильич Ласточкин, при общежитии Нижегородской духовной семинарии.
Разумов Михаил Алексеевич, делопроизводитель Нижегородской епархии.
Карташов Константин Павлович, нижегородский мещанский староста.
Поярков Николай Ильич, нижегородский купец.
Васильев Степан Макарович, нижегородский мещанин.
Чесноков Никандр Дмитриевич, нижегородский мещанин.
Сорокин Максим Степанович, нижегородский мещанин.
Черноласкин Николай Михайлович, нижегородский мещанин.
Дятлов Василий Васильевич, нижегородский мещанин.
Гундобин Дмитрий Михайлович, крестьянин.
Смирнов Иван Флегонтович, нижегородский мещанин.
Зверев Алексей Алексеевич, нижегородский мещанин.
Шитов Павел Александрович, фельдшер при Нижегородской Александровской городской лечебнице.
Васильев Леонид Дмитриевич, надворный советник.
Терентьева Вера Филипповна, нижегородская мещанка.
Мышатин Петр Афанасьевич, крестьянин.
Мельников Николай Николаевич, нижегородский мещанин.
Стрелков Гавриил Минаевич, нижегородский мещанин.
Черноласкин Павел Михайлович, нижегородский мещанин.
Делопроизводитель Комитета Горшенков Иван Африкантович.


Комитет помещается в Нижнем Новгороде, ул. Большая Покровская, дом № 20, в Мещанской управе.

С ноября 1905 года началась активная работа белознаменцев с населением, путём выпуска газеты «Минин», печатных листков и прокламаций. Основными идеологическими лозунгами белознамёнцев являлись "Православие, Самодержавие, Народность". Они ратовали за восстановление абсолютной власти монарха, требовали жёсткой расправы с либеральной интеллигенцией и студенчеством и ужесточения антиеврейской политики. Ежедневный сбор белознамёнцев проходил в Военном манеже с 7 до 11 утра. Надо отметить, что на пропаганду антисемитизма в изданиях «Белого знамени» отреагировал Департамент полиции, он выпустил циркуляр по этому поводу, направив его Нижегородскому Губернатору. В результате, в печати стали появляться более осторожные высказывания. Призыв к еврейским погромам на собрании союза «Белого знамени» нижегородские жандармы зафиксировали лишь однажды, и то его произнёс воспитанник 7 класса Дворянского института К. Белокрыльцев. Очевидно, кем-то была проведена проработка и таких заявлений больше не повторялась. Более того, первые же слухи о еврейских погромах в Макарьевской части Нижнего Новгорода распространились ещё в начале июня 1905 года. Незамедлительно туда направили солдат - 8 июля 1905 года две роты солдат промаршировали по Канавино, но попыток провокаций не было. Скорей всего ещё была жива память о еврейских погромах 1881 года в Нижнем Новгороде. Губернатор и руководство полицией, а так же жандармерии не хотели обострять обстановку национальными столкновениями.

Если посмотреть на еврейскую диаспору Нижнего Новгорода численностью до 2500 человек, то окажется, что к 1905 году в ней отсутствовали сионские организации, а отделение Еврейской социал-демократической рабочей партии «Поалей Цион» появилось в городе лишь в 1907 году, и состояла из 12 человек, но быстро было закрыто нижегородскими жандармами. В 1907 году так же была создана сионистская «Еврейская территориальная организация», состоявшая всего из четырёх человек, но уже 30 декабря 1908 года все четверо участников подверглись обыскам жандармов. Сама верхушка нижегородской еврейской диаспоры имела ассимиляционные настроения, не говоря уже о низах. Еврейская молодёжь и интеллигенция шли в Русскую революцию в Н. Новгороде в рядах РСДРП и ПСР.

Это показало нападение черносотенцев на митинг революционеров на Острожной площади 10 июня 1905 года. Митинг был посвящён январским кровавым событиям 1905 года в Петербурге. Революционеры произносили антиправительственные речи, но толпа верноподданных государю граждан напала на митингующих с целью разгона этого мероприятия. Толпа состояла из торговцев, подрядчиков, извозчиков, каменщиков и др. то есть всех, тех, кто решился регулярного заработка в результате череды забастовок, сюда подтягивались и черносотенцы, создавшее охранную артель для легального сбора своих сподвижников. Один из участников митинга, аптекарь Александр Карлович Гейнце вынул револьвер и выстрелил в толпу, подходившую к митингующим, ранив извозчика Клочьева в плечо. Толпа схватила стрелявшего революционера и забила его на месте. Другой революционер Вениамин Лазарев вбежал в квартиру Евсея Уланова и они обо открыли огонь по толпе, но не добились попаданий. Толпа ворвалась в квартиру, но эти двое уже скрылись в Народном доме, где спрятались в котле. На площадь прибыли губернатор генерал-лейтенант Павел Фёдорович Унтербергер и полицмейстер Александр Александрович Таубе и стали предпринимать меры, что бы спасти избиваемых революционеров из рук разъяренной толпы. Попытки полиции и казаков отбить революционеров у толпы получались не с первой попытки.

