Тойво Антикайнен - большевик из Суоми

Еще при жизни этот человек стал легендой. Когда он сидел в тюрьме в Финляндии, в Советском Союзе в его честь называли горные пики, улицы и колхозы. О нем писали повести и снимали художественные фильмы.
При самом активном участии советской официальной пропаганды складывался культ «героя-революционера», который рассматривался в качестве потенциального лидера будущей социалистической Финляндии. Антикайнен погиб, находясь на вершине славы, а через четыре года мечта о «красной Суоми» утратила свою актуальность.


Тойво Антикайнен родился 8 июня 1898 года в рабочем квартале Хельсинки - Сернесе в семье обойщика. Уже в 9 лет он устроился работать продавцом газет, что в некоторой степени способствовало более успешному освоению грамоты и расширению кругозора.

Учась в школе, Тойво вступил в детский кружок, представлявший собой нечто вроде пионерской организации, и позже с удовольствием вспоминал, как вместе с товарищами травил одного из своих одноклассников - сына полицейского. В 16 лет из «пионеров» Антикайнен перешел в «комсомольцы», став членом Социалистического Союза рабочей молодёжи, а ещё через год оказался в рядах социал-демократической партии Финляндии.

В Европе в это время грохотала Первая мировая война, а в Суоми тамошние партии все шире развертывали борьбу за независимость. Правда, если буржуазия связывала свои надежды с Германией, то социал-демократы мечтали о построении пролетарского государства.
Еще больше политическая жизнь забурлила после Февральской революции, когда наиболее радикальные революционеры получили возможность выйти из подполья.

Антикайнен фактически возглавил деятельность по воссозданию детской социалистической организации, ряды которой в короткое время увеличились до 20 тысяч юных членов. Затем была пропагандистская работа в Турку и участие во всеобщей забастовке, направленной против Временного правительства.

Забастовку, правда, свернули, поскольку смысл ее оказался непонятен широким массам. Для выработки более популярной программы финские социал-демократы собрали съезд, где в качестве представителя большевистской партии перед ними выступил Иосиф Сталин. Возможно, именно тогда будущий «отец народов» обратил внимание на энергичного молодого человека, ратовавшего за силовые действия против капиталистов.

Провозглашение в Финляндии советской власти и создание Совета рабочих уполномоченных, разумеется, не могло оставить Антикайнена равнодушным. Срочно прибыв в Хельсинки из Турку, он был избран секретарем столичной рабочей организации, которая фактически управляла городом.

Неясно, впрочем, участвовал ли он не-посредственно в последующих боях против белых, или же все его участие в Гражданской войне свелось к канцелярской работе и формированию роты хельсинкской рабочей молодежи.

Так или иначе, летом 1918 года вместе с другими финскими эмигрантами Тойво оказался в России. Беглецам из Суоми ленинское правительство на выбор предложило несколько возможных мест для поселения. В качестве представителя своих соотечественников Антикайнен побывал сначала в Буе Вологодской губернии, но, сочтя этот городок неподходящим, решил отправиться в Семипалатинск. Из-за наступления белых эшелон, в котором он ехал, добрался только до Екатеринбурга. Оказавшись здесь без средств к существованию, Антикайнен сумел перебраться в Пермь, где устроился в железнодорожное депо рабочим.

Впрочем, спокойная трудовая жизнь ему быстро наскучила, и уже в июле он вступил в Красную армию, после чего с одним из отрядов добровольцев оказался в Петрограде. В «колыбели революции» Антикайнен сформировал из своих соотечественников-эмигрантов стрелковый полк, сражавшийся на Восточном фронте. Но сам Тойво по-прежнему оставался в Петрограде, приняв участие в учредительном съезде финской компартии (август 1918 года). А на Первом съезде российского комсомола он уже представлял всю коммунистическую молодежь Суоми.

При изучении начального этапа карьеры Антикайнена о нем может сложиться мнение как о партийном функционере, склонном к канцелярской работе, но умеющем при случае произнести пару слов на каком-нибудь митинге или собрании. Однако последующая его биография скорее напоминает жизненный путь бравого вояки.

Окончив весной 1919 года командные курсы, Тойво принял под своё начало пулемётную команду, входившую в состав 1-го стрелкового полка красных финнов. Со своими белыми соотечественниками эта воинская часть впервые скрестила оружие в мае, при ликвидации т. н. Олонецкой республики. Спустя два месяца последовала Видлицкая операция, после которой большевикам удалось перехватить инициативу в Восточной Карелии.

