Последний штурм Нижегородского кремля

О Нижегородском кремле известно все. Летопись рассказывает, что в 1221 году великий князь Владимирский Юрий Всеволодович основал Нижний Новгород, для защиты которого были возведены деревянно-земляные укрепления - глубокие рвы и высокие валы. Позже деревянные укрепления были заменены каменными. Новая волжская крепость создавалась Московским государством как основной опорный пункт против Казанского ханства и за свою ратную службу выдержала многократные осады и приступы (в 1521, 1536 и 1574 годах). И ни разу за все это время враг не смог овладеть ею.
Однако в начале восемнадцатого века оборонное значение Нижегородского кремля было окончательно потеряно, и его исключили из списка крепостей Российской империи.

Но все же в двадцатом веке Нижегородскому кремлю пришлось однажды выдержать настоящий штурм, в результате которого он был взят...


Одной из интереснейших фигур политического пасьянса накануне Первой мировой войны был выходец из старинного дворянского рода, заместитель русского военного атташе в Белграде Александр Иванович Верховский. После Февральской революции полковник Верховский получил чин генерала и стал военным министром Временного правительства, а в тридцатых - комбригом Красной армии. Изучая в фонде ценного хранения Нижегородской областной библиотеки документы, связанные с личностью Верховского, историк Макаров наткнулся на интереснейший факт. Сенсационный по-своему, факт этот словно бы выпал из истории Нижегородского кремля, о нем, кажется, начисто забыли, хотя по историческим меркам времени прошло не так уж много...

Александр Иванович Верховский, в июле 1917 - командующий войсками Московского военного округа
Александр Иванович Верховский, в июле 1917 - командующий войсками Московского военного округа

В руки Макарова попала газета «Нижегородский листок» (№ 164 от 9 июля 1917 года).
Итак, лето семнадцатого. В Нижнем беспорядки. Город практически захвачен «революционными солдатами» (по меркам военного времени - дезертирами) и всяческим деклассированным элементом. Гарнизон бунтует, безвластье, разбой, почти хаос. И в Москве, и в Питере понимают, что Нижний уходит из-под контроля и пора принимать меры. Первая экспедиция, отправленная Временным правительством на подавление бунта, бесславно провалилась. Последняя надежда - крепкий, умный, опытный политик и военачальник - Верховский.
Вот как он сам описал ситуацию, сложившуюся к концу июня 1917 года в Нижнем Новгороде, выступая перед отрядом, отправляющимся из Москвы на подавление мятежа:


«Нижегородские эвакуированные, подавляющее большинство которых побыло на фронте по пяти дней и возвратилось в тыл в качестве больных, - это люди, которые думают, что они вполне исполнили свой долг перед Родиной и отказались идти на фронт. К ним присоединились безответственные темные массы. И они захватили Нижний Новгород, чиня насилие, грабежи и бесчинство. И теперь Нижний Новгород, в котором триста лет назад Минин и Пожарский начали строительство новой России, из этого самого Нижнего Новгорода гидра контрреволюции грозит распространиться по всей стране.

В Нижнем нашлись люди, которые наносят удар в спину своим братьям, истекающим кровью, которые вместо того, чтобы идти на смену уставшим бойцам фронта, предпочитают оставаться в тылу и отказываются исполнить требования органов революционной демократии.

Когда в Москве были получены сообщения о начавшихся в Нижнем контрреволюционных беспорядках, туда были посланы учебная команда 56-го пехотного полка и рота юнкеров Алексеевского военного училища.

Приход московских частей воздействовал на эвакуированных, и они готовы уже были подчиниться, но в это время безответственная толпа черни, обманно заявляя о своих миролюбивых намерениях, окружила москвичей и предательски вырвала у них оружие из рук. Подлыми выстрелами из толпы двое юнкеров были убить, а один ранен выстрелами в спину. Наши товарищи оказались в плену у врагов народа.

Мы все время старались наладить связь между Москвой и Нижним, пользуясь всеми средствами, в том числе и телефоном, до сих пор действовавшим. Но на наши вызовы к телефону представителей нижегородского Совета солдатских и рабочих депутатов никто не подходил. Есть основание полагать, что в Нижнем безумие победило здравый смысл и анархия овладела городом...»