Александр Александрович Таубе
полицмейстер Александр Александрович Таубе

Насмерть толпой оказались забиты сормовские рабочие Командин и Дмитриев, ремесленник Пенис и аптекарь Гейнце. С опасными ранениями в больницы доставили: рабочего Николая Львовича Замилова, минского мещанина Рубина Исая Файкеля, наборщика Александра Михайловича Левашова, часовщика Семёна Абрамовича Когана, переплётчика Моисея Лубоцкого, слесаря Янкеля Левитина, сормовского рабочего Василия Павловича Волкова, портного Калистрата Спиридонова, крестьянина Александра Глебова, мещанина Сергея Ремизова, костромского мещанина Александра Владимировича Толстопятова, Тамбовского мещанина Алексея Тараканова, Тамбовского крестьянина Ивана Меднова. Иванова Михаила Фёдоровича крестьянин Балахнинского уезда, Григорьев Николай Иванович мещанин, Рудович Фёдор мещанин, Кунин Александр Ипполитович мещанин.

Для оказания амбулаторной помощи обратились: Фёдор Михайлович Поздняков 43 года, Гольдфен Леонид Фёдорович 19 лет, крестьянин Кондратьев Андрей Алекс.56 лет, Александр Гнусин Александр Алес. 21 год, Евдокия Григорьевна Плаксина 17 лет, Маслеев Иван Васильевич 34 года, Фёдор Васильевич Бурыгин 24 года, Иван Литвиненко 31 год бухгалтер городской управы, Пётр Иванович Бирюков запасной конно-полицейской стражи, Аркадий Иванович Никифоров 27 лет, Сергей Дмитриевич Бехли 17 лет дворянин, Яков Иванович Журин, Василий Михайлович Воганов, Егор Медугир, Милюшин Егор Алекс. Вострошев Василий Егорович крестьянин, Карпов Григорий, Горюнов Алексей Иванович крестьянин, Минин Алексей Яковлевич мещанин, Дзюба Иван Михайлович крестьянин Люблинской губернии, Соколов Алексей крестьянин Костромской губернии, Берглезов Фёдор мещанин Казанской губернии, Кожаев Дмитрий Калин, Петров Яков и Куранов Михаил крестьяни, Шестриков Фёдор Панкратович, Жаринов Михаил Григоревич, Онисимов Григоревич мещанин города Алатыря и получивший огнестрельное ранение в лопатку Василий Фёдорович Клочьев 44 лет.

Как видно из этого списка, основной целью черносотенцев были организаторы и активисты революционного движения, еврейским погромом это нападение назвать ни как нельзя. Организаторы нападения с революционерами были задержаны полицией и подверглись разбору. Полиция произвела аресты подрядчика Клочьева, трактирщика Журавлёва и сапожника Семёнова, ещё шестерых черносотенцев взяли под полицейский контроль. Надо отметить, что митингующих 9 июля 1905 года толпа так сильно не избивала, очевидно, свою роль сыграло обстоятельство применения оружия со стороны революционеров. То, что митинг разгонялся силами черносотенцев по приказу Нижегородских жандармов и Нижегородского губернатора генерал-лейтенанта П. Ф. Унтербергера, не доказано.

лейтенант Павел Федорович Унтербергер
генерал-лейтенант Павел Федорович Унтербергер

Среди чёрносотенцев агентом жандармерии являлся Михаил Ганохин-Ярочкин, который зачислен секретным сотрудником 24 июня 1905 года, личное дело №86, но он не занимал руководящих должностей в движении. В 1924 году этот следователь водного трибунала, бывший черносотенец повесился в тюремной камере, так и не раскрыв тайных пружин взаимодействия чёрной сотни и государственных структур в Нижнем Новгороде, если они существовали. Остальные члены чёрносотенных организаций и бывшие жандармы тоже не дали показаний о направляющей роли жандармерии в работе союза «белого знамени», среди документов НГЖУ и НОО подтверждений этому тоже не нашлось.

барон Фредерикс Константин Платонович
барон Фредерикс Константин Платонович

Ещё одно происшествие, играющие на руку черносотенцам, произошло 9 октября 1905 года в Нижнем Новгороде, когда подорвалась на собственной бомбе ученица 7 класса Хреновской гимназии Рахиль Мовшевна Каплан. Кроме того, управляющему Нижегородской губернией барону Константину Платоновичу Фредериксу приписывают создание черносотенного военного формирования: «Патриотической дружины», хотя на деле дружина являлась военно-полицейским отрядом добровольцев численностью до 300 человек. В состав дружины члены союза «белого знамени» вошли, но не имели привилегий и подчинялись армейскому и полицейскому командованию беспрекословно. Дружину разместилась в Грузинских казармах, рядом со штабом 77-й пехотной дивизии. Им выдали трехлинейные винтовки образца 1891 года. Обучение вели два армейских офицера. Патриотической дружиной заведовали подполковник Арзамасского полка С.Ц. Хаборский и отставной подполковник В.И. Мошкин и помощник полицмейстера по сыскной части С.Н. Балабанов. 110 дружинников попали под начальство пристава К.Ф. Де-Бура, будучи направлены для охраны вокзала и железной дороги.