Затем Антикайнена и его бравых пулеметчиков перебросили на мурманское направление, где они составили ядро нового - 164-го полка красных финнов. С винтовкой наперевес Тойво сражался под Ухтой и штурмовал бастионы Кронштадта. Однако помимо большой личной храбрости вышестоящее начальство ценило в нем качества лидера. Пламенной речью и личным примером он умел увлекать за собой подчиненных и при этом отслеживал общую обстановку на поле боя; вовремя отдавал необходимые распоряжения, принимал удачные и неординарные решения.

Не удивительно, что, хотя Антикайнену было всего 23 года, в критической ситуации командование доверило ему руководство крайне рискованной операцией, которая в глазах многих выглядела почти авантюрой.

Рейд на Кимасозеро



Тойво Антикайнен, 1922 г.
Тойво Антикайнен, 1922 г.


В октябре 1921 года вспыхнуло антисоветское восстание в Восточной Карелии. Противостоящие большевикам силы насчитывали около 5-6 тысяч бойцов, причем примерно каждый десятый из них являлся добровольцем, прибывшим из Суоми, чтобы «помочь соплеменникам».
Мобильные партизанские отряды, действовавшие на лыжах и хорошо знавшие все лесные тропы, успешно теснили красноармейские части. И тогда противника решили бить их же оружием...

Громить мятежников решили тремя самостоятельными колоннами, одна из которых должна была атаковать неприятеля с севера, другая с юга, а третья - с востока. И совершенно особая роль отводилась лыжному отряду, составленному из красных финских курсантов.

Этой ударной группе предстояло пройти по тылам белых от станции Массельской к деревне Кимасозеро, уничтожив по пути неприятельские штабы и заготовленные белыми склады с продовольствием и боеприпасами. Главный расчет делался на то, что такой рейд «перерубит» коммуникации, связывающие повстанцев с Финляндией, хотя даже для привычных к лыжам северных уроженцев преодоление подобного маршрута представляло собой огромные трудности.

Лыжный батальон Петроградской интернациональной военной школы на Карельском фронте
Лыжный батальон Петроградской интернациональной военной школы на Карельском фронте

Не удивительно, что в отряд, насчитывавший 136 бойцов, набирались исключительно добровольцы, каждый из которых помимо отменной физической подготовки должен был обладать еще и «политической сознательностью». Степень этой сознательности определялась во время личной беседы с Антикайненом, причем последующий ход операции показал, что при проведении отбора командир не ошибся ни разу...

7 января 1922 года поездом отряд прибыл на станцию Массельская, после чего совершил 70-километровый лыжный марш до деревни Паданы. Бойцы были одеты в специальное теплое обмундирование (шлемы, полушубки, ватные штаны, валенки, белые халаты, теплое белье) и вооружены новенькими автоматами Федорова. Также имелось у них шесть пулеметов Мэдсена и достаточное количество гранат, которыми они впоследствии очень успешно закидывали неприятеля. Продукты питания - консервы, сахар и сало - каждый брал без ограничений, и только шоколад и спирт выдавались строго по норме. Все бойцы были финнами либо карелами, а их возраст колебался в пределах от 22 до 26 лет.

Дальнейший путь отряда пролегал уже по вражеской территории, изобилуя стычками с мелкими патрулями противника. Первые четыре языка были захвачены 11 января и сообщили, что в деревне Пененга находится отряд из 15 человек под командованием поручика Лассу. Стремительным броском курсанты преодолели Массельский кряж и благодаря внезапному налету овладели Пененгой, взяв в плен всю вражескую заставу.

Тойво Антикайнен
Тойво Антикайнен

А вот в Реболах обошлось без трофеев: узнав о приближении большевиков, белые уже успели оттуда ретироваться. Зато в Конецострове местные жители поведали массу интересного. Оказывается, в Кимас- озере располагался штаб мятежников и к тому же туда двигалась группа из 22 бойцов неприятеля. Этот отряд перехватили по дороге, взяв всех «без шума и пыли». Для конвоирования пленных выделили всего двух бойцов, а чтобы пленники не убежали, у них срезали пуговицы на брюках и оставили по одной лыжной палке.

