Российская империя и Казахстан в 18-19 вв.

XVII-XVIII вв. – период активного освоения Сибири и расширения границ Российского государства. Народы, проживающие на пограничных территориях, не могли не попасть под политическое и экономическое влияние России. Кочевые народы среднеазиатских степей – казахи, киргизы, монголы – столкнулись с оседлой цивилизацией. Рассмотрим, как это столкновение повлияло на казахское общество, какие изменения произошли в его политической структуре.

Казахские жузы



В 17 веке казахское общество являлось кочевым. Его главной особенностью была хорошо развитая родо-племенная организация (патронимическая организация). Каждый казах обязан был знать своих родственников до седьмого колена, само родство считалось до сорокового колена [1]. Все знания среди кочевников передавались устно от предков, поэтому родство играло такую важную роль. Право старшинства соблюдалось при наследовании имущества, скота, наследовании власти, при разделе военной добычи, распределении подарков, пищи и т.п.

Принадлежность к определенному роду определяла социальное положение человека и отношение к нему со стороны окружающих. Все казахские племена делились на три крупных сегмента – Старший жуз, Средний жуз и Младший жуз. Соответственно, высшие представители власти (ханы), как правило, происходили из Старшего жуза, в то время как представители Младшего жуза занимали самое низкое социальное положение. История возникновения казахских жузов как крупных племенных объединений до сих пор вызывает споры среды ученых. Одной из гипотез является географическая. Согласно этой гипотезе образование жузов связано с естественным географическим делением Казахстана на три географические области.

Расселение казахских племён в XIX-начале XX веков
Расселение казахских племён в XIX-начале XX веков

Предпосылки объединения с Россией



На протяжении всего XVII-го века казахам приходилось противостоять набегам джунгар. Однако даже под угрозой поглощения джунгарским ханством разрозненные казахские племена не могли объединиться, чтобы дать отпор, и были вынуждены обратиться за помощью к соседям. В то время как часть ханов выступала за заключение мирного договора с Джунгарией, другая часть предлагала объединиться с Цинским Китаем против джунгар. Однако окончательное решение было принято в пользу хана Абулхаира из Младшего жуза, который в 1731 году предложил заключить военно-политический союз с Россией. Так началось постепенное присоединение казахский территорий к Российской империи.

Хан Абулхаир и казахи Младшего и Среднего жуза добровольно перешли в подданство Российской империи, однако практически до конца XVII столетия Россия придерживалась политики невмешательства во внутренние дела казахских ханств. В то же время империя выполняла свои обязательства по защите казахов от внешних вторжений, как со стороны джунгар, так и со стороны Ирана. На границе Сибири и казахских территорий было возведено несколько оборонительных линий, которые постепенно продвигались все дальше и дальше вглубь казахских земель. Среди кочевого населения авторитет России еще больше укрепился после того, как российская миссия освободила из джунгарского плена влиятельного султана Среднего жуза хана Аблая.

Таким образом, среди казахской политической элиты сложилось представление о России как о мощном, развитом государстве, которое могло выступить защитником ее интересов в регионе, надежным союзником и посредником в разрешении местных межэтнических конфликтов.

Развитие укреплённых линий в Южном Зауралье в 18 в.
Развитие укреплённых линий в Южном Зауралье в 18 в.

Политика царского правительства в первой половине XIX-го в.



С начала XIX-го века Российская империя начинает закрепляться на казахской территории. При этом русское правительство заняло покровительственную позицию по отношению к своим подданным, находящимся на более низкой ступени социально-экономического развития. Колониальная политика была направлена на культурный прогресс среди казахских ханств, установление политического порядка, установление оседлого образа жизни как основу цивилизованности.

Однако традиционной российской системе управления пришлось столкнуться с особенностями кочевого общества – чрезвычайно развитой родовой структурой, отсутствием общепринятого налогообложения, отсутствием городов как политических центров. Представители власти не имели постоянного местопребывания, а кочевали вместе со своими племенами.

Постепенно в традиционной казахской властной структуре устанавливалась российская колониальная система управления. После отмены ханской власти в Среднем жузе царское правительство приняло ряд законодательных актов по созданию специальной государственно-политической системы управления казахскими территориями. По сравнению с колониальной политикой европейских государств в Африке и Азии, политика Российской империи в Средней Азии была достаточно либеральной. Казахской степной аристократии была предоставлена значительная свобода действий, несмотря на ликвидацию ханской власти.

В ходе реформ 20-60-х гг. XIX-го века были введены выборные начала. Кроме того, казахская аристократия привлекалась на службу в колониальный аппарат управления и ей предоставлялись все права и свободы граждан Российской империи (в частности, право перехода из одного сословия в другое, свобода передвижения по территории империи, право избирать и быть избранным, право иметь недвижимую собственность, право обучаться в любом учебном заведении империи). Такая политика способствовала интеграции казахского общества в пространство Российской империи.

Был разработан и принят целый ряд законов: «Устав о сибирских киргизах 1822 г.», «Устав об оренбургских киргизах 1824 г.» (в то время в Российской империи казахов называли киргизами), «Временные положения об управлении…». На основании этих актов администрации Оренгбургской и Западно-Сибирской областей провели административно-территориальную реорганизацию своих территорий. Были созданы оренбургская система «пограничного» и западно-сибирская система «приказного» управления.