И Верховского отправили в Нижний Новгород на борьбу с анархией и с целью скорейшего насаждения здравого смысла. А чтобы его экспедицию не постигла участь первого отряда, в состав его, как сказано в заметках, «небольшой армии» «вошли, как приказывает военная наука, все роды оружия: пехота, кавалерия, артиллерия. Мощные броневики «Корниловы, «Левъ», «Революционеры спокойно и прочно стояли на огромных платформах, сторожко выставив во все стороны тонкие носы пулеметов и широкие морды трехдюймовых орудий...». Да и сам эшелон, на котором Верховский отправился в Нижний, был оборудован по последнему слову тогдашней техники.

Ромодановский вокзал Нижнего Новгорода
Ромодановский вокзал Нижнего Новгорода

Историю экспедиции можно почти полностью восстановить по публикациям в «Нижегородском листке». 7 июля в № 162 «Листок» сообщает:


Вчера прибыли в Нижний с поездом Ромодановской ж. д. войска во главе с командующим военным округом полковником Верховским.
Еще из гор. Арзамаса по телефону был передан приказ № 2... тотчас же отпечатанный и разосланный по городу и по гарнизону. Вслед за этим, хотя и не в значительном количестве, в арсенал стали приносить оружие.

Временный же комитет, в свою очередь, обратился к солдатам с призывом к спокойствию в ожидании распоряжений комитета. Состоялось соединенное заседание советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и временного комитета, после которого представители этих организаций отправились на Ромодановский вокзал. К этому времени подъезд к вокзалу, начиная от мельницы Башкирова, уже был занят караулами прибывших войск, все делегаты подвергались опросу и затем были приведены на вокзал, куда через некоторое время приехал также губернский комиссар П. А. Демидов и его помощник Г. Р. Килевейн.

Полковник Верховский, в присутствии председателя московского Совета рабочих депутатов Хинчука и других приехавших с ним представителей московских революционных организаций, а также представителей фронтовых комитетов, выслушал объяснения нижегородских делегаций и заявил, что он не признает временного комитета и требует, чтобы все оружие нижегородским гарнизоном и частными лицами было сдано на Ромодановский вокзал, заявив при этом, что невыполнение этого требования повлечет за собою самые решительные действия с его стороны.
На вокзал прибыл также и начальник нижегородского гарнизона полковник Заленский, присутствовавший при описанном приеме.

Затем в зале 1-го класса полковник Верховский принял представителей нижегородского гарнизона, которые изъявили полное согласие подчиниться требованиям командующего войсками о сдаче оружия и отправке на фронт.

Ночью по улицам города разъезжали броневики.

В 1 ч. ночи вся публика с улиц была удалена. Проход на Новобазарную площадь был запрещен до рассвета. На площади расположен был казачий разъезд.

Но по приближении поезда с... (неразборчиво. - Авт.) было дано несколько залпов из орудий вдоль линии ж. д. Предполагались засады со стороны нижегородского гарнизона...



Нижегородский кремль

Казалось, все должно было обойтись без стрельбы и насилия. Однако значительная часть бунтовщиков, захватив кремль, отказалась подчиниться Верховскому и сдаться. Переговоры ни к чему не привели, и Верховскому не оставалось ничего иного, как идти на штурм старинного Нижегородского кремля. Эта операция также довольно подробно и красочно описана в статье «Нижегородского листка» (N9 164 от 9 июля 1917 года):


Броневики блестяще выполнили свою задачу. Наиболее интересным является взятие Нижегородского кремля.

6 июля тотчас по прибытии в Нижний «Левъ» и «Революционеръ» получили приказание немедленно занять, а если нужно, то взять вооруженной силой Нижегородский кремль - цитадель бунтовщиков. Броневики и юнкера под общей командой капитана г. Стогина полным ходом пошли к кремлю, капитан Стогин послал к засевшим в кремле бунтовщикам требование немедленно сдать оружие, выразить покорность и освободить находящихся в плену юнкеров первой экспедиции. Бунтовщики медлили с ответом. В это время из дворца (дворец военного губернатора, после Февральской революции - Дворец Свободы. - Авт.) по броневикам был открыт залповый огонь. От броневиков «Левъ» и «Революционеръ» немедленно ответили самым интенсивным огнем из всех пулеметов.