Затем Антикайнен сумел скрытно выдвинуть свои роты к Кимасозеру. Атаку решили сосредоточить против штабной избы и здания церкви. Однако полной внезапности не получилось. В деревне зазвенели колокола к заутрене, и Тойво ошибочно решил, что его бойцов обнаружили. В результате атака получилась несколько преждевременной, хотя и вполне успешной.

На полной скорости съехав на лыжах с горы, курсанты в считаные минуты заполнили улицы Кимасозера. Бой занял менее получаса. Некоторые белые пытались отстреливаться, но большинство из них сразу же обратились в бегство. Именно благодаря подобной стремительности сумел спастись командующий южной группой повстанцев Токкинен (действовавший под псевдонимом одного из героев «Калевалы» - Ильмаринена). Сорок шесть человек попали в плен, девять погибли. Со стороны курсантов не было ни одного убитого.

Отряд Т. Антикайнена после рейда в тыл белофиннов на пл. Свободы (пл. С.М. Кирова) в Петрозаводске. 1922 г. Фото из собрания Национального музея Республики Карелия
Отряд Т. Антикайнена после рейда в тыл белофиннов на пл. Свободы (пл. С.М. Кирова) в Петрозаводске. 1922 г. Фото из собрания Национального музея Республики Карелия

Чтобы лишить неприятеля базы на будущее, курсанты сожгли часть строений, после чего двинулись к деревне Барышнаволок, где находилось около 300 повстанцев. Исход штурма также решила внезапность, хотя белым приходилось сражаться с немногочисленным и измученным долгим переходом противником.

В другой деревне — Кондоке количество повстанцев достигало уже 400 человек. Однако, деморализованные предыдущими неудачами, они отступили, так и не приняв боя. Последним эпизодом 1100-километрового рейда стало участие красных курсантов во взятии Ухты - столицы мятежного края.

Впоследствии о подвигах героев-лыжников была написана очень популярная повесть Радия Фиша «Падение Кимасозера» и снят фильм «За нашу Советскую Родину», где роль Антикайнена сыграл очень популярный в 1930-х годах актер Олег Жаков. Сам Антикайнен был награжден высшей советской наградой - орденом Боевого Красного Знамени, а переходы по лыжне его имени стали традиционным мероприятием карельских спортсменов. Но самое главное - 24-летний красный офицер не только прочно утвердился в руководстве финской компартии, но и стал главным специалистом по военным вопросам. Правда, для реализации этого боевого опыта требовалось разжечь в Суоми революцию. Чем товарищ Антикайнен и занялся.

Бойцы военшколы после рейда на Кимасозеро. Е. Карьялайнен, С. Сузи, Ю. Хейкконен и Т. Антикайнен. Петроград. 1922 г. Фото из собрания Национального музея Республики Карелия, аннотирование - Данков М.Ю.
Бойцы военшколы после рейда на Кимасозеро. Е. Карьялайнен, С. Сузи, Ю. Хейкконен и Т. Антикайнен. Петроград. 1922 г. Фото из собрания Национального музея Республики Карелия, аннотирование - Данков М.Ю.

Узник, депутат, диверсант



В 1920-1930-х годах финские левые силы в значительной степени оправились от разгрома. Едва ли не все коммунистические лидеры время от времени посещали свою родину, где из подполья руководили выступлениями пролетариата. Тойво с его ораторскими способностями и героической репутацией добился в этой деятельности поистине выдающихся успехов.

Однако в 1934 году правительство Свинхувуда двумя сильными ударами смогло ликвидировать угрозы и «справа» и «слева». Профашистские группировки так и не смогли оправиться после неудачного мятежа в Мянтсяля, что же касается подпольщиков-коммунистов, то за ними развернулась настоящая охота.

Обложенный полицией Антикайнен был арестован 6 ноября 1934 года в деревне Кирконуме. Власти устроили над ним показательный процесс, инкриминируя ему четыре обвинения: 1) сожжение в Кимасозере финского добровольца Анти Марьониеми; 2) экспроприации, произведенные в 1918 году в Выборге; 3) членство в запрещенной компартии; 4) убийство в 1918 году на станции Рийхимики крестьянина Исотало.