Оренбургская область, где проживали казахи Младшего и отчасти Среднего жузов, в 1824 г. была разделена на три внешних округа. Несколько лет спустя округа переименовали в Восточную, Среднюю и Западную части. Части делились на «дистанции», а те – на «административные аулы». Части возглавляли султаны-правители, дистанции – дистаночные начальники, административные аулы – аульные начальники. Все они назначались царской администрацией из казахов и подчинялись оренбургскому генерал-губернатору.

Территория проживания казахов Среднего жуза и отдельных родов Старшего жуза с 1822 по 1840-е гг. входила в Омскую область, которой управлял областной начальник. Здесь сложилась другая система управления. В 1854 г. Омскую область разделили на Семипалатинскую и Область Сибирских киргизов. Области в свою очередь делились на 4 внутренних и 7 внешних округов. Каждый округ состоял из 15-20 волостей, волости – из 10-12 административных аулов. Каждый аул насчитывал 50-70 кибиток. Области возглавляли военные губернаторы, округа – окружные приказы под руководством «старших султанов», волости – волостные султаны, административные аулы – аульные старшины. На содержание этого огромного административного аппарата царское правительство ежегодно тратило более 92 тыс. руб. серебром [3].

Политика царского правительства во второй половине XIX века



Эта система управления существовала до 70-80-х гг. XIX в. В 1891 г. вся территория Казахстана была включена в состав Российской империи и для всего населения региона была выработана единая система государственно-административного управления. Эта система стала играть важную роль в социальной организации кочевников, так как каждый аул стал частью системы политического управления краем.

До колонизации казахи не платили своим ханам и султанам постоянных налогов. Сборы (зякет, согум, сыбага) были незначительными, нерегулярными и имели добровольный характер. С введением колониальной системы управления царское правительство создало условия для введения регулярного налогообложения казахов. С 1830-х гг. казахи сибирского ведомства платили «ясачную подать» (налог скотом – со ста голов скота взималась в казну одна голова), а казахи оренбургского ведомства – «кибиточную подать» (фиксированный денежный налог 1,5 рубля серебром). За 1830-1860-е гг. в царскую казну было собрано более семи миллионов рублей серебром [3].

Согласно реформе 1868 г. казахские степи были объявлены государственной территорией Российской империи, и для всего казахского населения была введена единая денежная подать («кибиточная подать») с любого вида казахского жилища, размер которой составлял уже 3 рубля серебром, а в конце 1880-х гг. – 4,5 рубля серебром [1]. Вместе с этим казахское население платило «билетный сбор», «акциз за перезапуск скота за линию», «ремонтную пошлину» и массу других податей и платежей, исполняло почтовую и подводную повинности.

Казахстан и Средняя Азия  к 1873 г.
Казахстан и Средняя Азия к 1873 г.


В целом эта система негативно сказывалась на материальном положении кочевого населения, как если раньше платежи в пользу казахских ханов были незначительны и носили нерегулярный и скорее добровольный характер, то после этой реформы была установлена жесткая налоговая система. Благодаря этой системе царское правительство ежегодно выкачивало с казахских территорий сначала сотни тысяч, а потом миллионы рублей серебром на содержание и нужды правительственного аппарата в крае.

Ещё одной характерной особенностью кочевого общества казахов являлось отсутствие регулярной армии, полиции, тюрем, чиновников и городов как главных пунктов верховной власти. Царское правительство проводило политику «военно-казачьей» колонизации. Создавались пограничные линии, которые все глубже и глубже продвигались в казахские степи, военные крепости, редуты, пикеты и посты. Позднее они стали использоваться как опорные пункты для сбора налогов.

Правительство проводило политику, направленную на поддержание привилегированного положения должностных лиц. Эти лица, как правило, принадлежащие к казахской аристократии, освобождались от уплаты налогов, получали различные премии и льготы за хорошую службу, в том числе и земельные наделы. Старшие султаны – высшее звено административной иерархии в Сибирском ведомстве – получали 5-7 кв. вёрст удобных для земледелия и скотоводства земель [4]. Таким образом, колониальная система управления внесла в жизнь казахов-кочевников новое понятие – частную собственность на землю.

В начале колонизации царское правительство особенно поддерживало верхушку казахской элиты, принадлежащую к сословию «торе». После реформы в конце 1860-х гг. сословные привилегии торе были отменены, и все представители социальных групп и сословий казахского населения получили право на власть. Результатом этого стало острое соперничество разных кланов за выдвижение своих представителей.

Царское правительство попыталось ввести традиционную для Российской империи бюрократическую административную систему управления, чтобы управленческие посты занимали личности, наиболее подходящие для этой деятельности. Однако на практике колониальная система подверглась сильному влиянию традиционной системы управления кочевников. Как показала дальнейшая история, клановые связи казахов настолько сильны, что клановая иерархия до сих пор играет важную роль в политической жизни Казахстана.