Причиной создания добровольного отряда 12 декабря 1905 года явилось нехватка войск в Нижегородской губернии, после передислокации полков 60-й и 77-й пехотных дивизий в другие губернии. Единственной воинской частью в губернии в декабре 1905 года являлся 307-й пехотный Арзамасский полк, с приданными ему четырьмя сотнями 32-го Донского льготного казачьего полка. В результате в Нижнем Новгороде находилось только рота солдат и казачья сотня, остальные были раскинуты по губернии. Начальник 77 пехотной дивизии генерал-майор Лебедев Александр Николаевич в обход своего командования выделил на вооружение полицейских и дружинников 500 винтовок и 15500 патронов к ним, непосредственно «Патриотической дружине» 50 берданок и три ящика патронов к ним, и 300 ополченческих знаков.

Решение губернатора оказалось верным, уже через несколько дней начались боевые столкновения в Сормово и Канавино. Последнее крупное столкновение белознамёнцев с революционеров состоялось в Канавино 14 декабря 1905 года у здания Московского вокзала. Около 14 часов из Гордеевки показалась манифестация черносотенцев с белыми флагами, портретами Николая второго и иконами. В их состав входили ломовые извозчики и грузчики. Первым шёл известный черносотенец М. И. Соколов.

Руководитель революционного митинга С. А. Акимов, увидев противника, подбежал к помощникам пристава Макарьевской части Антонову и Ухову и попросил остановить черносотенцев. Ухов и Антонов, дойдя до предводителя черносотенцев Соколова, потребовали не провоцировать драки с митингующими, но было поздно. Часть черносотенцев, подойдя к вокзалу, начали разбирать деревянный забор сквера на колья и ринулись на митингующих. Революционеры побежали в здание вокзала, а дружинники открыли огонь по черносотенцам. Антонов и Ухов находились между противоборствующими силами и Ухов был ранен в руку. Отойдя вместе с митингующими в здание вокзала, помощник пристава Дмитрий Михайлович Антонов занялся раненым товарищем. К ним подошла молодая девушка, на вид еврейка, с повязкой красного креста и оказала помощь раненому полицейскому. Затем по распоряжению С. А.Акимова обоих полицейских выпустили из здания вокзала.

После выхода сдавшихся боевиков из здания Московского вокзала от смертной расправы казаков спас пристав Макарьевской части Александр Николаевич Воскресенский. Однако один казак всё-таки успел выстрелить в сдавшегося Моисея Евнина, но тот выжил и после отправки в Бабушкинскую больницу исчез. Толпа в Канавино стала избивать людей, подозреваемых в связях с революционерами. Сильно досталось студенту Шумилову, шедшему с повязкой красного креста. У толпы его отбил околоточный надзиратель Макарьевской части. Постепенно толпа переместилась к зданию Макарьевской полицейской части, требуя выдать им на расправу арестованных революционеров. Часть городовых перепилась и была готова выдать революционеров на расправу. Водку с разносолами в часть прислал черносотенец Теребнин, и его план по спаиванию полицейских почти удался. Помощник пристава Антонов, оставшийся в части за главного, попросил капитана Зеленского выставить караул из солдат для арестованных. В 23 часа арестованных отправили на пароход, передав приставу городской полиции Орлову.

Из всех перечисленных событий явствует только одно - полиция и жандармерия в Нижегородской губернии никогда не планировала и не осуществляла антиеврейскою политику и еврейские погромы в 1905 году, а всячески препятствовала таким проявлениям. Именно благодаря жёсткой позиции местных силовиков и управляющего губернией барона Павла Фёдоровича Фредерикса еврейских погромов удалось избежать, несмотря на нехватку военнослужащих в гарнизоне. Все стычки черносотенцев происходили непосредственно с революционерами независимо от их национальности и устроить еврейские погромы им ни кто не дал. В этом плане Нижний Новгород особняком. Например, только с 18 октября по 1 ноября 1905 года еврейские погромы зафиксированы в 358 населённых пунктах Империи, в том числе в 108 городах. В результате погибло 1622, были ранены 3544 человека. На примере Нижегородской губернии можно понять, что при чётко занятой позиции губернатора, полицмейстера и руководства жандармерии таких проявлений, как еврейские погромы вполне возможно было избежать и в других регионах.




Источники

Из истории Нижегородских спецслужб. Нижний Новгород, 2003 год.
ГОПАНО фонд 1866 опись 1 дело 56; 63; 68; и 412.
ЦАНО фонд 5 опись 50 дело 17191.
ЦАНО фонд 916 опись 1 дело 104; 127 ;248.
ЦАНО фонд 1310 опись 1 дело 1
Газеты «Волгарь» и «Нижегородский листок» за 1905 год.


Просмотров: 2900



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X