Во время процесса Антикайнен достаточно логично аргументировал свою непричастность к убийствам и одновременно выступал с пламенными речами в защиту собственных взглядов. О степени объективности суда свидетельствует тот факт, что из 69 свидетелей обвинения были допрошены все, а из 20 свидетелей защиты лишь трое. И тем не менее убедительных доказательств того, что Исотало был убит лично Антикайненом или по его приказу, так и не обнаружилось. Относительно эпизода с Марьониеми Антикайнен разъяснил,что финский доброволец спрятался на чердаке дома, который курсанты подожгли вместе с другими зданиями во время отхода. Ну а то, что Марьяниеми вовремя не успел выбраться из пламени, - так незачем было прятаться.

Реквизиции в Выборге защите пришлось списывать на превратности войны. Что же касается, принадлежности к КПФ, то в своей заключительной речи Антикайнен заявил: «Приговор я приму с высоко поднятой головой. Можно уничтожить меня, но нельзя уничтожить дело рабочего класса, дело революции, которому принадлежит моя жизнь. Коммунизм вы не можете уничтожить. Он победит!.. Интересы революции для меня высший закон!»

Поскольку политическая составляющая процесса была слишком очевидной, в защиту Антикайнена началась целая кампания. Демонстрации в его поддержку прошли в Париже, Нью-Йорке, Стокгольме, Копенгагене. Смерть матери Тойво ещё больше подогрела симпатии, испытываемые к нему левой общественностью. Тем не менее Тойво приговорили к высшему из предусмотренных законом наказаний - пожизненной каторге. Любопытно, что пока он сидел, в Советском Союзе о рейде на Кимасозеро сняли фильм "За Советскую Родину!".

Листовка шведской МОПР с призывом против смертного приговора Т. Антикайнену. 1935. Фото из собрания Национального музея Республики Карелия
Листовка шведской МОПР с призывом против смертного приговора Т. Антикайнену. 1935. Фото из собрания Национального музея Республики Карелия

Обложка брошюры Антикайнен - северный Димитров. Издание на шведском языке. 1935 г. Фото из собрания Национального музея Республики Карелия
Обложка брошюры "Антикайнен - северный Димитров". Издание на шведском языке. 1935 г. Фото из собрания Национального музея Республики Карелия

На свободу Антикайнен вышел в мае 1940 года, после конфиденциального обращения от советского правительства к финскому. В СССР он сразу же занял «забронированное» за ним место депутата от Калевальского района (Карело-Финской ССР) в Верховном совете.
В начале Отечественной войны в качестве представителя Коминтерна Антикайнен занялся деятельностью, связанной с организацией партизанско-диверсионных отрядов и пропагандистской борьбой против неприятеля. Успехи и в той и в другой сфере оказались достаточно впечатляющими. Специальные группы начали операции в тылу финнов, а на пропагандистском фронте произошел эпизод, который в обстановке осени 1941 года выглядел поистине удивительным.

18 сентября 1941 года на сторону Красной армии перешло сразу 70 финских военнослужащих из специального 21-го батальона («Черная стрела», или, по имени командира, «Отряд Пярми»), Почти все солдаты были досрочно освобожденными политическими заключенными; 23 человека являлись членами КПФ, а около 30 в свое время сидели вместе с Антикайненом. Подобный массовый переход сильно подрывал миф о «единстве финской нации», наглядно показывая, что для многих граждан Суоми цели и перспективы войны выглядели очень сомнительными.

Срочно прибывший в Беломорск Антикайнен лично занялся «фильтрацией» перебежчиков: 10 или 12 из них он направил в распоряжение Коминтерна, еще 18 предназначались для последующей подпольной работы в Финляндии и Северной Норвегии.

С чувством исполненного долга Тойво отправился в Архангельск. Оттуда он намеревался вернуться в Москву, но этим планам не суждено было исполниться...

4 октября 1941 года самолет, на котором он летел, разбился в авиакатастрофе, причины которой так и остались неизвестными.

Говоря о гибели Антикайнена, многие советские историки говорили о "смерти на взлёте" (не в буквальном, а в переносном смысле"). Не обошлось и без сенсаций. Австрийская коммунистка, Рут фон Майенбург, утверждала, что была, вместе со своим мужем Эрнстом Фишером (соседом Антикайнена) в коминтерновском московском отеле «Люкс» и что Тойво покончил с собой, выпрыгнув из окна последнего этажа, когда «тайная полиция» ломилась в его двери. Но рассказано это было как-то невнятно, мотив не просматривался. В общем, дальнейшего развития версия убийства легендарного коммуниста бериевскими агентами не получила.


Просмотров: 4734

Источник: газета "Секретные материалы", N14, июнь 2015 г.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X