Бунтовщики стали кричать: «Сдаемся, пощадите!» По требованию капитана Стогина эвакуированные вышли из казарм и сдали винтовки и пулеметы, которыми и были вооружены освобожденные юнкера. Броня автомобилей отлично выдержала испытание. Град пуль, осыпавших броневики на близком расстоянии, оставил на броне лишь царапины. Наибольшее количество попаданий пришлось на долю «Революционера», на броне которого осталось шестнадцать следов от пуль. Броневики «Левъ» и «Корниловъ» имеют на своей броне также значительные следы.

В то время как производились операции у кремля, «Корниловъ» под командой прапорщика г. Войцеховского имел столкновение у казарм 183-го и 185-го полков. 7 июля «Корниловъ» получил приказание произвести демонстрацию на Миллионке и у казарм 62-го полка, в котором еще замечается некоторое брожение. «Корниловъ» в полной боевой готовности медленно прошел по Набережной Волги и окраинным улицам, наполненным бежавшими из казарм солдатами и темными пришлыми элементами. У казарм 62-го полка «Корниловъ» был окружен вышедшими без оружия солдатами этого полка; настроение толпы было враждебное, но грозный вид броневиков произвел надлежащее впечатление. По первому требованию прапорщика Войцеховского эвакуированные очистили улицу. Выполнив свою задачу, броневик возвратился на Ромодановский вокзал, после чего в городе началась облава...


Результаты облавы корреспондент «Листка» живописует так же подробно и с видимым удовольствием:


Во время облавы, длившейся всю ночь, задержано множество дезертиров, беглых каторжан, скрывавшихся в солдатской одежде и выпущенных в дни беспорядков из тюрем, которые перед этим подожгли принадлежавшую губернскому продовольственному комитету. В числе арестованных семь членов временного комитета, захватившего власть в Нижнем в смутные дни. Среди арестованных два санитара того лазарета, в который был доставлен раненый юнкер первой экспедиции, зверски потом убитый эвакуированными. Эти санитары выбросили доставленного в лазарет юнкера из окна второго этажа на штыки банды эвакуированных...


Когда отгремели последние залпы и Нижегородский кремль был окончательно очищен от мятежников, председатель московского Совета депутатов Хинчук «подвел итоги» операции: «Товарищи. В вашем присутствии я жму руку нашего старшего товарища, командующего войсками, ни один шаг, ни один поступок которого не идет против воли революцдонной демократии. За все, что сделано им, мы берем ответственность. Он не только здесь, но и всей России показал, что, как только «черная сотня» сделает попытку создать контрреволюцию, она будет в корне пресечена. Мы совершили великое дело. Пусть не охладевает чувство мести за погибших наших товарищей. Знайте, что те, кто совершил преступление, будут наказаны».

Были ли наказаны мятежники, и если были, то как, «Листок» не рассказывает.

Заканчивается нижегородская эпопея Верховского маленькой заметкой в № 164 от 9 июля 1917 года: «Ночью выбыл из Нижнего командующий московским военным округом полковник А. И. Верховский. Отряд, бывший в распоряжении полковника Верховского, ныне находится в подчинении начальника нижегородского гарнизона прапорщика В. Н. Змиева, которому перешла и вся власть. Деятельность начальника гарнизона в дальнейшем будет развиваться рука об руку с местными советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов...»

Вот и все. С тех пор Нижегородский кремль действительно никто не захватывал и не штурмовал... Правда, справедливости ради нужно сказать, что с военной точки зрения ему довелось послужить России еще раз. Во время Великой Отечественной войны кровли Тайницкой, Северной и Часовой башен кремля были разобраны и на верхних площадках установлены зенитные пулеметы, которые били по фашистским самолетам, рвавшимся бомбить автозавод.


Просмотров: 3804

Источник: Александр Ломтев. Последний штурм // газета "Секретные материалы", N1 январь 2016 г.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X