Несмотря на поддержку казахской аристократии, большая часть действий царского правительства вызывала только отторжение элиты и простого казахского населения. Больше всего вызвала протест отмена ханской власти – традиционного политического института кочевников. Новый порядок управления, изъятие пастбищных угодий, строительство военных укреплений и налоги не раз вызывали бунты со стороны казахского населения. Крупнейшим из них было восстание 1837-1847 гг. под предводительством хана Кенесары.

Назначенные царским правительством генерал-губернаторы края обладали широкой свободой действий и во многом проводили свою собственную политику. Так, генерал-губернаторы Оренбургского края П. Сухтелен и В. Перовский считали, что казахи выгодны России только в качестве кочевников-скотоводов, поэтому в Оренбургском ведомстве вплоть до середины XIX века было запрещено развитие земледелия среди казахского населения. В Сибирском ведомстве земледелие, наоборот, поощрялось. Согласно «Уставу о сибирских киргизах» каждому желающему заняться земледелием отводилось 15 десятин земли [1].

В результате противодействия казахской элиты во второй половине XIX в. царское правительство изменило свою политику в казахских степях. Оно перестало делать ставку на султанов, а обратилось к поддержке демократических слоёв общества. В связи с проведением столыпинских реформ царская политика постепенно трансформировалось в сторону изъятия плодородных земель у кочевников для размещения русского переселенческого крестьянства, казачества и других мигрантов. В наибольшей степени этому подверглись плодородные районы Северного, Восточного и Юго-Восточного Казахстана, наиболее пригодные для земледелия.

К концу XIX века в пользу русских переселенцев и казачества В Семипалатинской, Акмолинской, Тургайской и Уральской областях было изъято около 14 млн. десятин плодородной земли, что составило 8,2% всей земельной площади степных областей. В результате столыпинских реформ этот процесс приобрел массовый характер. Всего было изъято более 40 млн. десятин земли, что составило пятую честь всех сельскохозяйственных земель в Казахстане [1]. Вследствие этого казахское население лишалось лучших земель для зимовок и летних пастбищ, лишалось возможности развития земледелия.

В результате политика царского правительства, направленная на привитие кочевникам оседлого образа жизни, не принесла успеха. Наоборот, наделение льготами русских переселенцев и изъятие плодородных земель у казахов только способствовало их отторжению от оседлого образа жизни.

С середины XIX в. в систему местных органов управления (генерал-губернаторская власть, уездные и волостные органы управления) стали вливаться представители наследственной кочевой демократии, получившие светское среднее и высшее образование в российских учебных заведениях. Это были сыновья и внуки прежних старших султанов и султанов-правителей, чингизидов, и также выходцы из разных сословий знати «черной кости».

Так в казахском обществе образовалась интеллектуальная прослойка молодежи, впитавшей демократические идеи в российских учебных заведениях. К казахской интеллигенции принадлежало все семейство султана Чингиза Валиханова, несколько семей внуков Абулхаира, Абай Кунанбаев, Ибрай Алтынсарин, Жакып Акпаев, Ахмед Беремжанов, Мухамеджан Тынышпаев. Эти люди выступали за модернизацию казахского общества и разделяли идеи западного общества. Огромное влияние на формирование их мировоззрения оказала передовая сибирская интеллигенция в лице Г.Н.Потанина и Н.М. Ядринцева, а также идеи европейского Просвещения [2].

Ибрай Алтынсарин
Ибрай Алтынсарин

Ибрай Алтынсарин, выдающийся казахский педагог-просветитель, считал российскую систему образования более прогрессивной, чем исламское образование. Он стал инициатором открытия начальных школ, обучение в которых велось по российским программам, где вместе с казахским языком изучали русский [2]. Казахский поэт Абай Кунанбаев стал первым переводчиком на казахский язык произведений А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, И.А. Крылова.

Чокан Валиханов считал, что именно объединение с Россией способствовало прогрессу казахского общества. Благодаря объединению с Россией казахи избавились от угрозы джунгарского вторжения и впоследствии от захвата другими Среднеазиатскими ханствами, сократилось число междоусобных столкновений среди казахских родов. Таким образом, казахская элита признавала роль России в развитии казахского народа и воспринимало ее как государство, способное вывести казахское общество на пусть социального и экономического прогресса. Казахские просветители конца XIX – начала ХХ века призывали использовать передовую русскую науку и культуру.

Однако реформы российской власти лишь в малой степени смогли повлиять на клановую структуру кочевого казахского общества - клановая принадлежность при назначении на руководящие посты сохранила свое значение и при советской власти, и в эпоху постсоветского независимого Казахстана.



1. Масанов Н. Е. Кочевая цивилизация казаков
2. Лысенко Ю.А. Образ России в представлении казахской политической элиты и интеллигенции XVIII- XIX вв.
3. Масанов Н.Е. Казахская политическая и интеллектуальная элита: клановая принадлежность и внутриэтническое соперничество
4. Ерофеева И. Политическая организация кочевого казахского общества


Просмотров: 7845



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 1
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
Артур 2017-11-15 07:43:22
"Добровольное присоединение", после того как джунгарские войска были изгнаны-это полная чушь! По поводу образования, это да, верю...
X